Устройства для чтения электронных книг

Главная » книги »  Кэрол Финч » Пламя страсти    - г.

добавить в избранное
Cкачать FB2
читать txt скачать txt
читать pdf скачать pdf
скачать epub
скачать mobi

Кэрол Финч

Пламя страсти

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА I

Вирджиния-сити, Монтана,

15 июля 1865 года

Калеб Флемминг, изрыгая проклятия, метался по своему кабинету, расположенному на первом этаже принадлежащей ему гостиницы. Остановившись на минуту, он еще раз перечитал вызвавшую его гнев телеграмму и вновь разразился потоком брани:

– Черт бы побрал эту женщину! – Далее последовала не поддающаяся описанию ругань, в процессе которой «эта женщина» была названа всеми существующими в английском языке уничижительными именами.

– Что за бес в тебя вселился? Или опять Тайрон Уэбстер предлагает продать ему гостиницу и ресторан?

Глубокий, звучный голос Дру Салливана заставил Калеба замолчать. Зажав в кулаке скомканную телеграмму, он развернулся и оказался лицом к лицу с целой горой мышц ростом шесть футов пять дюймов.

– Мало того, что Уэбстер пытается сожрать нас со всеми потрохами, так я еще должен благодарить свою бывшую женушку за очередную гадость! – Калеб сплюнул. – Эта женщина специально выжидала до последней минуты, чтобы я не смог присутствовать на свадьбе и не поставил бы ее в неловкое положение "перед напыщенными приятелями! Черт, я уверен, что это событие станет сенсацией сезона в Чикаго!

– О чем это ты болтаешь? – поинтересовался Дру, глядя на телеграмму в руке Калеба.

Он легким шагом пересек богато обставленную гостиную – следом за ним семенил верный Вонг. Маленький китаец был в широкополой соломенной шляпе, сзади болталась длинная коса. Он остался стоять рядом с Дру, пока тот не предложил ему сесть. С благодарным поклоном Вонг уселся на стул и засунул руки в широкие рукава своей рубахи.

– Мне не нравится, что ты все время ходишь за мной, как преданный раб, – в который уже раз повторил Дру. – Боже всесильный, ты же свободный человек!

Вонг с задумчивым видом привстал со стула, а Калеб продолжил расхаживать по кабинету, как лев по клетке.

Дру прочел Вонгу еще одну нотацию о том, что не следует относиться к нему как к китайскому императору. Десять месяцев назад он вызволил Вонга из толпы пьяных старателей, издевавшихся над китайцем; с тех пор Вонг не пропускал ни одного случая, чтобы не поклониться или не проявить каким-либо иным способом свое глубокое почтение к спасителю. Нескрываемая благодарность и привязанность граничили с подобострастием. Хотя Дру неоднократно просил китайца оставить его в покое, тот буквально стал его второй тенью и следовал за ним по пятам. Дру раздражала преувеличенная преданность Вонга. Теперь он и минуты не мог посидеть спокойно – китаец обязательно слонялся рядом, чтобы стряхнуть пылинку с его ботинок! Вонг чистил их, и они блестели, как только что натертый паркет. Дело не в том, что человечек с косицей не нравился Дру, просто у парня были свои причуды. Вонг был убежден, что перенес уже все возможные болезни, известные в Северном полушарии. Он постоянно чихал и сморкался, при нем всегда было как минимум два носовых платка. Китаец, казалось, реагировал на все, что росло и двигалось. Нос его был постоянно красным от насморка, к тому же он принимал так много дурно пахнущих травяных настоев, что находиться рядом с ним было мукой. Вонг заваривал тертый лук кипящим молоком и пил по четыре чашки этой мерзкой смеси в день. Было еще снадобье, изготовленное из смеси тертого хрена и сока лимона, а также из картофеля и измельченных сосновых шишек и иголок. Часто Вонг сидел, накрывшись полотенцем и вдыхая ароматические пары настоев.

Отвлекшись от своих беспорядочных мыслей, Дру снова перевел взгляд на Калеба – тот все еще метался по комнате.

– Черт бы ее подрал! – пробормотал Калеб. – О, как бы мне хотелось посмеяться над этой высокомерной…

Голос его сорвался, и он, резко обернувшись, внимательно посмотрел на рассевшегося в кресле мужчину с черными, как смоль, волосами и неправильными чертами лица. Калеб отдавал должное его удивительным физическим данным и ценил таланты, которые неоднократно проявлялись за долгие годы их знакомства. Пожалуй, не было человека, равного Дру по изобретательности. Он был настоящим сгустком энергии! Если кто-то и сумеет оказаться в Чикаго до начала свадьбы, то это, конечно, Дру. Да и кто лучше него сможет проводить Тори до Монтаны? Калеб размышлял, и на губах его появилась хитрая улыбка.

– Дру, я хочу попросить тебя об одном одолжении как своего старого друга, – наконец произнес он.

Дру слегка нахмурился. Похоже, Калеб задумал что-то весьма серьезное.

– Ты же знаешь, я сделаю для тебя все, что сумею, – ответил он вежливо. – Но…

– Я не стал бы тебя просить, не будь это так важно для меня, – оборвал его Калеб. – Я хочу, чтобы ты срочно привез ко мне дочь. Было бы лучше сделать это еще вчера.

– Откуда ее надо привезти? – с любопытством спросил Дру.

– Из Чикаго, она там живет. Ее отчим стал богатым железнодорожным магнатом, а мать купается в богатстве, как утка в воде.

– Чикаго! – не веря своим ушам, воскликнул Дру. – С этим городом, как тебе известно, у меня связаны неприятные воспоминания. Мне хотелось бы вообще стереть их из памяти. В первый и последний раз, что я там был, мне пришлось столкнуться с одним сукиным сыном, чей папаша владеет скотобойней и мясными лавками. Я провел свое стадо через земли воюющих с нами индейцев, через горные потоки и разлившиеся реки, через высокие горы – все для того, чтобы добраться до Чикаго. И этот подлый мерзавец заплатил мне за мой скот лишь половину его истинной стоимости! Я поклялся, что никогда больше ноги моей не будет в этом проклятом городе. Эту клятву я намерен выполнить.

Калеб умоляюще посмотрел на него, но Дру отрицательно покачал головой:

– Клянусь Богом, Калеб, я не намерен надолго отлучаться со своего ранчо. Кроме того, дорога до Чикаго займет не меньше трех недель, даже если я сяду на пароход, идущий вниз по Миссури на всех парах.

– Мне все известно, – сказал Калеб, пожав плечами. – Но я же сказал – для меня это очень важно.

– Может быть, тебе это и важно, но мне – нет. – Дру пренебрежительно фыркнул: – Я должен заниматься ранчо. Последнее время нам не давали покоя угонщики скота; похоже, этих ворюг подослал Тайрон Уэбстер…

– Что ты поднимаешь такой шум, Дру! У тебя три брата, которые вполне могут тебя заменить, – прервал его Калеб. – Пора уже поручать им важные дела. Ты относишься к ним, как к малым детям, а сам лезешь из кожи вон. Надо немного отдохнуть.

– В Чикаго? – Дру с отвращением фыркнул. – Я, пожалуй, предпочту один на один столкнуться с племенем индейцев.

– А теперь выслушай меня, мой мальчик. Если бы не я, ты никогда бы не разбогател и не смог купить себе достаточно земли, чтобы содержать себя и своих младших братьев. Ты мне многим обязан…

– Если бы не ты? – На губах Дру заиграла едкая ухмылка. – Если мне не изменяет память, когда мы скитались в горах, именно ты поскользнулся и полетел вниз. Мне пришлось тебя спасти.

– Но зато благодаря этому падению я нашел богатейшую золотую жилу, – парировал Калеб. – Не наткнись я тогда на золотые самородки, у меня не было бы этой гостиницы и ресторана, а у тебя твоего обширного ранчо.

Дру усмехнулся, развеселившись. Они познакомились с Калебом в Сьерра-Неваде и стали компаньонами-золотоискателями. Падение Калеба в горах стало тем подарком судьбы, благодаря которому они разбогатели после долгих лет нищенского существования.

– Кто в течение трех лет копался в золотой пыли и посылал все деньги семье в Канзас, оставляя себе ровно столько, чтобы не умереть с голода? И кто сумел в первый же день нашей удачи намыть столько золота, что немедленно послал денег на дорогу твоим братьям?

Дру неловко заерзал на стуле. Он знал, что этот спор он проиграл.

– Это сделал ты, Калеб.

– А кто покупал твой скот по сто долларов за голову, чтобы прокормить старателей? А кто следит за тем, чтобы у тебя в доме всегда была еда, кто контролирует, чтобы тебе вовремя поставляли все необходимое, в то время как вся округа ждет прихода грузовых фургонов по нескольку недель?

– Все это делаешь ты, – жалобно пробормотал Дру. – Но я думал, что мы помогаем друг другу ради нашей давней дружбы. Мне и в голову не приходило, что все свои добрые дела ты заносишь на мой счет, чтобы взыскивать по этому счету всю оставшуюся жизнь!

– Бога ради, Дру. Я не видел свою единственную дочь уже десять лет! Стоило мне отправиться на Запад искать золото, как эта женщина развелась со мной и вышла замуж за человека, перед которым у меня на глазах вертела хвостом одиннадцать лет. И вот теперь эта стерва пытается выдать мою дочь замуж за какого-то там аристократа, который, конечно, соответствует ее представлениям о том, каким должен быть муж моей дочери, – сказал Калеб с горечью в голосе. – Она хочет заставить мою девочку жить по своим мерзким меркам! Однажды я сказал, что эту женщину мне послал ад, чтобы мучить и терзать меня. Похоже, она опять хочет приняться за старое.

Дру и раньше приходилось слышать подобные тирады, когда под воздействием алкоголя и жалости к самому себе Калеб плакался на свою жизнь.

В тяжелые времена, когда богатство, казалось, ускользало от них, Калеб вытаскивал бутылку вина и топил в ней свои разочарования. В такие минуты он проклинал свою бывшую жену за ее коварство. Гвен не стала дожидаться его возвращения. Она собрала необходимые документы и добилась развода, одному Богу известно, под каким предлогом. Когда Калеб приехал в Силвер-сити, его ожидало письмо. История была действительно неприглядной, и во время запоев Калеб своими рассказами о предательстве и жестокости бывшей жены способен был кого угодно вывести из равновесия.

– Я хочу увидеть свою маленькую девочку, свое дитя, до того, как она выйдет замуж за этого прохиндея, – заявил Калеб, пристально глядя на Дру. – Она мое единственное сокровище. Если ей угодно выйти замуж за этого типа, я дам свое благословение, но не раньше той минуты, когда лично увижу ее.

– Тогда садись на корабль до Каунсил-Блаф, затем на поезд до Чикаго и езжай, повидайся с ней сам, – предложил Дру.

– Черт подери, я не могу, потому что эта ведьма специально сообщила мне о свадьбе только что, не оставив никакого времени на поездку. Она решила доконать меня во что бы то ни стало. На твоей же стороне молодость и изобретательность. Если кто-то и сможет добраться до Чикаго до начала свадьбы, – так это ты. А я буду твоим должником до конца своих дней.

Едва возникло опасение, что Дру отвергнет просьбу Калеба, тот использовал самое верное средство – воззвал к чувству долга молодого человека. Дело в том, что, подобно Вонгу, Дру был исключительно преданным и верным своему слову. Но он умел хорошо скрывать свои чувства.

– Виктория для меня все! – умоляюще говорил Калеб, не сводя карих глаз с загорелого лица Дру. – Я просто хочу увидеть ее, убедиться в том, что она счастлива. Разве это так много – ведь я был лишен возможности видеть ее в течение последних десяти лет! Я оплачу все расходы! – В качестве последнего аргумента Калеб развернул неподписанную телеграмму, которую комкал в руке, и устало улыбнулся: – Может быть, это повлияет на твое решение. Погляди, кого подыскала моя бывшая жена в мужья нашей дочери…

Дру прочел телеграмму и нахмурился при виде имени жениха. Надо же – тот самый человек, который надул его при продаже скота, – высокомерный денежный мешок, которому принадлежал огромный скотный двор рядом с железнодорожными складами! Дру ненавидел тупого, наглого Хуберта Каррингтона Фрезье-младшего до сих пор. Мысль о том, что дочь Калеба выйдет замуж за этого мошенника, омрачила его настроение.

Калеб, не отрываясь, глядел на Дру, безмолвно призывая того согласиться. Он был суров и в то же время объят отчаянием.

– Но ты же понимаешь, что если я выкраду Викторию, то твоя бывшая жена начнет преследовать тебя, – проворчал Дру.

Слабая усмешка тронула губы Калеба. Она становилась все шире и наконец стала похожа на улыбку самого дьявола.

– В том-то и дело. У меня в запасе несколько словечек, припасенных для этой особы, и я хочу швырнуть их ей в лицо здесь, в гостиной моего роскошного отеля. Я очень давно жду того момента, когда смогу сказать ей все, что о ней думаю. А сначала я посмотрю, как ей понравится, когда у нее отнимут дочь. Пусть теперь она побудет в моей шкуре.

Дру встал с кресла, расправил широкие плечи и прошел по комнате, чтобы плеснуть в бокал бренди. Эта «охота на гусей» была ему смешна. Но он был готов в ней участвовать – ради Калеба. Слабостью Дру была жалость к бездомным собакам и любовь к безнадежным делам. Хотя он был предан своей семье и друзьям, но женщинам пока не удавалось использовать эту черту его характера. Дру хорошо знал, что большинство женщин в этой части страны сделают и скажут что угодно, лишь бы присосаться к богатому мужчине, нажившему состояние на добыче золота. Его отношения с женским полом до сих пор были неглубокими и недолгими, никакие узы его ни с кем не связывали. Свое сердце он хранил для братьев и для Калеба.

– Эта женщина лишила меня дочери и, вероятно, настроила ее против меня. Тори даже не отвечает на мои письма, – пробормотал Калеб. – Пожалуйста, Дру. Я умоляю тебя!

Я хочу рассказать дочери свою часть истории. Нет сомнений, что Гвен забила голову Тори ложью, просто чтобы обелить себя. Я не хочу уйти в могилу, презираемый собственной дочерью…

Сентиментальный тон Калеба задел в сердце Дру самые чувствительные струны. То, что они обсуждали, было – куда ни кинь – самым обыкновенным похищением, но в свете случившегося с Калебом это не выглядело преступлением. И, Боже правый, если Калеб хочет увидеть свою дочь, он ее увидит!

– Хорошо, друг. Я привезу Викторию, если это для тебя так важно…

Калеб неожиданно выхватил бокал с бренди из рук Дру и сунул взамен несколько увесистых золотых слитков.

– У тебя нет времени для болтовни. Ты должен лететь, а не идти! Надеюсь, что ты попадешь в Чикаго раньше, чем Тори выйдет замуж.

Калеб подтолкнул Дру к двери, а тот, взвешивая слитки на ладони, поглядывал на Калеба.

– А что делать, если я опоздаю и свадьба уже будет сыграна?

– В любом случае привези Тори ко мне, – требовательно произнес Калеб. – Я хочу провести хоть немного времени со своей дочерью. Это мой последний шанс. – Он постоял рядом с открытой дверью. – И еще одно, Дру. Может быть, Тори попросит тебя рассказать о том, как живут люди в этих диких краях. Просвети ее на сей счет… Вдруг моя маленькая девочка захочет жить в Монтане и поймет, что это не такое уж плохое место…

Дру вытаращил глаза. Боже, во что это он вляпался?

Часом позже Дру вновь задался вопросом: зачем он согласился на эту непредвиденную безумную поездку?

Вонг счел своим долгом сопровождать его. Китаец с трудом держался на лошади, пока они мчались во весь опор на север, чтобы поспеть на пароход, идущий вниз по Миссури. Вонг был отличным поваром и слугой, но едва ли он был хорошим наездником. Однако он настоял на том, чтобы ехать вместе с Дру.

Чикаго? Боже всесильный, казалось, это иной континент, находящийся где-то на другом конце света. Да и ради чего он так спешил? Тори Флемминг-Кассиди была, вероятнее всего, взбалмошной юной особой, которая вряд ли сочтет заманчивым путешествие на Запад ради свидания с отцом после десятилетней разлуки. Гвендолин, безусловно, воспитала дочь по своему подобию.

Дру заранее представлял себе, как станет визжать и отбиваться Виктория, лишившись привычной роскоши. Да, это то, что ему нужно: испорченная, избалованная девица и мало приспособленный к диким краям Вонг, страдающий от всех болезней, известных медицине.

Боже всесильный! Какими же долгими будут эти два месяца, думал Дру, оставляя позади горы Монтаны. Ему уже хотелось снова очутиться дома!

ГЛАВА 2

Виктория Флемминг-Кассиди стояла перед большим зеркалом, любуясь своим отражением, выслушивая охи и ахи матери и горничной по поводу великолепного кружевного свадебного платья. Изящная девушка ростом пять футов четыре дюйма стояла неподвижно, словно статуя, пока горничная расчесывала и укладывала ее длинные, до пояса, волосы в модную прическу.

Красивое лицо Тори выражало полное безразличие. «Если это самый счастливый день в моей жизни, то он оставляет желать много лучшего», – думала она. Мать сосватала ее с богачом, но Тори все откладывала и откладывала дату свадьбы. Сердце ее совершенно не лежало к этому браку. Но, как и обычно, выбора не было. Тори уже давно смирилась с тем, что каждый ее шаг определяется Гвен, хотя раньше не раз восставала против деспотизма матери, но без особого успеха. Поэтому она решила не обращать ни на что внимания, ничего не чувствовать, а только подчиняться.

Пока Гвендолин без умолку тараторила о том, какой славный это будет день, когда две богатейшие семьи сольются в одну, красиво изогнутые брови Тори хмурились все сильнее.

Она считала, что Хуберт Каррингтон Фрезье-младший ничуть не лучше любого другого. Но вряд ли ей было с кем сравнивать, поскольку она могла по пальцам пересчитать мужчин, которым мать позволяла за ней ухаживать. Конечно, Хуберт был довольно привлекателен, хорошо образован, невероятно богат, и это был первый и единственный мужчина, которому было дозволено поцеловать ее. Но сумеют ли они с Хубертом жить вместе, можно было лишь догадываться, потому что им ни разу не разрешили даже побеседовать наедине. Гвендолин неусыпно следила, чтобы Тори до самого замужества оставалась чистой и невинной, как в день рождения. Хуберт иногда украдкой целовал ее на заднем сиденье коляски, когда никто этого не видел, но на этом романтический опыт Тори заканчивался.

Тори знала об отношениях мужчин и женщин только то, что ей рассказала ее мать, то есть очень мало, главным образом о симпатии, связывающей мужа и жену. Впрочем, она скоро все сама узнает.

– Я не понимаю, почему ты так хочешь надеть эти тусклые жемчуга, которые твой папаша подарил тебе, когда ты была еще девочкой, – с негодованием фыркнула Гвендолин. – Они просто отвратительны, да и Калебу совершенно безразлично, что с тобой происходит, – он никогда этим не интересовался. Ты просто зря расходуешь свои чувства, надевая это ужасное ожерелье. – Бросив беглый взгляд в зеркало и убедившись, что выглядит отлично, Гвен вновь перевела взгляд на Тори. То, что дочь настоящая красавица, было ей ясно. – Сними жемчуга, Виктория. Они выглядят жалко по сравнению с этим роскошным платьем, за которое твой отец выложил целое состояние.

Ее отец? Тори очень хотелось, чтобы Гвен перестала называть Эдгара Кассиди ее отцом. Хотя настоящий отец, отбыв на поиски золота, ни разу не прислал ей весточки о себе. Тори постоянно писала ему письма, которые ее мать обещала отправить. Но отец не отписал ей ни строчки, он просто вычеркнул ее из своей жизни. Однако Тори хранила память о нем. Она нехотя сняла жемчуг и сжала его в руке. Он напоминал ей о другом месте и других временах.

– Это будет самая великолепная, самая роскошная свадьба в истории Чикаго, – без умолку трещала Гвендолин, ведя Тори по просторному залу.

«Кому это интересно?» – грустно размышляла Тори. Она не любит Хуберта, пусть даже Гвендолин пытается ее убедить, что для брака любовь вовсе не обязательна. Тори даже подозревала, что две любовницы Хуберта волнуются гораздо сильнее, чем она. Само собой разумелось, что Тори должна быть невинной, но на Хуберта это требование не распространялось. Да он и не был таковым! Две любовницы? Разве одной женщины мало нормальному мужчине? Тори казался странным такой различный подход к мужчине и женщине. Время от времени ее подмывало сойти с пьедестала, на который ее водрузила мать, и хорошенько взбрыкнуть. Конечно, подобный скандал шокировал бы Гвен, которая так болезненно относилась к общественному мнению, что даже малейшая сплетня наводила на нее ужас.

Тори упрекала себя за подобные мысли. Она ведь многим обязана Гвен и Эдгару. Хотя жизнь ее напоминала тщательно охраняемую тюрьму, она все же получила образование в самой лучшей школе Чикаго. Чтобы компенсировать отсутствие мужского общества, ее обучили всему, что обязана знать истинная леди для того, чтобы вращаться в высших кругах. Ее голова до отказа была забита правилами этикета.

Тори обедала в самых роскошных ресторанах, посещала все балы и приемы, была знакома со всеми нужными людьми. И вот теперь эта хорошо образованная, воспитанная принцесса собиралась выйти замуж за предназначенного ей принца. На самом деле Тори чувствовала себя куклой, которую дергают за ниточки. Она была уверена, что, выйдя замуж, не начнет новую жизнь, а продолжит старую, просто указывать, что именно делать, ей станет не мать, а Хуберт.

«Ну и ладно», – размышляла Тори, снова надев на шею жемчуга, когда Гвен отвернулась. Она до сих пор не знала другой жизни; вероятно, она и не сумеет жить иначе, даже если вдруг и очутится на свободе. Она уже связана с Хубертом Каррингтоном Фрезье-младшим, и остается лишь надеяться, что он станет ей добрым заботливым мужем, даже если не оставит своих любовниц.

Эдгар помог падчерице выйти из двухместной кареты и улыбнулся, глядя на ее прелестное лицо.

– Надеюсь, ты будешь счастлива, Виктория!

Тори слабо улыбнулась Эдгару, приподняла край длинного платья и стала подниматься по ступеням церкви, чувствуя себя узником, приговоренным к смертной казни, который поднимается на эшафот. Она остановилась, когда навстречу ей вышел священник, облаченный в белые одежды. Тори поразило, что это не их пастор Джон Уилсон, но человек, с улыбкой обратившийся к ней, отвлек ее от этих мыслей.

У священника были густые черные волосы и необыкновенные синие глаза – таких глаз Тори не видела никогда в жизни. Он был футов шести ростом, широк в плечах – рядом с ней он казался горой. В угловатых чертах лица не было и следа утонченности, но в то же время в нем отражалось какое-то дикое благородство, которое заинтриговало Тори. Она решила, что, вероятно, это священник из другого прихода, а сюда приехал на церемонию. И уж конечно, весьма привлекательная внешность и естественное обаяние святого отца заставляли женщин его прихода мечтать хотя бы об одном-двух грехах, требующих прощения.

– Мисс Кассиди? – Священник протянул ей загорелую руку, помогая преодолеть последние три ступеньки. – Я брат Салливан. Надеюсь, вы и ваш жених простите нам небольшое изменение в церемонии, – сказал он медленным тягучим говорком. – Брат Уилсон внезапно заболел и попросил меня совершить обряд венчания.

Известие разволновало Гвендолин, потому что этот красивый какой-то дикой красотой священник, похоже, на самом деле служил раньше в деревенской церкви, и его внешность никак не вязалась с элегантным убранством Чикагского собора.

– Но я так надеялась…

Брат Салливан улыбнулся, пытаясь ее утешить:

– Я сделаю все, миссис Кассиди, чтобы это знаменательное событие навсегда осталось в вашей памяти. – Его густой низкий голос был преисполнен уверенности и убежденности. – Но так как я встретил вашу очаровательную дочь лишь в день ее бракосочетания, то хотел бы побеседовать с ней несколько минут наедине. А потом я должен поговорить и с женихом.

– Разве это входит в обряд? Я не слыхала, чтобы священники наставляли женихов и невест перед бракосочетанием.

Острые глаза Дру Салливана, а это, естественно, был он, скользнули по лицу Эдгара Кассиди и затем вернулись к очаровательной невесте. Отсутствие всякого выражения на лице Тори тронуло его больше, чем он предполагал. Странное чувство охватило Дру, но он отогнал его, сосредоточивая внимание на матери невесты, которой, по всей видимости, было далеко за сорок, но сдаваться она не собиралась. И, очевидно, пыталась всеми силами сохранить свою молодость. На ней был сногсшибательный наряд, который притягивал внимание к тому, что еще оставалось привлекательным в ее фигуре.

Улыбнувшись еще раз и источая любезность, Дру взял Тори за талию и повел ее вперед.

– Беседы с глазу на глаз с женихами и невестами являются необходимой формальностью в моем приходе, миссис Кассиди, – объяснил он. – Молитва о божественном руководстве грядущим браком – это добрый знак для жениха и невесты. Мы будем отсутствовать минуту, не более.

Тори и священник прошли в церковь, а Гвендолин хмуро взглянула на Эдгара. Но не успела она высказать свое мнение по поводу привлекательного, но странного священнослужителя, как появились отец и сын Фрезье. Они вместе стали обсуждать неожиданную просьбу священника. Все четверо нетерпеливо поглядывали на дверь, за которой скрылись священник и Тори.

Их ожидание оказалось весьма продолжительным…

Как только дверь затворилась за ними, Дру Салливан начал действовать. В мгновение ока он сорвал с Тори длинную вуаль и заткнул ей рот носовым платком. Кружевным покрывалом он связал ее руки.

Округлившиеся фиалковые глаза наблюдали за священником в немом изумлении. Тори была так поражена, что даже не могла реагировать на происходящее. Поэтому когда Дру сорвал с себя облачение священника, под которым оказался кожаный костюм, Тори все еще безмолвно наблюдала за ним. Рубаха обтягивала его широкую грудь, сквозь шнуровку пробивались черные курчавые волосы. Кожаные брюки плотно обтягивали его узкие мускулистые бедра. Тори была настолько потрясена внешностью этого гиганта, что стояла в немом восхищении. По сравнению с ним Хуберт был просто недозрелым школьником.

Дру заметил, какое впечатление он произвел на пленницу, но это не помешало ему подхватить ее на руки. Он быстро пробежал по комнате, распахнул заднюю дверь – за ней уже ждал фургон. Оглядевшись вокруг, Дру швырнул Тори в фургон, как будто она была мешком с картошкой, а затем набросил сверху вонючую холстину. Еще один прыжок – и он уже сидел на козлах и щелкал поводьями.

Дру думал, что теперь, несясь вниз по аллее, он будет торжествующе улыбаться, но настроение у него было такое же отвратительное, как и в предыдущие две недели. Плавание по Миссури в обществе Вонга стало кошмаром. Грабители напали на пароход, изрешетив его пулями, так что пассажирам пришлось или вплавь добираться до берега или тонуть вместе с кораблем. Вонг, который испытывал приступы морской болезни при одном взгляде на стакан с водой, совершенно не умел плавать. Дру все же вытащил его на берег и был обречен вновь выслушивать длинную благодарственную речь китайца по поводу нового спасения последнего.

Два дня спустя Дру, Вонгу и другим оставшимся в живых пассажирам удалось сесть на проходящий мимо пароход, но из-за скопления народа на палубах возникла дикая давка. Дру чувствовал себя как сардина в бочке, а Вонг кланялся и кланялся в знак признательности. Дру казалось, что он взбесится, если только услышит еще одно слово благодарности.

Но нападения на пароход и вынужденной задержки оказалось мало – Вонг подхватил какую-то новую экзотическую болезнь, которая свалила его с ног. Дру посчитал причиной этой болезни слишком большое количество поклонов – постоянное опускание и поднимание головы, вероятно, вызвало у Вонга спазмы в желудке, и того постоянно рвало. Но Вонг настаивал, что его поразила какая-то невиданная инфекция, которую необходимо занести в существующий уже список заболеваний.

Дру оставил Вонга выздоравливать в Каунсил-Блафф, а сам сел в почтовую карету, потому что его поезд уже ушел. Карета дважды останавливалась из-за ливней, которые размыли дорогу. Но, несмотря на все затруднения, Дру прибыл в Чикаго за два часа до бракосочетания и быстро составил план похищения.

Да, он достиг поставленной цели, хотя две недели напролет постоянно внушал себе, что все это дело – ошибка. Теперь ему предстояло обратное путешествие в компании юной особы и выздоравливающего китайца. Боже всесильный, ему необходимо проверить, все ли у него в порядке с головой, раз он согласился на такое безумие – так думал Дру, несясь вниз по аллее.

ГЛАВА 3

Сдавленные крики раздались из сарая, стоящего рядом с церковью. Нахмурившись, Хуберт Каррингтон Фрезье-младший пошел посмотреть, в чем дело. Он обнаружил в сарае настоятеля храма, привязанного к стулу, закричал, и на его крик сбежались все собравшиеся для участия в церемонии.

Хуберт бросился к двери, за которой исчезли невеста со священником, и начал стучать в нее. Ответом ему была тишина. Когда он вместе с помощниками ломал дверь, с Гвендолин случилась истерика. Так долго ожидаемая свадьба превратилась в скандал, и она ни минуты не сомневалась, кто все это организовал. Здесь не обошлось без Калеба Флемминга, справедливо полагала Гвен, проливая слезы. Таким образом он мстит ей за то, что она развелась с ним когда-то. Он искал возможности прервать многолетнюю разлуку с дочерью. Гвен была в этом уверена!

Но, черт побери, женщина должна делать все возможное, чтобы получить желаемое от жизни. Задолго до того, как появился Калеб Флемминг, Эдгар Кассиди ухаживал за ней. Но Гвен, глупая дурочка, влюбилась в Калеба Флемминга. Хотя он был энергичен и возбуждал ее чувственность, Гвен никогда всерьез не думала о браке с ним. Он был искателем приключений, мечтателем, который всегда гонялся за журавлями в облаках, а Гвен слишком поздно поняла, что для полного счастья ей нужно слишком много. К тому же, несмотря ни на что, Эдгар продолжал ее любить.

Хотя родным Гвен и не нравилась идея развода, сама она об этом только и помышляла с самого начала своей совместной жизни с Калебом. Когда Эдгар разбогател, занявшись железнодорожным бизнесом, Гвен дала отставку Калебу и вышла замуж за Эдгара. Она считала, что давно уже отделалась от своего первого мужа, но, оказывается, он все же нашел возможность испортить ей жизнь и похитить Викторию. Черт бы его побрал!

«Ну ладно, так просто ему это с рук не сойдет», – думала Гвендолин, вытирая слезы кружевным платочком. Она ему отплатит за все!

Ругаясь, Хуберт переступил через сброшенное на пол облачение священника и, выглянув через черный ход, увидел, как за углом мелькнул фургон Дру. Хотя Хуберт и изверг несколько проклятий, результатов от этого не было никаких. В сопровождении родных и гостей он кинулся к своей карете.

Дру свернул за угол и мчался дальше по грязным чикагским улицам. Город славился своей грязью, и Дру все время ругался, потому что фургон попадал во все лужи, встречавшиеся им на пути. Тори же, казалось, даже не сопротивлялась.

Хуберт проклинал все на свете, пока бежал к своей карете по неровным переулкам. Схватив вожжи, он возглавил отряд по спасению похищенной невесты.

– Черт, – прорычал Дру, оглянувшись назад и увидев, что за ним началась погоня. Он рассчитывал ускользнуть незамеченным, но, учитывая полосу невезения, в которую попал, даже не удивился, заметив Хуберта. Дру погнал лошадей еще быстрее, надеясь уйти от погони, и фургон занесло на очередном крутом повороте.

Стон сорвался с губ Тори, когда она в пятый раз с размаху ударилась о бортик фургона. Она была уверена, что ее лицо и тело покрыты синяками. Мускулистые руки незнакомца выхватили ее из тихого привычного мира, и впереди их ожидала неизвестность.

Одно дело – опоздать на свадьбу, другое дело – быть похищенной со свадьбы. Окажется ли она в положении заложницы, убьют ли ее, изнасилуют ли? В мозгу вихрем вертелись самые различные мысли. Хуберт не особенно привлекал Тори в качестве мужа, но, безусловно, с ним-то она была бы в большей безопасности, чем с этим неизвестным негодяем, который, совершенно очевидно, имел в отношении ее самые ужасные планы. Гвен советовала Тори всегда избегать мужчин такого типа. Если верить Гвен, грубые, бессовестные мошенники такого сорта похищают женщин, чтобы соблазнить их просто для удовлетворения своей похоти.

В течение пятнадцати минут Дру описывал зигзаги по улицам, объезжая лужи и попадавшихся пешеходов. Так как Чикаго был ему плохо знаком, он быстро заблудился, но преследователи гнались за ним по пятам. Наконец он выбрался за город, и лошади смогли мчаться во весь опор. Но дорога, на которую они выехали, была настолько размыта, изобиловала такими ухабами, что Дру, словно мячик, постоянно подпрыгивал на облучке. Он, однако, чувствовал себя намного лучше Тори. Спеленутая, словно египетская мумия, укрытая холстиной, она еле дышала. Ей с каждой секундой становилось хуже и хуже.

Лошади, которых нанял Дру, конечно, не шли ни в какое сравнение с откормленными и холеными лошадьми, запряженными в свадебные кареты. Когда кони выбрались на открытую дорогу, расстояние между ними начало сокращаться. Дру оглядывался кругом и пытался что-то придумать. Если он не отделается от преследователей, то его просто повесят – это в стиле Чикаго! Сама Гвен Кассиди это и сделает.

В то самое мгновение, когда Дру заметил вдали мост, перекинутый через небольшую речушку, в голове у него возник план – и очень вовремя! Доскакав до моста, он резко осадил лошадей. Тори, не подготовленная к этому, в очередной раз с размаху ударилась о бортик фургона и жалобно застонала. Ей казалось, что она мчится на какой-то сумасшедшей карусели…

Испуганный крик сорвался с ее губ, когда невидимая рука пробежала по ее телу. И вот уже холстина сорвана с нее, и перед ней опять блестящие синие глаза, напоминавшие ей кусочки лазурного неба. Человек, притворившийся святым отцом, с первого взгляда заинтриговал ее, вот и теперь она не могла оторвать глаз от его лица. Конечно, в новом обличье он стал «совсем другим человеком». «Из святого он превратился в дьявола», – думала Тори, пока Дру втаскивал ее на мост.

– Я надеюсь, что вы умеете плавать, мисс, – пробормотал Дру, подталкивая смущенную красавицу к поручням моста.

Тори отрицательно покачала головой и с тревогой поглядела на воду. Невзирая на протесты, Дру перекинул ее через поручни, и она увидела внизу стремительный поток воды, – река была полноводна после недавних дождей. Тори не только не умела плавать, теперь она поняла, что боится еще и высоты. Святой Боже, она ведь умрет от разрыва сердца и утонет одновременно!

Дру вытаращил глаза и разочарованно вздохнул.

– Бог мой, голубушка, почему ты не умеешь делать такую простую вещь?

Из-под носового платка раздавались сдавленные крики – Тори пыталась что-то сказать. Она сопротивлялась, как могла, и пыталась спрыгнуть обратно на мост. Но Дру был силен как бык. И уж если он не хотел, чтобы его пленница двинулась с места, то сделал все, чтобы она с места не двинулась. Дру заставил Тори стоять с наружной стороны поручней, на самом краю. Взгляд его скользил над ее пепельно-белокурой головкой и следил за приближающейся свадебной кавалькадой.

Истерический визг Гвендолин и злобное рычание Хуберта были слышны на расстоянии. На мгновение гневный взгляд Хуберта встретился со взглядом Дру. Дру торжествующе улыбнулся, когда Хуберт узнал его. Пока это был единственный приятный момент во всей этой истории. Дру был ужасно доволен, что вывел Хуберта из себя.

Единственный человек, который не изрыгал проклятий, был отчим Тори. Во всей ватаге он единственный сохранял спокойствие. Казалось, его вся эта история развлекает, а не приводит в ярость.

Тори смотрела на Дру дикими от злости и страха глазами, и он наконец обратил на нее внимание. На губах его заиграла коварная усмешка, когда он обнял ее за талию.

– Урок плавания номер один, – заявил он и прыгнул с перил моста вниз.

В вечернем воздухе раздался сдавленный крик, увлекая за собой Тори, Дру плюхнулся в реку. От ужаса Тори начала извиваться всем телом, пытаясь вырваться на поверхность воды. Она бы вцепилась, как кошка, в Дру, но руки ее были связаны, поэтому ей оставалось лишь барахтаться и молиться, чтобы воздуха в легких хватило, пока она не вынырнет.

В тот самый момент, когда перед ее мысленным взором промелькнула вся ее жизнь и она была уверена, что конец близок, рука негодяя ухватила ее за волосы и выволокла из-под воды. У Тори не было времени разразиться рыданиями, потому что Дру схватил ее за косу и повлек за собой, гребя по течению. Когда волна отхлынула от лица, Тори наконец вдохнула носом и ртом благословенный воздух. Она совершенно не умела плавать, но ноги сами барахтались под водой, удерживая ее на плаву, хотя намокшее свадебное платье и нижние юбки тянули ее на дно, словно якорь.

Казалось, они плыли целую вечность, влекомые быстрым потоком. Тори опасалась, что счастливейшему дню в ее жизни суждено стать ее последним днем!

Дру увидел отчаяние в глазах Тори и обхватил ее за талию, крепко прижав к себе. Он старался, чтобы голова ее постоянно находилась над водой.

Полный решимости бороться до конца за свою невесту, Хуберт Каррингтон Фрезье-младший скинул дорогой пиджак и, красиво нырнув с моста в воду, продолжил преследование. Несколько других джентльменов тоже ринулись в водный поток. Но Дру и его пленница исчезли за речным поворотом.

Как только они скрылись с глаз преследователей, Дру выбрался на берег, оторвал волан от свадебного наряда Тори, привязал его к бревну и пустил вниз по реке. Схватив девушку за руку, он потащил ее вверх по крутому склону, поросшему мелким кустарником, и заставил лечь лицом на землю. Лицо Тори сразу же стало грязным, а дыхание превратилось в стон, когда гигант навалился на нее сверху. Она не смогла бы вскрикнуть, даже если бы очень захотела. Казалось, легкие ее расплющены, да и сама она под небывалой тяжестью стала плоской как блин.

Дру буквально пригвоздил ее к земле – казалось, это длится целую вечность. Когда пловцы проследовали мимо, устремившись за куском белой ткани, уносимым течением, Дру вскочил на ноги. Взвалив Тори на плечо, он бросился бежать со всех ног. Как он и предполагал, упряжка нанятых им лошадей испугалась шума приближающихся фаэтонов и карет. Лошади помчались вперед, и к тому времени, когда Дру, протащив на себе Тори с четверть мили, выбрался на дорогу, его фургон стоял в ожидании их появления.

Положив Тори на сиденье, Дру плюхнулся рядом и погнал лошадей по дороге так быстро, как только мог. Тори вцепилась в руку Дру, чтобы не свалиться с облучка и не вылететь на дорогу, которая едва ли заслуживала такого названия. Тропу, по которой они мчались, можно было бы сравнить со спиной дракона – так много ухабов и выбоин было на ней. Тори и в голову не приходило выпрыгнуть из фургона – слишком велика была скорость. Она понимала – в результате такого прыжка можно свернуть себе шею. Едва не утонув, она не желала еще раз рисковать своей жизнью. Из двух зол выбирают меньшее, и она предпочла остаться рядом с дерзким похитителем. Итак, она сидела, намертво вцепившись в облучок и представляя, что за утонченную пытку готовит ей этот гигант.

Тори снова вернулась к мысли, насколько безопаснее, хотя и скучнее было выйти замуж за Хуберта и терпеть двух его любовниц, чем переживать все эти приключения, от которых волосы встают дыбом. Станет ли Хуберт платить за нее выкуп? Да, конечно, пыталась уверить себя Тори. Ну а если нет, раскошелиться придется ее отчиму Эдгару, потому что этого потребует Гвен. Конечно, обе любовницы Хуберта только обрадуются, если ее похитят, но сам-то Хуберт должен поддержать честь семьи. Кто-нибудь обязательно придет ей на помощь, уверяла себя Тори. Но тут же безнадежно вздохнула. Этот бандит, кто бы он ни был, обманул целую команду преследователей. Эта мысль заставила Тори задуматься, не слишком ли она оптимистична, полагая, что этого гнусного шалопая легко поймать! О небо, она попала в большую беду!

* * *

Пока Тори и Дру мчались через поля и долины, Хуберт яростно загребал руками воду. Наконец он подплыл достаточно близко к преследуемому объекту и тут понял, что это лишь лоскут от платья Тори. Разгневанный, что его так нагло надули, он вылез на берег и побежал обратно к мосту, не обращая внимания на льющиеся с него потоки воды…

Когда Хуберт вернулся один, Гвендолин упала в обморок на руки мужа. Эдгар смотрел на реку, пытаясь подавить улыбку.

– Он обманул нас! – вскричал Хуберт с горечью. Отряхивая с брюк прилипшие водоросли и грязь, он, спотыкаясь, пошел к карете. – Но я найду этого ублюдка. И когда сделаю это, то добьюсь, чтобы его подвергли публичному наказанию!

– Я думаю, надо подождать, не пришлет ли нам похититель записку с требованием выкупа, – заметил Эдгар, пытаясь удобнее подхватить бесчувственное тело жены. Когда Хуберт открыл рот, чтобы возразить, Эдгар опередил его: – Нет сомнения, что негодяй не упустит возможности заработать кучу денег на похищении Виктории. Мы подождем несколько дней, а потом начнем поиски.

Хуберт был не согласен с подобным решением и молча уселся в карету. Злясь на самого себя, он пытался припомнить имя человека, у которого покупал скот в прошлом году. Лицо его он помнил, но имя? Симпсон?.. Симон?.. Что-то вроде этого. Чертов мужик! Вероятно, таким образом он пытается возместить деньги, потерянные в прошлом году. Повезло, нечего сказать – в день бракосочетания встретить человека, который пытается свести старые счеты.

ГЛАВА 4

На землю спустилась тьма, мир погрузился в лунный свет. Дру решил, что пора бы им расположиться на отдых, потому что звуков погони не было и в помине. Так как на его попечении была пленница, он не мог путешествовать по наезженным дорогам – на поезде или в почтовом дилижансе. Кассиди и Фрезье непременно поднимут на ноги всех частных детективов, всех ищеек в Чикаго, чтобы прочесать окрестности и найти их.

Дру смертельно устал. Бесконечная гонка, продолжающаяся уже несколько недель, с момента его отъезда в Чикаго, порядком утомила его. Наконец-то можно перевести дыхание и расслабиться. Когда же он вернется в Вирджиния-сити, то устроит Калебу хорошую взбучку за то, что тот втянул его в эту безумную затею.

«И зачем Калебу после стольких лет разлуки понадобилась эта маленькая избалованная девчонка?» – думал Дру. Судя по тому, что он успел увидеть, Калеб и его бывшая жена с дочерью жили в совершенно разных мирах. Маленькая мисс Чикаго в их горняцком городе будет совершенно не на своем месте. Черт, она даже плавать не умеет и безумно боится высоты. Все, в чем она, вероятно, преуспела, – так это наряды, модные тряпки и посещение различных вечеринок, приемов, чаепитий и концертов. По мнению Дру, Калеб позволил своим чувствам взять верх над здравым смыслом. Этой изнеженной кокетке лучше бы оставаться дома. Белокурая принцесса из волшебной сказки в грязном подвенечном наряде совершенно не подходила к их дикой необжитой местности. Она понятия не имеет о том, как существовать без удобств, а он теперь намертво связан с ней на все время обратного пути. Даже если бы ему удалось научить Тори всему, что он сам знал о жизни вне цивилизации, она никогда не сможет привыкнуть к этому миру. И зачем он – простой мужик – взвалил себе на плечи избалованную, изнеженную девицу? Калеб не представлял, каким проклятием стало это поручение для его бывшего компаньона.

Погруженный в мрачные мысли, Дру привязал руку Тори к своей левой руке, чтобы девушке не удалось сбежать, и растянулся на дне фургона, чтобы немного вздремнуть.

Тори сжалась, ощутив неловкость от того, что рядом с ней лежит большой и сильный мужчина. Она попыталась отодвинуться, но связанные руки мешали ей.

– Успокойся, мисс Чикаго, – пробормотал Дру, положив сильную руку ей на бедро, чтобы унять ее нервную дрожь. – Я только посплю рядом с тобой. Если ты ожидала чего-то большего, то будешь изрядно разочарована. Я слишком устал для этого.

Невнятное бормотание донеслось из-под тряпки, которой был заткнут рот Тори. Прислушавшись к ее неразборчивой речи, Дру наконец вытащил кляп, чтобы понять, чего она хочет.

– Что еще не так, Чикаго? – спросил он нетерпеливо.

– Я не могу спать на левом боку, – капризно произнесла Тори, – и не могу спать, когда у меня связаны руки, они…

Дру покачал головой с видом страдальца, вынужденного обращаться с тупой дамочкой. Он устало перетащил Тори через себя и положил так, чтобы она могла спать на правом боку. Ее левая рука покоилась у него на плече, а правая служила ему подушкой.

Поерзав еще несколько секунд, Тори проговорила смущенно:

– Нет, так тоже плохо. Я привыкла спать одна.

Дру пробормотал что-то невнятное и, приподнявшись на локте, вновь завязал ей рот носовым платком:

– Замолчи, женщина, все будет так, как есть.

Его грубость убедила Тори в том, что терпение похитителя достигло предела. Очевидно, он больше не собирается беспокоиться о том, удобно или неудобно ей спится.

Когда Дру задремал, Тори отсутствующим взглядом уставилась на небо и мерцающие над головой звезды. Она была облеплена грязью, связана, и рот ее был заткнут кляпом, к тому же ей приходилось лежать рядом с этим огромным мерзавцем. Боже правый, это самый несчастный день в ее жизни. Все, что могло произойти плохого, произошло. Хотя она и думала о грядущей первой брачной ночи без особой радости, но и в самом кошмарном сне ей бы не пригрезилось, что свой медовый месяц она проведет в обществе совершенно незнакомого человека.

– Боже, – молилась она, – благодарю Тебя за то, что этот день миновал. И если Ты сумеешь день завтрашний сделать приятнее, я буду Тебе благодарна.

Усталость навалилась на нее, словно густой туман, и смежила ей веки. Она спит с мужчиной в фургоне. И то, и другое случилось с ней впервые. Тори никогда в жизни не делила ложе с мужчиной и никогда не спала вне стен своего дома. Если она сумеет хоть немного вздремнуть, это будет удивительно…

Виктория не привыкла вставать рано. Гвендолин всегда внушала дочери, что богатой девушке неприлично подниматься раньше полудня. Поэтому, когда Дру растолкал ее на рассвете, Тори была очень раздражена, так как такой ранний подъем был ей в диковинку.

Когда она почувствовала, что Дру толкнул ее вторично, она что-то пробормотала, не открывая глаз, но он был настойчив.

– Вставай, Чикаго. Уже светло.

При взгляде на проснувшуюся девушку сердце Дру забилось сильнее – так хороша была Тори. Хотя ее пепельные волосы были растрепаны, лицо испачкано, а белый наряд превратился в грязно-серый, тонкие черты лица остались такими же, и трудно было не заметить, что девушка прелестно сложена. Дру всегда привлекала естественная красота, и он не останавливался ни перед чем, чтобы удовлетворить свои физические запросы. В каждом горняцком поселке он находил удовлетворение в объятиях потаскух, слетевшихся на золотые прииски, как мухи на сахар. У него была танцовщица из кабаре и шлюшка из Вирджиния-сити; бывали у Дру и фаворитки, но ни одна из них не могла сравниться по привлекательности с Викторией. Мать-Природа немало потрудилась над этой восхитительной нимфой. Кожа у Тори была светлой и мягкой, как бархат. Глаза – фиалкового цвета, и цвет их менялся в зависимости от освещения. И в довершение всего природа одарила ее такой фигурой, которая привела бы в восхищение любого мужчину.

Хотя Дру и восхищался красотой и царственной осанкой Тори, но его возмущала легкость, с которой она все получала в жизни. Дру пришлось бросить учебу, чтобы заботиться о братьях. Он не жалел сил, зарабатывая самое необходимое для своей семьи. Короче, Тори была воплощением элегантной утонченности, а Дру являл собой пример человека, самостоятельно пробившегося в жизни; свой опыт он зарабатывал собственным горбом.

Ругая себя за посторонние мысли, Дру ловко перекатился через бортик фургона и потянул Тори за собой, не заботясь о том, готова она продолжать путешествие или нет. Но тут он почувствовал, как его вновь охватывает восхищение перед небывалой красотой, и отвел взгляд от заспанной феи. Нужно держаться подальше от дочери Калеба. Она – красивое создание, но явилась из мира, о котором Дру почти ничего не знал, да и не хотел знать. Она в конце концов вернется домой, выйдет замуж за своего щеголеватого жениха, и Дру ее никогда больше не увидит. У них нет совершенно ничего общего. Они смотрят на жизнь с разных точек… Но, Боже всесильный, как же она хороша!

Тори становилась все раздражительнее. Никто и никогда до сих пор не обращался с ней настолько неуважительно. Никто, кроме матери, еще не злил ее, поэтому Тори очень быстро ощутила, насколько оскорбляют ее поведение Дру и отсутствие элементарного уважения к ней. Она не пила и не ела ничего со вчерашнего дня и, уж конечно, выглядит просто ужасно. Какой бы терпимой и спокойной она ни была, но это уже слишком. Она в отчаянии пнула ногой мужчину, который привязал ее к себе ее же свадебной вуалью.

– Ух! – Дру отпрыгнул назад, когда Тори пнула его прямо в голень. – Прекрати сейчас же, иначе я перекину тебя через колено и выдеру!

Фиалковые глаза вспыхнули в гневе, и неразборчивые возгласы нарушили утреннюю тишину. Изрядно позабавившись этим всплеском ярости, Дру развязал ей рот. Все до сих пор сдерживаемые чувства моментально излились наружу. У Тори за ночь накопилось больше злости, чем за всю предыдущую жизнь, и вот теперь она бурым потоком хлынула наружу.

– Никогда в жизни никто не обращался со мной так отвратительно! – кричала она, и глаза ее метали молнии. – Я желаю знать ваши намерения, сэр! Ваше поведение заслуживает презрения, и я сию минуту жду ваших извинений.

Дру взглянул на взъерошенную красавицу и разразился хохотом. Он-то считал, что рафинированным леди не позволено терять над собой контроль независимо от ситуации. Похоже, в изысканном воспитании Тори были изъяны. Строгая дисциплина, насаждаемая Гвендолин, вероятно, не сумела подавить дерзость и огненный темперамент Тори. «Как видно, это она унаследовала от своих предков по материнской линии», – думал Дру. Калеб редко терял над собой контроль, в основном это случалось, когда его охватывал приступ отчаяния по поводу «этой женщины», как он предпочитал называть свою бывшую жену.

– Ты смеешь еще и смеяться надо мной, обезьяна, – грубо выкрикнула Тори, удивленная собственной смелостью, давая полный выход своему отчаянию. Она ни разу в жизни не подняла ни на кого голос, а сейчас рычала, как тигрица. Но в результате ей стало гораздо лучше, пусть даже это открытое проявление эмоций противоречило строгим правилам поведения, которыми забила ее голову Гвен.

– О-о, – протянул Дру. – Что за дурной характер! Взгляд его скользнул по вздымающейся груди Тори, по аккуратно очерченной талии. Водопад жемчугов спускался с ее шеи, частично закрывая глубокий вырез платья, в котором виднелась восхитительной формы грудь. Дру большее удовольствие доставило бы созерцание шелковистой матовой кожи, чем толстой нити жемчуга, и он, поддавшись импульсу, снял с шеи украшение.

– Сейчас же отдай мне бусы! – выкрикнула она яростно, пытаясь связанными руками схватить ожерелье.

Дру нахмурился, когда Тори прижала жемчужное ожерелье к груди так, как будто это было настоящее сокровище. Но, внимательно поглядев на взбешенную блондинку, он широко улыбнулся:

– Я и не знал, что благовоспитанным леди разрешается так ругаться. Разве это не ниже вашего достоинства?

Тори не понравился его насмешливый тон. Ее терзало, что этот могучий атлет смеет над ней насмехаться. Было очевидно, что он не джентльмен, потому что джентльмен никогда нарочно не оскорбил бы даму. Его громкий голос был по-простонародному тягуч, а взгляд бесстыдно скользил по ее фигуре, как будто он пытался разглядеть, что скрывается под испачканным нарядом. Тори не привыкла, чтобы на нее так нагло глазели. Похититель же уставился на нее как мышь на сыр. Он вполне справлялся со своей ролью, черт бы его подрал. Эта мысль вызвала новый взрыв ярости, и грубые слова сорвались с языка прежде, чем она сумела прикусить его.

– Я не позволю какому-то мужлану насмехаться над собой, – крикнула она, и голос ее зазвенел. – Меня похитили с моей же свадьбы. Я дважды чуть не утонула и была вынуждена спать рядом с тобой. Теперь ты хочешь уморить меня голодом. Если тебе угодно, чтобы я вела себя как леди, то изволь себя вести как джентльмен, хотя сомневаюсь, что ты способен на это! И если ты думаешь…

Дру снова заткнул ей рот кляпом. Тори задела его самолюбие. Она была маленькой испорченной дрянью, которая поставила себя на пьедестал и взирала оттуда на весь остальной мир, на менее удачливых существ. Дру согласился на эту дикую затею лишь из дружбы к Калебу, но он не был обязан выслушивать всякие дерзости от какой-то маленькой мерзавки.

– Слушай, Чикаго, мне все это нравится ничуть не больше, чем тебе, – прорычал он, глядя в яростно горящие глаза; казалось, она хотела испепелить его взглядом. – Я согласился привезти тебя в Монтану, чтобы ты могла увидеться с отцом. Именно это я и собираюсь сделать. Хочешь ты путешествовать со мной или нет – меня не интересует. Нам вовсе незачем друг другу нравиться. Мы только должны терпеть друг друга в течение нескольких недель.

Монтана? Значит, вот где живет ее отец. Но зачем ему нужно увидеть ее сейчас, если он не вспоминал о ней в течение целых десяти лет? Все еще переживая неожиданную новость, Тори по приказу Дру послушно подошла к дереву и позволила привязать себя.

– В миле отсюда есть небольшое поселение, – сказал ей Дру. – Я съезжу туда за провизией. – Морщинки, разбегавшиеся от уголков его глаз, сделались глубже, на губах появилась улыбка. – Раз уж принцесса до сих пор не испытывала никаких лишений, то и мне не следует терзать ее.

Проверив дважды, не сможет ли Тори освободиться от пут, и убедившись, что это исключено, разве только она захочет прихватить с собой дерево, Дру склонился в насмешливом поклоне:

– А теперь я отбываю, ваше высочество. Но я совершенно убежден, что наша стремительная прогулка по пересеченной местности – именно то, в чем крайне нуждается такая избалованная высокомерная девчонка, как ты. Узнав о том, как именно живет вторая половина рода человеческого, ты сможешь вернуться обратно к надутому женишку в свой заоблачный мир. – Он окинул ее с головы до ног презрительным взглядом. – Ну а когда я выну из твоего ротика серебряную ложку, с которой ты родилась, и мы проедем один-другой перевал, с тебя, вероятно, слетит вся спесь, Чикаго… Возможно, я и ошибаюсь…

Когда Дру отвернулся и не спеша пошел прочь, Тори что-то прорычала ему вслед, но из-за кляпа раздалось лишь невнятное бормотание. По интонации Дру понял, что она кинула ему вслед что-то хлесткое, но слов разобрать не смог.

Пока Дру забирался на козлы, Тори не отрываясь смотрела на него. Хотя этот варвар был ей отвратителен, в нем было что-то удивительно интригующее. Он не опекал ее и не старался ей угодить, как это обычно делали Хуберт или другие джентльмены из Чикаго. Она была леди, и поэтому мужчины обращались с ней весьма учтиво. Но этот неотесанный мужлан из Монтаны говорил буквально то, что думал, не выбирая выражений. Очевидно, тактичность не входила в число его немногочисленных добродетелей.

Тем не менее Тори не могла оторвать взгляд от узких бедер и широкой спины Дру. Плечи его были могучими, как у быка, кожаная рубаха не скрывала мышц. Прошлой ночью у нее была возможность почувствовать их, когда она прижалась к нему, чтобы согреться. Он был смуглый, мужественный, но, к сожалению, ужасно грубый… Бессмысленно испытывать физическое влечение к мужчине, которого твердо решено ненавидеть. К тому же он ей совершенно не нужен.

Тори мысленно дала себе пощечину за то, что пыталась придать этому отвратительному происшествию налет романтичности. Не было ничего романтичного в том, чтобы оказаться во власти мерзавца, который, вероятнее всего, и не родился, а просто вылупился из какой-нибудь речной раковины.

Если этот гигант и обладает физической привлекательностью, излучая огромную жизненную силу, это еще не означает, что он очаровательный принц. Его губы расплывались в чувственную улыбку, а в голубых глазах плясали огоньки, но из этого вовсе не следовало, что Тори испытывает к нему хотя бы малейший интерес. Они явно сделаны из разного теста, и максимум, что им предстоит, – некоторое время вместе подышать одним воздухом.

Тори гордилась своей рассудительностью. Просто смешно испытывать к этому человеку иное чувство, кроме презрения, – тем более, что он так неуважительно говорил с ней. Подумать только, он даже по имени ее не называл! «Чикаго», – повторяет без конца своим глубоким баритоном. Видимо, так он пытается лишний раз ее оскорбить. Она тоже придумает ему несколько изысканных имен, – будьте уверены, просто пока ей не представилось случая. Посмотрим, как ему понравятся уколы ее острых шпилек!

ГЛАВА 5

Морщинка прорезала лоб Тори, и любопытство отразилось на ее лице, когда Дру вернулся с двумя лошадьми и с притороченными к седлам сумками, набитыми едой. Не говоря ни слова, он открыл банку консервированной фасоли, вытащил изо рта Тори кляп и начал кормить ее с ложки. Еда несколько утишила муки голода, но Тори привыкла есть за столом, накрытым кружевной скатертью, пользоваться до блеска начищенными серебряными столовыми приборами. То, что ей предложили сейчас, было самым скудным завтраком за все двадцать лет жизни.

Когда Тори все же проглотила отвратительную фасоль, Дру горестно усмехнулся. Ему было приятно видеть, как эта царственная особа заглатывает еду, которая поддерживала его в трудные минуты. Человек должен знать вкус холодной фасоли, и Дру обучал этому Тори. Он покажет ей, что такое настоящий мир, ведь об этом и просил его Калеб. Он научит ее выживать, а не беззаботно существовать в сказочном мире Чикаго.

– Эта еда отвратительна! – закашлялась Тори и содрогнулась, когда пришлось проглотить еще одну ложку фасоли.

– До недавних пор я жил лишь на фасоли и черством хлебе, – сказал ей Дру. – Я отдал последнюю пригоршню золотой пыли, и никакой перспективы впереди не было. Жизнь казалась достаточно мрачной. – Усмешка скользнула по его лицу. – Я продал все ценное, что у меня было, чтобы накупить вот такой фасоли. Благодаря ей я и существовал, пока удача не улыбнулась мне.

Тори с обидой посмотрела на него.

– Значит, мне придется есть эту отвратительную пищу, пока я не испытаю все, что пришлось испытать вам? – с ужасом пробормотала она.

– Ты будешь жить, мисс Чикаго, как жил я. Поэтому, когда ты вернешься в свой уютный безопасный мир большого города, ты сумеешь получить истинное наслаждение от куска бифштекса и от ароматного соуса. – Он зачерпнул полную ложку фасоли и принялся жевать. – Но сейчас ты должна научиться есть, чтобы жить, а не жить, чтобы есть. И должен тебя огорчить, но тебе придется пропустить все выдающиеся события предстоящего светского сезона. Нам будет не до развлечений во время нашего путешествия на Запад.

Тори чуть было не швырнула ему в лицо очередное оскорбление, но ей пришлось проглотить очередную порцию фасоли, которая прилипала к небу. Когда девушка закашлялась из-за того, что пища не лезла в горло, Дру постучал ей по спине:

– Давай, Чикаго, пора переодеться – нам предстоит долгий путь.

Тори изумленно уставилась на него, когда он извлек из дорожных мешков кожаную рубаху и штаны.

– Вы думаете, что я это надену? – насмешливо спросила она.

Он тряхнул своими черными волосами и громко расхохотался.

– Ни за что на свете! – воспротивилась Тори. – Леди не носят брюки.

– Какой дурак тебе это сказал?

– Моя мама.

– Мне следовало это знать, – пробормотал Дру. – Но дело в том, что, когда обстоятельства вынуждают, женщина делает то, что приходится. – Его голубые глаза потемнели. – Ты собираешься их надевать или мне сделать это самому?

Нескрываемая угроза в голосе и взгляде заставила Тори вскинуть подбородок.

– Я же сказала, что не ношу брюки. Сначала вы захотите, чтобы я стала на вас похожа, а потом заставите действовать так, как вы. – Она окинула взглядом его атлетическую фигуру, пытаясь найти в ней хотя бы один изъян. К сожалению, изъянов не нашлось. – Я скорее умру, чем оденусь, как деревенщина из Монтаны…

Больше она ничего не успела сказать. Дру одним движением разорвал ее платье до пояса, коснувшись при этом ее груди. Тори покрылась краской стыда и ярости.

– Черт бы тебя побрал, Монтана! – злобно зашипела она, пытаясь прикрыться остатками наряда.

Дру откинул голову и присвистнул, увидев, как краска заливает ее лицо. Бог мой, какая же она невинная! Она ведет себя так, как будто пришел конец света, а всего-то делов – мужчина увидел ее в нижней рубашке. Дру приходилось видеть значительно больше. Он жалел, что эта девушка так привлекательна – полупрозрачная рубашка открывала ее грудь, и ему стоило большого труда сдержать себя и не впиться губами в то, что открывалось взгляду.

По его спине пробежал холодок: он и сам не мог понять, как эта утонченная штучка, не прилагая никаких усилий, так взволновала его. Калеб впал бы в неистовство, если бы увидел свою целомудренную дочь в таком виде…

Дру решил не давать воли воображению. Он уже почувствовал возбуждение, представив, как хороша должна быть Тори без одежды. Отбросив эту волнующую мысль, он посмотрел прямо в ее сверкающие глаза.

– Итак, ты надеваешь брюки, Чикаго, или тебе помочь? – снова спросил он. – Выбирай, но я предупреждаю – терпение мое на исходе.

Тори гневно выхватила оторванный от платья лоскут из его рук:

– Я сделаю все сама, Монтана! – Она одарила его насмешливой улыбкой, но в голосе звучала горечь.

Дру скрестил на груди руки и невольно улыбнулся. Тори начинала потихоньку выползать из своей ракушки. Эта утонченная благовоспитанная леди сможет лучше узнать себя, покинув свой сказочный замок. Вероятно, она даже не подозревала, что у нее есть характер и она может постоять за себя, если в трудную минуту никого не окажется рядом. Дру не мог сказать, что именно им владело, когда он возражал Тори, но ему нравилось дразнить ее. Может быть, он использовал Тори в качестве козла отпущения, отыгрываясь на ней за те разочарования, которые сам пережил. А может быть, просто высмеивал то, что не мог постичь…

Он задумался, и Тори, подозрительно поглядев на него, присела под деревом.

– Мне приходилось довольно часто видеть женщин в неглиже и без него, – сказал он, когда Тори исчезла за кустами. Он не хвастался, просто рассказывал. – Нам предстоит провести вместе около месяца, поэтому тебе придется отбросить лишнюю стыдливость. В диких краях маловато туалетов и ванных комнат, Чикаго. Ничего не поделаешь – привыкай обходиться без них.

– Мне кажется, мы и так уже не слишком стесняемся, – сказала она, сбрасывая свой грязный подвенечный наряд и поспешно натягивая брюки, сшитые, вероятно, для какого-то подростка. Штаны сильно обтягивали бедра, а вырез рубахи открывал грудь больше, чем требовали правила приличия. – Можете разевать рот при виде каждой встречной женщины, но меня вы вряд ли увидите в том виде, в каком бы вам хотелось.

– Моя дорогая Чикаго. Сомневаюсь, что у тебя есть что-то такое, чего бы я в своей жизни еще не видел, – продолжал он безжалостно. – К тому же мне совсем не хочется соблазнять тебя. – Тут он кривил душой. Тори очень привлекала его, но он скорее бы умер, чем признался в этом. – Мне нравятся опытные женщины. Ты же пока не имеешь представления о том, как доставлять удовольствие мужчине: мне слишком долго пришлось бы учить тебя науке страсти.

С ней никогда не разговаривали так грубо и неуважительно, с такой циничной откровенностью. Насмешливые замечания Дру разогрели ее темперамент, и она пробормотала несколько где-то слышанных ругательств, которые ей раз и навсегда запретили когда-либо повторять.

Тори пришло в голову, что раз уж Дру развязал ей руки, она получила прекрасную возможность для побега. Если она сумеет пробраться через кусты, Дру просто не сможет ее найти.

Недолго думая, Тори, словно пуля, бросилась через кустарник и нырнула в заросли молодого кедрача. Дру кинулся следом, проклиная себя за то, что доверился этой девице. Тори была так неопытна в обмане, что не прошло и минуты, как Дру схватил ее за ноги и вытащил из-под деревьев, не обращая внимания на сопротивление.

– Ты не сможешь от меня сбежать, Чикаго, так что не трать понапрасну время, – ворчал он, таща ее к лошадям. – Пытаясь от меня сбежать, ты переломала почти все ветки, встретившиеся на пути. Даже слепой, и тот нашел бы тебя. Боже мой, женщина, тебе еще многому предстоит учиться.

«Сколько же у него высокомерия!» – подумала она негодующе. Он невероятно самоуверен. Что ж, ей придется научиться всему и потом отплатить ему той же монетой! Недурно было бы перехитрить этого хитреца! Она узнает все, что известно ему, а кроме того, она знает то, о чем он не имеет понятия. Еще посмотрим, кто кого.

Улыбка появилась на губах Дру, когда он заметил, что поверх кожаной рубахи Тори все же надела жемчужное ожерелье. Дру никогда особенно не разбирался в моде, но жемчуг и кожаная одежда явно не вязались друг с другом.

– Чикаго, может быть, ты снимешь эти бусы? – Он протянул руку, чтобы сорвать их, но Тори прижала украшение к груди.

– Меня не волнует, насколько они подходят к этой одежде. Я их не сниму… никогда! – настаивала она.

Развеселившись из-за ее упрямства, Дру с интересом разглядывал нитку жемчуга.

– Даже если эти бусы не вяжутся с твоей одеждой, ты при желании сможешь их разорвать, и по жемчужинам я сумею тебя найти. Они сами приведут меня к тебе.

Прикосновение его руки заставило сердце Тори забиться сильнее. Но она не собиралась сдаваться только потому, что этот мерзавец столь привлекателен.

– Поверь мне, Монтана, меньше всего на свете я хочу встретить тебя вновь – если мне удастся от тебя сбежать, я буду ежегодно праздновать это событие, как день рождения. – Голос ее звучал уверенно, когда она произносила эти слова.

– Ты уверена в этом? – Он подошел ближе. – А мне женщины говорили, что я парень не промах и со мной приятно проводить время.

Голос его зазвучал тише, в нем появились искушающие нотки – он явно пытался сломать ее оборону. Тори отступила на шаг. Она не клюнет на его приманку после тех оскорблений, которые ей пришлось вынести, и, уж конечно, не дрогнет перед его обезоруживающими улыбками и чувственными интонациями.

– Мне показалось, что вы не хотели понапрасну тратить время, – напомнила она ему, бросая на него выразительный взгляд.

Дру со смешанным чувством наблюдал, как грациозная блондинка вновь, подобно улитке, прячется в свою раковину. «Ну и ладно», – подумал он. Теперь Тори была замкнута, сдержанна и недоступна для его насмешек.

Когда Дру подвел ей лошадь, Тори уставилась на длинноногое животное в немом оцепенении. Только она решила узнать все о «грубой жизни» – и вот перед ней первый вызов судьбы. Она ни разу не ездила верхом, а Дру уже придерживал стремена, чтобы она могла поудобнее усесться в седле. Да, без лестницы здесь, пожалуй, не обойтись! Но даже если ей удастся взобраться на спину лошади, не уронив своего достоинства, она совсем не знала, как ей править.

С губ Дру сорвался сдавленный стон, когда Тори безуспешно попыталась взобраться на кобылу.

– Лучше молчи, я сам догадаюсь: ты не только не умеешь плавать или есть что-либо, кроме французской стряпни, но и ездить на лошади. Черт побери, Чикаго, чему только тебя учили?

Тори восприняла этот вопрос, как удар кинжала в спину. Гордость ее была попрана сознанием своей полной беспомощности. Слезы отчаяния показались на глазах. Она не была плаксой, но в ее жизни отсутствовали и поводы для слез. Похититель так измучил ее, что она не смогла сдержаться, когда он в очередной раз стал ее высмеивать. Непрошеные слезы потоком хлынули по щекам: это окончательно смутило ее, и она разрыдалась.

Дру, увидев, как от горьких рыданий вздымается ее грудь под кожаной рубахой, взмолился:

– Только не разводи сырости, Чикаго.

Свой возглас он сопроводил энергичной встряской, от которой у нее голова откинулась назад, а волосы рассыпались по спине, как водопад из солнечных и лунных лучей. В результате она заплакала еще горше.

– Хватит! Не будешь же ты нюнить всю дорогу до Вирджиния-сити. Ты меня слышишь? – Голос его гремел, как пушка.

Тори вытерла слезы тыльной стороной ладони и затем с презрением поглядела на него:

– Я ненавижу вас… – Ее голос сорвался, она поняла, что до сих пор не знает имени своего похитителя, и захотела узнать, кого же именно она ненавидит. – Кто же вы наконец?

Дру склонился в поклоне наподобие тех, которыми его изводил Вонг.

– Дру Салливан, к вашим услугам, – проговорил он с насмешливым смирением.

– Отлично! Дру Салливан, я хотела бы знать, почему именно вы тащите меня в Монтану поглядеть на моего папашу, – возмущенно выкрикнула она. – Он бросил меня более десяти лет назад и ни разу не ответил ни на одно мое письмо. Если вы думаете, что я буду вам признательна за встречу с человеком, который не хочет меня знать, вы глубоко заблуждаетесь. И если вы думаете, что я собираюсь лезть на эту лошадь и ехать на ней верхом, как мужчина, то, очевидно, ваши бицепсы превышают размерами ваши мозги!

Дру проигнорировал брошенное ему в лицо оскорбление, но замечание насчет Калеба заставило его нахмуриться. Он-то совершенно точно знал, что Калеб регулярно писал своей дочери и что это она ни разу ему не ответила… или просто ее письма не находили адресата. Видимо, Гвендолин перехватывала переписку, чтобы углубить пропасть между отцом и дочерью. Эта фурия явно заслуживает того, чтобы быть поджаренной на собственном жире, раз она обманывала Тори и заставила девушку думать, что отец ее знать не желает!

– Да нет, ты горько заблуждаешься, – возразил он, подсаживая Тори на лошадь. – Я работал вместе с твоим отцом на приисках в течение семи лет и точно знаю, что он писал тебе письма, на которые ты ни разу не ответила. Клянусь своей правой рукой, твоя мамаша просто не давала тебе возможность переписываться с отцом. Вероятно, это ее следует благодарить за то, что отец полностью исчез из твоей жизни. Да тебе это и не важно было, – добавил он раздраженно. – Пока ты порхала по балам и по концертам, по всяким там лекциям, отец твой боролся за то, чтобы выжить.

– Заткнись, – повысила голос Тори, начиная понимать, что иногда грубость имеет право на существование. – Я тебе не верю. – Ей хотелось растерзать его.

Брови ее немедленно поднялись, когда Дру вспрыгнул на лошадь и оказался у нее за спиной.

– Черт побери, Чикаго, мне нравится твой тон. Ты начинаешь говорить вроде меня.

Но сейчас Тори не слишком волновали его слова. Гораздо больше тревоги вызывало мускулистое тело, плотно прижавшееся к ней. Бедра его прижались к ее бедрам, а стальная грудь касалась ее спины. Хуже того, жилистые руки, держащие поводья, обхватывали ее талию. Тори чувствовала дыхание Дру. Казалось, воздух был пропитан его запахом. Неожиданно Тори ясно ощутила различие между его твердым, как скала, телом и своим собственным, нежным и мягким. Сердце ее билось в груди, и она пыталась по возможности отодвинуться подальше от своего соседа.

– Что это вы делаете? – проговорила она наконец, и голос ее звучал октавы на две выше обычного.

– Я собираюсь научить тебя ездить верхом, – ответил он, пытаясь подавить невольную дрожь, охватившую его от близости этой очаровательной нимфы. – К вечеру у тебя на заднице будут мозоли от седла. Но зато ты станешь опытным наездником.

Тори вспыхнула. Ее задница его совершенно не касалась, и уж она скорее откусит себе язык, чем признается в том, что у нее там мозоли. Этот распутник так вольно говорил о столь интимных вещах, что, может быть, захочет лично осмотреть больное место и предложит ей для лечения какое-нибудь домашнее снадобье! Но скорее кипящая вода покроется коркой льда, чем она позволит ему коснуться себя!

– Бери поводья вот так, – учил ее Дру, кладя свои руки на ее. – Не натягивай повод, лишь слегка касайся им шеи кобылы, когда захочешь изменить направление. – Он продемонстрировал ей, как именно это делается. – Лошадь будет вести себя так, как ты сама этого захочешь. Если ты уважаешь ее силу, мощь, необузданность, тогда в любой момент сможешь распознать ее желание сбросить тебя на землю. Обращайся с ней ласково, и она ответит тебе тем же. Но если ты будешь оскорблять ее, она станет мстить тебе всякий раз, когда представится возможность.

– Этот совет применим и к мужчинам? – насмешливо спросила Тори, обнаружив неожиданно, что в этом мире есть место и для сарказма. До сих пор у нее не было повода воспользоваться им. Но этот мускулистый гигант каким-то непостижимым образом буквально воспламенял ее. И она с удивлением обнаружила, что пытается заставить его испытать то же самое.

Дру рассмеялся, и дрожь его тела передалась ей. Смех был очень веселым и заразительным. Он заставил ее еще больше почувствовать близкое присутствие мужчины.

– Чикаго, ты и в самом деле ничего не знаешь о мужчинах? – Своей большой рукой он отвел густые пряди ее светлых волос, мешавшие ему смотреть вперед.

– Меня зовут Виктория, а не Чикаго, – объявила она. – И если уж вы, сэр, хотите со мной общаться, то извольте называть меня тем именем, которое мне было дано при рождении.

– Так ты не знаешь мужчин, да, Чикаго? – настаивал он, игнорируя ее просьбу.

Она пожала плечами, а Дру продолжал править кобылой: он заставил ее повернуть налево, направо, потом остановил.

– Я знаю, что у мужчин бывают любовницы. У Хуберта их две. Жениться мужчины часто стремятся для престижа и положения в обществе. Мне сказали, что обязанность жены – подчиняться мужу, когда он захочет произвести на свет наследников. Что же еще мне следует знать о мужчинах, кроме того, что их нужно терпеть со всеми их недостатками и принимать такими, какие они есть? Дру уставился ей в затылок.

– Значит, ты думаешь, что люди женятся только для этого? – спросил он.

– В моем кругу это так, – ответила Тори, беря в руки поводья, чтобы попробовать сделать то, чему ее учил Дру.

– Ну, в моем-то кругу все совсем иначе, – насмешливо фыркнул Дру. – Уж если я женюсь, то собираюсь получать удовольствие дома, а не где-то на стороне, как это планирует делать твой жених.

Тори взмахнула ресницами и повернула голову, уставившись на Дру.

– Все время? – спросила она озадаченно.

– Черт побери, конечно! – Ну надо же, у этой девушки совершенно дикий взгляд на брачные узы. Десять к одному, она понятия не имеет о любви! Она не знает ничего о том, что на самом деле имеет значение в жизни. Спасибо Гвен, эту женщину надлежит выпороть за то, что она испортила свою дочь!

Тори на мгновение задумалась.

– А что происходит, когда мужчина и женщина спят вместе? – спросила она и тут же испугалась своего вопроса. Дру тоже был озадачен. Тори ни разу еще в жизни не обсуждала столь деликатную тему. Почему она избрала в учителя именно этого грубияна бродягу, объяснить было трудно. Возможно, потому, что Дру сумел ее убедить, что вовсе не мечтает затащить ее в постель. Зная это наверняка, она ощутила облегчение.

Дру вытаращил глаза. Он вовсе не собирался преподавать Тори уроки о пестиках и тычинках, он собирался учить ее только тому, как выжить в дикой местности.

– Вы понимаете, что я имею в виду, – вспыхнула Тори, продолжая разговор о таинственном вопросе: – Это доставляет больше удовлетворения… чем просто делать детей?

Дру резко выдохнул. Да, нелегкое путешествие предстоит ему в компании этой малышки.

– Ну, если уж тебя никто никогда не целовал, то…

– Дважды, – заявила Тори, гордясь собой. Она повернулась в седле, чтобы поглядеть на Дру, – тот демонстрировал молчаливое изумление. – Но, должна признаться, в этом не было большого удовольствия. Если при этом полагается чувствовать что-то особенное, то ничего подобного не было и в помине. Но что-то ведь должно было произойти?

Дру с опозданием на полсекунды осознал, что ему не стоило заглядывать в блестящие фиалковые глаза или смотреть на ангельские губы. В этом состояла его огромная ошибка. Глядя на эту наивную девочку, он начинал терять контроль над собой; его истинное желание, вероятно, испугало бы ее. Разум говорил ему – держись подальше. Дру знал, что не имеет права даже мечтать об этой невинной девушке. Но, бог мой, ей еще предстояло так многому научиться, и ему очень захотелось стать ее учителем.

– Ну, если уж ты, Чикаго, никогда ничего не ощущала, то, значит, тебя просто никто по-настоящему не целовал…

От его хрипловатого голоса и затуманившегося взгляда у нее пошли мурашки по телу. Тори поглядела в чистые синие глаза, обрамленные пушистыми ресницами, и ей неожиданно захотелось, чтобы он поцеловал ее.

Дру словно прочитал ее тайные мысли и склонился к ее лицу. Тори затаила дыхание, ожидая, что за этим последует. Она слегка вздрогнула от прикосновения его колючей небритой щеки, но легкое прикосновение его полных губ оказалось мягким и приятным. Он долго осторожно покусывал ее губы, затем раздвинул их языком и стал изучать все уголки ее рта.

Тори чуть не задохнулась от блаженного ощущения, охватившего ее. Дру обнял ее и прижал к себе. Свободной рукой он скользнул по ее бедрам и начал ласкать ей живот. Тори так резко дернулась, что чуть не свалилась с лошади. От его прикосновения сердце ее забилось и дышать стало невозможно.

Она никак не ожидала этого от грубого мужлана. Тори сразу почувствовала, насколько опасен Дру Салливан. Он заставил ее понять, что он – мужчина, который может пробудить дремлющие в ней страсти. Тори не предполагала, что ласки Дру вызовут у нее такую реакцию. Она предпочла бы вовсе ничего не чувствовать!

– Наверное, мне лучше сосредоточиться на обучении верховой езде, – смущенно проговорила Тори.

– А мне, наверное, лучше пересесть на своего коня, – ответил ее учитель, и голос его был хриплым от плохо скрытого желания.

С ловкостью опытного всадника Дру подобрал ноги и перескочил на коня, который трусил рядом. Он выругался про себя, поймав взгляд Тори, – она заметила, как набухла его плоть под кожаными брюками. Бессмысленно утверждать, что эта девушка его не волнует. Более наглядное доказательство трудно придумать, а ей давно уже пора знать анатомию мужского тела.

– Вы сможете ехать в таком состоянии? – Тори прикрыла рот, проклиная себя за длинный язык, лицо ее залила краска. О небо! Зачем она задала ему этот вопрос? Но ее женское любопытство, казалось, взяло верх над разумом.

Смущение, от которого заалели ее щеки, заставило Дру хмыкнуть.

– Езда верхом будет довольно чажелой, – признался он, погоняя лошадь. – Но я выживу.

– Тяжелой, – поправила его Тори.

– Черт побери, Чикаго, – огрызнулся Дру. – Меня не обучали в тех великолепных школах, за которые платят бешеные деньги. Если я захочу взять уроки английского…

– Вам стоило бы подучиться грамматике, – заметила она, но, увидев его пылающий негодованием взгляд, закрыла рот.

– Грамматике, – протянул он. – Грамматика здесь никому не требуется. Здесь нужно знать людей и диких зверей. Если ты не сможешь мчаться во весь опор, удирая от беды, или стрелять с бедра, когда твоя лошадь мчится галопом, то вряд ли тебе стоит жить на Диком Западе. И я не стану брать уроки английской грамматики, пока не научу тебя другим, более важным вещам.

– Извините, я не хотела вас обидеть, – пробормотала Тори, чувствуя, что готова расплакаться от его горьких слов.

По какой-то необъяснимой причине она была так чувствительна с этим мужчиной, что каждое его грубое слово или грубый взгляд ранили ее. Да и зачем было задавать ему такие неуместные вопросы? «Из вредности», – подумала Тори. Но в результате она получала еще более острые ответы. Девушка внутренне сжалась – она никак не могла разобраться в своих чувствах.

Он сам виноват, что она обидела его, утешала себя Тори. Он заставил ее насторожиться своими оскорбительными замечаниями, дразнящими поцелуями и наглыми ласками!

– Черт побери, Чикаго, не начинай снова плакать, – взмолился Дру, усаживаясь поудобнее в седле. – Я и не подозревал, что в тебе столько воды. Если ты собираешься давать ей течь всякий раз, когда я ругаю тебя, мне придется купить каноэ, чтобы плыть до Монтаны. Хватит быть такой неженкой.

– У тебя вместо крови, вероятно, ледяная вода, бесчувственная скотина, – проговорила она вполголоса, вытирая слезы. – Как только ты научишь меня пользоваться пистолетом, я пристрелю тебя, и на этом все будет кончено.

Дру подъехал к Тори, легонько ладонью приподнял ее голову и с обезоруживающей улыбкой посмотрел ей прямо в глаза. Тори была изумлена такой быстрой сменой настроения.

– В тебе на самом деле что-то есть, Чикаго, – пробормотал он, не в силах оторвать глаза от губ, нежных, как лепестки розы.

Поддавшись импульсу, он наклонился было, чтобы поцеловать ее и утешить, но затем решил, что так будет только хуже. С каждой минутой он все больше привязывался к этой городской красотке.

Важный денди, за которого Тори собиралась выйти замуж, явно ее не стоил. Она заслуживала иного мужчины, а не обладателя двух любовниц. Ей самой нужна любовь, постоянная и нерастраченная. Тори пока – нераспустившийся бутон, а когда настанет срок – это будет самый благоуханный цветок в мире. После ее возвращения домой Хуберт будет ей не пара – уж Дру-то позаботится об этом. Он еще посмеется над Хубертом Каррингтоном Фрезье-младшим.

Тори не собиралась отвечать на нежный поцелуй Дру, но ответила. Это получилось непроизвольно. Конечно, многое в нем ей не нравилось, но уж целоваться-то он умеет! Его поцелуи были совсем не похожи на те поспешные чмоканья, которыми одаривал ее Хуберт. Тори хотелось вновь испытать прикосновение губ, которые таили в себе столько обещаний!

Тори наклонилась к Дру, а когда он неожиданно отпрянул, она чуть не упала с седла. Усмехнувшись, Дру помог ей выпрямиться и шутливо щелкнул по вздернутому носику.

– Ты быстро все схватываешь, Чикаго, – сделал он ей комплимент и плутовато подмигнул. – Еще немного практики… и ты станешь… просто великолепной… наездницей…

Глаза Тори обиженно блеснули, когда она поняла, что стала жертвой его очередной проказы – он говорил одно, а подразумевал совсем иное. Она чувствовала себя как наивная маленькая мышка, с которой играет огромный лесной кот.

– Ты просто Божье наказание, – вздохнула она. – И уж если говорить правду, я с большим удовольствием поцелую змею.

– Я, пожалуй, найду тебе парочку, – вызвался он с ехидной усмешкой, забавляясь ее попытками обидеть его. Ей и здесь стоило подучиться.

Спина Тори напряглась, когда она взяла поводья в руки именно так, как этому научил ее Дру. Тронув бока кобылы коленями, она потрусила прочь, тело ее неуклюже болталось в седле.

– Одной змеи здесь уже вполне достаточно, – пробормотала она. – Езжай по своей стороне дороги, а я поеду по своей.

Нахальная усмешка играла на губах Дру, когда он наблюдал за ездой Тори. Если бы она только знала, как соблазнительно выглядит в облегающем костюме, который не скрывал ее изящных форм, если бы она знала, какое влечение он к ней испытывает, то возгордилась бы невероятно. Но Дру решил быть твердым и не дать этой девчонке взять над собой верх.

Когда Тори станет слишком уверена в себе, с ней придется считаться, рассуждал Дру. Уже сейчас видно, что ее равнодушие к жизни вообще и к нему в частности – напускное. Она больше не была той меланхоличной невестой, которую он встретил на ступеньках церкви. Дру мог бы побиться об заклад, что Хуберт Каррингтон Фрезье-младший не узнает свою суженую, когда вновь ее повстречает. Тори станет совсем иной, когда ее жизненный опыт немного увеличится. Дух ее был угнетен жестким воспитанием Гвен, но скоро все переменится в лучшую сторону.

Дру наблюдал, как Тори пытается копировать его манеру верховой езды. Их ожидала нелегкая дорога по пересеченной местности и через разлившиеся реки. Им предстояло пересечь земли индейцев. Путешествие не обещало быть похожим на воскресный пикник, это уж точно. И пока Тори учится приспосабливаться, Дру тоже стоит почаще напоминать себе, чью дочь он везет в Монтану. Если он даст волю своим тайным желаниям, Тори может получить весьма специфическое образование, которое вряд ли порадует ее родителей и жениха. Дру раздирали противоречия. Он хотел ее и прекрасно знал об этом. Судя по тому, как подействовал на него один поцелуй, ему не стоит обучать девушку искусству любви. Ведь она и так сумела возбудить его в одну секунду.

ГЛАВА 6

Тори сдавленно застонала, когда Дру наконец остановил лошадей и позволил ей слезть с седла. Каждое движение причиняло дикую боль, а ягодицы и вправду покрылись водяными волдырями, как и предсказывал Дру. Накаркал!

С трудом ступая, Тори подошла к ручью и наклонилась, чтобы умыться. Она могла поклясться, что отныне ее ноги так навсегда и останутся согнутыми.

Дру с восхищением глядел на Тори, стоя в стороне, как на часах. Он пожирал ее фигуру жадным взглядом, стоило лишь ей отвернуться. Черт побери, просто неестественно так долго смотреть на женщину, которая явно находится вне пределов досягаемости. Просто ужас, как много внимания он уделяет этой белокурой девчушке.

Вкус ее невинного поцелуя все еще был жив на его губах, и даже освежающая струя воды не смыла его. Калеб, вероятно, убил бы Дру на месте, узнай он только, какие мысли роятся в голове его бывшего компаньона. Дру из-за этого безумного рывка в Чикаго уже несколько недель не касался женщины. И каждый взгляд, брошенный на Тори, напоминал ему об этом вынужденном воздержании. Дру остро чувствовал, как ему не хватает женской ласки.

Ругая себя за посторонние мысли, он вернулся к лошади и выудил банку с фасолью из дорожного мешка. Тори увидела банку в его руках, и лицо ее вытянулось.

– Только не фасоль! – простонала она. – Мы едим одну и ту же отвратительную пищу и на завтрак, и на обед. Я уже съела гору фасоли.

– Ешь то, что дают, Чикаго, – посоветовал Дру, не в силах оторвать взгляд от разгневанной красотки.

– Ваше скудное воображение просто ставит меня в тупик, – сказала Тори насмешливо, беря банку из рук Дру. – Если вы так поднаторели в науке выживания в диких условиях, почему бы вам не поохотиться, а то научите меня, я сама подстрелю какую-нибудь дичь.

– Дичь надо еще и приготовить, а я не собираюсь разжигать костер и привлекать чье бы то ни было внимание, тем более ваших родственников и преследователей, которых они, вероятно, наняли и пустили по нашему следу, – объяснил Дру. – Да я и не решусь дать тебе в руки ружье. Ты можешь разволноваться и вместо дичи подстрелишь меня.

– Неужели вы отказываете мне даже в малой толике здравого смысла? – возмутилась она.

– Здравого смысла у тебя в самом деле маловато, – ответил он искренне.

Тори была так оскорблена очередным выпадом, что, не говоря ни слова, выхватила винчестер из седельной кобуры. Она была полна решимости доказать, что умеет обращаться с оружием. Неужели это так уж тяжело?

Результаты не замедлили последовать. Тори задела курок. Раздался выстрел. Банка с фасолью вылетела из рук Дру и разлетелась на кусочки, а сам он распластался по земле. Тори, не готовая к сильной отдаче, покачнулась и рухнула на спину. Падая, она нажала курок, и винтовка опять выстрелила. Заряд дроби пролетел над головой Дру, шляпа слетела у него с головы, пробитая в нескольких местах.

– Черт побери, Чикаго! – заревел Дру, откатываясь в сторону и оказавшись за спиной изумленной и перепуганной девушки. – Ты лишь доказываешь, что оружие в руках невежды может представлять смертельную опасность. Брось его!

Когда Дру попытался вырвать винтовку из рук Тори, она снова задела курок, прогремел новый выстрел. Нещадно ругаясь, Дру все же сумел отобрать у нее винтовку и сунуть ее на место.

– На сегодня с тебя достаточно практики по стрельбе, – сердито проговорил он. – Теперь придется удалиться отсюда еще на несколько миль. Ты уже оповестила всех в округе о нашем местопребывании.

Тори не сразу отреагировала на его приказ, тогда Дру подошел к ней и поднял с земли. Когда он силой усадил ее в седло, она застонала, вновь коснувшись седла натертыми ягодицами.

– Извините! – пробормотала Тори невнятно, не в силах глядеть Дру в глаза после того, как едва не отправила его на тот свет.

– Мы оба чудом остались в живых! – хмыкнул он пренебрежительно. – Ты едва не размозжила мне голову.

– Я же говорю, что огорчена и прошу извинения, – повторила она. Голос ее становился громче от слова к слову.

– Твои извинения что мертвому припарки. Быть бы мне мертвецом, пролети пуля двумя дюймами ниже, – резко ответил он.

Она сжала губы, ожидая, когда минует эта вспышка гнева.

Как только Дру злой как черт, отошел прочь, Тори шаловливо улыбнулась. Положение оказалось вовсе не шуточным, но забавно было наблюдать поведение Дру. Оказывается, он не всегда сохраняет хладнокровие, спокойствие, собранность, как пытался ее убедить. Ей было приятно увидеть, что могучий Дру Салливан небезупречен. В конце концов он всего лишь человек. До сих пор Тори сомневалась, так ли это.

Хотя Дру все же нашел время и обучил Тори основным навыкам обращения с винчестером, монотонность поездки начала действовать ей на нервы. Тори опустошила уже огромное количество банок с фасолью, и все ее вкусовые ощущения притупились. Фасолевая диета совершенно отбила аппетит, и девушка с трудом проглатывала очередную порцию.

Приближалась гроза – тяжелые серые облака, наваливаясь друг на друга, скапливались на горизонте, грозя проливным дождем. Раскаты грома сотрясли землю, и Тори бессознательно отпрянула в сторону, ожидая удара молнии в любую минуту. Дру, однако, и глазом не моргнул, никак не реагируя на то, что им придется продолжить поездку в такую непогоду.

После того как Тори едва не убила его, он стал гораздо сдержаннее и уделял ей не больше времени, чем это было необходимо.

Тори мечтала о скорой встрече с отцом. Она не могла понять, зачем мать все эти годы лишала ее возможности общаться с ним. Ей не терпелось услышать всю историю от самого Калеба.

Когда Тори перестала получать от отца письма, она замкнулась и попыталась забыть о нем. Девочка стала неловкой, боязливой, такой сдержанной, что Гвен и Эдгар отправили ее в пансион, надеясь, что общение с другими юными леди выведет ее из состояния депрессии. Так оно и случилось. Тори из неуклюжей гусеницы превратилась в изящную бабочку, привлекающую внимание мужчин. Но свое разочарование в отцовской любви она пыталась компенсировать полным невниманием к этим попыткам ухаживания. Гвен, испугавшись, как бы дочь не кинулась в другую крайность, отправила Тори в закрытую женскую школу. Теперь, оглядываясь назад, Тори понимала, что собственной жизни у нее пока еще не было.

Вздох усталости слетел с ее губ, и она, не отставая, следовала за Дру. Он-то полагал, что она купается в роскоши, а на самом деле жизнь ее была бесконечно унылой и в ней не происходило ничего интересного. Все, что она знала, было знанием, почерпнутым из огромного количества книг, прочитанных ею. И вот она здесь, в незнакомой обстановке, зависящая от мужчины, который с удовольствием бы избавился от нее. Нет, Тори не винила его ни в чем. Дни шли, и она все больше и больше восхищалась черноволосым гигантом. Это был первый мужчина в ее жизни, которого она так хорошо изучила. Она не понимала, что в нем так привлекало ее, но постепенно открывала для себя все новые черты его характера.

От него исходила мужественность и жизненная сила, и это нравилось Тори. Он был совершенно не похож ни на одного из тех мужчин, которых ей приходилось встречать. Дру сразу же признал, что не претендует на ее внимание, и не пытался ей угодить, как это обычно делали другие. Предполагалось, что Тори станет сама заботиться о себе…

Раскат грома вывел Тори из задумчивости. Когда первый порыв ветра ударил ей в лицо, девушка заерзала в седле. Она предпочла бы куда-нибудь спрятаться, но Дру как ни в чем не бывало продолжал двигаться дальше.

– Вы знаете, что гром является результатом столкновения облаков и порождает молнию? – выкрикнула Тори, нервно поглядывая на огромные облака, скопившиеся над их головами. – Теплый воздух сталкивается с более холодным, и от этого происходит раскат грома.

Дру с недоверием посмотрел на эту ходячую энциклопедию, которая нервно пересказывала ему все, что знала о громе и молнии.

– Я потрясен, – ответил он тоном, который говорил о прямо противоположном.

Небо разорвала молния, и Тори почувствовала, что с каждой секундой ее волнение усиливается.

– Хотя молния и гром рождаются почти одновременно, но гром мы слышим позже, чем видим молнию… – Раскаты грома пронеслись над их головами, как бы иллюстрируя ее лекцию.

У Дру не было времени заниматься проверкой научной теории, которую ему излагала Тори. Молния ударила в дерево в сотне ярдов от них. Одновременно прогремел гром. Гроза настигла их. Кобыла Тори нервно прядала ушами, пятилась, а Тори не могла ее удержать, потому что как наездница была явно далека от совершенства. Кончилось тем, что она упала с лошади, сильно ударившись о землю, и осталась лежать, оглушенная падением. Крупные капли дождя падали на нее, а вскоре разверзшиеся хляби небесные обрушили целые потоки воды. Тори вымокла до нитки, даже не успев подняться.

Сильная рука подхватила ее и поставила на ноги. Дру потащил девушку под деревья, где можно было укрыться от ливня.

– Итак, что ты еще расскажешь мне о погоде, мудрейшая? – насмешливо спросил Дру и тут же выругался, увидев, как их лошади пустились вскачь. Черт, у него займет немало времени, чтобы поймать беглецов. – Не выпадет ли град диаметром от четверти до полудюйма во время этой бури?

Его насмешка опять обидела ее.

– В полдюйма, – прокричала она в том же тоне, а потом взглянула на низко плывущие облака. – И ожидается сильный холодный ветер.

Она действительно оказалась права, что несколько расстроило Дру. Град начал падать на листья, листья стали опадать, дождь пробил листву и полил на их головы. Витиевато ругаясь, Дру затащил Тори под низкие кустарники, заставил лечь на землю и сам улегся сверху.

У Тори перехватило дыхание.

– Слезай с меня, ты, горилла, – завизжала она. – Ты весишь никак не меньше двухсот фунтов.

– Двести тридцать, – поправил он с насмешливой улыбкой. – А вы и это, оказывается, можете вычислить, мисс Всезнайка!

– Я не собиралась кичиться своими знаниями. Просто я панически боюсь грозы, вот и болтала, чтобы отвлечься, – произнесла Тори, оправдываясь. – Слезайте же. Вы меня раздавите!

Дру отодвинулся в сторону и заглянул ей в лицо.

– Если вы вдруг захотите мне рассказать, как именно размножаются эти растения, не утруждайте себя – мне на это наплевать, мисс Книжный Червь!

Его постоянные уколы заставили Тори стиснуть зубы. Этот человек получал истинное наслаждение, издеваясь над ней.

– Отлично. Оставайтесь и впредь неотесанным деревенщиной. Мне-то что! – фыркнула она. – Уж лучше изучать естествознание, чем оставаться таким тупицей, как вы, Монтана.

Это оскорбление было как отравленная стрела.

– Будь моя воля, я бы за все золото Монтаны не стал тратить на тебя время, – ответил он раздраженно. – Только благодаря мне ты до сих пор жива.

Молния попала в дальнее дерево, и оно, дымясь, упало со страшным грохотом. Но Тори даже не обратила внимания.

– Если бы не вы, Монтана, меня бы здесь вообще не было. И не ведите себя так, будто оказываете мне великую услугу, – прошипела она. – Уж я-то точно об этом не просила. Я прожила бы всю свою жизнь, не видя вас и не зная, и, уж конечно, была бы гораздо счастливее.

Ветер завывал, дождь хлестал как из ведра, и Дру бормотал что-то себе под нос.

«Да подавись ты своими знаниями, мисс Всезнайка», – думал он с негодованием. Она уже доказала, что умеет предсказывать погоду, и слишком быстро научилась ставить его на место своими острыми репликами.

– По крайней мере я использую в жизни то, чему меня научили, – продолжала Тори, устраиваясь поудобнее. – Но вы чересчур ограниченны и довольствуетесь тем, что копошитесь в своем узком мирке, не пытаясь понять ничего, что лежит вне его границ.

Дру возмущенно охнул – от резкого движения у него чуть одежда не лопнула по швам.

– Когда мы доберемся до Монтаны, ты будешь знать столько, сколько знаю я, и еще поблагодаришь меня за это. Только с моей помощью ты сумеешь выжить и встретиться со своим отцом.

– Мне мало просто выжить, – заявила она. – Я хочу жить в полную силу, зная все и понимая все.

– Может быть, сейчас и начнем учебу? – самодовольно ухмыльнулся он, окидывая взглядом ее фигурку. – Хочешь, я преподам тебе несколько уроков в науке любви, пока безграничные горизонты жизни еще не распахнулись перед тобой?

Он прильнул холодными губами к ее губам, наглядно демонстрируя Тори все свое мужское превосходство и опытность. Рука его жадно гладила ее бедра; тесно прижавшись к ней, он заставил ее почувствовать свое мускулистое тело.

Поначалу Тори была изумлена этим неожиданным нападением. А потом никак не могла прийти в себя и проронить хоть слово жалобы. Его горячие порывистые поцелуи возбудили ее настолько, что она едва могла себя контролировать. Противоречивые ощущения переполняли ее. Молнии в небе продолжали сверкать, но они были, наверное, слабее тех электрических разрядов, которые возникли между их телами. Тори внезапно почувствовала, как мужчина, который лежал рядом, прижавшись к ней всем телом, подчиняет себе ее волю, лишает желания сопротивляться.

Она с жадностью отзывалась на его захватывающие поцелуи и смелые ласки, которые он щедро дарил ей. Тори мысленно сравнивала себя с деревом, в которое ударила молния. Все ее тело, казалось, горело в его сильных руках. Она не хотела отвечать этому самцу, но сопротивляться было невозможно.

Дру измучил ее своими насмешками над ее богатством и образованием. Но Тори знала, что в науке любви ей очень далеко до этого неотесанного бродяги. Каждая клеточка ее тела трепетала от блаженства, вызванного его умелыми ласками и поцелуями. Казалось, тело ее лучится наслаждением от одного прикосновения его рук. Он был настоящим мужчиной, и поэтому она впервые за двадцать лет своей жизни по-настоящему почувствовала себя женщиной.

Тори не хотела обнимать его, не хотела ласкать сильную спину, но руки все делали сами, независимо от ее воли. Повторяя действия Дру, Тори так же дразнила его своими поцелуями. Ее язычок распалил его, а невинные ласки возбудили в нем такую страсть, которую он был не в силах побороть. Неожиданно Дру спросил себя, выигрывает или проигрывает эту схватку с Тори. Хотя науку страсти он постиг гораздо глубже, чем ее неповоротливый Фрезье, Дру уже сомневался, сумеет ли он оторваться от нее и взять себя в руки. Самоконтроль отсутствовал. Когда эта белокурая фея целовала его, он, казалось, таял от нестерпимого желания.

Застонав от еле сдерживаемой страсти, Дру обнял ее и крепко прижал к себе. Его горячие, жадные поцелуи пылали у нее на губах, он не слышал раскатов грома, не чувствовал ливня. Руки его жадно ласкали каждый изгиб дивного тела. Раздвинув коленями ее ноги, он прижался к ней так, что она смогла ощутить его желание.

Дру изумлялся своему поведению. Он, словно голодный зверь, терзал свою добычу и никак не мог достичь той долгожданной цели, на которую излил бы сжигающий его огонь. Он желал большего, он злился оттого, что их разделяла эта ненужная одежда, он негодовал на яростную силу, которая неудержимо влекла его к этой невинной красоте.

Его руки расстегнули ее кожаную рубаху и нащупали нежный живот и мягкие нежные груди. Он взял сосок в рот, наслаждаясь вкусом, вдыхая аромат чудесного тела, распростертого под ним. Свободной рукой он скользнул за пояс ее брюк, и с губ Тори слетел беспомощный стон.

Пока он ласкал языком смуглые пики ее грудей, пальцы его уже ласкали нежную плоть ее бедер. Тори, инстинктивно изгибаясь, прижималась к нему все теснее и теснее. Он ощущал, как ее невинное тело жаждет неизведанного наслаждения от прикосновения мужчины, чувствовал, как она дрожит от передавшейся ей страсти. Боже, как он хотел ее. Все его тело сотрясалось при мысли, сколько наслаждения он получит, войдя в лоно…

– Боже Всемилостивый! – простонал он, отпрянув от Тори, как будто оказался на раскаленных углях.

Его взгляд скользил по обворожительной соблазнительнице, которая, не двигаясь, лежала под кустами. Губы ее распухли от его требовательных поцелуев. Кожаная рубаха была расстегнута. Фиалковые глаза стали глубокими, под ними залегли тени, в них светилось желание, разбуженное им. Ее влажные пепельные волосы были взлохмачены, их пряди запутались в ветках кустарника. Дру испытывал почти физическую боль от своего желания!

Порывисто вздохнув, он попытался подавить в себе первобытный инстинкт, который рвался наружу. Боже, надо что-то сказать, чтобы нарушить наконец молчание. Он лихорадочно пытался подавить в себе желание наброситься на эту женщину и боялся, что она, поднявшись с земли, влепит ему затрещину за невиданную наглость.

– Мне всегда очень нравились заросли кедрача, – проговорил он хрипло, пытаясь найти хоть какую-нибудь тему для разговора и отвлечься от происшедшего.

– Что? – Тори приподнялась на локтях и уставилась на него так, будто у него из ушей росли ветви деревьев.

Дрожащими руками Дру коснулся ее волос и освободил их от веток.

– Здесь так красиво! Ты не находишь, Чикаго?

Тори никак не могла прийти в себя от испытанной страсти. Она по-прежнему чувствовала прикосновение его рук и губ к своему телу, желала все новых и новых ласк. Хоть ей не хотелось в этом признаваться, но он действовал на нее магически. Она самым невероятным образом реагировала на прикосновение его крепкого тела.

Тори задумчиво оперлась на локоть, разглядывая этого удивительного гиганта, изумленная и любопытная.

– Вы могли бы прямо сейчас довести дело до конца, и я вряд ли сумела бы сопротивляться, – сказала она откровенно. Взгляд ее скользил по его лицу, она радовалась тем ощущениям, которые переполняли ее. – Почему вы этого не сделали, Монтана?

Такой прямой вопрос застал Дру врасплох.

– Не спрашивай меня об этом, – проговорил он раздраженно.

– Но я хочу знать, – настаивала она. – Почему? Никто тебя не остановил бы.

Он что-то пробормотал себе под нос, поднимаясь на ноги и разводя руками ветки кустарника.

– Я лучше пойду поймаю лошадей.

Он пошел прочь, а Тори уселась на землю, скрестив ноги и задумчиво глядя ему вслед. Почему он остановился? Она бы не смогла. Ей никак не удавалось прийти в себя. Она не могла четко мыслить. Он заставил ее желать большего, чем просто ласк. Ей хотелось разделить с ним близость, узнать все ее секреты…

Тори вздохнула и привела в порядок рубаху. Наверное, его оттолкнула ее неопытность. В самом начале их путешествия Дру заявил, что ему нравятся опытные женщины. Совершенно очевидно, Дру возбудил ее сильнее, чем она его. Он просто развлекается с ней, пока под рукой нет другой женщины. Девушки не привлекают его.

Наверное, Тори стоит благодарить судьбу за то, что ее целомудрие осталось нетронутым. В конце концов она же помолвлена. Хуберт, не раздумывая, лез в постель к своим любовницам, но он учинит скандал, если она придет к брачному ложу, потеряв девственность.

Измученная неудовлетворенной страстью, Тори перевернулась на живот и стала рассматривать узорчатые листья кедрача. Грустная улыбка скользнула по ее губам, когда она провела пальцами по мокрой листве. Да, она хочет найти в жизни постоянную привязанность. Она мечтала встретить любовь, которая никогда не увянет, будет яркой и продлится вечно…

Тори грустно вздохнула. Мать не позволяла ей мечтать и ждать от жизни нереальных вещей. Она, вероятнее всего, вернется в Чикаго и выйдет замуж за болвана Хуберта с его кучей денег. Ее вырастили для того, чтобы выдать замуж за богача, который в дальнейшем будет полностью контролировать и бизнес отчима. Она будет невероятно богата и не станет мечтать ни о чем, кроме…

Поддавшись минутному настроению, Тори отломила веточку кедрача и положила ее в карман. Она знала, что никогда не будет близка с Дру, но хотела, чтобы необычные чувства, которые он пробудил в ней, стали бы началом чего-то теплого и вечного.

Да, напомнила себе Тори, мечты существуют лишь для дураков. Погоня за журавлем в небе – для тех, кто ничего не имеет. У Тори было все, чего могла бы пожелать женщина, почему бы ей не быть довольной?

Хруст ветвей отвлек ее от размышлений. Она подняла голову и увидела Дру. В руках он держал поводья, на губах его играла мрачная улыбка. Не говоря ни слова, он швырнул ей очередную банку с фасолью.

Тори поглядела на предложенный обед так, как будто это была тухлая рыба.

– Я не стану больше это есть, – запротестовала она.

– Отлично, тогда умирай с голоду, – фыркнул он пренебрежительно. – Увидишь, мне это все равно.

Одним прыжком Тори вскочила на ноги.

– Я знаю. Мы уже выяснили, что я ничего не значу для тебя, – проговорила она с горечью. – Дай мне нож.

Дру подозрительно посмотрел на нее:

– Зачем? Если ты задумала меня зарезать, то лучше этого не делать.

– Да, подобная мысль приходила мне в голову. – Ее фиалковые глаза вспыхнули, когда она протянула руку. – Нож, Монтана!

Дру нехотя вынул нож из ножен и передал Тори. Его мозг никак не мог переключиться с недавних событий. Он без конца пережевывал ее замечание о том, что она не представляет для него никакого интереса. Какого черта она сказала это? Неужели ей это безразлично?

Мысли его разбегались, а Тори, отойдя в сторону, срезала ветки с кустов. Он наблюдал, как белокурая фея подняла упавшую ветку и заострила один ее конец. Закончив, она вернула ему нож.

Высоко подняв голову, Тори направилась к реке с самодельной пикой наперевес. Дру, исполненный любопытства, следовал за ней.

В глазах его заплясали огоньки, когда он увидел, что Тори зашла в реку и встала посреди потока, словно воин, подготовившийся к битве. Когда к ней подплыла рыба, девушка ударила ее самодельным орудием. К удивлению Дру, она попала точно в цель и торжественно подняла над головой свой ужин. «Новичкам удача», – подумал он. Никогда больше, повторяй она это хоть миллион раз, – удачи ей не видать.

Тори была так горда собой, что улыбалась во весь рот. Но, возвращаясь к берегу, она попала ногой в яму и упала. Она сделала отчаянное усилие, чтобы подняться, но безуспешно. Когда она скрылась под водой в третий раз, твердая рука схватила ее за шиворот и вытащила на поверхность.

– Если не умеешь плавать, то не уходи так далеко от берега в следующий раз, – рявкнул Дру. – Ты же чуть не утонула!

Огорченная Тори наблюдала, как пика с рыбой плывет вниз по течению. В глаза ей бросилась банка с фасолью, которую Дру все еще держал в руке.

– Ужин, – проговорил он, бросая ей банку. – Это не ахти что, но не уплывет и не убежит, так что можно есть спокойно.

Тори с унылым смирением уселась на мокрую траву и принялась за еду. Фасоль! Боже, чего бы она ни отдала сейчас за сочный и мягкий бифштекс. Она даже на целые сутки перестала бы перечить этому голубоглазому олуху, если бы он предложил ей что-нибудь повкуснее этой чертовой фасоли.

ГЛАВА 7

Направляясь к лошадям, Тори увидела одежду Дру, развешенную на кустах. У нее сердце замерло при мысли, что она может увидеть его обнаженным. Любопытство мучило ее. Конечно, прятаться в кустах и подглядывать нехорошо, но именно так Тори и поступила.

Ее нетерпеливый взгляд натолкнулся на пару босых ног, потом на узкие бедра. Она привстала, чтобы увидеть все.

Щеки ее заалели… Те античные мужские статуи, которые ей приходилось видеть в музеях, не шли ни в какое сравнение с этим восхитительным представителем мужской половины человечества. Греческие боги выглядели бледно рядом с Дру Салливаном.

Продолжая свой практический урок анатомии, Тори раздвинула ветки, и ее взгляду открылась заросшая волосами широкая грудь Салливана с сильно развитой мускулатурой. Тори и представить себе не могла, что мужчина может быть так прекрасно сложен. Она задрожала, по телу разлился жар от захватывающего зрелища. Касаться этой шелковистой груди, изучать каждый дюйм этой великолепной плоти…

Тори была очень разочарована, когда Дру повернулся к ней спиной и направился в глубину зарослей. Тори нетерпеливо ожидала, когда он появится снова, а дождавшись, продолжала наслаждаться видом нагой загорелой плоти. Хуберт ни в чем не мог сравниться с Дру, Тори была в этом уверена. Это был мужчина, который завораживал женщину, даже если бы ей самой не хотелось в этом признаться. Но разве можно не обратить внимания на человека, который лучится такой жизненной энергией, который источает столько очарования, столько земной чувственности?..

Испуганный крик сорвался с ее губ, когда кто-то схватил и дернул ее за ногу. Перепуганная до смерти, она решила, что Дру обошел кругом и заметил ее в кустах. Но это оказался не Дру. Вместо Дру Тори увидела перед собой беззубое, заросшее щетиной лицо какого-то бродяги. Не успела она вцепиться ногтями в наглую рожу, как он с мерзкой улыбочкой набросился на нее. Ее дикий вопль был заглушен самым мерзейшим на свете поцелуем. Запах виски и табака вызывал тошноту. Тори пыталась спихнуть с себя наглеца, чьи руки обшаривали ее тело. Но как она ни старалась, вырваться не удавалось, а отвратительное существо пыталось овладеть ею.

Когда его рука скользнула к застежке на брюках, Тори сделала последнюю попытку и рванулась что было сил. Дикий страх переполнял ее, и она боролась, как могла. Ее шокировала мысль, что этот мерзавец совершит насилие, а ей даже не удастся позвать на помощь Дру. Зная, что надеяться остается только на себя, она пустила в ход зубы и ногти…

Неожиданно неуклюжее тело насильника поднялось в воздух и полетело вперед, ударившись о дерево. Не веря в свою удачу, она подняла глаза и увидела Дру, который стоял над ней, обернувшись мешком. Он был в ярости. Одного его взгляда было бы достаточно, чтобы до смерти перепугать кого угодно.

Тори лежала на земле, прикрываясь разорванной рубахой и пытаясь отдышаться. Никогда в жизни она не видела, чтобы один мужчина бил другого до крови. Дру набросился на незнакомца с невероятной злобой. Если у нападавшего на Тори негодяя оставались зубы к моменту нападения, то, вероятно, теперь от них уже ничего не осталось. Дру избивал его с силой, которой было бы достаточно, чтобы уложить гориллу.

Потеряв сознание, бродяга ударился о дерево и затих. Но Дру все еще продолжал молотить его, как плотник, вбивающий гвозди в доску. Наконец он остановился, тяжело дыша.

Когда Тори поднялась на ноги, он схватил ее за руку и повернул, чтобы она могла увидеть омерзительного негодяя, распростертого на земле.

– Погляди, что случается, Чикаго, когда не обращаешь внимания на происходящее вокруг! – крикнул он. – Хорошенько погляди на него. В лесах полно таких воров и бродяг. Всегда нужно держать ухо востро. Никогда не надейся, что в лесу ты совершенно одна; что бы ты ни делала, прислушивайся к тому, что происходит. И никогда не забывай об этом.

После пережитой беды Тори необходимо было просто опереться на надежное плечо, а не выслушивать лекцию о вреде глупости. Грубость Дру разбудила в ней гнев, и она отплатила ему той же монетой, не выбирая выражений.

– Ладно, мистер Все-Вижу-и-Все-Знаю, вы тоже не слишком-то хорошо прислушивались и приглядывались, – проговорила она язвительно. – Вы даже и не заметили, что я… – Лицо ее запылало.

Одна бровь Дру поползла вверх, он насмешливо смотрел на покрасневшую девушку.

– Что ты подглядывала за мной, пока я голый ходил в кустах? – закончил он за нее.

Лицо ее стало пурпурно-красным, а на губах Дру заиграла ехидная усмешка.

– Надеюсь, твоя женская любознательность удовлетворена, или мне снять мешок, чтобы ты смогла рассмотреть то, что ускользнуло от твоего внимания, так сказать, с близкого расстояния.

Никогда в жизни Тори не была так смущена! Ничего не скажешь, глаза этого мужчины зоркие, как у орла. Черт бы его побрал – он расхаживал перед ней голый, прекрасно зная, что она сидит в кустах и подглядывает за ним. Какой негодяй!..

От унижения из глаз ее полились слезы, и Дру пробормотал:

– Боже Всемогущий, ты прекратишь или нет? Сегодня уже пролилось немало воды. Нет никакой нужды увлажнять землю вторично. Ты не первая женщина, которая подглядывает за голым мужчиной!..

Вымотанная так, что словами не передать, Тори высвободилась из его рук и отошла в сторону. Она хотела накричать на него, но мысли путались, она была так расстроена, что боялась, как бы слетающие с языка слова не оказались бессвязными.

– Кстати, Чикаго, – протянул Дру, принимая картинную позу. – Тебе, надеюсь, понравилось то, что ты увидела?

Тори обуздала свою злость и заставила себя говорить связно, чтобы поставить этого негодяя на место.

– Уж вы-то, конечно, отвернулись бы, доведись вам увидеть меня обнаженной, – насмешливо проговорила она.

– Конечно, я бы отвернулся, – заявил он с благородным негодованием. – Подглядывать нехорошо!

Тори окончательно вышла из себя.

Не отдавая себе отчета в своих действиях, она со злостью начала срывать с себя одежду.

Глаза Дру округлились, как у наивного школьника. Он никак не мог поверить, что она раздевается. Он не собирался пьянить себя этим зрелищем, но ни один мужчина не нашел бы в себе сил, чтобы отвернуться от нее. Дру уговаривал себя отвернуться, но ноги его как будто приросли к земле. Он не мог отвести взгляда, видя перед собой совершенство. Алебастровая кожа сияла в свете заходящего солнца. Набухшие соски как будто ждали его прикосновения. Изящный изгиб бедер заставил его сердце биться чаще. Эта разъяренная восхитительная красавица была воплощением мечты о женщине. Дру так хотелось подойти…

– Монтана, подглядывать неприлично, – бросила она ему в лицо его же слова. Затем собрала вещи и удалилась в заросли кустарника, чтобы одеться.

Бормоча себе под нос, Дру обернулся и поглядел на безжизненное тело, лежащее поодаль. Он был охвачен гневом, когда увидел, что этот негодяй пытается изнасиловать Тори. Ему была ненавистна сама мысль о том, что кто-то другой прикасается к ней. За столь короткий промежуток времени Тори узнала о мужчинах очень многое. Дру чуть было не овладел ею. Она хотела удовлетворить свое женское любопытство и едва не подверглась насилию. Бог мой, после всего случившегося у нее может появиться отвращение ко всему мужскому полу.

По-прежнему ругаясь, Дру сунул руку в карман бродяги, но не нашел там ничего ценного. Увидев мула, стреноженного в кустах, Дру нашел веревку и привязал бродягу к дереву. Сделав это, Дру забрал мула и притороченные к седлу запасы в качестве компенсации и направился к лошадям.

Тори сидела под деревом и задумчиво разглядывала кедровую веточку, зажатую между пальцами. Она натянула на себя мокрую одежду, голова ее была опущена. Когда Дру подошел к ней, она даже не заметила его присутствия.

Дру молча начал рыться в мешках, разглядывая, что именно вез с собой бродяга.

– Фасоль, – объявил он, – вытаскивая банки и показывая их Тори.

– Хорошо, хорошо, – фыркнула она язвительно, но даже не подняла глаз. Успокоившись, она поняла, какой дурой выглядела, раздеваясь перед Дру. Теперь в его присутствии она чувствовала себя неловко. Долго-долго она не отрывала глаз от вечнозеленой ветки в руках. – Я хочу извиниться за свой поступок. Я вела себя ужасно. – Ее тихий голос был полон смирения. – Смотреть на вас было грешно, а раздеваться – просто… – Лицо ее стало алым. – Мне очень стыдно.

– Но это было прекрасно, – сделал он ей неожиданный комплимент.

Она, вспыхнув, подняла голову, чтобы увидеть его улыбку:

– Коли уж вы такой знаток женщин, вероятно, я должна быть польщена вашей оценкой?

– Да, Чикаго, ты должна быть польщена, – протянул Дру, окинув ее взглядом и мысленно срывая с нее одежду, чтобы снова восхититься ее прекрасными формами. – Я видел немало женщин, но ты лучше всех.

Тори как будто аршин проглотила.

– Будь ты проклят, Монтана, – бросила она ему в лицо, не понимая до конца, почему это замечание так разозлило ее. Не может быть, чтобы чудовище с зелеными глазами, именуемое ревностью, завладело ее сердцем. Почему она должна завидовать тем женщинам, которые отдавались этому самцу? Вероятно, на его кровати было столько зарубок, что она напоминала тотем. Какое ей дело? Он для нее совершенно ничего не значит. Она его просто презирает по сотне различных причин!

Тори схватила свое одеяло и отправилась спать. Она ненавидела Дру за его мужскую заносчивость, ужасно ненавидела.

Его лестное, но грубое замечание ранило ее больше, чем побои. Дру не хотел ее, да и Хуберт тоже. У Хуберта уже были две сожительницы, ему для постельных утех вовсе не требовалась Тори. Матери она тоже не нужна. Для Гвен дочь была живой куклой, которую надо одевать и таскать за собой на всякие светские приемы. Отец не видел ее уже десять лет. А Дру делал все лишь из чувства долга перед другом. Никому-то она не нужна, поняла вдруг Тори, проникаясь к себе жалостью. Она ничего ни для кого не значит!

Вытерев слезы, Тори поплотнее закуталась в одеяло. Она чувствовала себя одинокой и никому не нужной.

Ее угнетала мысль, что она так остро реагирует на Дру. Его насмешки унижали ее, поцелуи и умелые ласки опустошали. Это необъяснимое влечение к Дру вызывало недоумение. Они принадлежат к совершенно различным мирам. Ей нет места в его мире, да он и не желает ее там видеть…

Длинная тень упала на Тори. Она открыла заплаканные глаза и увидела Дру, который возвышался над ней. Он облачился в свой костюм и серьезно глядел на нее. Ну почему, почему он не уйдет, не даст ей по крайней мере выплакаться? Она была уверена, что, поплачь она хоть немного, ей станет значительно легче.

– Ты думаешь, что я не стал заниматься с тобой любовью, потому что не желаю тебя, потому что ты ничего не значишь для меня? Ты ошибаешься, Чикаго. – Голос его звучал тихо и грустно, а выражение лица говорило, что внутренне он восстает против своего признания, негодует на себя за то, что вынужден признать ее привлекательность. – Я восхищаюсь тобой. Я так плохо обращался с тобой, потому что хотел, чтобы ты стала опытной и самостоятельной. Калеб сделал для меня много хорошего в жизни. Он заменил мне отца, когда я лишился родителей после резни, которую учинили индейцы в Канзасе. Калеб и я – близкие друзья. Если бы на твоем месте оказалась другая женщина, я бы не колебался…

Он опять сказал что-то не то. Тори было приятно услышать, что она все же производит какое-то впечатление на этого тупоголового болвана, но горечь от безысходности их отношений угнетала ее.

– Иногда мне хочется оказаться кем-то иным, – произнесла она горько. – Мне надоело, что со мной обращаются как с ребенком, что меня защищают так, как если бы Бог наградил меня куриными мозгами. Если уж я решаю отдаться мужчине, то выбор делаю я. Никто и никогда не будет принимать за меня решения!

Этот взрыв возмущения заставил Дру улыбнуться.

Настроение Тори менялось, как ветер – от ласкового бриза до яростной бури. И если Хуберт Фрезье-младший думал, что он в состоянии держать в узде свою жену, то его ждал неприятный сюрприз.

Не только дивное тело Тори возбуждало Дру. Было бы хорошо, если бы этим дело только и ограничивалось. Искорки в фиалковых глазах затрагивали у него внутри какие-то струны. Она, словно бабочка, пыталась вырваться из своего кокона, полная решимости стать свободной женщиной.

Дру присел на корточки рядом с девушкой и провел рукой по разметавшимся пепельным волосам. Эта женщина-ребенок привлекала его больше, чем любая иная из встреченных в жизни.

– Ты мне нравишься, Чикаго, – тихо сказал он, касаясь ее нежной щеки. – В тебе просыпается характер. Но, учитывая ситуацию, самое большее, на что мы можем рассчитывать, так это остаться друзьями. – С губ его сорвался вздох. – Если бы все было по-иному…

– Да, я знаю, ты соблазнил бы меня просто из интереса, – кинула она ему в лицо язвительно. – Но, может быть, я не желаю оставаться наивной девушкой, которую ведут к мужчине, как ягненка на заклание, к мужчине, у которого в гареме уже есть две женщины. – Боже, что она говорит? Ее самые тайные мысли вырывались наружу, словно гейзер, и она продолжала: – Может быть, я хочу знать, что испытывает женщина, когда она любит мужчину? Может быть, я не хочу, чтобы со мной обращались как с куклой. Я хочу жить, как все обычные люди.

– Не стоит говорить подобные вещи, – резко ответил ей Дру. – Мое положение становится только сложнее. До сих пор я пытался вести себя с тобой как джентльмен, а это вовсе не легко, поверь мне!

– О, Монтана, пойди окуни голову в реку, – выкрикнула Тори. – И хватит играть в тактичность и благородство. Это не в твоем характере. Веди себя так, как ты привык! Ты не хочешь меня, потому что я не умею удовлетворить мужчину. Я уже почти жалею, что этот негодяй не овладел мной. Тогда бы я уж точно знала, в чем здесь дело.

Дру поглядел на нее так, словно у нее выросли рога:

– Ты с ума сошла, Чикаго!

– Перестань меня так называть, – заорала она.

Дру пристально посмотрел на девушку. С каждым днем ее истинная натура проявлялась все отчетливее. Тори научилась выпускать пары, а не сдерживать себя. С каждым новым конфликтом ее уверенность в себе возрастала. А когда она бывала раздражена, ее фиалковые глаза вспыхивали, словно две стрелы. Какой же изумительной женщиной она становится! Как жаль, что она вне его досягаемости, иначе… Дру отбросил смехотворную мысль. О любви речь не шла. Тори принадлежала другому мужчине. А Дру в его жизни вполне хватало тех обязательств, которые висели на нем. Он наслаждался своей свободой и не желал оказаться связанным. Ему было тридцать лет, он слишком привык к тому образу жизни, который вел, чтобы связать себя брачными узами.

Легкая улыбка заиграла на губах Дру. Он выпрямился во весь рост.

– Иди и спи, детка, пока ты не разразилась новыми громами и молниями.

Когда он отошел, Тори с досадой ударила кулаком по коленке. Он называет ее деткой! Черт подери, она женщина! Но никому до этого нет дела. Она даже разделась перед Дру, но и это ничего ему не объяснило. Черт возьми, что же ей сделать такого, чтобы Дру захотел обладать ею? Он ее уважает, видите ли. Хорошенькое дельце! Ей бы хотелось, чтобы ее уважали поменьше.

Тори раздирали противоречивые чувства. Дру буквально сводил ее с ума. Он ее притягивал, как магнит, да и она чувствует, что нравится ему. Его огненные поцелуи и ласки заставили ее возжелать еще глубже окунуться в мир страсти. Но он и не подумал открыть ей таинства любви.

С той поры как она встретила этого грубого красавца, она начала желать неисполнимого. Дру был соблазнителен – он мучил ее. Если бы поблизости оказалась другая женщина, он, не размышляя, бросился бы к ней в постель.

ГЛАВА 8

Дру остановил лошадь и стал вглядываться в очертания темной фермы, расположенной в горах. Тори с любопытством поглядывала на него. Неужели он на самом деле решил войти в контакт с другими людьми? Надежда проснулась в ней; особенно ее привлекала возможность поесть по-человечески.

Дру перевел взгляд на Тори, не уставая восхищаться копной ее роскошных волос и тонкими чертами лица, слегка загоревшего под солнцем.

– Мы остановимся здесь и заночуем, если ты обещаешь не называть себя хозяевам, – предложил он ей.

Искушение пообщаться с другими людьми и отведать нормальной пищи было слишком сильным. Кроме того, Тори не терпелось увидеть отца, и она отнюдь не спешила возвращаться в Чикаго к Хуберту – тем более, что этот сотканный из противоречий синеглазый гигант ей нравился. Если Дру предлагает внести разнообразие в их монотонную поездку, то Тори не станет ему возражать.

– В обмен на приличную еду я обещаю хорошо относиться к вам в течение целого вечера, – пообещала она.

Дру внимательно посмотрел на девушку. Убедившись, что она говорит серьезно, он направил лошадь к ферме. Они уже почти достигли крыльца, когда из амбара вышел мужчина в домотканой одежде и стал разглядывать нежданных гостей.

Дру соскочил с лошади и изобразил на лице приятную улыбку.

– Мы с сестрой хотели бы попросить позволения заночевать в вашем амбаре.

Внимательный взгляд Олина Стипа – так звали хозяина – скользнул по небритому лицу Дру, затем переключился на блондиночку. Умоляющее выражение лица Тори заставило его улыбнуться и согласно кивнуть.

– Мы щедро заплатим за ночлег, – добавил Дру, помогая Тори спуститься с лошади. – Я ездил на Восток, чтобы забрать сестренку из школы. Родители ее ждут не дождутся – она так давно не была дома.

Сестра? Родители? Тори сделала над собой усилие, чтобы не улыбнуться. Уголки ее рта упрямо хотели поползти вверх.

– В задней части амбара у нас есть комната, – сказал Олин, обращаясь к Дру. – Но она не очень рассчитана для приема путников. – Улыбка тронула его губы. – Вообще-то мы любим гостей. Я пойду скажу Маргарет, чтобы она поставила на стол еще пару тарелок.

Дру вынул из кармана небольшой золотой самородок:

– Я ценю ваше гостеприимство, но буду чувствовать себя значительно лучше, если сумею заплатить и за крышу, и за еду.

Олин поколебался, но затем принял золото, предложенное Дру:

– Я покажу, где вы можете поставить лошадей. Держа седла в руках, Дру и Тори последовали за Олином через ряд загонов для лошадей и вошли в комнату, где стояли стол, два стула и нары с двумя соломенными тюфяками. Эти удобства и отдаленно не напоминали то, к чему привыкла Тори, но после ночевок под открытым небом и бесконечной фасоли предложенное показалось ей истинной роскошью.

После взаимных представлений Олин повернулся к двери.

– Моя дочь Анджела сейчас принесет мыло и полотенце, так что вы сможете помыться, – предложил он. – Ужин будет готов через час.

Когда Олин вышел, Тори вскарабкалась на нары и посмотрела, что за тюфяк ей предложили в качестве постели на эту ночь. Как хорошо лежать не на влажной земле. Просто божественно!

На губах Дру показалась улыбка, когда он наблюдал, как Тори растянулась на тюфяке и довольно вздохнула. Что-что, а за время их путешествия эта избалованная мисс научилась ценить простые жизненные удобства. После двух недель странствий по необжитой местности ей уже и соломенный тюфяк кажется земным раем!

Скрипнула дверь, и появилась маленькая рыжеволосая девушка с тазом, полотенцами и мылом в руках. Анджела – так звали девушку – внимательно посмотрела на Дру, не скрывая своего любопытства. Как и следовало ожидать, именно в этот момент Тори подняла голову от тюфяка и заметила оценивающие взгляды, которыми обменялись Дру и Анджела. Тори ни за что не смогла бы объяснить, почему она испытала приступ ревности, когда перехватила их взгляды. Анджела, которая была лишь на несколько лет старше Тори, откровенно давала понять, что довольна увиденным и была бы не против увидеть и побольше.

Тори, на которую не обращали внимания, уселась на тюфяке и стала наблюдать, как Анджела испытывает свои чары на новом госте. Когда Дру взглянул на нее, Анджела заморгала так, что, казалось, ресницы отвалятся. Кроме того, она заговорила столь масляным голоском, что им вполне можно было бы смазывать блины.

– Папочка сказал, что у нас гости, – проговорила Анджела, обращаясь к Дру и ставя таз с кувшином на стол. – Но он ничего не сказал о том, что вы столь симпатичны…

У Тори глаза чуть не вылезли из орбит от такого явного флирта.

– Спасибо, мисс, – протянул Дру, и на губах его заиграла плутовская улыбка. – Ваш папаша тоже не сказал, какая у него красотка дочь.

– Называйте меня Анджела, – проворковала она и, одарив Дру еще одной сладкой улыбкой, снова вскинула ресницы.

Этого Тори вынести не смогла. Соскочив на пол, она обратилась к Анджеле, чтобы прервать эту тошнотворную сцену мужской победы и женской капитуляции.

– Не скажете ли вы мне, где можно раздобыть воды, а пока я хожу за водой, вы можете поближе познакомиться с моим братом, – заявила Тори.

Маленький пальчик указал ей, в каком направлении находится колодец, сама же Анджела была не в силах оторвать взгляд от великолепного мужчины. Взяв ведро, стоящее у двери, Тори вышла вон.

– Он еще не сказал, какая ты красивая. – Подражая девушке, Тори заморгала глазами. Голос ее стал на октаву выше. – Он не сказал, какая у него красивая дочь. – Если бы Тори удалось услышать еще несколько фраз из слащавого разговора между Дру и Анджелой, у нее разболелись бы зубы. Но хотя она и убеждала себя, что ей абсолютно все равно, даже если Дру и Анджела, не откладывая, повиснут друг на друге, она все же поспешила набрать воды и вернуться обратно в амбар.

Когда же она вошла, то пожалела, что не задержалась у колодца подольше, потому что Анджела уже стояла, прижавшись к Дру, и зазывно водила пальчиком по его губам.

Черт побери, эта девица не теряет времени зря! А Дру, какой уж он там ни опытный, но глядит на нее как сосунок. Да, еще до заката эти двое уже… От этой мысли ее затрясло.

Лицо Анджелы выразило неудовольствие, когда Тори с грохотом вошла в комнату и, расплескивая воду, поставила ведро на стол. Настроение было испорчено.

– Умывайтесь, – произнесла рыжеволосая; затем, зазывно вихляя бедрами, она прошла к двери, остановилась и, одарив Дру обольстительной улыбкой, вновь взмахнула ресницами: – До скорой встречи…

Искусительница послала Дру на прощание воздушный поцелуй и вышла. Он перевел взгляд на Тори.

– Эта молодая женщина, кажется, страдает от отсутствия мужчины, – проговорил он. – Ее муж был убит на втором году войны.

– Ну а вы с вашим опытом и очарованием, я уверена, сумеете утешить бедную вдову, – едко фыркнула Тори.

– Я уверен, что смогу, – сказал Дру, просто чтобы позлить Тори. И он добился своего…

– Значит, для вас женщины – возможность проявить инстинкт завоевателя? – язвительно осведомилась она. – Вам ведь безразлично, что за личность обитает в том или ином женском теле, так ведь? Все, что вам требуется, это схватить и завоевать.

– Могу поклясться, что это Анджела меня завоевала, – ответил Дру, копаясь в дорожном мешке и пытаясь найти бритву. – Если бы я не знал тебя лучше, Чикаго, то подумал бы, что ты ревнуешь.

– Вы меня смешите, – фыркнула Тори. – Меня меньше всего занимает, чем именно вы будете заниматься с Анджелой. Я просто благодарна Небесам, что у меня есть крыша над головой, что сегодня я нормально поем – и еда эта будет не из жестяной банки. А вы можете возиться с вдовушкой на соломенных тюфяках сколько вам влезет.

Только предупредите, чтобы я своевременно удалилась, когда вы начнете свои упражнения.

Отмыв лицо и руки добела, она направилась к двери той же соблазнительной походкой, что и Анджела. Поморгав глазами, Тори послала Дру воздушный поцелуй.

– Я буду в кухне, помогу хозяйке приготовить ужин, дорогой… – проворковала она для пущей важности и выскользнула за дверь.

Смех разобрал Дру, когда он увидел вихляющую походку Тори и услышал ее гортанный голос, подражающий ужимкам Анджелы. Все еще усмехаясь, Дру намылил лицо и начал бриться.

Странно, но Тори не понимает, что ему нужно поискать возможности физического удовлетворения где-то на стороне. Ему необходима разрядка. Слишком уж много времени он думает о ней, сказал сам себе Дру. Если она хочет сохранить невинность, то придется позволить ему несколько часов побаловаться с вдовушкой.

У Анджелы не было ни ума, ни изысканной красоты Тори, но Дру уже несколько недель обходился без женщины. А путешествие в обществе столь соблазнительной особы просто сводило его с ума. Нынешней ночью Дру получит облегчение. Он же оказывает Тори большую услугу, хотя она этого не понимает. Тори ему спасибо не скажет, но Калеб – непременно.

Тори сразу же понравилась Маргарет Стип. Хотя список обязанностей у этой женщины, казалось, никогда не исчерпается, она выполняла их безропотно. Узнав, что Тори долгое время училась на Востоке, Маргарет закидала ее вопросами о последней моде и о той жизни, которой она жила в городе.

Очень удачно, что Тори вызвалась помочь Маргарет приготовить ужин, потому что Анджела буквально ни на шаг не отходила от Дру, который помогал Олину колоть дрова. Всякий раз, когда Тори выглядывала в окно, она видела, что Анджела крутится рядом с Дру.

– Анджеле, кажется, очень нравится ваш брат, – заметила Маргарет, глядя туда же, куда и Тори. – Большинство путешествующих не заслуживают внимания. Так, бродяги. – Она поставила на стол миску с картошкой и повернулась за жареным цыпленком. – Олин обычно говорит Анджеле, чтобы она держалась подальше от путешественников. Но ваш брат произвел на него хорошее впечатление.

Не успела Тори сказать, что ее брат не такая уж хорошая добыча, как парочка вплыла в комнату. Пока Анджела что-то ворковала, обхаживая Дру, флиртуя с ним напропалую, Тори с жадностью голодного волка поглощала еду, в которой не было ни единой фасолины.

Когда ужин закончился, Анджела вызвалась показать Дру ферму, не позаботившись о том, чтобы помочь матери убрать со стола. Тори засучила рукава и стала мыть посуду. Она не могла бы вспомнить, когда в последний раз занималась этим делом. Тори проклинала себя за то, что думает о том, чем именно сейчас заняты руки Дру.

«Хватит прикидываться покинутой любовницей, – ругала себя Тори, яростно перетирая тарелки. – Дру ничего для тебя не значит, и ты для него тоже. Он для тебя не больше чем попутчик».

Придя к такому выводу, Тори закончила работу, поблагодарила Маргарет за еду и направилась к амбару. Она была уже у цели, когда ее внимание привлекло веселое хихиканье – оно раздавалось где-то поблизости, около конюшни Тори выругалась вполголоса, услышав баритон Дру, от которого у любой женщины сладостная дрожь пробежит по телу.

Ну почему ей не дает покоя это свидание? Ей же нет никакого дела до его шашней с Анджелой. Но она никак не могла до конца убедить себя в этом. Наоборот, ей очень хотелось бы сейчас оказаться на месте Анджелы. Поцелуями и ласками Дру пробудил в ней чувственность, а теперь он не желает иметь с ней ничего общего. Стоило ему встретить женщину, он тут же кинулся к ней. На Тори же он смотрит как на дитя и желает лишь исполнить свой долг перед Калебом.

Все мужчины таковы, цинично размышляла Тори. Она думала о мужчинах вообще и о Дру в частности. У Хуберта были постоянные любовницы, а Дру просто подбирал первую встречную женщину. Мужчинам чуждо понятие верности. Из всех мужчин, пожалуй, лишь ее отчим был самым верным. Но почему Эдгар хранил верность Гвен, когда мог вести себя иначе, размышляла Тори. Время от времени она начинала думать, что Эдгар неплохой человек. Почему она с такой неприязнью относилась к нему все эти годы? Он удочерил ее и заботился о ней, как о принцессе. Он даже составил завещание и сделал ее наследницей всего своего состояния. Эдгар был щедр и ласков. Как стыдно, что Тори раньше не поняла, кто ее единственный друг. И тем более обидно, что Дру совсем не похож на ее отчима.

ГЛАВА 9

Анджела слегка откинулась в объятиях Дру и одарила его улыбкой.

– Я знаю здесь неподалеку тихое местечко на берегу реки, где ты и я могли бы… – Голос ее затих, и она дала возможность Дру самому додумать, чем именно им предстоит там заниматься.

Дру заглянул в карие глаза, которые призывно блестели. Он уже был готов принять сделанное приглашение, но тут образ Тори возник перед его мысленным взором. Огорчившись, Дру задался вопросом, с чего бы это ему колебаться хоть секунду, если такая возможность сама идет ему в руки.

Анджела была хороша и, совершенно очевидно, весьма опытна, не было ни единой причины отвергать ее предложение.

– Я пойду проведаю сестру, – услышал себя Дру как бы со стороны и подумал, какого черта он это говорит. Он вовсе не планировал хоть секунду сегодня ночью думать об этой фее с фиалковыми глазами.

Анджела надула губы и, высвободившись из объятий Дру, поглядела на него с обидой:

– Мне кажется, твоя сестра может и сама о себе позаботиться. Если бы поблизости нашелся парень, с которым она могла развлечься, не думаю, что она хоть минуту колебалась бы.

– Тори не слишком интересуется мужчинами, – резко ответил Дру, удивив ответом и себя, и Анджелу.

– А я, по-твоему, слишком? – спросила женщина. – Что ж, если так, то можешь ползти к себе в постель и развлекать сказочками маленькую сестренку. Спокойной ночи, мистер Салливан.

Когда Анджела удалилась с недовольным видом, Дру выругался про себя. У него была возможность удовлетворить свои желания, но он отверг сделанное предложение. Проклиная собственную глупость, Дру шел по амбару и изрыгал проклятия. Он был огорчен сверх всякой меры. Ради чего, спрашивается, он отказал себе в удовольствии? Неужели Тори тому причиной? Они же не имеют друг к другу никакого отношения. Она – просто багаж, который он должен доставить Калебу.

Он славно позабавился бы с фермерской дочкой, но… черты Тори возникали перед его мысленным взором всякий раз, когда он смотрел на Анджелу.

Услышав стук входной двери, Тори подняла голову со своего тюфяка. Она сумела разглядеть, что лицо его было крайне мрачным.

– Что случилось, Монтана? – насмешливо спросила она. – Неужели Анджела дала вам от ворот поворот? Вкус у нее оказался лучше, чем я предполагала.

Дру стащил с себя рубаху, повесил ее на стул и полез на свое место.

– Она была воплощенное желание, – сообщил он нахальной блондинке.

Тори уселась, скрестив ноги, и на ее очаровательном лице отразилось крайнее беспокойство.

– Понятно, значит, ты здесь лишь для того, чтобы попросить меня убираться восвояси.

– Я пришел, чтобы поспать, – огрызнулся Дру. – И если ты в состоянии заткнуться, то сделай это, пожалуйста, сейчас же.

Тори озадаченно наблюдала, как Дру укладывается на соломенном матрасе.

– Вы сами отвергли Анджелу? – Ее полный недоверия тон говорил о том, что она нисколько не верит ему. – Неужели, Монтана? Может быть, я и наивна, но не тупа.

Дру протянул руку, схватил ее за волосы, а затем притянул к себе. Их лица почти соприкасались. По телу Тори пробежали волны сладкой дрожи, и она прокляла себя за то, что так реагирует на этого мерзавца.

– У меня нет никакой охоты отвечать на твои колкости, малышка, – прорычал он, обдавая ее горячим дыханием. У Тори запылали щеки.

Она облизнула губы, внушая себе, что совсем не хочет целоваться с ним. На самом же деле ей очень этого хотелось. По своей наивности она не понимала причины внезапной вспышки Дру, которого терзала неудовлетворенная страсть.

Видения недавней ночи мучили Тори. Она вспоминала, как Дру прижимался к ней, какие необыкновенные ощущения переполняли ее при этом. Ей очень хотелось оживить в памяти те чудесные моменты своей жизни, понять, что же следует за этими страстными объятиями.

– Я не стал соблазнять Анджелу, потому что она – не ты, – тихо произнес Дру, и в голосе его звучало желание. – Неужели ты до сих пор этого не поняла, маленькая мисс Невинность? Я хотел тебя, а не ее. Она лишь в ничтожной мере могла бы тебя заменить.

Тори вздрогнула, услышав его хрипловатый голос, и сглотнула подкативший к горлу комок. Она беспомощно смотрела в эти выразительные ярко-синие глаза и чувствовала, что воля изменяет ей.

– Мне казалось, вам нужна опытная женщина, чтобы удовлетворить это желание, – сказала она.

Дру слегка ослабил руку, выпустив ее пепельные волосы, и тяжело вздохнул:

– Я говорил, что лучше бы на твоем месте находилась другая женщина, – объяснил он, глядя ей прямо в глаза. – Правда в том, Чикаго, что я хочу тебя. Так было и так есть.

И если ты не хочешь немедленно лишиться невинности, я предлагаю тебе убраться на свой тюфяк и оставить меня в покое.

Тори опять охватило невероятное желание, которое не покидало ее с тех пор, как Дру разбудил ее чувства. Но он ясно дал понять, что не станет переступать установленных им для себя границ.

– За один твой поцелуй я удалюсь на свое место и даже потушу фонарь, – смело ответила она.

Его темные брови изогнулись дугой. Тори постоянно удивляла его. Она менялась ежеминутно, сбрасывая навязанные ей матерью запреты, понемногу освобождаясь от раковины, в которую ее заключила Гвен.

– Неужели ты думаешь, что я остановлюсь после одного поцелуя? – спросил он, переводя взгляд на ее соблазнительные губы?

– Ну, если уж вы не завалились в траву с Анджелой, то, очевидно, у вас хватит самообладания, чтобы ограничиться одним поцелуем, – ответила она.

Дру кисло улыбнулся:

– Я удовольствуюсь тем, чем смогу.

В груди его что-то заклокотало. Тори лишь попробовала применить один из приемов Анджелы, а результат оказался ошеломительным. Ему было достаточно на нее поглядеть, и желание уже охватывало его – ни к одной женщине он не чувствовал ничего подобного.

Он приник к ее губам, испивая сладкий нектар поцелуя. Тори импульсивно обняла его за шею, и мгновенно вспыхнувшая страсть охватила их.

Тори знала, что испытывает судьбу. Она вся дрожала от вожделения, желания получить то, что мог ей дать только мужчина. Дру заставил ее испытать ощущения, до сей поры неведомые. Он сделал ее дикой и необузданной, пробудил в ней женщину, жаждущую разделить свою страсть с ним.

Содрогаясь от жгучего желания, Тори запустила пальцы в густые черные волосы, покрывающие грудь Дру. Она исступленно гладила его живот, нащупав шрам, оставшийся от давнего ранения. Она наслаждалась той радостью, которая разливалась по телу от ответных ласк. Тори была заинтригована разительным контрастом между мужчиной и женщиной. Прекрасное тело Дру, казалось, состояло из одних мышц, оно было воплощением силы, вызывая любопытство и желание ласкать его бесконечно.

Дру сдавленно застонал, почувствовав, что Тори становится все смелее. Ее ласки вызвали у него самые первобытные ощущения. Он впился в ее губы, как в заветное снадобье, лаская грудь, соски. Затем расстегнул ее брюки, коснувшись ладонями живота, бедер, ног…

Тори слегка вскрикнула, но Дру уже не мог ограничиться одними поцелуями. Он жаждал узнать ее так, как не знал ни один мужчина.

Его искусные руки скользнули в ее лоно и довели Тори до исступления. Эта интимная ласка чуть не лишила ее сознания. Казалось, мир перестал существовать, и Тори поняла, что страстно желает слиться в едином порыве с Дру, чтобы узнать то наслаждение, которое сулят все его ласки. Она, казалось, отдала бы жизнь ради того, чтобы облегчить страсти, бушующие в ней.

– Я хочу тебя, – с трудом произнесла Тори, и голос ее стал хриплым от жгучего желания.

Дру услышал ее словно сквозь туман. Он умел заставить женщину умолять о ласке. Он был опытным любовником. Но голос рассудка призывал его остановиться, не заходить слишком далеко в отношениях с этой невинной девочкой.

Как бы ни презирал Дру Хуберта Каррингтона Фрезье-младшего, он не мог заставить себя забыть, что Тори обещана другому мужчине. И как бы страстно ни желал Дру эту белокурую фею, он не мог забыть о том, что она дочь его друга.

В жизни мужчины бывают моменты, когда ему приходится сдерживать свои личные желания и потребности. Честная натура Дру не позволяла ему поддаться искушению, хотя Тори изнемогала от желания. Она была слишком неопытна и слишком уязвима.

Боже, как он ненавидел свою честность, когда эта нимфа так ждала его. Он хотел удовлетворить свое нестерпимое желание, но не мог этого сделать, потому что хотел и дальше жить со спокойной совестью и честно смотреть в глаза Калебу. Он понимал, что, лишив Тори невинности, он может испортить ей жизнь. Тори была бы не первой соблазненной и оставленной женщиной в его жизни. Но она была первой настоящей леди, которую он знал.

Когда наконец Дру, собрав остатки воли, оторвался от ее губ, девушка непонимающе захлопала глазами. Все ее тело дрожало от необычайного наслаждения, а сердце билось как сумасшедшее.

– Потуши фонарь, Чикаго, – приказал он, и голос его был хриплым от огненной страсти. – Здесь так жарко, что того и гляди весь амбар вспыхнет.

Едва ступая непослушными ногами, Тори приставила лестницу и потушила фонарь, затем доплелась до своего тюфяка – амбар освещался теперь лишь проникающим через слуховое окно светом луны. Неожиданно Дру подтянул ее тюфяк к своему. Она с удивлением посмотрела на него.

– Я не собираюсь заниматься с тобой любовью, – произнес он, заставляя ее лечь. – Одному Богу ведомо, как сильно я хочу тебя, но я сдержусь и ограничусь лишь тем, что мы будем рядом. Если же я осмелюсь сделать нечто большее, мы будем жалеть об этом всю жизнь.

Тори лукаво улыбнулась ему:

– Как жаль. Но, может, нам заняться еще чем-нибудь?

Дру не был уверен, что сумеет противостоять этому невинному флирту. Ему пришлось приложить все усилия для того, чтобы оторваться от нее. И даже сейчас, несмотря ни на что, здравый смысл контролировал его тело.

Опершись на локоть, Дру поглядел в ее горящие глаза.

– Я уже десятки раз представлял себе, как мы будем заниматься любовью, – сказал он откровенно. – Тебе повезло, что ты встретилась с джентльменом.

Тори натянула на себя одеяло и повернулась к Дру спиной.

– По правде говоря, Монтана, мне очень жаль, что ты настолько честен.

Унылая улыбка скользнула по его губам; Дру приподнял прядь ее волос и начал играть ими. Боже, как же все сложно. Он понимал, что эта голубка просто пробует свои крылья и использует его для своих опытов. Она разожгла в нем пламя, а теперь очень сложно стало не поддаться огненной страсти, которая выжигала его изнутри.

Горестно вздохнув, Дру обнял Тори и пожелал ей спокойной ночи, хотя на самом деле этого-то и не хотелось. Соблазнительная девчушка подвергала жестокому испытанию его благородные намерения. Всякий раз, когда он касался ее, ему хотелось сделать шаг вперед в их отношениях. Интересно, как долго он сумеет себя сдерживать, пока наконец не удовлетворит свои самые похотливые желания, отбросив в сторону всякую осторожность. Боже правый, эта очаровательная крошка настолько занимает его мысли, что он просто не может думать о чем-то другом.

Тори вздохнула, почувствовав руку Дру у себя на талии. Она представила, что они предаются тем же ласкам, скинув с себя одежду. Для Тори это стало бы путешествием в рай. Но она прекрасно понимала, что будет для Дру лишь еще одной женщиной среди многих. Он не относился к тем мужчинам, которые стремятся к постоянству. Он согласился проводить ее до Монтаны только ради Калеба.

Вероятно, она должна быть польщена тем, что Дру так уважает ее, сдерживая свои желания и оставляя ее невинной. Но как обидно, что ее так тянет к мужчине, который предпочел бы вообще не иметь по отношению к ней никаких обязательств. Пока Тори убеждала себя, что, несмотря на страстное влечение, ей повезло, что она не сошлась слишком близко с Дру, Дру проклинал себя за то, что отверг предложение Анджелы Стип. Лежал бы сейчас в ее объятиях и ощущал блаженную легкость во всем теле. Но нет же, он после нескольких жадных поцелуев и страстных ласк обречен жариться на медленном огне.

Если бы Дру спросили о самом заветном желании, он бы сказал, что хочет очутиться в Вирджиния-сити и забыть обо всем. Это нескончаемое путешествие со страстной и соблазнительной девчушкой сводило его с ума.

– На помощь!

Детективы Том Бейтс и Уильям Фогг навострили уши и прислушались к крику, доносившемуся из-за деревьев. Пустив своих лошадей рысью, они поехали лесом, отыскивая кричащего. К их удивлению, им оказался бродяга, заросший щетиной и привязанный к дереву.

– Ребята, как я рад вас видеть! – сказал человек хрипло. Последние два дня он только и делал, что кричал во все горло.

– Что случилось? – спросил Уильям, соскакивая с лошади и освобождая беднягу от пут.

– Я ехал по дороге, и вдруг какой-то гигант набросился на меня. Этот негодяй избил меня, затем привязал к дереву и украл моего мула, – принялся сочинять тот.

Уильям бросил взгляд на Тома, который подозрительно нахмурился:

– Была ли вместе с этим мужчиной белокурая женщина?

Негодяй хитро поглядел на детективов:

– С чего вы взяли?

– Мы гонимся за ними, – ответил Том.

– Да, они были здесь, – последовал ответ. – Я не знаю, куда они поехали, но надеюсь, что никогда больше не встречу этого великана. Он едва не сломал мне челюсть.

Вернувшись к лошади, Уильям вопросительно поглядел на Тома:

– Что теперь?

Том пожал плечами:

– Продолжим поиски. Фрезье сказал, чтобы мы не возвращались без похитителя и его жертвы.

Сыщики продолжили путь на Запад, пытаясь найти следы Дру Салливана и пропавшей невесты Хуберта Фрезье-младшего. Том гордился, что на его удостоверении детектива «Сыскного агентства Пинкертон» было написано: «Мы всегда находим пропавшего». Но он уже начинал сомневаться, не слишком ли долгим будет этот поиск. За две недели им попался первый свидетель, видевший пропавших. Они преследовали отнюдь не дурака, который оставляет за собой следы. Их поиски пока шли наугад, и встречу с бродягой можно было считать большой удачей.

ГЛАВА 10

Дру задумчиво обозревал поселок, стоявший на слиянии двух небольших рек, затем посмотрел на усталое лицо Тори. Они ехали очень быстро, чтобы максимально увеличить разрыв между собой и преследователями, которые наверняка гонятся за ними.

Хотя Тори не проронила ни слова жалобы, но тяготы утомительного путешествия уже начали сказываться. Под глазами у нее залегли темные круги, говорившие Дру, что он поставил девушку на грань ее возможностей. Он хотел научить Тори приспосабливаться к окружающему миру, и она внимательно выслушивала каждый урок. Словно дисциплинированный солдат, она пыталась доказать, что во всем может быть ему ровней. Любая другая женщина уже визжала бы и рыдала от отчаяния, а Тори принимала все вызовы, которые бросал ей Дру. Но, непривычная к столь суровому путешествию, она нуждалась в отдыхе.

– Я решил, что мы заночуем здесь, – объявил Дру.

Тори радостно вздохнула и протянула руку, чтобы обнять его. Но, вспомнив о той невидимой стене, которая возникла между ними после ночи, проведенной в амбаре Стипов, лишь поерзала в седле.

– Извини, – пробормотала она виновато.

Ее движение подействовало на Дру, как гипноз. Он уже ощущал ее стройное тело, прижавшееся к нему, и проклинал себя за то, что так остро реагирует на ее порыв. Дру старательно держал дистанцию, борясь с очарованием Тори, но все его чувства были на поверхности, и им ничего не стоило пробудиться.

Взяв себя в руки, Дру стал всматриваться в даль. Нужно было взять с собой Вонга, невзирая на его недуги: он стал бы своего рода буфером между ним и этой красавицей.

Дру начинал привязываться к девушке, хотя постоянно напоминал себе, что в Чикаго ее дожидается жених. Гвендолин никогда не позволит ей остаться на Западе, и Тори исчезнет из его жизни.

Погрузившись в размышления, он и не заметил, как они добрались до окраины поселка. Тори словно ребенок радовалась возможности вновь окунуться в обычную человеческую жизнь. Она даже не стала возмущенно фыркать, когда они вошли в непритязательную гостиницу. Дру уже знал, что ее радует одна возможность принять ванну и провести ночь на перине. Загорелое лицо Тори осветилось улыбкой. Как жаль, что не ему она так улыбается! Но он напомнил себе, что служит для Тори постоянным огорчением, заставляя жить по своим правилам, испытывая ее возможности, ставя на грань выживания.

Как только владелец гостиницы положил на конторку ключ и подал Дру книгу для записи постояльцев, Тори схватила ключ и, прыгая через две ступеньки, бросилась наверх. Дру невольно поглядел ей вслед, восхищаясь ее красотой, прелестной фигуркой, обрадованным выражением лица. «Увидела бы Гвен, как ее очень правильная и очень воспитанная дочь прыгает через ступеньки, она бы упала замертво», – думал он.

– Леди наверняка захочет принять ванну, – сказал Дру. – Пожалуйста, проследите, чтобы все было готово.

Владелец гостиницы улыбнулся, глядя на бесстрастное выражение его лица.

– Вы, вероятно, новобрачные? – поинтересовался он, поворачиваясь, чтобы отдать распоряжение прислуге. – Очаровательная маленькая леди!

Дру вздрогнул. Новобрачные?

– Да, мы новобрачные, – солгал он, улыбаясь. – Вы совершенно правы, она очаровательная маленькая леди.

Когда Дру вошел в дверь, Тори уже лежала, растянувшись на кровати, словно котенок на весеннем солнышке. Поток пепельных волос рассыпался по подушке, и Дру вдруг очень захотелось сорвать с себя одежду и лечь рядом…

Черт, ну вот опять! Он уже сотню раз себе говорил, что нельзя предаваться пустым мечтаниям. Тори находится вне пределов его досягаемости, напомнил он себе.

К радости Дру, в комнату вошла дородная горничная. За ней следовали три подростка с ведрами в руках – они замерли, когда увидели стройную блондинку, возлежащую на постели. Три пары глаз, не отрываясь, смотрели на соблазнительную фигурку Тори, хотя она совершенно не обращала на них внимания. Парни просто рты поразевали, как будто она лежала совершенно голая. Дру знал, что и сам так на нее смотрит, когда она этого не видит.

Он не знал, что на него нашло, но решительно встал перед Тори и загородил ее от любопытных взглядов. Застигнутые врасплох мальчишки побежали наполнять ванну водой.

Не подозревая, какое внимание она к себе привлекает, Тори вертелась на постели, пытаясь улечься поудобнее. Боже правый, эта девушка даже не догадывается, сколь она обворожительна.

Тори наконец заметила, что на лице Дру появилась недовольная морщинка. Она уселась на крае кровати, полная любопытства.

– Что случилось? – спросила она невинно.

– Ничего, – проговорил он мрачно. – Иди и принимай ванну, а я постараюсь достать тебе что-нибудь приличное из одежды.

Он повернулся и вышел вон, оставив Тори в изумлении. Отбросив от себя это непонятное настроение, она залезла в долгожданную ванну. Что за райское блаженство! Отныне в ее жизни ванна всегда будет считаться признаком роскоши.

Забыв о времени, Тори плескалась в воде. Она впервые за три недели могла расслабиться и насладиться уединением. Напевая какой-то мотивчик, она мыла голову, избавляясь от грязи, приставшей к ней за время долгого пути. Довольная улыбка играла на ее губах, когда она целиком погрузилась в воду, смывая мыло с головы. Вынырнув, она потянулась за полотенцем, но оно выскользнуло из ее рук.

– Черт, Монтана, нельзя так неожиданно появляться и пугать людей, – возмущенно проговорила она, пытаясь прикрыться.

Дру стоял, замерев на месте, жалея, что ворвался в комнату, не постучавшись. Вид обнаженного тела Тори преследовал его с того самого дня, когда она разделась донага, чтобы ответить на его вызов и доказать свою правоту!

– Гляди-ка, Чикаго, ты и говорить начинаешь, как я. – Дру пытался смотреть в другую сторону, но это было выше его сил.

– Неужели? – ответила она, сознательно употребляя одно из любимых словечек Дру.

Ее взволновало произведенное на него впечатление. Наконец-то он заметил, что она женщина. Его восхищенный взгляд льстил ей сверх всякой меры. Она-то думала, что завизжит от возмущения, если мужчина застанет ее обнаженной и еще будет разглядывать. Но ведь это не просто мужчина. Это Дру Салливан, непреклонный как скала. Он просто игнорировал ее с тех пор, как они покинули ферму Стипов, поэтому любое проявление внимания с его стороны было приятно.

– Неужели, – пробормотал Дру, пытаясь отвести взгляд от алебастрового тела, словно алмазной россыпью усеянного капельками воды.

Мягкий смех послужил ответом. Женская гордость Тори была удовлетворена.

– Да, я начинаю говорить, как вы, – сказала она и игриво улыбнулась. – Вы разглядели все, что хотели, Монтана?

Дру выругался, потому что это были его же собственные слова. Тори могла поклясться, что он покраснел. Наконец-то она достигла своей цели.

– Ты просто бесстыдница! – предостерегающе заметил он, отворачиваясь наконец от Тори. Именно так и следовало бы поступить сразу.

Шаловливая улыбка появилась на ее губах. Тори безумно нравилось дразнить Дру. Ведь он-то ее не раз дразнил!

– Может быть, в другой жизни я была потаскушкой и моя истинная сущность наконец-то начинает выходить наружу? – сказала она.

Дру заскрипел зубами. Он позволяет ей издеваться над собой. Даже отвернувшись от Тори, он видел перед собой ее бархатистую кожу, усыпанную каплями воды, и это видение разжигало его желание…

Он услышал всплеск, но не оглянулся, хотя его жадный взгляд больше всего хотел бы увидеть происходящее за спиной.

Прокашлявшись, Дру указал на сверток, лежащий на постели.

– Я постарался подобрать одежду по размеру. Надеюсь, платье и туфли подходят, – произнес он неуверенно.

Завернувшись в полотенце, Тори подошла к кровати. Она развернула сверток и обнаружила платье цвета лаванды, украшенное гофрированными манжетками и кружевами. Конечно, оно было не столь элегантно, как платья, которые ее мать заказывала у лучших портных Чикаго, но довольно миленькое.

– Спасибо, Дру, оно очаровательно, – пробормотала она с благодарностью.

– Наверное, дома у тебя гардероб более изысканный. Это замечание разозлило ее. Он не преминул испортить даже такой приятный момент.

– Черт возьми, Монтана, неужели вы думаете, что все, что меня волнует, – это дорогая одежда и светские приемы?

Тори скользнула за ширму и стала одеваться. Услышав плеск воды, она поняла, что Дру погрузился в воду. Она выплыла из-за ширмы и направилась к двери.

– Пойду пройдусь по поселку, пока вы принимаете ванну, – заявила она.

– Будь осторожна, Чикаго.

– С чего бы это? Наконец-то я смогу хоть поразвлечься немного, – заметила она легкомысленно. – Честно говоря, Монтана, порой вы бываете столь же глупы и скучны, как Хуберт Каррингтон Фрезье-младший.

Легкая, как ветерок, она выскользнула из комнаты, Дру безуспешно попытался швырнуть в нее мочалкой. Черт, ну неужели она не понимает, насколько трудно держать расстояние между ними, быть вежливым и уважительным? Роль эта была незнакома Дру, он к ней не привык. Он жалел, что вообще встретил Тори. Она просто выворачивала его наизнанку.

Эта девчушка хотела поразвлечься. Ну что же, он развлечет ее, не выходя, правда, за рамки дозволенного. Тори, вероятно, было скучно, она жаждала развлечений. Решив доставить малышке удовольствие, Дру быстро вымылся и побрился. Облачившись в новую, только что купленную одежду, он поглядел на себя в зеркало и направился к двери. Скучный и тупой, ну и ну! Тори еще предстоит узнать, насколько он бывает весел! Дру поклялся, что будет самым интересным ухажером, какого Тори приходилось встречать. Он заставит ее взять назад свои слова!

Огромная толпа собралась на краю поселка, и Тори поспешила смешаться с ней. Следуя за потоком людей, она шла по улице, на которой развернулась ярмарка. Веселый смех раздавался то тут, то там, и музыка подняла настроение Тори. Довольная этим развлечением, девушка шла вдоль рядов, разглядывая изделия ремесленников, затем остановилась и стала наблюдать за лошадьми, которые скакали по дорожке, проложенной вокруг ярмарки.

Все шло отлично, пока молодой человек, вероятно, изрядно хлебнувший виски, не подошел к ней и не обнял за плечи.

– Красотка, где ты до сих пор пропадала? – протянул он и пьяно улыбнулся. – Ты, вероятно, только что спустилась с небес?

Тори попыталась высвободиться из его объятий, не поднимая шума. Но пьянчужка пытался продолжить свои ухаживания.

– Ну, красотка, давай попляшем вместе, – промычал он.

– Нет, спасибо, – отклонила она предложение, сумев наконец сбросить с плеча его липкую руку.

Парень схватил ее за локоть, и она вышла из себя. Тори вовсе не собиралась идти с ним куда-либо. Он едва стоял на ногах и мог свалиться на нее, если она вздумает с ним танцевать. Когда он грубо потянул Тори к себе, она сделала то, что Дру сделал с бродягой в лесу, – сжала кулак и врезала ухажеру в челюсть так, что незваный спутник отлетел назад. Алкоголь явно замедлил его реакцию, поэтому неожиданный удар заставил его завертеться на месте, как волчок.

Зеваки встретили гулом одобрения еще один удар, который Тори нанесла ему, лишив его остатков достоинства. Губы его искривились в злобном оскале, он бросился на Тори, как бык, вытянув руки и пытаясь схватить девушку, но она выставила колено и попала ему прямо в пах. Когда он согнулся, она опять ударила его кулаком в челюсть.

Пьяница упал на землю и больше не поднимался.

Тори потерла суставы пальцев и повернулась, чтобы идти прочь. И тут она увидела Дру, который стоял рядом. Он выглядел просто великолепно – на нем была белоснежная льняная рубашка, расстегнутая на груди. Черные брюки плотно облегали его мускулистые бедра. Тори почувствовала, как страсть охватывает ее.

Сделав вид, что Дру ей совсем не интересен, Тори слегка нахмурилась и окинула его небрежным взглядом.

– Вы мне очень помогли, Монтана, – хлестнула она его.

– А зачем мне было вмешиваться? – спросил он, шагая рядом. – Ты и без меня прекрасно с ним справилась. У тебя появилась чудесная возможность попрактиковаться в том, чему ты научилась от меня. Я потрясен.

Да, она прекрасно обошлась и без его помощи, поняла она с удивлением. Подумать только! Ей не нужен телохранитель!

– Здорово у меня получилось, да? – спросила она с гордой улыбкой.

– Да, кое-чему ты научилась, Чикаго. – Дразнящая улыбка появилась у него на губах, и он взял ее за подбородок. – Я слышал, что чемпион Айовы по боксу ищет соперников для матча. Тебя не записать?

Фиалковые глаза сверкнули, и Дру отвел взгляд. Когда Тори улыбалась, она становилась неотразимой. Как будто солнце слепило глаза.

– Когда я еще немного попрактикуюсь, я подумаю об этом.

Дру склонился в поклоне, подобно тому, какой ему отвешивал Вонг, затем протянул ей руку:

– Окажете ли вы мне удовольствие отобедать со мной, дорогая?

Тори задумчиво поглядела на Дру. Что на него нашло? С чего это он стал таким любезным и галантным? Ну ладно, как бы там ни было, Тори нравилась новая сторона их отношений. Он льстил ей, он ухаживал за ней, и Тори с готовностью откликнулась на предложение.

Рука скользнула под его руку, и она одарила его еще одной лучистой улыбкой:

– С радостью присоединяюсь к вам, сэр, – ответила она. – Но не сердите меня. Мой инструктор по боксу говорит, что для новичка я неплохо дерусь.

Обрадованный Дру повел Тори в лучший ресторан поселка. Он начинал понимать, почему Гвен держала дочь под замком все эти годы. Эта нимфа была необычайно соблазнительна, и когда сбросила связывающие ее запреты, то стала подобна весеннему ветерку. Ее веселый, легкий характер был заразителен. Она заставила его почувствовать себя вновь глупым, шаловливым мальчишкой, который впервые идет на свидание.

Тори жадно поглощала предложенные ей блюда и вино. Стоило стакану опустеть, как она наполняла его вновь. Алкоголь развязал ей язык, и она начала рассказывать Дру о своей жизни: о том, как тяжело было жить под постоянным строгим надзором Гвен, как раздражали ее нескончаемые гувернантки, которые, словно ищейки, следили за каждым ее шагом начиная с десяти лет. Закончив повествование, она откинулась на спинку стула. Фиалковые глаза скользили по лицу Дру. Ей гораздо больше нравились грубоватые, но симпатичные черты его лица, чем утонченные лица тех джентльменов, которых ей приходилось встречать. Дру был красив по-своему, к тому же великолепно сложен и такой сильный…

Тори мысленно дала себе пощечину и выпрямилась на стуле. Интересно, не прочитал ли Дру тех мыслей, которые бродили в ее голове? Вероятно, нет, потому что он задумчиво глядел на нее, и значение его взгляда она не могла расшифровать.

– Расскажите мне о себе, Монтана, – попросила она. Дру недоуменно пожал плечами и стал изучать содержимое своего стакана.

– Да что, собственно, рассказывать, – пробормотал он. – Родителей моих убили индейцы, и я начал искать работу, чтобы выжить. Я брался за любую работу, какой бы тяжелой и грязной она ни была. Несколько лет я перебивался случайными заработками, а потом направился на Запад, на золотые прииски, надеясь разбогатеть и начать помогать троим моим братьям в Канзасе.

– Троим братьям? – Глаза ее сверкнули изумлением. Он утвердительно кивнул головой:

– Джон Генри на два года моложе меня. Ему двадцать восемь, он отец двоих мальчишек. Джерри Джеффу исполнилось недавно двадцать шесть, в прошлом году он женился на веселой рыжеволосой девице. Билли Боб – всеобщий баловень и любимец, ему будет двадцать два через три месяца.

Тори была поражена. У Салливана была, видимо, тяжелая жизнь – воспитывать и поддерживать такую семью! Интересно, а какое второе имя у него самого, ведь у каждого из братьев по два имени? Однако она ловила себя на том, что не может обращаться к Дру иначе, чем просто Монтана.

– Большая часть моего образования – результат жизненного опыта, – проговорил Дру, не в состоянии сдержать невольное негодование. – Мне едва сравнялось пятнадцать лет, когда случилась беда с родителями, и я понял, что ответственность за семью ложится на мои плечи. Ни один из моих братьев не учился подолгу – мы работали на ферме. Я оставил за старшего Джона Генри, а сам пошел искать работу. Я прошел непростую школу жизни и научился получать от нее тычки, выживать благодаря уму и силе. Единственное, что поддерживало меня, это мысль о братьях, которые вынуждены существовать лишь на мои заработки и на те деньги, которые они получат от продажи небогатого урожая. Такая сложная жизнь продолжалась очень долго.

– А я очень долго жила мучительной мыслью, что мой собственный отец от меня отказался, – вздохнула Тори. – Хотя Эдгар не скупился на подарки, мать держала меня на привязи. Единственным моим убежищем были книги. И я не уверена, что лучше: утонуть в вакууме или бороться всеми силами за выживание.

– Всегда лучше там, где нас нет, – произнес Дру, наливая себе еще вина. – Постоянные поиски чего-то лучшего – это наше вечное проклятие. – Он наполнил стакан и поднял его. – Выпьем за лучшие дни.

– За вечнозеленые дни! – проговорила Тори, чокаясь с ним.

Дру не имел ни малейшего представления о том, что именно она имеет в виду, но осушил стакан до дна.

– За ветер! – усмехнулся Дру. – Который донесет нас до Монтаны!

Затем он поднялся из-за стола.

– Пойдем потанцуем, – предложил он слегка дрожащим голосом. – Я ни разу не танцевал с такой девушкой, как ты.

– С удовольствием. – Тори поглядела на красавца великана и пожелала, чтобы эта ночь никогда не кончалась. Наступило наконец ее время!

На рассвете, поддерживая друг друга, Дру и Тори возвращались из ресторана в гостиницу. По дороге Дру научил ее нескольким разбитным песенкам, от которых у Гвен волосы бы встали дыбом. Но Тори и глазом не моргнула. Дру уделил ей столько внимания, а она наслаждалась каждым проведенным вместе с ним мгновением.

– Знаешь, я не думала считать тебя скучным и глупым, – говорила Тори заплетающимся языком. – Ты не скучный, нет. Наоборот, ты очень, очень, очень веселый… – Тори икнула и захихикала. – Извините… И я хочу провести с тобой ночь, я хочу снова увидеть тебя раздетым…

Откровенное замечание Тори рассмешило Дру. Последние запреты были сняты, она была свободна, говорила и делала что хотела.

Но когда они подошли к ярмарочной площади и Дру, обняв Тори, попытался снова закружиться по танцевальной площадке, ее игривость улетучилась. Весь мир сузился до Дру. Она не видела никого, кроме этого мускулистого гиганта, который держал ее в своих мощных руках. Дру был легок в движениях и проворен. Его тело касалось ее тела, напоминая о запретных ласках и страстях. Тори почувствовала, что начинает пылать от желания.

– Где ты научился так хорошо танцевать? – спросила она, пытаясь подавить волны наслаждения, охватившие ее. Они ведь просто танцуют. Боже милостивый. Если она вовремя не остановится, то, пожалуй, начнет воображать себе неизвестно что.

– На золотых приисках Калифорнии и Невады, – пробормотал он невнятно, затем широко улыбнулся, и Тори чуть не растаяла от удовольствия. – Там было мало женщин. Мы по очереди танцевали за дам. А ты?

– Меня обучал этому учитель танцев, которого нанял отчим, – ответила она.

Когда музыка кончилась, к ним подошел приятной наружности молодой человек и хотел было пригласить Тори на следующий танец. Но Дру не позволил ему занять свое место. Дру намеревался всю ночь развлекаться в обществе этой обворожительной нимфы, решив погрузиться в причудливые фантазии. Завтра он наденет дорожный костюм, и они продолжат нелегкое путешествие. Но сегодня… сегодня ночью он и Тори открыли для себя свое собственное царство, где все замки – воздушные.

ГЛАВА 11

Над ярмаркой носился аромат пунша. Дру и Тори взяли себе по порции. В темноте горели факелы, и музыка звенела в воздухе. Ночь была великолепна, и Тори поклялась, что никогда не забудет радость, которую доставил ей Дру. Они пили и танцевали, пока музыканты наконец не устали… и, уложив инструменты, не разошлись по домам. Тори не хотелось, чтобы эта ночь заканчивалась. Впервые она оказалась на празднике в обществе мужчины и никакой бдительной бонны поблизости не было. А то, что именно этот мужчина ей нравился и ухаживал за ней, – усиливало значительность момента.

– Я никогда так не веселилась, – заявила Тори слегка заплетающимся языком.

У Дру рот расплылся в глупой ухмылке, когда Тори выпустила его руку и попыталась продемонстрировать несколько сложных танцевальных па в вестибюле их гостиницы. Как бы грациозна она ни была, но алкоголь оказал на нее свое действие. Исполняя очередной пируэт, она наступила на подол платья и замахала руками, как ветряная мельница, чтобы удержать равновесие. Несмотря на замедленную реакцию, Дру все же подоспел вовремя и сумел ее подхватить, так что Тори не врезалась в стену.

– Мне кажется, Чикаго, ты сегодня достаточно наплясалась и напилась, – укоризненно произнес он, но в голосе его звучал смех. – Я уложу тебя в постель.

– Я не хочу в постель. – Очаровательное личико Тори недовольно перекосилось от этого двусмысленного предложения. – Я хочу петь и танцевать всю ночь. – Она, притопывая, продолжала кружиться по комнате, сопровождая свой танец одной из непристойных песенок, которым ее обучил Дру; он уже сожалел об этом.

– Шш… Шш… Ты разбудишь всю гостиницу, – пробормотал ее достойный учитель. – «Боже, мир, кажется, шатается», – думал он, глядя на комнату. Или пол качается, или с мозгами у него не все в порядке. Жаль, что он недостаточно трезв, чтобы выяснить причину.

– Мне наплевать, что меня кто-то слышит. – Тори покачнулась, но удержалась на ногах. Ее огромные фиалковые глаза сияли от восторга. – Впервые в жизни я не должна никому ничего объяснять. Нет рядом ни мамы, ни отчима, ни бонн, которые станут мне говорить, как себя вести, укорять меня, что я веду себя не как леди.

Тори вынула из прически шпильки, и ее длинные шелковистые волосы разметались по плечам. Она чувствовала себя свободной, как птица, которая только что покинула клетку и оказалась на бескрайнем воздушном просторе. С радостным смехом Тори бросилась в объятия Дру. Но не успел он что-либо сообразить, как девушка уже вырвалась из его рук. Дру стоял озадаченный, а Тори бросилась к окну, за которым сиял далекий мир звезд.

Одним махом она перескочила через подоконник и выскочила на балкон, который обрамлял гостиницу с восточной стороны и с фасада. Ей хотелось там продолжить свой танец.

– Проклятие… – Дру прошел через комнату и увидел, как Тори, сбросив туфли, забралась на деревянный парапет. Затем, подхватив юбки, она, весело пританцовывая, начала распевать разухабистую песенку.

Сердце замерло у него в груди, когда Тори остановилась на краю перил и подняла руки так, как будто хотела улететь в небо. В долю секунды Дру уже был на балконе, спасая ее от последствий пьяной дерзости.

Шаловливо улыбаясь, Тори поглядела на него.

– Я умею летать, – заявила она совершенно убежденно.

– Слезай отсюда, Чикаго, – потребовал Дру, испытывая все большую тревогу. Если он попытается ее схватить, то, скорее всего, она нарочно ринется вниз и разобьется насмерть. – Ты свернешь шею.

– Чепуха, – запротестовала Тори.

Дру не был уверен, что этот воздушный эльф ведает, что творит. Но он-то уж точно напугался до смерти. Боже правый, она там что-то вытанцовывает на парапете, а у него сердце чуть не разрывается всякий раз, когда он видит, что она того и гляди свалится вниз.

Стоило Тори зазеваться, как Дру одним прыжком кинулся к ней, схватил за талию и стащил с парапета, выслушивая недовольную брань.

– Черт побери, Чикаго, ты меня до смерти перепугала. Если уж тебе так хочется поплясать – пляши на полу.

Дру втолкнул Тори через окно обратно в комнату, и, едва ее ножки коснулись пола, она вновь запорхала, словно балерина. Скинув рубаху, Дру улегся на кровать, устало вздохнув, взбил подушку и положил ее под голову. Как загипнотизированный, он наблюдал за дивными пируэтами Тори. Она была сама поэзия, переведенная на язык движений. Даже алкоголь не лишил ее грациозности сильфиды. Она знала, кажется, все существующие танцевальные па. Дру восхищался ею.

«О боже, в комнате жарко, словно в печи», – думала Тори, кружась на цыпочках. Она остановилась, чтобы скинуть нижние юбки и продемонстрировать еще несколько грациозных движений, которым ее научил педагог в Чикаго, но которые ей так и не позволили исполнить на публике.

Снятые юбки Тори швырнула Дру, и он запутался в пене кружев. В глазах его блестели смешинки – он с удовольствием наблюдал, как танцует перед ним подвыпившая девчушка. Может быть, Гвен и подрезала однажды ей крылья, но теперь уже Тори никогда не будет прежней. Она нетерпелива и безрассудна и пытается полнокровно прожить каждый миг своей жизни.

Мысли его смешались, когда Тори сорвала с себя платье и бросила его на кровать. Дру не мог оторвать глаз от фигурки в нижней рубашке, которая едва прикрывала грудь и заманчивый изгиб бедер. Боже правый, если она сейчас же не прекратит клоунаду, его хватит удар. Соблазнительный наряд Тори и ее чувственные движения производили на Дру такое впечатление, что он боялся потерять над собой контроль. Трудно было не понять, какое огромное наслаждение они могли бы получить друг от друга, если бы Тори не была дочерью Калеба и невестой Хуберта. Черт, ну почему же, почему он должен вести себя сдержанно именно с той женщиной, которой жаждет обладать больше всего на свете?

– Может быть, ты совсем разденешься? – хрипло проговорил он, когда Тори остановилась, чтобы поправить сползшую с плеча бретельку.

Восхитительная, слегка порочная улыбка появилась у нее на губах.

– Я готова голышом пробежать по улицам, – шаловливо заверила она его. – И даже вы не остановите меня.

– Но ты же не леди Годива! – ответил Дру, терзаясь мыслями о недоступной близости Тори.

– Не надо болтать ерунду, – поддразнивала она его, приближаясь к постели. – Сегодня ночью я сама себе хозяйка и поступлю так, как пожелаю.

Когда она наклонилась над ним, рубашка сползла с ее плеч, открывая прелестную грудь. Ему страстно захотелось коснуться этого чуда, но он сдержался.

– Я предупреждаю тебя, Чикаго, – сопротивлялся он из последних сил. – Мы оба утонем.

Любопытство вспыхнуло в глазах Тори, когда Дру попытался отпрянуть от нее.

– Вы боитесь меня, – догадалась она.

– Нет, – возразил Дру, глядя ей в лицо, но глаза выдавали его истинное состояние.

– Нет? Тогда почему же вы так на меня смотрите, словно ждете нападения каждую минуту.

Ее изящные пальчики пробежали по широкой груди Дру, наслаждаясь его совершенным телом, его силой. Лишь однажды Тори решилась так смело ласкать его. Теперь же, под воздействием алкоголя, не в силах устоять перед искушением, она вновь позволила себе эту дерзость. Этот могучий мужчина привлекал ее. Ей не терпелось узнать, куда же ведут эти желания, она хотела вновь и вновь ласкать напрягающиеся от ее прикосновения мышцы.

Дру поймал ее за руку и вздохнул.

– Не делай этого. Ты стала слишком смелой, это не доведет до добра.

– Вы и на самом деле боитесь меня, – проговорила она, и во взгляде ее появилась печаль.

Его глаза в упор смотрели на нее – и в этих бездонных озерах не было радости.

– Нет, Чикаго, – говорил он ей низким, сдавленным голосом. – Я боюсь, что поддамся твоим чарам.

Тори не могла спокойно смотреть на этого великана, ощущать его силу. Запах его мужественного тела тревожил ее обоняние, вкус поцелуев требовал, чтобы она испытала до конца те минуты страсти, которых еще не знало ее девственное тело.

Тори медленно придвинулась к нему, захваченная предвкушением чуда. Ей хотелось, чтобы он обнял ее, чтобы фантазии, преследовавшие ее с их первой встречи, стали явью.

Мужчины ухаживали за ней, пытались ей угодить, но ни один еще ни разу по-настоящему не любил ее. Может быть, и Дру не любит ее. Но это не так уж важно – пускай, он научит ее испытывать удовольствие, которое получают друг от друга мужчина и женщина. Она хотела подчиниться желаниям своего сердца и открыть тайны страсти.

Дру застонал от муки, когда мягкие, как лепестки, губы стали нашептывать что-то ему на ухо. Он мог найти массу причин, чтобы отшатнуться в сторону, но тело его ему не подчинялось, безуспешно пытаясь побороть желание. Она была слишком близка, слишком соблазнительна, и его сопротивление пало, как стены Иерихона.

Дру дал волю своей страсти: его жадные губы припали к губам Тори. Она же полностью подчинилась ему. Ее руки ласкали его обнаженное тело, она тонула в неудержимом потоке новых ощущений, но никак не могла вплотную приблизиться к тому огню, который пожирал ее.

Чувственность распустилась в ней, как удивительный цветок, дождавшийся солнца. Она, казалось, грезила, погруженная в ощущения, рождавшиеся в ее теле от волшебного прикосновения его рук. Тори бесстыдно изгибалась, требуя все новых ласк, которые стали ей нужны как воздух.

Его губы скользнули по ее шее, к плечу, и сердце ее застучало в ответ. Когда он языком стал ласкать ее соски, она закрыла глаза, чтобы отгородиться от окружающего мира и остаться наедине лишь с невероятными, неописуемыми ощущениями.

Дрожь возбуждения прошла по ее телу, когда он, лаская и щекоча ей живот, спустился к самой чувствительной части бедер. Не раз и не два повторяла его рука восхитительный путь от лобка по животу к соскам, и снова вниз. Прикосновение его было подобно прибою, когда волна накатывает на берег и откатывается назад. Все прошлое уносилось прочь. Наслаждение становилось все невероятнее, стремление к полной близости – все настойчивее.

Дру приподнял голову и радостно поглядел на волнующее его существо, в котором проснулась и расцвела женственность. Боже, как она прекрасна! Каждый дюйм ее тела достоин восхищения. Луна освещала бархатистую нежную кожу, светлые волосы сияли в темноте, струями разбегаясь по подушке. Губы, воспаленные от поцелуев, жаждали удовлетворения страсти.

Дру не хотел, чтобы это произошло, и пытался выполнить свое благородное намерение. Лжец, ругал он себя мысленно. Если он не хотел, чтобы Тори упала к нему в объятия, то почему же не снял ей отдельную комнату? Надо быть просто дураком, чтобы думать, что, находясь рядом с ней в постели, он не возжелает ее.

– Научи, как доставить тебе удовольствие, – пробормотала Тори, отвлекая Дру от его мыслей. – Я хочу стать для тебя желанной…

Терпению его пришел конец! Дру был готов на все, чтобы овладеть ею. Тело молило о награде за долгие недели воздержания.

Тори никогда не была такой смелой. Но страсть и алкоголь сняли с нее оковы. Она стремилась узнать о мужчине все, страстно желая пройти сквозь темные чувственные коридоры и открыть обманчивую вселенную страсти. Чувства поглотили ее и неудержимо вели к утолению голода, который томил и мучил ее.

Она исследовала тело Дру, наслаждаясь все новыми и новыми восхитительными открытиями. Страстный стон партнера подстегивал ее смелость. Она хотела привести его к тому же состоянию, в которое повергал ее он своими поцелуями и прикосновениями.

Дру стал узником собственных желаний, пленником собственных страстей. Он весь горел, пытаясь убедить себя в том, что надо быть мягким и нежным, что девушка совершенно не подготовлена к его страсти. Но сдерживаться становилось все труднее.

Вновь и вновь повторял он себе, что испортит великолепный миг, если не приблизится к нему со всей осторожностью. В Тори пылала страсть, ищущая выхода, но сама она была невинна. Дру казалось очень важным, чтобы ее переход из девичества в женскую жизнь прошел легко, не оставив тяжелых воспоминаний.

Он медленно и мягко раздвинул ее колени, стараясь не напугать Тори, а желая открыть то дивное наслаждение, которое переживают мужчина и женщина, находясь вместе.

Он лег сверху и почувствовал, как Тори напряглась под ним. Дру не думал, что в нем самом таится столько нежности и терпения – ему хотелось, чтобы она привыкла к ощущению близости мужского тела. Он склонился к ней, шепча о своей нежности, о том, сколько радости она ему доставила.

Пронзительная боль наполнила Тори сквозь туман наслаждения – девушка вздрогнула.

– Тори… – Он произнес ее имя, как магическое заклинание, и Тори полностью подчинилась ему. Ритмичные движения заставляли ее дрожать, а желание поглощало все существо. Казалось, страсть перетекает из одного тела в другое, они стали единым существом – бьющимся, дышащим, живой загадкой ритма и разума.

Дру с силой прижал ее к себе, достигнув пика страсти. Благодаря ей в его душе поднялась буря, но она же заставила улечься этот шторм страстей, который буквально опустошил его, оставив тихим и почти бездыханным.

Ресницы взметнулись вверх, и она изучающе посмотрела в его лицо, освещенное луной. Тори была невероятно довольна и восхищена ураганом чувств, который она испытывала. Ее замужние подруги и мать говорили, что занятия любовью – обязанность, от которой супруга не имеет права уклоняться, но к которой следует прибегать в самых крайних случаях. Пережитое совсем не походило на то, о чем ей рассказывали.

– Скажи, такое возможно только раз в жизни? – спросила Тори, едва дыша, а глаза ее были широко раскрыты от изумления.

Больше десяти лет Дру довольствовался лишь случайными связями, удовлетворял свои нужды и шел дальше. Но с Тори любовь приобрела иные оттенки и иной смысл, не имеющий ничего общего с его прежними похождениями.

Дру никогда не связывал себя обязательствами ни с одной женщиной. Он мечтал лишь о процветающем ранчо, заботился о своей семье, своих братьях. Он чувствовал себя неловко, не зная, как вести себя с женщинами после того, как занятия любовью заканчивались.

– Чикаго, ты задаешь слишком много вопросов, – коротко ответил он, быстро целуя ее в губы.

Тори слегка откинула голову:

– Но как же я чему-нибудь сумею научиться, если ты не станешь мне рассказывать.

Она прикрыла глаза, спрашивая себя, не пытается ли он просто быть тактичным. Возможно, он просто не испытал тех волшебных переживаний, которые наполнили ее, а теперь пытается щадить ее чувства. Да, конечно, это так, сказала себе Тори. Ей не удалось удовлетворить такого взыскательного любовника, как Дру, даже отдав ему душу и тело.

– Ты все еще мечтаешь, чтобы на моем месте оказалась другая женщина? – спросила она.

Выражение ее лица тронуло самые нежные струны его сердца.

– Нет, – сказал он искренне хриплым шепотом. – Я только хочу, чтобы ты стала кем-то другим.

Тори восприняла его реплику как перефразированную собственную мысль. С полным отчаяния вскриком она свернулась в клубок в углу постели.

– Я ненавижу тебя, Монтана, – выговорила она, смущенная и униженная.

Дру обнял ее и подождал, пока она поглядит на него.

– Я очень хотел бы, чтобы ты была кем-то другим. Я уже говорил это раньше. Я хотел, чтобы ты была кем-то, от кого я мог бы уйти прочь, не оглядываясь назад. – Его дыхание участилось. – Ты ведь помолвлена! Ты дочь Калеба! Я предал доверие своего старинного друга. Что я скажу твоему отцу, когда приведу тебя к двери его дома? – С губ его сорвался глухой смех. – Что мне сказать: «Ну вот и она, Калеб, и кстати, мы любовники. Надеюсь, ты не против». – Синие глаза, казалось, буравили ее насквозь. – Но Калеб, несомненно, будет в ярости, что я позволил себе такие вольности.

– Но виновата я, – прошептала Тори. – Я просила, чтобы ты соблазнил меня, а когда ты отказался, соблазнила тебя сама. Я так ему все и скажу. Тем более, это правда.

Дру знал, что ему стоит отступить. Он и Тори слишком далеко зашли и серьезно осложнили свои отношения. Но сознание того, что ее преследует чувство собственной вины, буквально разрывало его на части. Она была той женщиной, о которой можно только мечтать, и Дру не имел права позволить ей жить с мыслью, что ответственность за происшедшее целиком на ней. Его вина была не меньшей.

Что сделано, то сделано. К черту Калеба и эту дешевку Хуберта Фрезье-младшего. Уж Хуберта-то жалеть совсем не стоит после того, что произошло в прошлом году.

Дру нежно провел пальцем по щеке Тори. О, он так и знал, что будет ненавидеть себя за содеянное. А Калеб, несомненно, убьет его за то, что он сделал с его дочерью. Но все это не имело никакого значения, когда он смотрел на обворожительное лицо Тори. То, что произошло между ними, было похоже на сказку. И не стоит думать о чем-то постороннем в эту ночь.

– Знаешь, близость с другими женщинами никогда не вызывала у меня подобных ощущений, – произнес он хрипловато. – И я знаю, что за это мне придется заплатить. Но пока, малютка, я хочу показать тебе все возможные способы того, как доставить мне удовольствие.

Стоило ему коснуться Тори, как она отдалась ему, забыв обо всех обидах. Она не думала ни о завтрашнем дне, ни о последствиях. Все теряло значение, когда она оказывалась в объятиях Дру. Он гнал прочь все мысли, и Тори начала понимать, что все доселе происходившее было лишь первым шагом во вселенную необузданной и дивной страсти. Ласки Дру открыли ей новый мир, она открыла саму себя. Его благоговейные поцелуи приводили в дрожь ее плоть, волна экстаза окатывала ее.

Они шли рядом по этому царству наслаждений, забыв о прошлом, о настоящем. На эту ночь они сбежали от условностей жизни, чтобы испытать чудесные ощущения, даруемые любовью.

Пережив всплеск страсти, Тори уплыла в мир сновидений, расставшись на время с реальностью. Дру задумчиво разглядывал тонкие черты лица Тори. Он медленно скользил пальцем по ее влажным губам, пытаясь разобраться в противоречиях, которые преследовали его. Что же теперь делать с этой искусительницей? Дру думал, что после второй близости очарование исчезнет. Но этого не произошло. Тори восхищала его естественной нежностью и ласками, которые шли от сердца, а не от разума. Обучая ее секретам страсти, он отдал ей часть самого себя. Даже чувство вины за погубленную невинность не уменьшало его желания.

Боже всемогущий, что же теперь делать с этой страстью, с желанием любить ее вновь и вновь, всю ночь напролет?

От мучительных мыслей по спине пробежали мурашки. Дру провел рукой по бедрам Тори и разбудил ее. Неугасимое пламя рвалось наружу, и утолить его можно было только одним путем. Дру прижался губами к губам Тори и снова погрузился в это пламя, пока оно целиком не поглотило его…

ГЛАВА 12

Тори проснулась с сильной головной болью, но ничто не могло омрачить те радостные ощущения, которые переполняли ее. Прошедшая ночь стала ночью чудесных грез и небывалых переживаний.

Тори озарила догадка, что впервые в жизни она влюблена; именно неопределенность и мучила ее всю прошедшую неделю. Теперь же она была абсолютно в этом уверена. После продолжительной помолвки с Хубертом Каррингтоном Фрезье-младшим Тори точно знала, что значит не быть влюбленной. Она хранила свои чувства для Дру и хотела, чтобы со временем они не угасли.

Радость охватила Тори, она протянула руку и пальцами провела по лицу Дру – он был спокоен. С любовью она погладила его лицо, подбородок, грудь, возбуждаясь от этих прикосновений. Вспоминая восторг минувшей ночи, она залилась румянцем. Прости ее, Господи, за все, что она совершила. Она, аристократка, которая всегда вела себя сдержанно и с достоинством в любой ситуации.

Дру открыл глаза и увидел перед собой лицо ангела. С восхищением глядел он на хрупкую нимфу, чьи пышные волосы напоминали водопад солнечных лучей и лунного огня. Дру думал, что, проснувшись, станет сожалеть о ночи, проведенной вместе. Но он ничуть не жалел о том, что познал скрытые страсти, спрятанные в изысканной раковине, окружавшей Тори. Она была воспитана и подготовлена к тому, чтобы стать настоящей леди, но стоило кокону упасть, и… У него сердце замирало при мысли о том, какие радости еще таит в себе эта великолепная красавица.

Дру попытался прогнать эту мысль прочь. У него – грубого обитателя Запада, и у нее – изысканной аристократки с Востока, не могло быть общего будущего. Эдгар и Гвендолин Кассиди обладали слишком большой властью и могуществом и легко могли вернуть Тори в свой мир. Дру знал – он сумеет принести Тори лишь беды. И ее щеголеватому жениху тоже. Хуберт недостоин Тори. Дру еще посмеется над этим хитрым, но мелким чурбаном, который так и не смог открыть очарование Тори.

Как лев, восставший ото сна, Дру приподнялся и с силой обнял Тори. Она почувствовала, что тает от удовольствия, и не собиралась этого скрывать.

– Ты хорошо спал? – пробормотала она, почти касаясь его чувственных губ.

Сдавленный смех был ответом.

– Если ты помнишь, я почти не спал, – промурлыкал он тоном соблазнителя. Тори улыбнулась.

– Прости, что разбудила тебя, – произнесла она таким же тоном.

– Ты не сна лишила меня, малышка, – прошептал он, – ты лишила меня возможности контролировать свое поведение.

Ножка ее скользнула между его ног, и Дру был потрясен, как быстро Тори стала умелой соблазнительницей, как легко она возбуждала его.

– Если ты сейчас же не прекратишь делать то, что ты делаешь, мы проведем здесь остаток дня, – сдавленным голосом проговорил он.

Разочарованно вздохнув, Тори отступила:

– О, как это я забыла – уже рассвело.

Она завернулась в простыню и пошла одеваться, а Дру попытался ухватить конец ткани, чтобы еще раз взглянуть на ее совершенное тело.

Глаза его горели жадностью. Он снова хотел ее. Сердце Тори забилось от наслаждения. Дру не любил ее, но желал. Возможно, когда они приедут в Монтану, он уже не захочет отпускать ее домой. О, конечно, это несбыточные мечты. Дру был не тем мужчиной, который стремится к браку. Если бы он хотел жениться, то давно уже женился. Тори, однако, не оставляла этой надежды. Но если даже ее вынудят вернуться в Чикаго и ей предстоит скучное будущее, этот ни с кем не сравнимый человек оставит ей роскошные воспоминания.

Тори хотела, чтобы он желал ее ради нее самой. Слишком долго мать и Хуберт решали за нее, что ей делать. Человек, подобный Дру, никогда не женится из чувства приличия…

Она расстерянно смотрела на Дру – тот встал с постели и направился к ней, на губах его играла нахальная улыбка. Поглядев на него, она ощутила, как по телу пробежала теплая волна. Тори могла бы весь день любоваться его совершенным телом. Нет, почти весь день, мысленно усмехнулась она. Ей уже было известно, что существуют вещи значительно интереснее, чем простое созерцание.

Дру схватил ее и прижал к себе. Боже, что с ним? Кажется, он уже не может ею насытиться. Им пора одеваться и ехать на Запад, но ему, похоже, совсем не хочется покидать этот маленький рай. Мучительные, но сладкие воспоминания были еще свежи в памяти, и он вновь привлек Тори к себе.

Ничего не говоря, он прильнул к ее губам так, что дыхание ее замерло. Она прижалась к нему и растворилась в его объятиях. Прошло довольно много времени, пока он смог отпустить ее. И даже выпустив ее из рук, он чувствовал себя как на раскаленных углях.

– Одевайся, Чикаго. Ты сводишь меня с ума, бегая голышом, – приказал он хриплым голосом.

Тори еще раз окинула его дразнящим взглядом, перед тем как натянуть на себя брюки. Колыхание ее полных грудей снова вывело его из равновесия. Хорошо, что она не едет верхом без рубахи, а то он точно врезался бы в дерево. Полуодетая Тори была более чем соблазнительна. Лучше, конечно, не повторять больше событий прошлой ночи, но Дру сомневался в силе своей воли.

Поборов страстное желание снова сжать ее в объятиях, Дру собрал пожитки и направился к двери. Ему очень хотелось принять на дорогу холодную ванну. Черт, как же он будет следить за превратностями пути, если все его помыслы сосредоточены на этой малютке. Она уже полностью завладела его чувствами, вошла в его мир, и все, о чем бы он ни думал, было так или иначе связано с Тори.

Хуберт Каррингтон Фрезье-младший с искаженным злобой лицом шагнул в дверь огромного особняка Кассиди. Гнев его увеличивался с каждым днем со времени неудавшейся свадьбы. Он вспомнил, где именно встречал негодяя, который похитил Викторию, и разражался мысленными проклятиями всякий раз, как только представлял себе, чем может заниматься наедине с Викторией этот мерзавец. Вновь и вновь Хуберт пережевывал прошлогоднее событие, связанное с Дру Салливаном. Они никак не могли договориться, а когда Хуберт попытался припугнуть распетушившегося ковбоя, тот нанес ему сокрушительный удар в челюсть, и незадачливому владельцу скотобоен пришлось довольно долго лечиться. После этого Хуберт ни за что не хотел давать Салливану затребованную, достаточно высокую, цену за пригнанное стадо. Больше того, он пустил в ход свои связи, устроив так, что Дру нигде не нашел более высоких расценок и был вынужден принять единственное во всем городе предложение. Теперь, похоже, негодяй отыгрался.

После похищения Тори Хуберт связался со всеми железнодорожными станциями, повсюду разослал уведомления, хотя Эдгар и настаивал на том, чтобы подождать письма с требованием выкупа. Хуберт также нанял двух сыщиков из «Сыскного агентства Пинкертон», чтобы они нашли Дру Салливана и доставили его в наручниках. Но Салливан оказался хитрой бестией. Сыщики до сих пор не вернулись, а единственным свидетелем, которого им удалось за все это время обнаружить, был бродяга, привязанный к дереву в Айове.

Хуберт не любил, когда что-то делалось против его воли. Он всегда поступал по-своему, потому что у него было достаточно денег, чтобы купить привилегии и благосклонное отношение. То, что какой-то наглый деревенщина похитил самую богатую невесту Чикаго, девушку, с которой Хуберт был уже обручен, приводило его в ярость. Хуберт поклялся, что разорит Дру, когда наконец поймает его. Конечно, это станет возможным, если он узнает адрес этого ублюдка.

Итак, Хуберт пребывал в полном расстройстве, когда в зал вошла Гвендолин Кассиди и тепло приветствовала его.

– Ваши сыщики обнаружили какие-нибудь следы? – спросила она с беспокойством.

Хуберт лишь раздраженно вздохнул:

– Я проверил каждую железнодорожную станцию, каждый склад в округе, никто и нигде его не видел и ничего о нем не слышал. Все, что мне удалось узнать, – они едут на Запад, по дикой местности. Салливан пускает в ход весь свой опыт, чтобы сбить со следа сыщиков. Я не согласен с Эдгаром и думаю, он похитил Тори, чтобы рассчитаться со мной.

– Бог мой, Викторию словно рабыню везут через всю страну – она в лапах этого дикаря! – Гвен чуть не упала в обморок. – Я уверена, что мой бывший муж имеет непосредственное отношение к происшедшему. – На ее приятном лице отразилось негодование. – Мне следовало бы догадаться, что Калеб найдет способ испортить мне жизнь.

– Ваш бывший муж? – Хуберт озадаченно заморгал. – Мне казалось, вы говорили, что он умер.

Гвендолин проклинала себя за беспечность. Действительно, она говорила Фрезье, да и всем другим членам их избранного высшего круга, что Калеб погиб на золотых приисках, погнавшись за призраком богатства. Хотя на самом деле именно по ее настоянию он туда и отправился. Гвен не позволяла упоминать имя Калеба на людях. Она сделала все, чтобы ее дочь забыла Калеба и считала Эдгара своим отцом.

– Да, – проговорила она, судорожно придумывая объяснение. – Несколько лет назад я получила сообщение о его смерти. Но оказалось, что сведения эти были ложными. Он жив-здоров и живет в Монтане, где…

– Вот оно что! Монтана! Вот откуда приехал Салливан! – выпалил Хуберт. Он, конечно же, забыл эту деталь, потому что не собирался никогда больше встречаться с этой скотиной. К сожалению, желание Хуберта не сбылось. Наглый тип умыкнул Викторию в день свадьбы и, скорее всего, везет ее именно на Запад, в эти Богом забытые края. Ну а если этот мерзавец изнасиловал Викторию, то виселица – самое подходящее для него место!

– Где Эдгар? – спросил Хуберт нетерпеливо.

– Он готовится к поездке в Монтану, – ответила Гвен. – Я чувствую, что мой бывший муж каким-то образом оказался замешан в этой истории, и поэтому решила съездить туда.

– Я еду с вами, – заявил Хуберт.

Гвендолин не очень понравилась эта идея. Знакомство Калеба с женихом Тори может сильно ей навредить. Если Калеб вздумает рассказать свой вариант истории их взаимоотношений, дружба Гвендолин с семейством Фрезье окажется под угрозой. Три года она добивалась того, чтобы оказаться в самых избранных кругах чикагского общества. Она не хотела испортить свою репутацию какими бы то ни было порочащими слухами. По ее мнению, общественное положение являлось самым важным в жизни, и она не собиралась рисковать им из-за пустяков.

Вдруг Хуберт не захочет жениться на Тори – семья Кассиди окажется в скандальном положении. Для Гвен подобное происшествие хуже смерти! Она приходила в ужас при одной мысли о том, что могущественные и высокопоставленные люди Чикаго отвернутся от нее.

– А вам не кажется, что лучше остаться в Чикаго и следить за тем, как идут поиски? – заметила Гвен, надеясь, что Хуберт поймет намек и останется дома хотя бы ради нее.

– Я еду с вами, – повторил Хуберт, затем повернулся на каблуках и бросился к двери, чтобы идти готовиться к отъезду.

Гвендолин огорченно топнула ногой. Черт подери, сколько же волнений из-за Калеба! Он еще проклянет тот день, когда посмел вмешаться в их жизнь. Семейства Кассиди и Фрезье строили далекоидущие планы в отношении Хуберта – на следующий год он должен баллотироваться в местные органы власти. Виктория могла бы занять достойное место рядом с ним. Но слухи и болтовня вокруг ее похищения уже наносили вред репутации обоих семейств. Фрезье были весьма влиятельными людьми. Гвен могла гордиться возможностью породниться с ними благодаря браку своей дочери. Пусть только Калеб попробует помешать ей подняться к заветной ступеньке чикагского общества! Гвендолин его просто уничтожит!

Да, в свое время она сваляла дурака – не стоило выходить замуж за Калеба. Это была ужасная ошибка. Но тогда ей просто наскучили мягкие манеры Эдгара, и она отправилась на поиски пикантных приключений и разнообразия в жизни. Калеб увлек Гвендолин своим неуемным, полным жажды приключений духом. Но прошло совсем немного времени со дня их головокружительной свадьбы, и она поняла, что страсть – совсем не то, что ей нужно; на самом деле она жаждет стабильности и достатка. К счастью для Гвен, Эдгар никогда не оставлял надежды на ее возвращение. Он был настолько предан и верен, что терпеливо дожидался, пока она вернется, и великодушно простил ей бегство к человеку, значительно более яркому и интересному, но не обладающему таким состоянием и положением, как у него.

«Мы оба глупцы», – подумала Гвен, поудобнее усаживаясь в кресле и отпивая еще один глоток чая. Эдгар глуп, потому что безоглядно обожает ее. Она просто дура, что вышла замуж за Калеба, неспособного достойно обеспечивать ее. Гвен и раньше бы расторгла их брак, длившийся на десять лет дольше, чем нужно. Но ее отец строго запретил это делать. Когда он умер, Гвен отослала Калеба на Запад – искать золото – и, воспользовавшись его отсутствием, быстро добилась развода.

Слишком раздраженная, чтобы усидеть на месте, Гвен поднялась с места и начала ходить по гостиной. Она очень боялась встречи с Калебом. На мгновение она подумала о Тори. Как-то она там, в совершенно чужом для нее мире? Но больше всего Гвен беспокоило, каким образом изменится ее положение в чикагском обществе в случае, если станет известна правда о Калебе. Кроме того, Виктория никогда по-настоящему и не усваивала материнских уроков. Она получила воспитание, достойное аристократки, но сама оставалась равнодушна к своему положению. Она не вжилась в роль, которую ей предназначала мать. Тори была ее крестом, и как бы она ее ни ругала, как много шума ни поднимала бы вокруг, Тори никогда не соответствовала ее требованиям.

Как бы там ни было, Гвен должна выйти из этой ситуации, оставив свое достоинство и репутацию в полной неприкосновенности. Никто не сумеет подорвать ее положение на вершине общества! И даже если Хуберт вздумает последовать за ними на Запад, она побеспокоится о том, чтобы он узнал о ее предыдущем браке не больше, чем ей угодно!

ГЛАВА 13

Как и ожидал Дру, долгие часы в седле были мучительны. И когда время от времени Тори ослепляла его своей чудесной улыбкой, он старался направить мысли прочь от сладострастных вожделений. Но сдерживался он до того момента, когда, прижавшись друг к другу, они ложились спать, и звездный полог неба расстилался над ними. И тогда для него исчезало все, кроме желания узнать как можно больше об этой влекущей к себе нимфе. Сформировавшись в женщину, Тори стала дразнящей воображение и умелой возлюбленной. Ее расцветшая грудь очаровывала его. Дру испытывал некоторое чувство гордости, осознавая, что именно он обучил науке страсти эту прелестную богиню.

Погрузившись в мечтания, Дру глядел на яркие звезды, казавшиеся такими близкими, что, думалось, их можно коснуться рукой. Ему очень хотелось знать, о чем в этот момент думает Хуберт. Дру надеялся, что он в отчаянии рвет на себе волосы. И поделом ему. Теперь не будут говорить о том, скольких пастухов Хуберт обсчитал при сделках. Пусть страдает, а украденная невеста станет прекрасной компенсацией за понесенные по его вине убытки…

Дру тяжко застонал, когда Тори шлепнула его по животу. И мгновенно мысли о Хуберте Каррингтоне Фрезье-младшем улетучились из его сознания. Тори обладала потрясающим умением отвлекать внимание.

Когда его руки властно скользнули по ее бедрам и устремились под рубашку, лаская груди, Тори отчаянно вцепилась ему в запястья.

– Скотина! – игриво поддразнивала она. – И это все, о чем ты постоянно думаешь?

– Когда ты рядом, то да, – признался он, с вожделением глядя на нее.

Тори шаловливо захихикала:

– Отлично! Мне приятно сознавать, что не только у меня мысль работает в одном направлении.

– Почему же, Чикаго? – спросил он, прижав к себе Тори, расслабленную восхитительным поцелуем. – Уж не потому ли, что я первый обучил тебя страсти?

– Нет, это потому, что я люблю тебя… – Тори прикусила язык…

Проклятье, она не должна была это говорить. Ей не хотелось, чтобы Дру почувствовал себя хоть чем-то обязанным ей или испытал к ней жалость, поскольку любовь ее была безответной. Она знала, что для Дру их связь – лишь способ убить время в течение долгого пути на Запад, но все же надеялась, что у него возникнет ответное чувство и он полюбит ее с той же силой, что и она его. Не стоило вот так заявлять о своей любви, ведь Дру – закоренелый холостяк. А вдруг он воспримет ее признание как покушение на свою свободу…

Когда Дру пристально посмотрел на нее, а потом нахмурился, сердце Тори екнуло в груди. Его молчание лишь подтвердило ее уверенность, что он испытывает по отношению к ней лишь сладострастное вожделение. Тори вскочила на ноги и вприпрыжку побежала к реке. Если своими словами, которые Дру не хотел слышать, она разрушила те хрупкие узы, что связывали их, этого она себе никогда не простит!

Скинув одежду, Тори погрузилась в воду, чтобы смыть с себя грязь после долгого дня пути. Проклятье, если бы она умела плавать, то вытянулась бы и скользила по течению, позволив реке нести себя дальше и дальше.

– Знаешь, ты ошиблась, – раздался негромкий голос Дру.

– Ты о чем? – спросила Тори с притворной невинностью.

– Тебе это известно. – Засунув руки в карманы, Дру легкой походкой спустился к кромке воды, оценивающим взглядом рассматривая русалку, окруженную серебристым сиянием. Когда Тори выбралась на середину потока, Дру неодобрительно нахмурился. – Я же говорил, чтобы ты не лезла на глубину, пока не научишься плавать.

Едва Тори сделала неосторожное движение, никак не отреагировав на его предупреждение, Дру, стягивая рубашку, бросился к ней. Приближаясь, он не сводил с нее сумрачного взгляда; серебристые волны плескались между ними.

– Ты не должна, ты же знаешь, Чикаго.

– Я думаю, что мы уже обо всем поговорили. Я не умею плавать, вот в чем дело! – пробормотала она обиженно. Когда же он почти коснулся ее, она вывернулась из протянутых рук.

– Вот этого-то я как раз и не могу понять. – В голосе его прозвучали сочувствие и нежность, колеблющиеся, готовые, казалось, вот-вот оборваться.

Проклятье, ничем хорошим это столкновение не кончится! Он надеялся, что темы для разговоров у них будут другие, поскольку болезненно осознавал собственную неуклюжесть. И куда ему, тугодуму, угнаться за такой умницей, как Тори.

Тяжело вздохнув, Дру попытался еще раз:

– Ты не любишь меня, Чикаго. Ты, должно быть, думаешь, что любишь, но это не так. У тебя просто голова закружилась от восторга, потому что я первый мужчина, которого ты познала. Страсть для тебя внове, она восхитила тебя.

В течение десяти лет Тори слышала от матери, что делать и как вести себя, когда это с ней произойдет. И вот появился Дру Салливан, который обучил ее всему в этих пустынных местах. И сейчас этот неистовый человек осмеливается объяснять ей, о чем она думала! Он даже не ответил на признание, он его отверг и заявляет, что о ее любви к нему не может быть и речи. Мужчины! У них у всех мозги заморожены с шестнадцати лет! Он низвел восхищение им до простого сладострастия, неосторожно задев ее самые глубокие чувства.

– Возможно, ты и прав, – покровительственным тоном сказала она, чтобы как-то ответить. – Ну, а теперь оставь меня. Я хочу поучиться плавать – как золотая рыбка в сказке!

Забавно пускать пузыри на поверхности воды. Свое достоинство она больше не уронит. И никогда больше не скажет главных слов. Речь ее должна быть предельно правильной, и в ней никогда не должно больше быть богохульств.

Возмущенная бесконечными насмешками Дру, Тори вопреки рассудку сделала глубокий вдох и нырнула под воду. Утонуть, уплыть – все что угодно, решила она, только бы прекратить этот разговор.

Рука, схватившая ее за волосы, довольно наглым образом вытянула Тори на поверхность.

– Нам надо поговорить, Чикаго. Ты поучишься плавать в другой раз.

– Мне нечего тебе сказать, – проворчала она, шлепнув его по руке.

– Ладно, тогда я скажу, – настаивал он.

– Я вся внимание.

Дру подождал, пока Тори немного успокоится, любуясь совершенными линиями ее тела, залитого лунным светом, потом мягко стряхнул сверкающие капли воды с ее лица.

– Все эти ученые книжки, которые ты прочитала в школе, конечно, дают массу знаний, – спокойно начал он. – Но во многом ты еще новичок, и порой тебе следует подумать хорошенько, прежде чем облекать в слова свои эмоции.

Тори горько задумалась. Ну вот и настал момент решительного объяснения, и Дру пытается «подготовить» ее. Возможно, ему не раз приходилось проделывать это и прежде, а сегодня и ей предстоит стать объектом его прощального монолога. Дру умеет говорить несправедливые вещи, но сперва он постарается усыпить ее гордость. Что ж, она в таком случае будет вести себя как фурия.

Ах, что за восхитительная черта пролегает между любовью и ненавистью. Когда женщина уязвлена мужчиной, она может любить его одну минуту и не выносить в следующую. Обида не оставляет места для равнодушия до тех пор, пока не улягутся сердечные волнения. Дру мог бы своим сарказмом в клочья разорвать или, наоборот, излечить нежностью. Этот мужчина был властен над ее чувствами. Памятуя об этом, Тори дала себе слово сохранять хладнокровие во время его «проповеди», хотя вряд ли это было возможно. Любовь делала ее впечатлительной и сентиментальной. Она не могла быть одновременно рассудительной и влюбленной. Эти чувства взаимоисключали друг друга.

– Ты еще не осознала, чего ждешь от мужчины. Ты просто маленькая наивная девчушка с сияющими глазами. – Дру говорил с величайшим убеждением. – Ты пытаешься видеть меня таким, как тебе хочется, пусть даже это совсем не соответствует действительности.

Услышанного ей вполне достаточно, хватит! Но когда Тори попыталась удалиться, Дру быстро остановил ее:

– Мы вместе и мы одни; ты впервые в жизни оказалась наедине с мужчиной. Мы испытывали судьбу. Расправь крылья, Чикаго. Ведь то, что произошло, – совершенно естественная вещь между мужчиной и женщиной, которые, объединившись, стали сильней, дабы вместе бороться с препятствиями. – Его мощная грудь вздымалась. Он ожидал, что она поглядит на него, но она смотрела в сторону. – Ты не поняла, Чикаго? Я хочу быть твоим единственным мужчиной. Если бы я послал одного из моих братьев привести тебя, ты вообразила бы себя влюбленной. Но Калеб послал меня, потому что…

Тут голос Дру осекся, словно его ударили промеж глаз. Боже всемогущий, конечно же, все шло к тому, чтобы он угодил в расставленную ловушку! Господи, какой же он глупец! Да будет проклято коварство Калеба! Конечно же, он знал, что случится, когда они с Тори останутся наедине. Калеб понимал, что Дру не сможет путешествовать в открытую без риска быть схваченным. А это значило, что они с Тори должны стать одинокими странниками, вынужденными проводить ночи рядом друг с другом.

Дру стиснул зубы, понимая, что так оно и есть. «Я хочу увидеть мою маленькую девочку», – говорил тогда Калеб. И это все? «Где были мои глаза!» – озлобленно думал Дру. Если его догадки верны, то Калеб предчувствовал нечто подобное. Ему хотелось посмеяться над Гвендолин. Что за негодяй! Недаром он не поехал в Чикаго сам, а послал его. И вот теперь Дру, как честный человек, должен взять на себя ответственность за то, что произошло, заплатить сполна за ночи неистовой страсти. Рано или поздно Калеб все равно вынудит его сделать это.

Ну, а сам-то он теперь, после того как они с Тори познали друг друга, сможет отослать ее назад к Хуберту? Зная мстительный характер Фрезье-младшего, Дру понимал, что тот выплеснет всю ярость на Тори, ставшую невинной жертвой. От этих мыслей у Дру мурашки пробежали по телу. Калеб сделал орудием мести собственную дочь, чтобы взять реванш у Гвен! А сам Дру использовал девушку, чтобы отомстить Хуберту…

– Если ты высказался, то я хотела бы выбраться на берег, пока совсем не окоченела, – прошептала Тори, прерывая размышления Дру.

Салливан оказался между молотом и наковальней. Если он не женится на Тори, Калеб уничтожит его. А Хуберт и Кассиди, в свою очередь, отыграются на Тори за то, что произошло между ней и ее похитителем. Но даже если он и женится на ней, Хуберт и Гвендолин все равно останутся оскорбленными. Ладно, как бы там ни было, он обязан поступить как мужчина…

– Я тут поразмыслил обо всем и хочу, чтобы ты вышла за меня замуж, – выпалил он.

Тори онемела от неожиданности. Она смотрела на Дру во все глаза, как на что-то невиданное.

– Ты что, с луны свалился? – наконец выговорила она. – Сначала привел массу доводов, почему я не могу любить тебя, а потом сделал предложение. Ты, наверное, слишком долго был на солнце и перегрелся.

«Конечно, она права, считая меня психом», – подумал Дру. Но у него просто нет выбора. Хочет он обзаводиться женой или нет – выход у него один. А уж как будут возмущены Хуберт и Гвен, когда узнают обо всем! Пожалуй, нарочно не придумаешь лучшего способа разъярить этих эгоистов.

– Я в здравом уме, – настойчиво сказал Дру. – И мы поженимся в Каунсил-Блаф!

Ошарашенная неожиданным предложением, Тори выбралась на берег и побежала одеваться. Гнев, боль и смятение царили в ее душе. Она знала, почему Дру так внезапно решил жениться на ней. Это не имело ничего общего с любовью, это была лишь обязанность, долг перед той, чья девственность досталась ему. Совершенно ясно, что жениться он решил, чтобы продемонстрировать свое благородство и честность.

Конечно, Тори следовало только радоваться тому, что она станет его женой, но она не могла – и не потому, что Дру не предложил свою любовь – ее просто не было. Ведь если бы она действительно была ему нужна, он сказал бы об этом раньше – у него была возможность. Но он ничего не хотел и ни о чем не сказал. Она была вынуждена принять предложение Хуберта, поскольку Гвен уже все за нее решила. Но Тори не согласилась на предложение Дру. Ей не хотелось бежать из одной тюрьмы только для того, чтобы угодить в другую. И эта новая тюрьма будет полна мучений, если Дру по-настоящему не захочет, чтобы Тори вошла в его жизнь. Но тогда ей следует изменить решение – из чувства признательности к нему. Эта мысль уязвляла ее гордость…

– Нет никакой необходимости жениться, – заявила Тори, бросившись на солому. – Я собираюсь уйти в монастырь.

– Ну уж нет, Чикаго, – грозно произнес Дру, возвышаясь над ней. – Ты сказала, что любишь меня. Так что мы должны пожениться! Я куплю тебе самое лучшее платье из тех, что найдутся в Каунсил-Блаф.

Опять! Он опять говорил не то, и это разозлило ее. Он считает, что ее можно соблазнить обещанием купить новое платье! Да будь он проклят! Даже ударив ее, он не смог бы сделать ей больнее.

– Новое платье? – в гневе передразнила она. – Как великодушно с твоей стороны!

Дру понял, что она разозлилась не на шутку, и безнадежно вздохнул. Он и Тори могли быть либо любовниками, либо врагами. Третьего не дано.

Тори повернулась к нему спиной:

– Я решила, что ты прав. Я не люблю тебя, а раз так, то не собираюсь выходить за тебя замуж. Для меня невыносима мысль, что ты берешь на себя всю ответственность.

– Если ты не скажешь «да», я расскажу Калебу обо всем, и уж он-то настоит на нашей свадьбе. – Дру выбрал самую верную тактику.

Тори стремительно развернулась, и глаза ее метнули огненные стрелы.

– Ты не посмеешь.

– Именно так я и поступлю, – заверил он угрожающе. Тори, пылая, смотрела на него, и воображение рисовало картины мести; ей ужасно хотелось избить его до синяков. Ведь она только что заявила о своей независимости. Совсем недолго она сама распоряжалась своей жизнью и жила так, как хотела.

Но сейчас Тори почувствовала, что с таким козлом не пободаешься. Пришлось схитрить – уверить его в том, будто, подумав, она согласилась с его условиями.

– Хорошо, я выйду за тебя, – объявила она, натянув на плечи стеганое одеяло.

– Я рад, что все устроилось, – сказал он с облегчением.

Все и вправду устроилось отлично, только к ее удовольствию, а не к его. Конечно, Дру не надо знать, что последует дальше. Хватит с него. Но одно ясно наверняка. Тори никогда больше не совершит подобной ошибки и не откроет своих чувств этому огромному павиану, да и всем остальным тоже. Он не хочет ее любви, она ему просто не нужна, и он не собирается завоевывать ее, ну и ладно! Тори собиралась в Монтану навестить отца. А кто знал об этом? И кто знает о том, что произошло, ведь в конце концов ее жизнь – это ее жизнь. А кое-какие детали можно попросту забыть!

С этого дня Тори не собирается обращать внимания на то, кто что скажет! У Виктории Флемминг-Кассиди своя голова на плечах, и жить она начнет своим умом. Она стряхнет с себя прошлое. День ее освобождения миновал, а завтра придет первый день ее новой жизни – когда только она одна будет вправе распоряжаться собой. А если Дру Салливану это не понравится, ладно, бог с ним!

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ГЛАВА 14

Когда Дру проснулся и обнаружил, что Тори исчезла, уведя с собой лошадей, то его яростным воплям внимали только птицы, порхавшие меж ветвей. Среди примятой травы, где прошлой ночью была расстелена подстилка Тори, лесной цветок сверкал каплями утренней росы. В немом страдании Дру оборвал хрупкий стебелек и отбросил прочь. Будь проклята эта маленькая ведьма. Она обманула его, притворившись, будто примирилась со своей судьбой. Но это была всего лишь хитрость. Она незаметно ускользнула, когда он и думать забыл, что надо охранять ее.

Бормоча проклятие за проклятием, Дру взобрался на мула, которого отобрал у бродяги, напавшего на Тори. Вглядываясь в следы и сломанные ветки, Дру двинулся вперед. Да неужели Тори думает, что сможет путешествовать одна в этой глуши? Конечно же, нет, ругался он про себя. Она обязательно нарвется на неприятности, здесь же настоящий ад!

Взгляд Дру стал еще более хмурым, у бровей собрались складки, когда он увидел, что следы ведут к лесу, на запад. Тори выучила один-два трюка, с тем чтобы ускользнуть от опытного следопыта. Ясно, что она больше не ломала веток на своем пути, отыскать ее будет трудновато. Дру подозревал, что она повернула назад, желая возвратиться. В конце концов все следы подтверждали эту теорию… до тех пор, пока они не исчезли, словно растворившись в воздухе.

Поплутав среди зарослей, Дру наконец обнаружил следы, но теперь они вели на северо-запад. Проклятье, она стала умнее и явно старалась направить его по ложному следу. Но где бы она ни находилась, ей придется столкнуться с опасностями. Дру преподал ей несколько уроков стрельбы и владения ножом, но мастерство Тори ограничивалось тем, что, заряжая кольт и винчестер, она не рисковала прострелить себе ногу. Дальше этого дело не пошло.

Проклиная Тори, Дру целый день ехал на северо-запад, но не обнаружил никаких следов. И хотя он был зол, как черт, положение Тори начинало тревожить его. Он не привык заботиться о женщине, но опасался за Тори. Господи, эта кокетка с фиалковыми глазами постоянно владела его чувствами. Если он настигнет ее и она окажется жива – он просто придушит ее за безрассудную смелость!

Боже милосердный, что же случилось с этой наивной, невинной девушкой, которую он похитил в Чикаго? Она переменилась, словно ветер, – одета, как сорванец, приспособилась к своему новому окружению, бросила вызов Дру и будет заниматься любовью в…

Дру крепко сжал губы. Не следует отвлекаться от цели – размышляя об этом сейчас, твердо повторял он себе. У него есть о чем подумать, помимо воспоминаний. Первое, что надо сделать, это отыскать ускользнувшую фею. А там он решит, как поступить дальше, – прикончить ее на месте или же стиснуть в объятиях и позабыть о пытке, на которую она его обрекла.

Тори остановилась для краткого отдыха после хорошей ночной скачки. Во время пути она решила, что должна добраться до Небраски и найти там работу, чтобы раздобыть денег на дорогу до Монтаны. У Тори не было ни цента, но она не сочла для себя возможным шарить по карманам спящего Дру, хотя эти деньги поддержали бы ее в течение нескольких недель. Будь у нее рекомендации, она легко могла бы найти место учительницы в приграничной школе. И хотя учителями здесь, как правило, были мужчины, жители Запада не возражали против женщин-учительниц. Главное, чтобы дети получили хорошее образование, а в этих диких краях это достаточно сложно. Хотя у Тори и немного опыта, однако она весьма начитанна и в состоянии поделиться своими знаниями с детьми.

«Ладно, посмотрим, что получится…»

Тори едва не падала от усталости, но тут в темноте послышался скрип гравия. Она мгновенно насторожилась. К ее ужасу, трое бородатых мужчин, одетых в лохмотья, выскочили из перелеска и окружили ее. Тори напрягала память, дабы припомнить хоть что-нибудь из наставлений Дру о том, как выбраться из подобной ситуации. Итак, трое на одну. Ясно, что сейчас они предложат ей разделить их компанию, похоть так и сквозит в их злобных ухмылках.

Когда один из мужчин нахально преградил ей дорогу, Тори натянуто улыбнулась, скользнув взглядом по его сумрачной физиономии. Ничего привлекательного в коренастом увальне она не нашла, но важно было показать, что она заинтересовалась им!

– И че же ты, дорогуша, тут делаешь? – Кэл Рейнольдс был озадачен, глаза его обшаривали Тори.

Тори сообразила, что говорить по-человечески с этим отребьем вряд ли разумно, они все равно не поймут ее. Она решила действовать иначе.

Улыбнувшись обворожительной многообещающей улыбкой, Тори ткнула его указательным пальцем в грудь.

– Мне нужен мужчина. Ты не знаешь, где бы мне найти хоть одного? – спросила она, подделываясь под его простонародный говор.

– Не стоит искать где-нибудь еще, сладкая моя, – проворковал он.

Тори подавила смешок. Сладкая? За кого же он ее принимает? Превозмогая себя, Тори взяла Кэла под локоток и склонилась к нему, стараясь, чтобы насекомые с его лохмотьев не перебрались на ее одежду.

– Ты не мог бы спровадить куда-нибудь своих друзей, дорогой? Они нам, я так мыслю, сейчас не нужны…

Гниловатые зубы Кэла оскалились в улыбке.

– Джек, а почему бы тебе вместе с Марти не исчезнуть куда-нибудь ненадолго. Нам с леди надо чуток уединиться.

Чертыхаясь, его дружки двинулись прочь, рассчитывая, что скоро настанет их черед позабавиться с этой ядреной девкой.

Тори уже заметила кинжал, что висел у Кэла на поясе, и два кольта, висящие в кобурах у него на бедрах. И когда он обнял ее, руки Тори скользнули по его бедрам с быстротой зверька. Тори не помышляла ни о чем плохом. Ей нужны были только пистолеты и кинжал этого вонючего хулигана, который за всю жизнь по собственной воле ни разу не сходил в баню. Наверное, если это когда-нибудь произойдет, то небо упадет на землю.

Кэл был поражен, когда почувствовал у себя меж ребер кончик собственного ножа. Он глянул в ее сверкающие глаза и угрожающе ухмыльнулся.

– Одно неверное движение, сладкий мой, и я кое-что тебе обкорнаю, – рявкнула Тори с угрозой.

Застыв, как камень, Кэл ждал, пока девушка заберет его пистолеты. Конфисковав оружие, она отступила назад и удовлетворенно улыбнулась… Но тут же спросила сама себя, а что делать дальше? Пристрелить его? Или связать? Развернуться и убежать? Проклятие, а что бы Дру сделал в такой ситуации? Он, скорее всего, вообще ни во что подобное бы не влип, решила она. Дру обычно всегда находит компромисс, вместо того чтобы потом расхлебывать кашу…

Хриплый вскрик сорвался с ее губ, когда невидимая рука обхватила ее сзади и швырнула наземь, грудную клетку придавило, будто камнем. В руках у Тори было столько оружия, что она в итоге не смогла ничем воспользоваться.

Когда Кэл попытался удрать, щелчок курка, раздавшийся в молчании, заставил его содрогнуться и застыть на месте.

– Двинешься – и ты мертвец. – Зловещий тон, каким это было сказано, мог загнать разъяренного льва в его убежище.

«Ну вот, попала из огня да в полымя», – подумала Тори. Этот голос она узнала бы из тысячи других. Черт побери, как это Дру выследил ее? Она изо всех сил пыталась оторваться от него, изменив маршрут. Но как бы ни старалась она покинуть его, вот он, здесь. У этого мужчины нюх как у охотничьей собаки и глаза как у орла.

Кэл, которого переполняло бешенство, прикидывал, как бы удрать.

– Послушайте, мистер, вам надо бы поспешить отсюда. У меня тут поблизости двое друзей. – Ухмылка перекосила его опухшую от виски рожу. – И чтобы вы знали, они запросто испробуют вашу спину в качестве мишени.

– Нет, не испробуют. – Дру улыбнулся такой мертвящей улыбкой, что у Кэла слова застряли в горле. – Они так и не узнают, кто пристрелил их. – Он взмахнул стволом пистолета как раз над плечом у Тори. – Ляжь, дружок…

– Ляг, – автоматически поправила его Тори, вздрогнув от его рыка.

Дру и так уже был взбешен из-за Тори. Теперь он окончательно вышел из себя и так встряхнул ее, что у нее лязгнули зубы.

Кэл сделал, как было велено. Огонь мщения, пылавший в его душе, оказался слишком слаб, чтобы вдохновить его на борьбу. Ведь если соплячка смогла обезоружить его, то этот гигант запросто пристрелит, а это Кэлу совсем ни к чему!

Не спуская зорких глаз с бандита, Дру отступил к лошадям; все оружие, что было недавно в руках у Тори, оказалось теперь у него за поясом. Перекинув ее поперек седла, словно мешок, он вскочил на ту же лошадь. Понукая вторую лошадь и мула, Дру поскакал прочь.

Тори благодарила судьбу, что не успела поесть, иначе ее от дикой тряски, конечно, вывернуло бы. Кровь прилила к голове, и череп готов был расколоться.

Дру не замедлял ужасного галопа до тех пор, пока лошади не устали. Безумный темп, что он задал лошадям, причинял Тори невероятные мучения. Дру хотел таким образом наказать ее за побег. Мул, не выдерживая скорости, еле плелся сзади.

– Мне плохо, – жалобно простонала Тори, чьи ребра были изрядно намяты седлом.

– Скажи об этом кому-нибудь другому, – насмешливо фыркнул Дру.

– Ты не должен быть таким жестоким, – взмолилась Тори. – Я виновата лишь в том, что убежала. Я для тебя просто обуза. Ты должен быть благодарен, что я тебя покинула.

Дру заскрежетал зубами:

– Что за идиотская мысль задумать такое. Тебя бы могли изнасиловать – или даже убить.

– И тогда бы я точно никогда больше не попала в твои руки, – отпарировала она.

– Сбавь-ка тон, Чикаго, – оборвал ее Дру. – Я чересчур зол, чтобы сейчас спорить с тобой.

Тори замолчала. Было ясно, что Дру не в настроении. Ей было непонятно, отчего он так подавлен. Она пыталась сделать как лучше для себя и для него, но только этот осел ничего не понял.

Тори мотало из стороны в сторону, она никак не могла осмотреться. Дорога была не особенно радостной. И всякий раз, когда она пыталась принять более удобное положение, Дру возвращал ее к исходному, обходясь с ней, словно с упрямым мулом, с которым ему пришлось возиться эти два полных треволнений дня.

ГЛАВА 15

Вонг был рад опять увидеть Дру, но его изумило появление растрепанной молодой женщины, визжащей и брыкающейся, которую втаскивал в дверь гостиничного номера мускулистый гигант. Дру крепко держал Тори своими ручищами, заставляя ее стоять смирно, и в этот момент Вонг вежливо поклонился и негромко произнес слова приветствия.

– Мистер Сарриван, я так рад видеть вас снова, – пробормотал он, искоса взглянув на Тори.

Тори прекратила сопротивление и недружелюбно уставилась на китайца, который был всего лишь на пару дюймов выше ее самой. К ее удивлению, китаец поклонился и ей.

– Рад познакомиться с вами, мистер Фремминг. Чем я могу быть вам порезен?

Едкая усмешка промелькнула на губах Дру.

– Послушай, Чикаго, не хотела бы ты заняться произношением Вонга? Он постоянно говорит «р» вместо «л».

Тори метнула на Дру испепеляющий взгляд.

– Ему простительно. А тебе нет, – язвительно заметила она и снова начала судорожно вырываться из его объятий.

Дру опять пришлось утихомиривать ее.

– Мне тоже не посчастливилось получить хорошее образование, – кисло возразил он.

– Нам пора собираться, мистер Сарриван, когда мы сможем пойти? – полюбопытствовал Вонг. – Я уже купил билеты для нашего возвращения домой, как вы просили, – сказал он и снова поклонился.

Тори была поражена услужливостью Вонга. Ее раздражало, что китаец обращался к Дру, как к королю и был предан ему, этой грязной и подлой крысе!

– Мы только что вели войну за освобождение рабов, – объявила она, презрительно глядя на Дру. – Ты помнишь эту войну, Монтана, правда? Об этом писали все газеты. Ведь в вашей невежественной провинции, из которой вы прибыли, есть хоть одна газета?

Дру казалось, готов был ударить ее.

– Не испытывай моего терпения! – грозно прорычал он.

Тори отвесила низкий поклон.

– Простите меня, ваше превосходительство, я не хотела оскорбить вас, – запричитала она панически, издеваясь над Дру.

– Прекрати! – кинулся он к ней.

– Ты таскаешь меня повсюду, словно пойманного преступника, уже два дня, – проворчала Тори, сверкая аметистовыми глазами. – Я подумала, что именно такого обращения к себе ты ожидаешь от своих слуг.

– Он два раза спас мне жизнь. – Вонг все больше смущался, по мере того как наблюдал ссору между Дру и Тори. – Я очень обязан… – Он поспешно вынул из кармана носовой платок, чихнул в него и высморкался. – Я признателен мистеру Сарривану.

– Он спас твою жизнь и загубил мою, – запричитала она трагически, вызывающе глядя на своего мучителя. – И я ничем не обязана ему.

Решив убраться подобру-поздорову, пока и ему не досталось, китаец низко поклонился и направился к двери.

– Сейчас я принесу ваш обед, мистер Сарриван!

– И чтобы никакой фасоли, – крикнула Тори вслед Вонгу, удирающему в холл.

Вонг вернулся и просунул голову в дверь, глядя на молодую женщину со светлыми волосами, растрепанными, как после циклона. Затем он вопросительно посмотрел на невозмутимого Дру.

– Не надо фасоли, Вонг. – Лед в голосе Дру начал таять. – Леди не любит ее. Принеси этой царственной особе самую лучшую еду, которую найдешь в городе, чтобы она могла достойно попировать перед нашей свадьбой.

Вонг оперся о дверной косяк, чтобы удержаться на ногах после такого заявления.

– Вы женитесь? – выдавил он, вытаращив глаза. Взгляд Тори выражал стремление рвать и метать, но она сдержала себя и дождалась, пока Вонг наконец поклонился и отправился выполнять поручение.

– Мы ведь не собираемся делать этого? – проворчала она нерешительно. – Зачем тебе жена, когда у тебя есть Вонг, каждую минуту сгибающийся в поклонах и готовый целовать тебе ноги?

На эту колкость Дру ответил твердо и спокойно:

– Ты хорошо знаешь, почему мы женимся.

Опять это преувеличенное чувство ответственности! Тори хотела, чтобы ее любили такой, какая она есть. А эта сумасшедшая идея о свадьбе возникла у Дру скорее от чувства долга, чем от любви. Тори не дура. Она понимала, что Дру не слишком нуждается в жене, имея такого преданного слугу, как Вонг. Дру Салливан может обойтись без жены, потому что стоит ему улыбнуться, и женщины слетятся к нему как мухи на мед. Доказательство тому – мгновенное увлечение Анджелы Стип.

– Не пытайся быть излишне благородным, – продолжала она. – Вспомни, это я соблазнила тебя! У тебя нет никаких обязательств передо мной. Я решила найти работу, чтобы зарабатывать на жизнь и содержать себя, а прожить свою жизнь я собираюсь на задворках цивилизации.

– И что же ты будешь делать? Учить всех грамматике? – Он натянуто улыбнулся. – Подумай как следует, Чикаго, ты подходишь для жизни на Западе, как маргаритки для зарослей одуванчиков.

– Я постараюсь приспособиться! – Тори повысила голос.

– Ты слишком притягиваешь мужчин, – грубо фыркнул он. – Кто-то должен охранять тебя. Я думал, после того, как ты дважды чуть не попала в беду, ты кое-чему научилась.

Он начал медленно приближаться к ней, не оставляя пути для отступления. Его глаза блуждали по изгибам и выпуклостям ее соблазнительной фигурки, не упуская ни малейшей детали.

– Ты сказала, что любишь меня. – Его голос звучал низко, с ласковой хрипотцой. – И мы хорошо подходим друг другу… Тори была сбита с толку такой быстрой сменой его тона.

Она не хотела менять мнение об этом нелепом браке, призванном спасти ее репутацию, которая для нее значила не больше, чем кучка бобов.

– Я внимательно выслушала тебя и думаю, что ты прав. Я не люблю тебя, – сказала она, уклоняясь от его поцелуя. – Это было всего лишь глупое романческое приключение. Я приняла увлечение за любовь, только и всего.

Как она ни пыталась напускной холодностью воздвигнуть стену между ними, Дру это не остановило. Любит она его или нет, она выйдет за него замуж. Он так решил, и ничто не изменит его решения.

– Я хочу, чтобы у нас с тобой все было так, как раньше, – прошептал он, и его рука коснулась ее атласной щеки. – Я не знаю, Чикаго, что это и как называется, но это здорово, и тут уж ты не поспоришь.

Тори почувствовала, как покоряется этому хриплому голосу и соблазнительному блеску голубых глаз. Но тут ее норов пришел на помощь и уберег от позорного поражения.

– Это была просто похоть, – отрезала она. – Ты оказался моим первым опытом со страстью. И действительно, я ожидала большего, чем испытала на самом деле. Но это была всего лишь страсть ради удовлетворения желания. Я чувствовала бы то же самое с любым другим мужчиной.

Дру захотелось задушить ее за такие слова. Он с отвращением представил эту потаскуху в чужих руках. Ведь она даже не способна понять, что происходившее с ними было так хорошо, насколько это вообще возможно. В отношении Тори Дру стал таким собственником, что не желал слышать ни о каких закончившихся опытах.

– Мы все равно поженимся, Чикаго, даже если мне придется связать тебя и нести к алтарю на руках, – пробормотал он в волнении.

Будь она проклята, он никогда раньше не делал предложение ни одной женщине! И вот впервые решился на это, пусть даже только по обязанности, а она отвергла его. «Женщины! Как они бывают несносны порой! Особенно Тори, – размышлял Дру. – Она меняется каждый день, каждую минуту. Какова стерва, – подумал он с горечью. – Вначале сказала, что любит, а через день захотела избавиться от меня, как от изношенного белья». Она стала настолько непредсказуемой, что он не мог угадать, что она скажет или сделает. Он хотел научить ее выживать в этом жестоком мире, формировал по своему образу и подобию, но непостижимым путем она превратилась в чудовище! Чикаго, ставшая независимой, бросила ему вызов, как начинающему и неопытному игроку, и забавлялась с ним из чисто спортивного интереса!

– Если ты продолжаешь настаивать на нашей свадьбе, я сделаю твою жизнь адом, – пригрозила Тори.

– Ты и так уже сделала, – помрачнел он, – я предпочел оказаться дома больным в постели.

– Предпочел бы, – поправила она его. – Сослагательное наклонение.

– Нет, страдательное наклонение. Ты меня до этого довела. – Он замолчал, потому что Вонг с полным подносом еды стучался в дверь, тем самым прервав их спор.

– Фасоли нет, – улыбнулся китаец, указывая на забитый до краев поднос.

Тори решила прекратить спор ради удовлетворения своего аппетита. Ей надо было питать свои разочарования, и она питала их до тех пор, пока чуть не лопнула от сытости. Сочный кусок мяса и жареная картошка были просто восхитительны.

Она жадно поглощала пищу, не обращая внимания на Дру, и подшучивала над Вонгом, над его поездкой в Америку, цыганской жизнью, с вечными скитаниями от одного золотого прииска к другому. Вонг поведал ей, что около года работал в Сан-Франциско в прачечной, которой владел его родственник, а затем ему удалось открыть свое дело на заброшенных золотоносных участках. На ломаном английском Вонг рассказал, как вмешался Дру, когда пьяные старатели пытались обмануть Вонга и не заплатить ему, утверждая, что его работа некачественна. Когда он не поддался, они выволокли его на улицу, чтобы высечь. Вонг пожаловался, что китайцы считаются людьми второго сорта, и он был не единственным пострадавшим от жестокости старателей. Дру появился вовремя и выхватил кнут у одного из мерзавцев, уже успевшего один раз ударить Вонга. Шрам на спине китайца напоминает постоянно о том, как Дру спас ему жизнь.

– Мистер Сарриван очень хороший человек, – сказал в заключение Вонг. – Вам очень повезло, что он будет вашим мужем.

– Это уж точно, черт меня возьми. – Тори изобразила саркастическую ухмылку. – Я бы предпочла, чтобы меня выпороли.

Разящий сарказм Тори был плохо воспринят. Дру, сжав зубы, теребил свой серебряный брелок, сдавливая его так, словно это была тонкая шея Тори. Все из-за его покладистости! Если бы он сидел дома, не влип бы в историю с этой бабой, которая не может вернуться в Чикаго и, вероятно, никогда не приспособится к жизни в Вирджиния-сити.

После трапезы Дру велел Тори переодеться, пока они с Вонгом побудут снаружи за дверью. Она мылась и переодевалась, а Дру перетряхивал свой багаж, отданный на хранение Вонгу. Найдя костюм, приличествующий жениху, он вышел в холл показаться своей строптивой невесте.

Взгляд Тори выразил восхищение, когда она увидела чудно сидящие на нем черную куртку и бриджи, в которые облачился Дру. Хотя он невозможный человек, в хорошо организованной жизни которого нет места любви, но когда он хочет произвести впечатление на женщину, надо сказать, ему это удается. Дру выглядел весьма привлекательно: черные волосы, голубые глаза и атлетическое телосложение. Под внешним лоском скрывалась могучая и предприимчивая личность, человек, похитивший ее невинность и сердце, хотя она никогда больше не скажет об этом вслух. У Дру было все, что она мечтала найти в муже. Он имел только два, но простительных недостатка – не любил ее и не нуждался в ней. У него в сердце было место для любви к бродячим собакам, несчастным китайцам, безнадежным делам, он имел чувство долга перед своими друзьями и семьей. Он имел более чем достаточно, и Тори никогда не будет играть значительной роли в жизни Дру, даже если станет его женой.

Тори, напротив, провела жизнь в тепличных условиях, ей говорили, что и как надо делать. И теперь, изведав независимость, она не хотела, чтобы кто-то вновь обрел власть над ней. А с таким самолюбивым человеком, как Дру, они были обречены на постоянные стычки.

Этот брак мне не подходит, рассуждала про себя Тори, суетясь в холле, подгоняемая Вонгом и Дру. Рано или поздно ее любовь к Дру увянет и умрет, потому что он не сможет удержать ее. Они возненавидят друг друга, и даже страсть, разгоревшаяся между ними, не сможет спасти их брак. Если Дру не сможет предложить ей своего сердца, их семейная жизнь будет обречена на неудачу. Тори чуть было не вступила в брак без любви с Хубертом, и ей не хотелось ошибиться еще раз.

Не успела Тори опомниться, как уже стояла рядом с Дру в мэрии, а мировой судья барабанил традиционные слова, которые он, очевидно, повторял уже не одну сотню раз до этого. Церемония прошла довольно быстро и безболезненно, за исключением момента, когда она отказалась повторить слова клятвы и Дру чуть не вывихнул ей руку.

Когда Вонг поклонился и поздравил их, Тори заставила себя улыбнуться. Показная вежливость и приличие лучше всего скрывали ее настроение. Она совсем не была счастлива, зная, что находится в конце длинного списка благородных дел Дру.

Остаток дня они провели, покупая Тори обновки. Им предстояло путешествие в фургоне через Орегон и Бозмэн-Трэйл в Вирджиния-сити. Тори тщательно выбирала платья, и ее очень раздражало, что теперь Дру платил за каждое ее приобретение. «Исполняет одну из своих обязанностей перед женой», – думала она тоскливо.

– Будь добра, покупай то, что тебе нравится, – проворчал Дру, заметив, как Тори присмотрела себе голубое сатиновое платье, но тут же повесила его обратно на вешалку, взглянув на цену. – Хотя я и не так богат, как твой отчим, но я и не нищий.

– До тех пор, пока я не найду работу и не смогу сама платить за свои платья, я не коснусь твоих денег, разве только не возникнет крайняя необходимость, – твердо заявила Тори.

– Работу? – недоверчиво воскликнул Дру.

– Не думаешь ли ты, что я всю жизнь только и буду делать, что слоняться вокруг твоего дома? – уколола она. – У тебя есть Вонг для исполнения лакейских обязанностей. Почему я все должна делать?

Он обворожительно улыбнулся уголками рта:

– Вонг не может выполнять все, что мне нужно, Чикаго…

Эти слова показались ей неуместными и привели ее в ужасное раздражение. Ведь он лишний раз подтвердил, что она будет полностью зависеть от него.

Тори схватила четыре самых дорогих платья и швырнула их на прилавок. Черт бы его побрал! Он дорого заплатит за свои слова. В этот момент Тори увидела у прилавка три тончайших халата, более подходящих для проститутки. Раз уж ей уготована именно такая роль в жизни, она должна посмотреть на них повнимательнее. Будь он трижды проклят!

Дру с улыбкой наблюдал, как Тори мечется по магазину, скупая тряпки. Его слова достигли желаемого результата. Он сумел разозлить ее как следует. Вначале она не желала тратить деньги, несмотря на все его уговоры. Она была чертовски сумасбродной, но все-таки наконец купила несколько платьев, якобы на свои деньги.

Когда они вышли на улицу, Дру хотел было взять ее под руку, но она отпрянула как ужаленная.

– Не прикасайся ко мне до наступления ночи, когда я буду обязана удовлетворить твою похоть, – ядовито прошипела она.

Дру предоставил ей бушевать, шествуя впереди него. Боже, она превратилась в ураган! Она отыгрывается за те годы, когда ей приходилось держать свой норов в узде. Дру удалось заставить ее делать то, что ему необходимо, но он уже понял, что заплатил за это слишком дорого. На каждом шагу она будет злобствовать и делать все ему назло – он уже предчувствовал это.

Черт возьми, почему она превратила свадьбу в неприятность? Она ведь неглупа, могла бы понять, что лучшего выбора ни у нее, ни у него нет. Почему тогда она недовольна таким ходом вещей? Боже мой, она была согласна на брак без любви с Хубертом, а за Дру выйти не хотела. Что ей еще надо? Они нравятся друг другу, и их близость доставила им такую радость, какую некоторые супружеские пары не испытывали ни разу в жизни. Он готов исполнять любое ее желание. Если она захочет, то может некоторое время погостить у своего отца. Если ей не хватает развлечений, он может водить ее в театр в Вирджиния-сити. Господи, не в тюрьму же она пошла! Ведь могло быть гораздо хуже. Тори могла выйти замуж за Хуберта Фрезье-младшего, содержащего двух любовниц. Боже, неужели она считает, что он хуже Хуберта? «Да, так оно и есть», – решил Дру, когда Тори сверкнула на него глазами, как на волка, только что выскочившего из чащи.

ГЛАВА 16

И началась война нервов. В присутствии Вонга Тори была холодно вежлива, а наедине с Дру как бы не замечала его. Хотя трудно не замечать человека, с которым делишь одну комнату. Тори просто не смотрела на него и не отвечала на его слова. Даже головы не поворачивала.

У нее осталось только одно развлечение: наблюдать хлопоты Вонга о своем красном носе и хриплом горле. Простывший китаец усердно занимался самолечением: варил какие-то травки, корешки, порошки. Смешивал, размешивал, пробовал, плевался. Одни лекарства он пил, другие – нюхал, но ничего не помогало. Вонг сильно раздражал Салливана своими химическими опытами и постоянным чиханием. Он непрестанно пил чай из жимолости с лимоном и медом. А на ночь ставил себе компресс: смачивал шерстяную ткань в оливковом масле, камфоре, уксусе, нагревал и клал на грудь. Временами он менял свои привычки и вместо чая пил напиток из анисовых капель и хрена, настоенного на меду.

Благодаря соседству Вонга Тори имела возможность избегать интимных отношений с Дру и благодарила за это судьбу. Ей трудно было бы скрывать страсть, которую Дру мог так легко пробудить в ней. Целыми днями Тори твердила как заклинание, что она ничего не чувствует к этому голубоглазому орангутангу, что совершенно равнодушна к нему.

Ее не оставляла надежда, что в конце концов она освободится от своего чисто физиологического влечения.

Тори была уверена, что, когда они доберутся до Вирджиния-сити, от постыдной зависимости не останется и следа. Она вернется к отцу, вычеркнет из памяти слишком раннее замужество и начнет жизнь сначала. Калеб, конечно, поможет ей. Если уж он, после стольких лет разлуки, хочет с ней встретиться, значит, непременно поможет, убеждала она себя.

После переправы через Миссури троица снова заняла свои места в фургоне и направилась на запад. Теперь Тори и Дру вообще не оставались наедине, и женщина немного расслабилась, так что даже получала удовольствие от красоты проплывавших мимо пейзажей и коротких остановок в форте Кирни, форте Коттонвуд и на станции «Плам Крик», штат Небраска. После Орегона поток попутных фургонов увеличился настолько, что образовался целый караван.

Впервые за долгие недели Тори получила возможность побыть в женском обществе. Но не только женщины ходили к ним в гости. Многие мужчины из соседних фургонов тоже с удовольствием заглядывали на огонек. В таких случаях Дру обязательно по-хозяйски обнимал Тори за плечи. Это бесило ее. Последнее время Дру просто изводил ее поучениями, как ей следует вести себя; он как будто следил за ней, потому что вырастал словно из-под земли, стоило Тори случайно оказаться рядом с незнакомым мужчиной. А зачем? Неужели он не верил в эффект своих поучений? Он ведь не особенно хотел ее – в этом она убедилась. Почему же другим не желал отдавать? И уже в который раз Тори подивилась нелогичности и противоречивости мужчин.

Когда Тори во время очередного привала решила спуститься к реке Платт, по берегу которой они ехали на северо-запад, Дру увязался за ней под предлогом опасности зыбучих песков, которых здесь будто бы видимо-невидимо. Он не оставлял ее ни на минуту – ни когда она купалась, ни когда отдавала визиты попутчикам. Короче говоря, он опекал ее, как маленького ребенка. И это выводило Тори из себя. По десяти раз на дню она была на волосок от истерики. И если бы не Вонг, она бы давно треснула по башке этого упрямого мула его же ружьем и столкнула в зыбучие пески, про которые он так много рассказывал.

Как назло, путешествие становилось с каждым днем тревожней и тягостней. На пути постоянно попадались следы кочующих индейцев. Конечно, вожди племен, по территории которых они ехали, согласились пропускать фургоны, но мало ли вокруг недисциплинированных воинов, не слышавших о договоре? Кроме того, миновав реку, они продвигались во все более засушливые места, заросшие полынью, узкие серые листья которой посверкивали серебром, когда горячий ветер выворачивал их обратной стороной. Тори подумала, что ее судьба стала полынной, горькой. Она хотела прожить жизнь яркого цветка, но не получилось. Ей никогда не достанется то, от чего бы она расцвела: любовь Дру.

По мере продвижения на запад, горы принимали все более причудливые очертания, и Тори удивлялась изобретательности и выдумке Матери-Природы. Остроконечная вершина Чимни Рок и высокий купол Скоттс-Блаф занимали весь горизонт. Деревьев здесь почти не росло. Короче говоря, все как в учебнике. Душевные переживания не истребили в Тори любопытства, и она брала уроки географии, так сказать, наглядно из рук самой Природы.

Когда их караван остановился на отдых у форта Ларами, штат Вайоминг, Тори не огорчилась, а, наоборот, обрадовалась перерыву в уже несколько поднадоевшем однообразном путешествии. Утомленные путники расположились за надежными стенами форта и решили в спокойной обстановке отпраздновать свое прибытие на Запад. Конечно, о настоящих, как в Чикаго, балах, на которых частенько бывала Тори, здесь не приходилось и мечтать, но кое-что все равно можно было придумать. Местные музыканты, например, извлекали из своих банджо, тамбуринов, гармошек и скрипок вполне приятные звуки. Праздник получился весьма многолюдным. Вместе с приезжими веселились и местные военные. Тори часто приглашали на танец, но рядом стоял Дру, и именно он решал, пойдет она танцевать или нет. Он выступал в роли надоедливых старых дев, которых приставляли к Тори на балах в Чикаго.

Бдительный супруг сделал ей выговор, когда ему показалось, что один из офицеров не соблюдал положенной во время танца дистанции между партнерами. Это стало последней каплей. Дру даже не предложил ей потанцевать с ним, но готов лечь костьми, лишь бы не допустить, чтобы она получила удовольствие от прикосновений другого мужчины. Кинув на него испепеляющий взгляд, она решительно направилась к фургону, не сомневаясь, что и Дру последует за ней. Тори решила высказать все, что накопилось у нее на душе.

– Ты чего выкаблучиваешься, Чикаго? – спросил Дру, едва они забрались в фургон.

– Ну что ж, ты сам начал разговор, – сквозь зубы произнесла Тори. – По какому праву ты за мной следишь, как монашка за воспитанницей?

– Но, послушай, тот парень действительно вел себя не так.

«Если она и впрямь такая, какой кажется, то сейчас наверняка что-то произойдет», – подумал Дру. И не ошибся.

– Черт побери, Монтана, а как же иначе, если кругом полно народу? Что он мог поделать? – взорвалась Тори.

– Он мог подумать! И он думал! – крикнул Дру. – Сказать, о чем?

У Тори округлились глаза от удивления. Дру, оказывается, претендует на умение читать мысли!

– Лейтенант ничего не делал, и ты не можешь знать, о чем он думал, – язвительно заметила она. – А вот ты ведешь себя отвратительно! Перестань ходить за мной, как за маленьким ребенком! Я взрослая женщина, мне не нужен опекун!

Отблески факелов освещали своим неверным мерцанием ее мерно вздымавшийся прелестный бюст, грозивший вывалиться из корсажа. И тут Дру внезапно осознал то, что становилось ясно любому мужчине с первого взгляда на Тори: перед ним стояла настоящая женщина, с головы до пят, без грана примеси.

После бурных событий первых ночей их совместной жизни он ни разу не тронул ее. Ему самому не было ясно, почему он позволял ей так сурово обходиться с собой. По праву мужа он мог бы потребовать более ласкового обращения. Может быть, он хотел доказать самому себе, что еще не совсем потерял голову от этой белокурой кокетки, что он не цепями прикован к юбке жены, как ему временами начинало казаться? А может быть, боялся отказа? Не был уверен, что она не проклинает его, не жалеет о раннем замужестве? Дру слышал, что брак притупляет удовольствия, которые доставляют друг другу мужчина и женщина. И не хотел убеждаться в этом на собственном опыте.

А стоявшая напротив роскошная женщина горела желанием показать свои острые коготки.

– Да, – гордо вскинув голову, произнесла она. – Может, ты и мои мысли читал? Тогда ты наверняка знаешь, что я была не прочь проверить твои слова! Помнишь? Ты говорил, что я могу получить удовольствие в постели от любого другого мужика! Может, и от того лейтенанта тоже?

«Получай!» – подумала Тори с ожесточением.

У Дру перехватило дыхание. Он так глубоко вздохнул, что пуговицы на его рубашке чуть не полетели в разные стороны, потом схватил жену за руки и резко рванул к себе.

– Ты – моя жена! – глухо, как из бочки, донесся до нее его голос. – И ты обязана быть мне верной, пока я верен тебе.

– Жена? О господи! – вскрикнула Тори от боли и неожиданности. – Нет! Ты считаешь, что я – твоя собственность! Такая же, как лошади и мулы! Ну скажи, чем я по-твоему отличаюсь от них? За мной ведь тоже надо ухаживать и взамен получать услуги, так ведь?

– Если ты перестанешь вести себя, как норовистая кобылка, я, может быть, объясню тебе разницу.

«Посмотрим, проглотит ли она эту наживку», – подумал Дру.

Но Тори среагировала на обиду чисто инстинктивно. Она с необыкновенной силой вырвала свои руки и ловко, как кошка лапкой, дала ему пощечину. В ответ, к ужасу Тори, Дру тоже шлепнул ее по щеке! Какая дерзость! Она что, ребенок, кобыла или еще кто-нибудь? Ненависть заполнила ей сердце.

Дру страшно смутился, как только осознал, что он натворил. Он не хотел ее обижать, все получилось как-то само собой. Эх, если бы он мог каким-то чудом разделиться надвое и подраться сам с собой, как бы он сам себя отдубасил за то, что поднял на нее руку!

– Прости, Чикаго! – пробормотал он успокаивающе и осторожно попытался коснуться ее щеки, но она с негодованием оттолкнула его руку. Слезы стояли у нее в глазах, сердце готово было выпрыгнуть из груди, а стоны – из горла; щека пылала. Если бы не люди вокруг фургона, она бы зарыдала в голос.

– Я тебя презираю, Монтана! – выдохнула она в лицо мужу и повернулась, чтобы уйти, но он схватил ее за руку и не пустил.

Одной рукой он крепко обнял жену, а другой стал утирать слезы с ее лица. Как Тори ни старалась, она не могла заставить свое тело не отзываться на ласки мужа, не замирать в сладостной истоме, когда он легко касался ее губ своими губами. Господи, она погибла безвозвратно! Разум говорил ей, что этот каменный человек не способен любить. Но она-то! Она-то любила его! Бог знает, почему. По крайней мере его качества здесь ни при чем. Если не считать, правда, надежности и верности…

– Я, ей-богу, не хотел, Чикаго! – шепнул Дру, прижимая ее к себе. – Я и не думал тебя обижать, прости. Клянусь, больше никогда тебя не трону. Как бы ни сердился…

Дру постепенно разрушал стену ненависти, окружавшую сердце Тори. Он умел обращаться с ней, знал, как надо целовать, как надо уговаривать. Он мог заставить ее забыть о своих обидах и даже о гордости. Они хотели друг друга и ничего не могли с этим поделать. Но почему она требовала от него большего, чем он мог дать? От него, привыкшего смотреть на женщин как на забаву и никогда не тратить на них ни единой лишней минуты. Тори поняла, что в конце концов, он – не единственная отрада в жизни. Она найдет себе какое-нибудь дело по душе, более интересное, чем мечтания о недостижимом.

«Что такое любовь?» – спросила она себя. Разве это не иллюзия, не помешательство? Надо сказать спасибо судьбе, что она познала такую радость в объятиях мужчины, и смириться с нелегкой женской долей.

Не такая уж это и невыгодная сделка: сильное и умелое в любовных утехах тело мужа стоит его сердечной привязанности, думала Тори, вздрагивая от очередного мастерского поцелуя. В конце концов все могло быть гораздо хуже. На месте Дру мог оказаться Хуберт, совсем не привлекательный мужчина.

Дру Салливан владел волшебными секретами. Он был великолепным самцом, невероятно чутким к желаниям самки. Но до человеческой любви этот дикарь не дорос.

Тори, как истинная женщина, не могла не противиться даже самой себе. Хоть она и была не прочь побыть полностью во власти Дру, но тем не менее не хотела дать почувствовать эту слабость своему повелителю. Ей хотелось сохранить хотя бы видимость свободы.

– Если ты хочешь соблазнить меня, поторопись, – сказала она не таким спокойным, как ей хотелось бы, тоном. – А то, понимаешь, я сегодня еще собиралась маникюр сделать.

Дру вздрогнул, как от укуса змеи.

– Ах ты, чертовка, – приглушенно выругался он. Тори выдавила из себя насмешливую ухмылку.

– До сих пор, когда мы занимались любовью, я пыталась как-то отвечать тебе. Теперь я буду только выполнять прямые супружеские обязанности – и все. Ты меня, надеюсь, понял?

Она пыталась побольнее уязвить его и, похоже, добилась своего. Он скривился, как от пули.

Тори не просто отвергла его, как поступила бы менее умная женщина, не наделенная столь буйной фантазией. Она бросила вызов его мужскому самолюбию, его власти над ней. Ну хорошо же, посмотрим, чья возьмет! До сих пор были еще семечки. Сегодня ночью Дру покажет ей все, на что способен. Видит Бог, у него в запасе всегда есть штучки для любой…

Внутри у него все клокотало, но внешне он был совершенно спокоен. Она не заметила следов волнения у него на лице и была неприятно поражена. А Дру улыбнулся, глядя ей прямо в глаза.

– Ладно, – спокойно произнес он и взял ее за руку. – Выполни свой супружеский долг, Чикаго. Обещаю не докучать тебе долго. Очень уж мне не по нраву, когда ты – без маникюра.

Удивленная Тори нехотя позволила Дру отвести себя в укромное место на берегу реки. Даже при слабом лунном свете она заметила мрачную усмешку на его выразительном лице. Но она и представить себе не могла, какие вихри веяли у него в душе. Она не представляла, как наивен и неосторожен был ее бунт. Но вскоре ей представилась возможность убедиться в своей неопытности и незнании жизни.

ГЛАВА 17

Тори стояла в нервном ожидании на берегу реки, стараясь не оборачиваться к Дру. А он держал руку у нее на талии, а второй медленно и плавно гладил ее, ломая сопротивление, добиваясь желаемого отклика. И постепенно ее женская сущность брала свое. Его губы, ласкающие шею, вызывали у нее сладостную дрожь, а его руки мягко и осторожно расстегивали пуговицы ее шелкового платья. Вскоре она уже не сопротивлялась охватившей ее истоме и полностью отдалась на волю волн наслаждения, исходивших от его губ и рук.

У Тори срывались сдерживаемые стоны. А она так не хотела выдавать ему свои секреты. Пусть бы он не знал, до какого экстаза доводит ее. Но теперь все равно, пускай знает, лишь бы продолжал свои волнующие движения.

Когда его рука плавно опустилась на ее плечо, чтобы проникнуть под платье, Тори не помнила себя от восторга. Даже прохладный ночной воздух не мог остудить яркого пламени страсти, которую зажег в ней муж. Ее тело застыло в нетерпеливом ожидании, а дух был в плену телесного голода.

Спазм сдавил ей горло, когда его внимательные руки коснулись напрягшихся грудей. Она закусила губу, чтобы не закричать от его ласк, взявших в оборот ее прелестные холмики, а потом проникших все дальше и глубже.

А тем временем его поцелуи обжигали ее обнаженные плечи. Она не помнила, как ее губы оказались в плену мужских губ, в памяти осталась только сладостная боль удовольствия. Но это была только прелюдия. Колени Тори ослабли, она не смогла устоять на ногах и прислонилась к Дру, когда его руки дошли до ее живота и не остановились. Снова и снова его ласковые пальцы то поднимались вверх, то опускались, все сильнее разжигая желание и не удовлетворяя его.

Губами он уже ласкал мочку ее уха.

– Какая ты сладкая, Чикаго, – прошептал он. – Так бы тебя и гладил. – Его руки поползли вверх по ее ногам, бедрам… – А потом так бы и слопал…

Она совсем потеряла голову, когда он положил ее на песок, чтобы губами повторить путь рук. Тори перестала дышать. Его губы проверяли работу рук на ее грудях, животе… У Тори замерло сердце.

Видит Бог, Дру в течение своей жизни приобрел богатый опыт по части нежности к дамскому полу, но тут он вдруг обнаружил в душе неведомые ему самому запасы чуткости и изобретательности. Его техника достигла высот искусства. Его ласки доводили ее до изнеможения, вызывая великую жажду и не утоляя ее.

Тори словно умерла, когда его опытные пальцы нашли самое сокровенное. Затем он вновь покрыл ее бархатную кожу поцелуями, с невыносимой медлительностью снял с нее оставшееся белье и только после этого расстегнул свои брюки, тут же упавшие к его ногам. Подняв бездыханную женщину на руки, он вошел в воды медленно текущей реки. Но разгоревшийся огонь ее желания не смогли бы потушить все реки на свете. Она уже боялась по-настоящему умереть от тоски по нему.

– Обязанность? – низким шепотом заговорил он. В его словах прозвучал ласковый укор. – Долг? Нет, – ответил он сам себе, творя свой волшебный массаж над ее расслабленным телом, плывущим по течению. – Это любовь. Послухай меня…

– Послушай. Послушай, а не послухай, – поправила она его странно сдавленным голосом.

И случилось чудо: Дру не обиделся, когда его поправили! Наверное, впервые в жизни. Он улыбнулся!

– Ты будешь учить меня после. В эту ночь я буду учить тебя… любви.

И мир потерял резкость очертаний, определенность и продолжительность. Она неслась то ли по волнам реки, то ли по волнам своей памяти, то ли по его рукам и губам. Ее тело изгибалось и выпрямлялось, мучилось и наслаждалось. Его руки были везде и нигде. Она кричала, чувствовала прикосновения, но не могла уже дать себе отчета в своих ощущениях и действиях. Где она, а где он? Все смешалось в одном круговороте. Они составляли единое целое, истомленное желанием.

Но вот он резко остановился, и она очнулась, выплыв из небытия, но не чувствуя себя утомленной.

– Ну что? – услышала Тори. – Скажешь, это не по-настоящему? Скажешь, я плох?

В горле у Тори пересохло, она не могла говорить и только отрицательно помотала головой.

– Разве наш союз ничего не значит? – Он наклонился и быстро провел языком по ее губам. – Мы хотим друг дружку, не так ли? В тот раз разве было плохо? А теперь неужели нехорошо? Даже несмотря на все? А? И сегодня я хочу, чтобы ты попросила меня войти в тебя и проделать с тобой все штуки, что я умею…

«Нет, не надо», – подумала Тори. Но не могла сформулировать мысль, хотя, казалось, от этого зависит ее жизнь.

А он снова обследовал ее всю от груди до бедер, дразня и играя, обещая блаженство и не давая его. Ее тело, лишенное опоры, плавало на поверхности текучей воды, ее воля лишилась последних остатков твердости. Искусство Дру потрясло основы ее души. Он испепелил ее, превратил в нерассуждающую самку. Как она недооценила его! Какая наивность с ее стороны пытаться противиться ему!

– Дру… прошу тебя… – вырвался у нее стон, и она замолчала, тяжело дыша.

Медленно и торжественно он вынес ее из реки и положил на мокрый песок.

– О чем ты просишь меня, Чикаго? Чтобы я перестал? Может, мне уйти? Ты только скажи, Чикаго…

Черт бы его побрал! Он вынимал из нее всю душу без остатка!

– Возьми меня… – выдохнула она едва слышно. – Я хочу тебя, любимый!

– Сейчас! – прошептал он, вглядываясь в нее. Он взял ее руку и приложил к своей груди. – Я хочу, чтобы ты показала, как тебе понравилось то, что я делал. Покажи, чему ты научилась.

Будто под гипнозом, Тори положила руки на его мускулистое тело. Она уже раньше ласкала его, но не так. Теперь она, как хирург, исследовала каждый его мускул, как парикмахер – каждый волосок. Он заполнил ее всю. Он запомнился ей навсегда. Своим телом, запахом, дыханием.

Ее руки и губы ласкали его вместе с набегавшими волнами. Ласкать его оказалось так же приятно, как принимать ласки. А когда он застонал, она поняла, что тоже может довести его до экстаза.

Впервые в жизни Дру лежал рядом с женщиной в забытьи. До сих пор он еще никому из их племени не позволял доводить себя до такого состояния. Но ему и не доводилось встречать таких изобретательных, как Тори. Он властвовал над женщинами и ни разу не хотел попасть под их власть. Но сейчас внутренним чутьем он угадал, что Тори может многое, что она тоже обладает инстинктом самки и знает, как довести самца до высшей степени страсти.

Тори не верила самой себе. Неужели это она заставляет его мускулистую фигуру грациозно изгибаться, подобно гигантскому коту. Да, его гордый нрав с самого начала напоминал ей независимый нрав семейства кошачьих. В нем слишком много энергии, он не способен остановиться на чем-то одном, не способен любить только одну женщину. Тори надеялась, что сможет внести успокоение в его мятущуюся душу, заполнить его сердце своей любовью так, чтобы он не пожелал ничего другого.

Только как заставить его понять, что брак – это не просто страсть и верность? Как ему внушить, что она хочет разделять не только постель, но и всю жизнь, все горести и заботы.

Поцелуями и ласками она пыталась выразить свои мысли. Она давала больше, чем дала бы, думая только о соитии. Она хотела слияния не только тел, но и душ. Чтобы их сердца всегда бились в унисон, чтобы их любовь никогда не вяла, как полынь в засушливый год…

Дру больше не хотел играть и дразнить, манить и тянуть. Он стал настоящим первобытным дикарем, полный дикой страсти. Ему до боли захотелось привлечь ее к себе, прижать и полностью отдаться на волю инстинкта, доставшегося им от далеких предков. Зарычав, как тигр, он открыл глаза и потянулся к ней, охваченный волной нескрываемого желания овладеть ею.

Но она повела себя совсем не так, как другие женщины, слегка оттолкнув его. Ее захватили мысли о человеческой любви, основанной на взаимопонимании. Она сделает то, что не удалось ее многочисленным предшественницам, – укротит его дикость, научит новому пониманию жизни. Ей повезет, потому что он тоже любит ее и по-дикарски ревнует. Не может скрыть ярости, увидев ее рядом с другим мужчиной. Его сводят с ума мужские плотоядные взгляды на ее красоту. Он – собственник, и с этим ничего не поделаешь. Хотя теперь, наверное, можно. Теперь она знает, что зажгла в его жилах неугасимый огонь и только она способна на короткое время дать ему отдых. А ее новое знание только усилит горение.

Тори извивалась в сладостных корчах, встречая любовные судороги слепого от страсти Дру. Она не могла говорить и лишь легонько провела ногтями по его спине, чтобы передать ему свое состояние. Он понял и совсем потерял себя. Вместо него действовала нерассуждающая нежность. В его мозгу все заслонил собой образ женщины с фиалковыми глазами. Вернее, не женщины, а ангела во плоти, окруженного небесным сиянием и волшебными звуками серебряных труб, летящего вместе с ним по пространству и времени, потерявших свои безжалостные свойства и приобретших взамен новые – мягкие и добрые.

Легкий стон сорвался с его губ, когда туман, застилавший умственный взор, несколько прояснился. Так не хотелось возвращаться с небес на грешную землю. Его тело нежилось, не желая отпускать постепенно уходящие ощущения экстаза. Если бы его стали сейчас пытать каленым железом, он бы не обратил на это внимания, находясь под сильным впечатлением от пережитого.

Тори уютно свернулась калачиком рядом с Дру и думала, что получила слишком много в ответ на свой бунт. Он ведь и так знал, как она любит его.

– Мистер Саррива-а-ан! Йо-хо-о! – раздался вдруг над рекой крик Вонга, прервав их уединение.

Ругнувшись, Дру вскочил на ноги и схватил одежду.

– Мистер Саррива-ан! Где вы? – звал Вонг.

Они лихорадочно одевались, слыша голос и звук шагов приближавшегося китайца. Дру облачился первым и пошел навстречу. Вонг поклонился, внимательно вглядываясь в его лицо.

– Что? Что случилось? – вскричал Дру сдавленным от волнения голосом.

– Командира форта хочет видеть вас, – доложил Вонг. – Я сказала, мы едем в Вирджиния-сити, а она сказала, что могут быть неприятности от сиу у Берых Хормов.

– Белых Холмов, – машинально поправил Дру и сам удивился. Он стал подражать Тори?

– Ну да, ну да, – закивал головой китаец. – Я и говорю: «Берых Хормов». Командира предрожира другой путь.

«Черт возьми, – подумал Дру с отвращением, – этого еще не хватало». Теперь им придется пересесть на лошадей и скакать верхом по склонам горы Бигхорн в Абсароко Рейндж, да еще по ночам, чтобы избежать лишних встреч.

Ругаясь на чем свет стоит, Дру вместе с Вонгом пошел к коменданту форта, предоставив Тори возвращаться к фургону без провожатых, словно забыв о ее существовании. На сердце у нее стало тяжело. Она пыталась представить, что будет, если ее захватят индейцы? Конечно, нет худа без добра – это решит все ее теперешние проблемы, но, пожалуй, породит много новых. Так бывает всегда. И кроме того, где бы она ни была, это не приблизит ее к сердцу Дру.

Неразделенная любовь – это ад. Зачем она, как дурочка, бегает за этим, черт его побери, истуканом? И куда теперь ей деться? Кто поможет ей? Она полностью зависит от него. Господи, дотерпеть бы до Монтаны и сбежать от него к отцу.

Добравшись до фургона, с головой, полной мрачных мыслей, Тори облачилась в ночную сорочку и легла спать. Сон пришел мгновенно вместе с теплыми, розовыми сновидениями.

Вернувшись от командира, Дру посмотрел на спящую жену и нежно улыбнулся. Чертовка! Она может довести его до белого каления, хотя, может и…

Дру тяжело задумался. Что теперь будет? Он любил постоянство, ясность. А что теперь? Теперь он понял, что жена у него – это загадка. Сначала она довела его до колик, а потом до блаженства. И главное – разожгла в нем страсть, какой он еще не знал. Он хочет ее каждую секунду, не может подумать как следует ни о чем другом. А она? Будет ли соглашаться, или снова начнет кобениться? Им нужно срочно договориться, иначе он сойдет с ума или она согнет его в бараний рог. Утомленный непривычными размышлениями, Дру неожиданно для себя прилег рядом с Тори. Это вышло так естественно – обнять ее спящую. Но проснувшаяся Тори оттолкнула руку и заявила, что нечего ее тревожить, что вокруг достаточно места и для него, а это – ее постель, пусть не претендует.

И мгновенно они оказались там, откуда начали. Ему снова надо было пускать в ход все свое высокое искусство, чтобы сломать упорство маленькой негодницы. Дру чесал в затылке. Эта женщина сведет его с ума!

Том Бейтс вздохнул с облегчением, когда обнаружил подпись Дру Салливана в книге отеля в Каунсил-Блаф. Нашел в конце концов! Хозяин отеля в ответ на расспросы расплылся в широкой улыбке.

– Отличный парень, этот Дру Салливан, – заявил он. – Они с невестой провели здесь ночь, потом прыгнули в свой фургон и уехали.

– Невестой? – поперхнулся Уильям Фогг.

– Ага, – кивнул головой сидевший за столом служащий. – И какая красавица. Я помню, все хвалил мистеру Салливану его подругу.

Поблагодарив господ за информацию, Том и Уильям выскочили наружу.

– Как же мы скажем Фрезье, что его невеста вышла замуж за похитителя? Ты возьмешься? – задумчиво протянул Том.

Уильям пожал плечами:

– Слава богу, мы можем безо всяких разговоров просто послать ему телеграмму. Мне тоже страшно подумать, что он сделает, когда узнает. Но, судя по его эмоциям при нашей встрече, он лопнет от злости.

С тяжелой душой детективы шли на почту и отправляли телеграмму, перед тем как продолжить путь на северо-запад. Они не знали, что Хуберта и Кассиди нет в Чикаго и поэтому Хуберт не узнает плохой новости, занятый хлопотами по делу Калеба Флемминга.

Молча попыхивая сигарой, Тайрон Уэбстер со злостью плюхнулся в кресло, стоявшее в его кабинете в задней комнате салуна «Квин Хай». Раздражение сквозило в каждом его движении. Его борьба с упрямым Калебом Флеммингом, хозяином лучшей гостиницы, требовала большого напряжения.

– Я не думаю, что Флемминг примет ваше предложение о выкупе, – сказал Дюк Кендрик своему работодателю.

– Естественно, – нервно отозвался тот. – И поэтому, я думаю, теперь самое время пустить в ход наше сильнодействующее средство, тем более, что Дру Салливана нет в городе.

Взгляд Тайрона упал на двух парней, Сэма Разера и Кларка Рассела, весьма недалеких, но очень дисциплинированных. Дюк Кендрик был самый опытный из троицы, работавшей на Тайрона, и наиболее ответственные поручения хозяин всегда давал самому меткому работнику.

– Сэм! – сказал Тайрон. – Выследи Калеба Флемминга…

– Да, босс, – выплюнув изо рта табак, отозвался Сэм. – Я знаю, что делать. Не сумлевайтесь, босс, можете и не говорить всего… – Он вскочил со стула. – Я ему прочищу мозги. Будет знать, как отказываться от ваших предложений.

Когда дверь за Сэмом захлопнулась, шеф повернулся к Расселу:

– Возьми нескольких парней с моего ранчо и нанеси визит коровкам Салливана.

– Всего-то? – сплюнул Рассел. – Ясное дело, босс. Просто у Салливанов слишком много копытных развелось. Они уже не могут смотреть за рогатыми как следует. Надо помочь. Мы поможем.

Не успел Рассел взяться за дверную ручку, как Тайрон бросил ему вслед:

– А если кто-то из младших Салливанов будет рыпаться, пристрелите их. Тогда Дру быстрее надумает продать мне ранчо.

Дьявольская улыбка искривила рот Кларка. Он кивнул:

– Будьте спокойны, босс. Конечно, коров увести – трудное дело, обязательно кто-нибудь захочет помешать, это уж как пить дать. Ну а если Салливаны станут напрашиваться – так мы будем защищаться.

– Ну а мне что, Уэбстер? – усмехнулся Дюк, оставшись наедине с Тайроном, специально не называя боссом богатого и уважаемого хозяина салуна.

Тайрон стиснул зубы, хорошо зная крутой нрав Дюка, не признающего ничьих авторитетов. Стараясь держать себя в руках, он изложил суть проблемы.

– Надо взыскать один должок. Двое, понимаешь, намыли себе золота, а делиться не хотят. Я уже предупреждал их. И Барнса, и Эммерсона…

Он не стал продолжать, предоставив Дюку самому делать выводы из сказанного. Дюк встал и пошел к дверям.

– Я беру половину золота, – бросил он на ходу.

– Как половину? – вскричал Тайрон Уэбстер. – Всегда же была треть!

– Ну и что? Я поднимаю цену за мокрые дела.

Дюк резко опустил крючковатые пальцы на кобуру, когда увидел, что Тайрон не собирается прекращать протесты.

Недовольный хозяин тут же замолчал, медленно опустившись в кресло и не сводя настороженного взгляда с большого кольта.

– Хорошо, – медленно выдохнул он. – Бери половину. Только имей в виду: все должно быть чисто. Мне хватает хлопот с Флеммингом и Салливаном.

Рот Дюка искривился в сатанинской усмешке.

– Ты меня знаешь, Уэбстер. Я держу марку. Не то что твои ослы.

Дождавшись ухода бандита, Тайрон перевел дыхание. Черт бы побрал этого Дюка! Он стал совершенно невыносим. Но, к сожалению, пока незаменим.

Потом его мысли вернулись к Флеммингу и Салливану. Очень скоро они поймут, что рискуют слишком многим, становясь у него на пути. Им надо уйти с его горизонта, и они уйдут, как сделали многие до них и еще сделают, даст Бог, многие после них. А кто не уйдет, тот познакомится с Дюком, который всегда держит марку.

ГЛАВА 18

Изумление Тори талантами Дру росло с каждым днем. Они продвигались на северо-запад то через заросшие полынью пустынные места, то огибали уходящие вершинами в облака горы Бигхорна, то пересекали живописные долины реки Йеллоустоун. Невероятное чутье Дру не раз спасало им жизнь. Он чувствовал опасность загодя и всегда избегал ее. Дважды они чуть не столкнулись с индейцами племени сиу, но даже насморк и чихание Вонга не выдали их. Дру не ругал китайца и не смеялся над ним, несмотря на всю его комичность.

Тори во все глаза смотрела на окружавшую ее дикую природу. Великолепные пейзажи мелькали перед ней, как театральные декорации. Она попадала под обаяние широких просторов и начинала понимать, почему ее отец не мог жить в скученном городе, а мать никогда не согласилась бы жить на Западе – Гвен боялась открытых пространств. Тори понимала ее и считала себя более приспособленной к раздольной кочевой жизни.

Она впитывала в себя впечатления как губка. Пики высоких гор, мягкие ковры лугов навсегда запечатлевались в ее сознании. Временами им встречались люди, разъезжавшие по прерии по своим делам, среди которых были оптимисты, надеявшиеся достичь Баннаки и Вирджиния-сити. Среди них попадались золотоискатели, ослепленные блеском будущих богатств, крестьяне, пораженные плодородием здешней земли. Все они были свободолюбивые, самостоятельные люди, бросившие вызов судьбе и надеющиеся не напрасно побороться за свое счастье.

Эта благодатная земля, защищенная от холодных северных ветров высокими горами, готова была принять большие массы переселенцев.

Постепенно в сознании Тори стали оживать рассказы, слышанные в раннем детстве от отца. Отец… Большой, шумный, веселый… Чем ближе они подъезжали к Вирджиния-сити, тем беспокойней становилось у нее на душе. Она пыталась все время думать о Калебе, хотя ей постоянно мешали мысли о Дру.

Тори любила Дру, но гордость не позволяла ей повторить однажды сказанные слова. Его не интересовали ее переживания, и к этому надо было приспособиться. По крайней мере до того момента, как она сможет уйти от мужа.

– Устроим ночевку здесь, – отвлек ее от раздумий спокойный голос Дру.

– Как скажете, мистер Сарриван, – послушно отозвался Вонг, с трудом слезая с лошади и принимаясь обустраивать временный лагерь.

Они расположились на берегу живописной реки Йеллоустоун. Тори засмотрелась на аквамариновую воду, такую прозрачную, что видны были камни на дне. По берегам росло много деревьев, густая листва которых демонстрировала все оттенки зеленого цвета. Ей захотелось искупаться в этом райском местечке, жаль только, она не умеет плавать.

– Пока Вонг ставит лагерь, давай я все-таки научу тебя плавать, – неожиданно сказал Дру, словно угадав ее мысли.

«Неужели она такая открытая, и все чувства так ясно отражаются у нее на лице», – подумала Тори. Но сочла глупым противиться предложению.

– Нужно пройти немного вдоль по течению, чтобы не смущать Вонга, – предложил Дру, слезая с коня.

Они оставили китайца разводить огонь и пить свою бурду с медом, а сами пошли по берегу, ведя лошадей на поводу. Тори сомневалась, правильно ли она поступила, согласившись, но соблазн был больно велик. Она давно уже просила Дру научить ее плавать.

Когда он стянул с себя рубаху, Тори с новой силой охватили сомнения. Может, передумать? Дру наверняка захочет ее, когда увидит голой, а она решила больше не допускать близости между ними. Как она оплошала в ту ночь около форта Ларами!..

– Ты ведь хотела научиться, – сказал Дру, отвлекая ее от воспоминаний о бурной ночи.

– Да. Только я не уверена, что ты действительно хочешь меня научить…

Дру притворно-равнодушно пожал плечами. Конечно, при удобном случае он собирался воспользоваться обстоятельствами, но ведь вслух этого не скажешь, верно? Он скинул оставшуюся одежду и ловко прыгнул в реку. Тори смотрела ему вслед, невольно любуясь отточенностью его движений и красиво сложенной фигурой. Ей ужасно хотелось прикоснуться к нему.

– Вот здорово! – шумно фыркал Дру. – Как святое омовение!

И Тори сдалась. Уж очень велико было желание научиться плавать так же грациозно, как Дру. Она попросила мужа отвернуться, чтобы не искушать его лишний раз, и, раздевшись, пока он стоял спиной, зашла в воду. Когда он обернулся, она подумала, что зря просила его отворачиваться, потому что кристально-прозрачная вода нисколько не скрывала ее наготы. Ведь она-то видела его тело яснее, чем когда-либо. Значит, и от него ничего не укроется.

– Во-первых, надо научиться задерживать дыхание и находиться под водой, не паникуя, – приступил к уроку Дру. – Река – не враг тебе, а друг сердечный.

«Господи, – подумала Тори, – и шутки у него все про это!» Она никак не могла сосредоточиться, опасаясь подвоха с его стороны.

– Сделай глубокий вдох и позволь себе утонуть.

Точно соблюдая инструкции, она сделала самый глубокий вдох, какой только позволили ей легкие, и медленно пошла на дно. Но когда она под водой открыла глаза, рядом улыбалось лицо Дру. Тори старалась не поддаваться эмоциям, но когда он попытался поцеловать ее, она оттолкнула его и с негодованием выбралась на берег.

– Я думала, ты будешь учить меня плавать, а ты… – задохнулась она.

– А я и учу, – невозмутимо парировал Дру. – Создаю тебе трудности под водой. Тяжело в ученье – легко в бою.

«Да, – подумала Тори, – врать он умеет». А Дру призывно помахал рукой, набрал полную грудь воздуха и опустился под воду. Она скопировала его движения и тоже опустилась на дно.

Место для занятий и впрямь было выбрано исключительно удачно. Если бы вода не была такая прозрачная, она бы испугалась глубины, а так можно было спокойно ползать по дну, обозревая его на многие футы кругом. Это было так красиво, что она даже не сердилась на Дру, который, создавая ей трудности, время от времени хватал ее за пятки.

– А сейчас смотри на мои руки и повторяй за мной, – начал Дру второй урок. – Хорошо, – похвалил он, когда она в точности повторила его движения.

Это была первая похвала в их семейной жизни.

– Да? Ты и вправду думаешь, что я могу что-нибудь делать хорошо? – хмыкнула она.

– Кое-что ты делаешь лучше всех, – неожиданно приблизившись сзади, шепнул он ей в ухо и одновременно поцеловал.

Тори отшатнулась, но голый верзила не отставал и все покрывал ее тело поцелуями, от которых по коже шли миллионы мурашек. Он хотел превратить урок плаванья в новый урок любви, но она не хотела принимать в нем участия. Он доведет ее до экстаза, а потом она будет казниться, что опять вела себя как дурочка. Она не простит ему, что он женился не по любви. Он ведь перед Богом клялся любить ее! А теперь она ему не верит ни в чем.

– Давай вернемся к урокам, – сказала она прерывистым голосом, в котором все же чувствовалось, что, к сожалению, его ласки оказывают свое действие.

Дру испустил тяжелый вздох. Эта своенравная кокетка привязала его к себе. Он надеялся быстро сломить сопротивление, но противник был готов к долгой осаде. Уже десять дней Тори не отпускала от себя Вонга, избегая оставаться с мужем наедине и не допуская малейшего намека на возможность интимных отношений.

Признав свое очередное поражение, Дру временно отступил и продолжил урок плавания, восхищаясь красотой жены. Ему потребуется тяжелая артиллерия, чтобы сломить ее оборону!

– Ну теперь, когда ты не боишься глубины, опусти лицо в воду и болтай ногами, чтобы двигаться по поверхности.

Дру продемонстрировал, как надо. Тори растерянно наблюдала, как он мощными движениями, словно нож масло, рассекает водную гладь. Она попыталась повторить. Самым трудным для нее оказалось делать вдох, не прерывая движения. Но с помощью Дру, поддерживавшего ее за талию, она научилась и этому. Вскоре ее бултыхание и впрямь смахивало на плавание.

– А теперь попытайся на спине, – сказал Дру и перевернул ее. Боже, как она была хороша!

Пока Дру смотрел на нее и все не мог насмотреться, она сосредоточенно повторяла заученные движения.

Слабая улыбка играла на его губах, когда он наблюдал за плывущей нимфой. Она научилась плавать неожиданно быстро. Просто поразительно, как быстро. Всего пять минут назад она панически боялась утонуть. А теперь спокойно плывет на глубине, уверенная в своей безопасности.

Пока Тори практиковалась, Дру вылез на берег и завел в реку лошадей, предварительно расседлав их. Затем он взобрался на спину своего коня и прыгнул в воду, подняв тучу брызг, а потом предложил Тори последовать его примеру.

Тори удивилась возможности так необычно использовать лошадей и с восторгом согласилась. Какого наслаждения она лишала себя все эти годы! Водная стихия совсем не похожа на людскую. Она даже пожалела, что не родилась рыбой. В прохладной глубине так спокойно: движения становятся такими плавными, медленными. Здесь нет этих суетных мужчин, от которых исходит беспокойство, нет, конечно, и неразделенной любви…

– Поплавай вместе с лошадью, – скомандовал Дру. – Пусть она несет тебя. Только держись сбоку, а то лягнет.

Тори радостно засмеялась, когда кобыла потащила ее на буксире. А Дру смотрел на нее и радовался и печалился одновременно. Жаль, что не он причина смеха Тори. Сегодня он вызывал у нее только неудовольствие, хотя это все же лучше, чем полное безразличие, как было все последние дни.

Через некоторое время Тори не помнила себя от восторга. Но, бросив взгляд на Дру, опомнилась. Как будто ножом полоснули по сердцу. Счастье было так возможно! Ах, если бы Дру любил ее по-настоящему!..

Мысли вернулись в привычное русло. Дру научил ее плавать, но она никогда не научит его человеческой любви.

Увидев перемену ее настроения, он встревожился:

– Что случилось, Чикаго?

– Ничего, – кисло улыбнулась она. – Все хорошо. Он успокоился, но продолжал время от времени ловить ее взгляды, полные печали. Он вспомнил, какой она была в момент первой их встречи на ступенях церкви в Чикаго. Даже сейчас у него защемило сердце. А как она на него смотрела теми ночами в Де Муане! Он не понимал, что произошло, почему она изменилась, но решил добиться от нее новой перемены, на этот раз к прошлому, к тому времени, когда они составляли единое целое.

Увидев, что Дру стал одеваться и седлать своего коня, Тори печально вздохнула. Она бы предпочла лишний час поплескаться. Но теперь ей ничто не мешает наведываться к воде при первой возможности. Скоро она сможет избавиться от опеки Дру и будет плавать в одиночестве.

Одевшись, она последовала за Дру в уже разбитый китайцем лагерь. Вонг сидел с кружкой в руке у костра, обмотав голову полотенцем и продолжая бесконечный процесс лечения насморка. Он смешил Тори своей верой в народную медицину и самовнушение. Вот и сейчас Вонг заварил бог знает каких травок и сосредоточенно мычал какую-то лечебную песнь.

– Перенеси лагерь ближе к реке, Вонг, – сказал Дру, посмотрев на окружавшие их горы. – Как бы не случилось камнепада.

– Да, мистер Сарриван, – тут же очнулся маленький китаец. – Конечно, я перенесу рагерь сейчас же.

– И присмотри за Тори. А я погляжу вокруг, – добавил Дру, ловко вскакивая в седло. – Вечером, если повезет, мы попробуем на зуб что-нибудь повкуснее бобов, – лихо улыбнулся он.

Тори проводила взглядом всадника, быстро огибавшего гору, на лесистом склоне которой они остановились, и задумалась. Ей стало казаться, что Дру не оставляет мысли добиться ее благосклонности. Во-первых, этот урок плавания; во-вторых – обещание побаловать ее мясом. Он думает, что путь к сердцу лежит через желудок.

Тори опустила голову. Похоже, ее ожидает тяжелая ночь. Ей надо быть начеку. Если Дру коснется ее, она не сможет ему противиться. Черт побери, неужели ей так трудно избавиться от ненужной любви?

Дру – холодный эгоист. Он может по своему желанию включать и выключать эмоции, может любить ее, не чувствуя привязанности или хотя бы благодарности. А вот она, к сожалению, так не умеет. И она не подпустит его этой ночью и вообще никогда именно потому, что очень хочет этого, решила она упрямо.

Приняв решение, Тори занялась сбором хвороста для костра. А вокруг пахло медом, свежестью, травой, смолой сосен и кедров. Тори попыталась отвлечься от мрачных дум и стала осматривать горы. Ей надо продержаться несколько дней, до Вирджиния-сити. А там она встретит отца и забудет этого голубоглазого орангутанга.

Положив охапку хвороста в середину выложенного камнями и бревнами круга, Тори подошла к Вонгу, добывавшему огонь. Китаец чихал и все никак не мог добиться результата. Около него витал такой густой запах меда, что Тори сама чуть не расчихалась.

Вдруг сверху раздался шум падающих камней. Хриплый рык разорвал тишину. Тори стала лихорадочно оглядываться, ища источник звука. Ужас застыл на ее лице, когда она увидела громадного медведя-гризли, спускавшегося с лесистого склона по направлению к ним.

Вонг вскочил на ноги и тонко закричал от страха. Покрытый густой шерстью, зубатый восьмифутовый великан с маленькими злыми глазками унюхал мед и думал здесь полакомиться.

Вонг стал что-то быстро лопотать по-китайски, забыв, что он не у себя на родине, и подталкивать Тори к лошадям. А Тори механически переставляла ноги, не в силах отвести взгляд от опасности.

Местный царь зверей угрожающе поднялся на задние лапы и зарычал на непрошеных гостей. Потом опустился на все четыре лапы, столкнув при этом валун, который с шумом покатился вниз. Люди тем временем пытались вскочить на расседланных, испуганных лошадей. Такая задача по плечу только опытным наездникам, а не слабым женщинам и низкорослым китайцам. Лошади бешено вращали глазами, рвались с привязи и дико ржали.

Крик маленького Вонга, зажатого в суматохе между двумя лошадьми, был почти не слышен. Тори как завороженная смотрела на быстро приближающегося медведя. Комья грязи слетали с его когтистых лап. Поток камней сопровождал его стремительное движение.

Тори закричала от дикого ужаса. И продолжала кричать еще сильнее, когда увидела, что Вонга лягнула лошадь и он упал и покатился вниз по склону, увлекая за собой камни и комья земли. Когда ему удалось замедлить падение, на него сверху накатились запоздавшие камни. Так он и лежал, не в силах подняться, в грязи, пыли, придавленный камнями, слепо царапая землю вокруг себя.

Лошади в конце концов оборвали привязи и убежали.

Тори инстинктивно бросилась на помощь к Вонгу, но тут дорогу ей преградил гризли. Она осталась один на один с грозным чудовищем, и помощи ждать было неоткуда.

Она смотрела на когтистые лапы зверя, на его красные злые глазки, желтые клыки и не знала, что делать. Но когда он кинулся к ней, она, не рассуждая, бросилась на землю и, как змея, заползла под росший рядом колючий терновый куст. Ее сердце бешено колотилось, угрожая разорваться раньше, чем его разорвет медведь.

Она уже готовилась к смерти. Тяжелое смрадное дыхание тысячефунтовой туши достигало ее лица. Ее ожидает мучительная кончина, она больше никогда не увидит ни Дру, ни отца. Ей больше никогда не удастся поплавать в чистых водах Йеллоустоуна… Она превратится в ангела и будет с небес следить за дорогими ей людьми…

Но тут гризли стал продираться сквозь куст, и первобытный ужас пробудил в ней самый древний, самый главный инстинкт: инстинкт самосохранения. Она перестала думать и рассуждать, рассчитывать силы и строить планы. За все теперь отвечал инстинкт, лучше ее знающий, как надо спасаться от смертельной опасности, и какими на самом деле возможностями обладает человек в экстремальной ситуации.

Она выскочила из своего разоренного убежища и бросилась бежать к другому кусту, росшему неподалеку. Инстинкт и страх добавили ей и быстроты, и хитрости.

ГЛАВА 19

Дру сломя голову мчался по речной долине, сердце его бешено колотилось в груди. Он услышал, как Тори закричала от ужаса, и ее крик эхом разнесся среди деревьев, затем до него долетел стук лошадиных копыт, грохот падающих камней. Он застыл на месте, когда, добравшись наконец до лагеря, не нашел там ничего, кроме кучи земли и камней на том месте, где был небольшой бивачный костер.

Дру соскочил с коня. Его проницательный взгляд пробежал по груде камней, отыскивая место, где были засыпаны Вонг и Тори. Он стал неистово раскапывать завал, пока не заметил косичку Вонга. Дру продолжал лихорадочно раскидывать камни, пытаясь освободить китайца из страшного плена… Вонг лежал лицом вниз, прижатый двумя валунами. На его грязном затылке была шишка размером с яйцо.

В отчаянии Дру обхватил рукой пояс китайца, чтобы вытащить его на поверхность. По всем признакам Вонг был еще жив, хотя и основательно побит. То обстоятельство, что он оказался между двумя валунами, спасло ему жизнь. Снизу оставалось место для воздуха, а огромные валуны защитили его от сокрушительных ударов падающих камней.

Дру положил Вонга на траву и поспешил к реке, чтобы зачерпнуть шляпой воды. Когда он вылил воду на голову Вонга, тот стал отплевываться, откашливаться и чихать. Его темные глаза медленно открылись, чтобы увидеть склоненное над ним озабоченное лицо Дру.

– Ты спас мое жизнь три раза, – прохрипел Вонг, пытаясь опереться на дрожащий локоть.

– Где Тори? – встревоженно спросил Дру.

Вопрос заставил Вонга выпрямиться. Он стал дико оглядываться вокруг. В ужасе он принялся быстро лопотать по-китайски.

– Говори по-английски, черт возьми! – зарычал Дру. – Что случилось с Тори?

– Из-за гризри гора начара опорзать, – торопливо выговорил Вонг, потом опять произнес несколько фраз на своем родном наречии. После резкого окрика Дру Вонг снова перешел на ломаный английский. – Мы хотери сесть на рошадей, но меня бросиро назад. Миссис Сарриван пытарась спасти меня, но за ней побежар медведь. Не знаю, что быро, когда меня завариро!

Оставив Вонга бормотать по-китайски и потирать шишку на затылке, Дру вскочил на ноги и быстро осмотрел окрестности в поисках каких-нибудь следов Тори. С бьющимся сердцем он заметил обломанные сучья кедрача и наконец-то обнаружил медвежьи следы, ведущие к реке.

Сознание того, что Тори угрожает смертельная опасность, подгоняло Дру. Обычно он бывал спокоен и хладнокровен перед лицом напастей, но не теперь, когда в беду попала Тори. Одна мысль о том, что она может быть ранена или мертва, приводила его в содрогание.

Дру пробирался вдоль берега реки, сжимая в руке винчестер. Пробежав четверть мили, он оглядел нависавшие над рекой скалы. На уступе одной из них, ярдах примерно в двухстах от себя, он увидел медведя. Тори рядом с ним не было, но чувство мести заставило Дру броситься к рычащему зверю. Приближаясь к нему, он воображал себе растерзанное тело Тори, распростертое под этими острыми когтями и смертельными клыками.

Дру как одержимый карабкался по скале, пробираясь между валунами, пока чудище не оказалось на расстоянии выстрела. Сердце замерло в его груди, когда до него донеслись всхлипывания Тори. Припав к скале, Дру тщательно прицелился. Как только медведь поднялся на задние лапы, чтобы ударить по камню, который защищал Тори, Дру выстрелил. Пуля попала в заднюю лапу гризли. Раздался оглушительный рев, и зверь опустился на четвереньки, чтобы встретиться со своим врагом.

Дру снова прицелился, стараясь бить наверняка. Когда медведь оказался не более чем в двадцати футах от него, Дру спустил курок. Гризли пошатнулся и зарычал, но продолжал двигаться вперед. Испытывая огромное напряжение, Дру выстрелил в последний раз. Теперь медведь упал.

Дру, как молния, вскочил на ноги и обежал косматую тушу, которая загораживала ему путь. В каменной нише, защищенной валуном, сидела Тори. Ее фиалковые глаза были полны слез, лицо перепачкано, рубашка на плече порвана убийственными когтями.

Когда до сознания Тори дошло, что над ней вместо рычащего медведя склонился Дру, она выскочила из своего укрытия и бросилась в его объятия, рыдая, как испуганный ребенок. Она знала, что Дру терпеть не может слез, но была слишком напугана, чтобы сдерживать себя. Она только хотела, чтобы он оградил ее от пережитого кошмара и не отпускал, пока она вновь не обретет контроль над своими потрясенными чувствами.

– Теперь все в порядке, – утешал ее Дру, сжимая сильными руками.

Но Тори никак не могла успокоиться. Ей все еще чудился медведь, беспощадно преследовавший ее. Дру приказал ей глубоко вздохнуть, но она и после этого не перестала дрожать. Ноги были словно резиновые.

– Вонг! – наконец сумела выговорить Тори между судорожными всхлипами. – Его засыпало заживо!

– Я вытащил его, – ответил Дру, легонько прикасаясь губами к ее нахмуренной брови. – С ним все будет отлично.

Тори тяжело привалилась к нему и разразилась еще одним потоком слез. Дру, мягко поддерживая ее, начал боком спускаться по склону к реке. Когда он устроил Тори на траве, она сжалась в комок и снова разрыдалась.

Дру достал свой носовой платок, намочил в воде и вытер покрасневшие щеки Тори. Слабая улыбка тронула его губы, когда он вытирал блестящие слезинки, стекавшие из уголков ее фиалковых глаз. Влажные ресницы взметнулись вверх, и она посмотрела на него, а Дру упал в эти мерцающие глубины.

Внезапно преграды между ними пали. Оказавшись так близко к смерти, перенеся суровое испытание, Тори с особой яркостью поняла, какой драгоценной была каждая минута. Ее чувства вернулись к жизни перед лицом опасности, и теперь Тори хотела, чтобы место недавнего кошмара заняли сладкие грезы, мечтала разделить с Дру запертую внутри нее любовь. Нетвердой рукой Тори провела по морщинкам в уголках его небесно-голубых глаз, по губам, изогнутым улыбкой. Она заново изучала черты его лица, как будто они не виделись долгие годы.

Ее указательный палец опустился от его губ к темным волосам, которые проглядывали из-за шнуровки его рубашки. Упрямая гордость склонилась перед желаниями, которые прятались совсем рядом. Тори готова была принять все, что мог предложить ей Дру. Она стремилась слиться с ним в одно целое, чувствовать страсть вместо страха, ощущать себя под надежной защитой.

– Пусть мир исчезнет… – отрывисто прошептала она. Когда ее губы призывно раскрылись, как лепестки, Дру заключил ее в кольцо своих рук и опустился за ней на землю, смакуя сладость поцелуя. Волнение и решимость, которые поддерживали его во время неистовых поисков, трансформировались в неутоленную страсть. Дру пришлось заставлять себя быть мягким. Он стремился поглотить ее, растворить ее восхитительное тело в своем. Но он знал, что Тори нуждалась в нежном прикосновении, а не в разрушающей страсти после того, что она пережила, и стремился поцелуями и ласками прогнать все страхи, которые преследовали ее.

Его руки поклонялись ее изысканному телу, освобождая его от одежды. Он прогонял ее напряжение, заменяя страх теплым, покалывающим удовольствием. Его поцелуи, которыми он касался ее щек и шеи, были мягкими и легкими, как бархатные крылья бабочек. Ласки его были нежны, как ветер. Он шептал ей успокаивающие слова, которые изгоняли все страхи, в которых тонули воспоминания о рычащем гризли.

Когда солнце склонилось за скалистые пики и темнота заскользила по склонам, Дру отдал Тори свою любовь. Тори отдалась на волю неистовых, потрясающих душу ощущений, восхищаясь ими, как будто они были драгоценнее золота.

Дру обнимал жену, радуясь, что она жива и невредима, тогда как могла так легко погибнуть. Ее руки и губы странствовали по всему его телу.

Его губы жадно ласкали трепещущие пики ее грудей, а кончики пальцев кружили по ее животу. Он шептал, как она нужна ему, позволяя ей слышать его слова, и чувствовал, как они вибрируют на ее коже. Его ладони скользили по ее бедрам со всепоглощающей нежностью.

От его сокровенных ласк Тори не хватало воздуха. Ее дрожащее тело стремилось к нему, жаждало большего, чем поцелуи и ласки.

Дру поднялся над Тори, пристально вглядываясь в эти сверкающие глаза, горящие страстью. Дру не мог вспомнить ни одной женщины, которая вызывала бы у него столь сильные чувства. Он смотрел на Тори, сгорая от неописуемого желания.

Он приблизился к ней, позволяя своей нежности обратиться в пылкую страсть. Его тело призывало ее, как будто она была его частью, и Тори с радостью встречала каждое глубокое, требовательное движение, приникая в неистовой тоске.

Их тяга друг к другу была неконтролируемой. Неистовые эмоции взывали об освобождении. Он чувствовал, как отпускает на волю тело, ум и душу, чувствовал, как тонет в море бурных ощущений. Он отдался великолепным мгновениям, не поддающимся описанию, прижимаясь к ней так же крепко, как и она к нему. Их души слились воедино, испытывая жажду не только физического удовлетворения, стремясь к наивысшему наслаждению за пределами реальности… Дру отчаянно прижимал к себе Тори. Потоки экстаза проливались на него, оставляя безучастным ко всему, кроме восторга любви этой белокурой нимфы.

Казалось, миновала вечность, прежде чем у Дру появилось несколько нормальных мыслей, но он все еще не мог оторваться от жены. Чуть было не потеряв Тори, Дру хотел насладиться каждой драгоценной секундой, проведенной вместе.

– Тебе лучше, Чикаго? – наконец прошептал он. – Мне-то уж точно, – он вздохнул. – Я был…

Дру снова умудрился сказать не то, что следовало бы. Тори тут же оскорбилась на его беспечное замечание. Оно прозвучало так, будто он занимался с ней любовью только потому, что был уверен, что страсть – это бальзам, способный излечить любые раны. У Вонга были свои лекарства, а у Дру, очевидно, свои!

Может быть, у него создалось впечатление, что ей необходимо всего лишь небольшое развлечение после сурового испытания. Но она воспринимала случившееся гораздо серьезнее и глубже и хотела, чтобы Дру испытывал не только простое удовлетворение. Черт возьми, лучше бы он помолчал и не пытался завязать разговор. Она ждала совсем других слов, но у нее возникла твердая уверенность, что фразы «Я люблю тебя» не было в словаре Дру.

Прежде чем Дру закончил фразу, Тори оттолкнула его и села.

– И это все, что ты можешь сказать? Тебе лучше? Значит, твоя единственная забота – удовлетворять свой аппетит?

Дру нахмурился, услышав резкую интонацию ее голоса и увидев гневный взгляд, устремленный на него.

– Я испугался до смерти, если хочешь знать, – огрызнулся он. – Я думал, что потерял тебя, и я…

– Не велика потеря, – прервала его Тори с горькой усмешкой. – Если бы я погибла, у тебя осталось бы меньше обязательств. Вряд ли ты стал бы сильно возражать против этого.

– Возражать? – повторил он. – Что за глупость? Ты знаешь, что я…

Его голос прервался, он запутался в словах, которые невольно оказались у него на языке.

– Что же такое я знаю, Монтана? – съязвила она, вглядываясь в его лицо, погруженное в тень. – Что я, будучи твоей женой, должна удовлетворять страсть, когда она в тебе взыграет? Или ты благородно занялся со мной любовью, чтобы отвлечь меня от мыслей о том, что я была на волосок от гибели и медведь чуть не разорвал меня в клочья?

– Почему тебе вечно надо разложить все по полкам? – раздраженно проговорил Дру. – Мы хотели заниматься любовью потому, что возбуждаем друг друга. Почему ты не можешь просто принять то, что есть между нами, и получать от этого удовольствие?

– Не могу, потому что я…

Тори прикусила язык и раздраженно вздохнула. Она обещала себе никогда не признаваться в любви этому человеку, который доводил ее до бешенства. Что бы она ни говорила или ни делала, ей не удастся добиться его любви. Что толку биться головой о стену. Он удовлетворен страстью ради страсти и не хочет ничего большего, потому что явно не привык уступать женщинам и даже собственной жене.

– Потому что?.. – переспросил ее Дру, проведя указательным пальцем по ее мягким губам. – Чего ты хочешь от меня, Чикаго? Мое сердце?

Он запрокинул ее голову и лукаво улыбнулся.

– Если я отдам тебе свое сердце, ты будешь носить его в качестве трофея на шее, как этот жемчуг?

Тори дотронулась до нитки жемчуга, с которой никогда не расставалась.

– Оно стало бы хорошим довеском к моему ожерелью, тебе не кажется? – колко сказала она.

– И это все, на что годится мое сердце, девчонка? – осведомился он, всматриваясь в аметистовые глубины ее глаз и пытаясь раскрыть тайны этой загадочной души. – Скажи, чего ты от меня хочешь? Ты будешь лелеять мою привязанность или выставишь ее напоказ?

Большой глупый ребенок! Разве он не догадывается, как драгоценна для нее его любовь? Почему у него такое извращенное понятие о любви и страсти? Почему он воспринимает женщин только как способ получить удовольствие? Вероятно, потому, что в жизни у него не было ничего серьезного, кроме кратких, пустых связей. Такой диагноз поставила Тори.

– А как бы ты поступил с моим сердцем, если бы я отдала его тебе? – ответила она вопросом на вопрос.

– Это зависит от того, что бы ты сделала с моим, – парировал он с загадочной улыбкой, которая приводила ее в ярость.

Дру – это безнадежный случай! Он храбро встречал любую опасность, но страшно пугался, когда разговор заходил о сердечных делах. Этот разговор ни к чему хорошему не приведет, так же как и их злополучный брак.

– Для начала я бросила бы его в реку, чтобы посмотреть, не потонет ли оно, как обыкновенный камень, – сказала Тори, собирая разбросанную одежду.

– А потом? – настаивал Дру.

Возмущенная его настойчивостью, она натянула штаны из оленьей кожи и пошла прочь. Ее муж слеп и глуп, если не понимает, что она стала бы бережно хранить дар его любви как сокровище. Однажды она рассказала, что чувствовала, а он стал насмехаться над ее признанием. Этому скептичному развратнику не удастся поступить так же еще раз.

– Я бы изжарила твое сердце и съела его на ужин вместо бобов из жестянки, которыми ты меня закормил, – проворчала Тори, гордо удаляясь.

Она задержалась, чтобы оглянуться на стройного, мускулистого обнаженного великана, который, развалясь, сидел на берегу реки.

– Что толку рассуждать о твоем сердце, – прокричала она. – Давай посмотрим правде в глаза, Монтана. У тебя его нет. Ты слишком цинично относишься к женщинам, чтобы доверять их чувствам. И если ты спрашиваешь, что бы я сделала с твоей любовью, тогда ты совсем не узнал меня за последние несколько недель!

– Я не такой холодный и беспечный, как ты думаешь, – крикнул он вслед. – Я просто не верю тому, чего не понимаю. Я осторожен по природе и подозрителен по привычке.

Тори обернулась и яростно уставилась на него.

– А с чего бы это? Ты считаешь, что я не была бы верна тебе и отвергла твою привязанность, если бы ты предложил мне ее?

– А как бы ты поступила? – спросил он тихо.

Уже одно то, что он задает подобные вопросы, разозлило Тори.

– Ты просто невыносим! – выкрикнула она.

– Черт возьми, я опять сказал что-то не то? – спросил он раздраженно.

– А ты разве когда-нибудь говорил то?.. – вскипела Тори.

– Чего же ты все-таки хочешь от меня? – потребовал Дру. – Разве нельзя сказать прямо, а не ходить кругами и издеваться над моими вопросами?

– Ты такой умник, вот и догадайся сам, – бросила Тори. – А если не можешь, то я не стану утруждать себя объяснениями.

В конце концов за кого он ее принимает? За уличную девку, которая развлекается с мужчинами из спортивного интереса, а потом беспечно бросает их? Он, очевидно, находится в нелепом заблуждении, что все женщины – авантюристки, которым нет дела до чувств мужчины.

– Это ты невыносима, – проворчал Дру, просовывая ногу в штанину и застегивая брюки. – Я просто задал вопрос, а ты отказываешься отвечать. Мне надо знать, хочешь ли ты сохранить наш брак?

Тори гневно топнула ногой. Бормоча что-то невнятное, Дру рывком натянул рубашку. Он не мог понять эту дерзкую собачонку. Их сложные взаимоотношения перепутались, как лианы в джунглях. Иногда Дру позволял себе думать, что он ей не безразличен и она по-своему заботится о нем. А иногда он мог поклясться, что самое большое удовольствие в ее жизни – это изводить его. Более причудливого времяпрепровождения с женщиной у него еще не бывало. Уж будьте уверены! Тори никогда не требовала от него ничего особенного, и поэтому Дру не был уверен, есть ли ей до него какое-нибудь дело.

Несколько недель назад она сказала, что любит его. Он не поверил, и это оказалось правильно, потому что вскоре изменчивая фея забрала свое признание назад. Если она действительно имела в виду то, что сказала, она была бы более настойчивой и, безусловно, более любящей, чем в последнее время, разве не так?

Боже всемогущий, если они немедленно на разберутся в своих истинных чувствах друг к другу, то появится слишком много внешних влияний, которые будут давить и нажимать на них. Но как ни старался Дру, он не мог понять Тори. Ему казалось, что она получала больше удовлетворения, ненавидя его, чем любя. Им ни разу не удалось поговорить так, чтобы разговор не кончался криками и перепалкой!

Пригнав лошадей и мула, Дру не спеша поехал в лагерь. Он увидел, как Вонг суетится вокруг Тори, выражая сочувствие по поводу происшествия с гризли. Ее, казалось, вполне устраивало общество Вонга, а у Дру не было настроения ввязываться еще в один спор. Все, что бы он ни говорил, выводило Тори из себя. Он не так на нее посмотрит, и это приведет ее в ярость. Кажется, ей доставляет удовольствие его ненавидеть.

Держась поодаль, Дру опустился на землю, скрестив ноги, и принялся за бобы. Кролика, которого он подстрелил на ужин, утащил какой-то мелкий хищник, а случай с медведем всем испортил аппетит. Дру угрюмо жевал бобы и не произносил ни слова, уставившись в костер.

Снова и снова он обдумывал спор с Тори, размышляя о том, что произойдет, если он действительно влюбится в эту дерзкую девчонку. А вдруг он уже влюбился и просто не признается себе в этом из боязни, что его чувства будут безжалостно растоптаны. Тори искусно скрывала свои эмоции, и Дру никогда не мог сказать наверняка, о чем она думает. Боже всемогущий, как бы он хотел научиться читать запутанные мысли этой женщины. Если она действительно любила его, как сказала однажды, то демонстрировала это самым удивительным способом!

ГЛАВА 20

– Долго нам еще терпеть эти жуткие условия? – проворчала Гвен, всеми силами пытаясь разогнать рой докучливых насекомых, кружащихся вокруг нее.

– Худшая часть путешествия еще впереди, – сказал Эдгар своей сварливой жене. – Ты можешь остаться в форте Ларами, а мы с Хубертом продолжим путь, я…

– Остаться здесь, в глуши? – в ужасе запротестовала Гвен. – И не подумаю. Как ты мог высказать такое гадкое предположение!

– Комендант сказал, что в этом районе было восстание индейцев, – мрачно сообщил Эдгар. – Будет безопаснее, если ты…

– Я не останусь, и покончим с этим! – раздраженно проговорила Гвен. – Скажи этому мужлану, чтобы он предоставил нам отряд для охраны. Они обязаны защищать и провожать путешественников на этих диких землях. Почему правительство не заключило индейских варваров в резервации, это выше моего понимания. Нельзя позволять им разгуливать на свободе!

– Не думаю, что индейцы сиу и кроу любезно согласятся с тем, что их сгонят в резервацию, – ответил Эдгар. – В конце концов это их земля, даже если политики ведут себя иначе. И я просил сопровождения у начальника, но он настаивает, что…

Гвендолин прервала его негодующим фырканием.

– Ты не должен ничего просить у этих мужланов, Эдгар. Ты можешь требовать. Предъяви свои права и пригрози ему. У тебя хватает серьезных связей в правительстве. Предложи коменданту взятку, да что угодно. Только вывези нас из этого гадкого лагеря прежде, чем я засохну, как вырванный с корнем сорняк! – Гвен прихлопнула комара, который приземлился на лоб Эдгара. – Этот ужасный ветер и эти назойливые твари приводят мою кожу в кошмарное состояние. Мне до смерти надоело жить по-дикарски. Сделай хоть что-нибудь!

Подавив тяжелый вздох, который говорил, что ему приходится призывать все свое долготерпение, имея дело с такой сварливой женщиной, Эдгар повернулся на каблуках и отправился искать коменданта форта. Путешествие было не из легких, но Гвен даже не пыталась отказаться на время от роскоши, к которой так привыкла. По железной дороге они ехали в собственных вагонах Кассиди, а в Каунсил-Блаф приобрели закрытый фургон с багажным отделением, чтобы проделать следующий отрезок пути до форта Ларами. Но Гвен по-прежнему стенала и жаловалась на невыносимые условия. Будучи столь преданным мужем, Эдгар все же начал подумывать, не выиграл ли Калеб от их соглашения. Калеб был волен жить, как ему угодно, а у Эдгара была Гвендолин. Десять лет назад Эдгар был готов на все, чтобы заполучить в жены возлюбленную детских лет. Теперь он подумывал, что, может быть, получил не совсем то, что заслуживал за свою преданность миловидной блондинке. Гвен делала и без того трудное путешествие по малонаселенной стране совершенно невыносимым!

В то время как Эдгар разыскивал коменданта, чтобы добиться военного эскорта, который мог бы сопровождать их на северо-запад, Гвен жаловалась на то, что живет как в каменном веке. Хуберт, который приспосабливался к ситуации не лучше Гвен, в задумчивости сидел на своем месте. Его ярость на Дру Салливана за последние три недели переросла в жгучую ненависть. Этот ублюдок заплатит за все оскорбления и унижения, которые вытерпел Хуберт. То, что Дру увел у него из-под носа Викторию, заставляло Хуберта постоянно проклинать его. Он уничтожит Салливана, он клянется, что так и будет! Этот негодяй пожертвует всеми своими владениями и заплатит Хуберту за то, что он перенес.

Пережевывая эти мстительные мысли, Хуберт убил огромного москита, который пытался им пообедать. Будь прокляты эти мерзкие насекомые. И будь проклят Дру Салливан, провалиться бы ему ко всем чертям!

Наконец-то дома! Дру задержался на гребне, оглядывая сверху Вирджиния-сити. Шумный город жался к склонам гор и был задрапирован в пурпурные тени, отбрасываемые горными кряжами. Вирджиния-сити простирался на четырнадцать миль. Здесь царила шумная, многолюдная, лихорадочная деятельность золотоискателей. Миллионы долларов уже были добыты в этом районе. К счастью, Дру и Калеб напали на свою щедрую жилу и нашли заработанным деньгам хорошее применение. Здесь можно было сколотить себе состояние на поставке продовольствия и товаров первой необходимости для четырнадцати тысяч добытчиков, заполонивших район Ольхового Ущелья около Вонючего Ручья и Ущелья Последнего Шанса. Банкиры, транспортники и торговцы делали хороший и быстро разрастающийся бизнес в этом регионе: салуны росли как грибы после дождя. Шлюхи, последовавшие за «тяжелым золотом», повсюду устраивали притоны и дома свиданий, получая большие прибыли на изголодавшихся по любви мужчинах.

В последние два года в городе творилось много беззакония и беспорядков, но Комитет бдительности – а Дру Салливан был одним из его основателей – уже довел до могилы двадцать самых закоренелых негодяев и держал буйный город под контролем. Конечно, там еще пошаливали бандиты типа Тайрона Уэбстера, которые пускали кровь золотоискателям и горожанам самыми хитроумными способами, какие только можно представить. Но после того, как в прошлом году была по приговору местного суда перевешена банда Пламмера, пользующаяся дурной славой за свои многочисленные преступления, в Вирджиния-сити установился относительный порядок. Хотя у города были свои недостатки, Дру нравилось участвовать в освоении новых территорий и владеть ранчо, которое располагалось на прекрасных плодородных равнинах.

Вздохнув, Дру еще раз внимательно оглядел поросшие деревьями горы и шумный город. Ему казалось, что он не был здесь целую вечность. За это время его чувства подверглись суровым испытаниям благодаря этому циклону в образе женщины, на которой он женился из чувства долга. Ну ничего, он еще доберется до Калеба. У него найдется несколько отборных словечек для этого подлого старого козла!

Взгляд Дру как магнитом притягивала красавица в одежде из оленьих шкур. Постоянно находясь на солнце, Тори загорела, ее кожа приобрела теплый коричневый оттенок и еще больше посветлели пряди ее золотистых волос. Она отлично приспособилась к дикой жизни: стала умелой наездницей, неплохо владела оружием, научилась встречать опасность лицом к лицу.

Собственно, этого Калеб и требовал от него – приучить его дочь к нелегким условиям жизни в этих малообжитых местах. Только Дру не рассчитывал, что так привяжется к своей бойкой маленькой ученице. Вместе они пережили множество серьезных испытаний, и воспоминания об этом не так скоро поблекнут. Дру просыпался, видя перед собой фиалковые глаза, искрящиеся в солнечном свете, а ночью засыпал, испытывая желание, которого не мог утолить со времени их остановки у реки Йеллоустоун.

Отбросив эти раздражающие мысли, Дру направил своего скакуна вниз по склону. Он заметил нетерпение в глазах Тори. Ей, видимо, хотелось поскорее встретиться с отцом. Зная ее отношение к их принудительному браку, Дру предчувствовал, что она воспользуется возможностью подольше погостить у отца после длительной разлуки. Дру чувствовал, как шаг за шагом теряет Тори, и это оставляло неприятное ощущение незнакомой пустоты. Боже всемогущий, он так привык к этой дерзкой фее, что не мог и вообразить ни единого дня без нее.

Довольно скоро он отвыкнет от нее, уверенно сказал себе Дру. У него найдется миллион дел, чтобы занять себя. Так что, вероятно, он даже не будет скучать по ней. «Знаменитые последние слова», – раздался тихий, насмешливый голос откуда-то из глубины души. Дру упрямо решил игнорировать тихий шепот своего сердца.

Калеб расхаживал по гостиной своего дома, который был связан переходом с холлом гостиницы. Ворча, он потирал свою левую руку, которую уже восемь дней носил на перевязи. Проклятье, какими длинными и беспокойными были три последних месяца. Теперь уже Калеб раскаивался в том, что отправил Дру в утомительное путешествие в Чикаго. Тайрон Уэбстер, этот жадный, мстительный мерзавец, выбрал насильственную тактику, чтобы убедить Калеба продать столь рентабельную гостиницу и ресторан.

Когда Дру уехал из города, Тайрон приказал своей банде головорезов выйти из укрытия, и они разбушевались. После того как в прошлом году окружили и вздернули на виселицу банду Пламмера, преступность пошла на убыль. Но на место каждого повешенного негодяя, казалось, встало по двое новых. Золото привлекало бандитов и мошенников, как свежее молоко котов, и Тайрону не терпелось наложить лапу на каждое прибыльное дело в городе.

Десятью месяцами раньше Тайрон за гроши приобрел салун. Человек, который прежде владел самой посещаемой закусочной в городе, имел склонность садиться за карты, когда выпивал немного больше, чем нужно. Ходили слухи, что Тайрон сжульничал, играя с ним в покер, и выиграл салун у владельца, который теперь работал уборщиком в заведении, когда-то принадлежавшем ему самому. Конечно, никто не мог доказать, что Тайрон шулер, а те, кто распространял подобные слухи, жестоко поплатились за это.

Но Тайрону Уэбстеру было мало салуна. Он представлял, как станет управлять всем городом и взвинчивать цены на все, что только можно продать старателям. Тайрон бросал жадные взгляды даже на ранчо Салливана – самое процветающее скотоводческое хозяйство в округе. А крепкий, просторный дом братьев Салливанов, несомненно, представлялся ему подходящим местом для сборищ бандитов, которые грабили почтовые дилижансы, ничего не подозревающих старателей и других прохожих.

Две недели назад Тайрон нанес Калебу визит, предлагая поднять цену на ресторан и гостиницу. Калеб твердо ответил, что он уже отклонил четыре предложения и во всех горах не найдется столько золота, чтобы купить его заведения. Тайрон потерял самообладание и стал угрожать, на что Калеб напомнил ему о старых грехах и намекнул, что Дру наладит деятельность Комитета бдительности в городе сразу же, как только вернется.

Скоро Калебу пришлось пожалеть о сказанном. Двое суток спустя, когда он ехал к ранчо Салливанов, неизвестный выстрелил в него. Одна пуля задела плечо, а другая свалила с коня. И пока Калеба штопал врач, он узнал, что на Билли Боба Салливана тоже напали из засады. Младший из Салливанов столкнулся с шайкой разбойников, которые занимались тем, что крали скот, и Билли Боб попытался справиться с ними без посторонней помощи.

Дру, вернувшись в Монтану, будет придираться к Калебу со всех сторон, это уж точно. В последнее время Калеб стал страшно подозрительным. Угрозы Тайрона все же возымели свое действие. Подлый ублюдок дал понять, что те, кто вставал Тайрону поперек дороги, неизменно страдали из-за своего вызывающего поведения.

– Войдите, – сказал Калеб, услышав стук в дверь, но прежде спрятался за стол на случай, если понадобится защита.

Дверь легко отворилась, и Тори окинула взглядом кажущуюся пустой комнату. Наконец над краем стола показалась лохматая голова.

– Батюшки…

Сбитый с толку, Калеб поднялся в полный рост, его широко посаженные карие глаза уставились на очаровательную молодую женщину, одетую в костюм из оленьей шкуры, со спутанными светлыми волосами, падающими на плечи блестящим каскадом.

– Тори?..

Калеб поражался превращению, которое произошло с его маленькой девочкой. Он еще больше, чем прежде, разозлился на Гвен, которая столько лет не позволяла ему общаться с дочерью, насильно разлучив их. Он никогда не простит этого своей бывшей жене.

– Папа?

Фиалковые глаза Тори оглядели высокого, крепкого человека, чья левая рука висела на перевязи.

Мили и годы, разделявшие их, наложили отпечаток на изможденные черты Калеба. Он выглядел по меньшей мере на двадцать лет старше того портрета, который Тори хранила в памяти. Далекие воспоминания детства нахлынули на нее. Она вспомнила, каким живым и шумным был отец, как он смешил ее и она хохотала без остановки, как он дразнил ее за детские шалости. Гвен всегда брюзжала на Калеба за то, что он валялся и кувыркался с Тори на ковре, будто она была бойким и крепким мальчишкой. Но Тори обожала все, что было связано с отцом. И когда Калеб исчез из ее жизни, она затаила свое недовольство внутри и замкнулась в раковину, которая не раскрывалась до тех пор, пока она не повстречалась с Дру Салливаном.

Тяжелые, блестящие слезы наполнили глаза Тори, когда она бросилась в объятия отца. Глаза Калеба тоже повлажнели от чувств, пока он крепко обнимал свою потерянную, но никогда не забываемую дочь. Он опасался, что Тори будет возмущена тем, что ее вырвали из безопасного мира высшего общества и привезли в эту глушь. Но, казалось, она нисколько не разочарована.

Наконец Калеб выпустил Тори.

– Дай-ка мне поглядеть на тебя, малышка, – сказал он. Его любящий взгляд окинул ее стройную фигуру, изумляясь ослепительной красоте дочери. – Боже мой, ты совсем взрослая!

Его взгляд остановился на нитке жемчуга, которая была на шее у Тори. Он узнал свой подарок.

– Ты надела это, чтобы напомнить мне о прошлых годах?

– Я никогда не снимала этот жемчуг, – заверила его Тори. – Каждая жемчужина – это драгоценное воспоминание о тебе, о детстве.

В этот момент Калеб заметил обручальное кольцо на пальце дочери. Улыбка на его лице сменилась разочарованием. Проклятье, по-видимому, Дру не смог добраться до Чикаго вовремя, чтобы помешать церемонии. Черт бы побрал эту женщину, она намеренно проинформировала Калеба слишком поздно, чтобы он не смог воспрепятствовать этому браку.

– У вас замечатерьная дочь, мистер Фремминг, – послышался голос Вонга. Китаец высморкался в носовой платок и затем уважительно поклонился. – Я уверен, что вы очень гордитесь Тори. И мы с мистером Сарриваном очень доворьны, что смогри доставить ее вам.

Калеб взглянул поверх головы Тори и улыбнулся невысокому китайцу и возвышавшемуся над ним гиганту, стоящим в дверном проеме.

– Спасибо, что вы привезли мою маленькую девочку, – с чувством пробормотал Калеб. Он промокнул глаза платком и криво улыбнулся. – Пожалуй, мне больше не стоит называть ее маленькой девочкой… – Калеб еще раз нежно ее обнял. – Она совсем выросла и стала такой красавицей, какой я никогда себе и представить не мог.

До сих пор Дру молчал, небрежно прислонясь к дверному косяку. Его острый взгляд перебегал с раненой руки Калеба на его морщинистое лицо, а потом на пленительные черты Тори.

– Дру? Ты в порядке? – спросил Калеб.

Нет, черт возьми, какое там «в порядке»! Несколько неприятных мыслей одновременно копошились в его голове, и ему не нравилась ни одна из них!

– Что с рукой, Калеб? – ответил он вопросом на вопрос, указывая на повязку.

– Наш общий друг Уэбстер со своими прихвостнями разбушевался, – проворчал Калеб, огорченный темой разговора. – В последний раз, когда Тайрон пытался купить меня, я отклонил его предложение, и он напустил на меня своих бандитов. Но, разумеется, я не могу доказать его причастность.

Тори молча вскипела, услышав эту новость. Она решила непременно разыскать этого Уэбстера и пригрозить ему за то, что он осмелился напасть на ее отца. Тори проехала полстраны, чтобы встретиться с ним, и не потерпит никаких происков безжалостных негодяев, пытающихся разлучить их навеки!

Калеб переминался с ноги на ногу. Он с ужасом думал о том, как сообщить Дру о несчастье с его братом. Паренек чуть не умер от потери крови, когда Джон Генри нашел его на лугу. Билли Боб две недели не вставал с постели, ему повезло, что он вообще остался жив.

– В последнее время было полно краж скота, – сказал он, видя, как на суровые черты Дру набежало темное облако. – Билли Боб наткнулся на банду воров, но через неделю он уже встанет на ноги…

У Дру было чувство, будто кто-то ударил его кулаком в живот.

– Он сильно пострадал?

Лицо Калеба стало мрачным.

– Он получил пулю под ребра, но док сказал, что он молод и здоров и скоро поправится.

Не сказав ни слова, Дру повернулся на каблуках и пошел по коридору, соединявшему дом с холлом гостиницы. Его подгоняло стремление расквитаться с Тайроном, у которого, как всегда, будет отличное алиби. Хотя Дру не терпелось самому увидеть, что Билли Боб жив и выздоравливает, он испытывал жгучее желание немедленно добраться до Уэбстера. Поддавшись искушению, Дру направился в салун «Квин Хай». Он отведет душу с Уэбстером, а уж потом сядет в седло и поедет на ранчо, пообещал он себе.

Когда Дру бросился из дверей, Тори уставилась ему вслед, и душа ее ушла в пятки. Дру даже не побеспокоился о том, чтобы попрощаться или спросить, не хочет ли она пойти с ним. Конечно, она отказалась бы от предложения, но он по крайней мере мог хотя бы спросить! Хотя она и намеревалась остаться с Калебом, было обидно, что Дру так безразличен к ней. Очевидно, он, после того как почти шесть недель держал ее в подчинении, с облегчением сдал ее на руки отцу и отдалился от нее.

– Думаю, это было нелегкое путешествие, – размышлял вслух Калеб, подводя Тори к дивану и усаживая ее рядом с собой. – Ты, вероятно, больше не хотела меня видеть, но… ну… Я боялся, что ты презираешь меня, и хотел, чтобы ты услышала мои объяснения прежде, чем начнешь новую жизнь со своим мужем.

– Я часто тебе писала, – вздохнула Тори, кладя голову на широкое плечо отца. Когда Калеб раскрыл рот, она посмотрела на него сквозь густые, мокрые ресницы. – Кажется, вся почта находилась под контролем у мамы. Дру уверял меня, что ты пытался писать мне, но я никогда не отвечала. Все эти годы я думала, что ты рад тому, что я исчезла из твоей жизни.

– Зачем этой хитрой… – Калеб разразился чередой неразборчивых эпитетов в адрес Гвен и не мог остановиться целую минуту.

Тори потянулась, чтобы смягчить хмурое и возбужденное выражение на лице отца.

– Теперь все это не имеет значения, папа. Я рада, что ты послал за мной. Я вижу тебя, и это искупает все непонимание и длинный путь.

Калеб шумно выдохнул:

– Хотя тебе и пришлось пожертвовать роскошью дворца Эдгара Кассиди в Чикаго, чтобы навестить меня?

– Путешествие оказалось весьма поучительным, – призналась Тори. – Дру обучил меня науке выживать, когда я очутилась вне привычной городской обстановки. И я нисколько не раскаиваюсь в том, что приехала.

Калеб ничего не мог с собой поделать. Он еще раз сердечно обнял Тори, расплющив ее нос о свое плечо.

– Господи, как хорошо, что ты здесь, детка. Я сожалею о каждой минуте, которую провел в разлуке с тобой, и постараюсь компенсировать нам все эти годы.

Тори уселась поудобнее и принялась расспрашивать Калеба о его приключении с Тайроном Уэбстером, о каждой подробности его жизни с тех пор, как он уехал из дома. Хотя ее раздражали неустойчивые отношения с Дру, она была счастлива со своим отцом и наслаждалась каждой минутой, проведенной с ним. Он развеял паутину обмана, которой Гвен опутала Тори. Хотя Тори и пыталась быть объективной, она поняла, что стоит на стороне Калеба; ее возмущала ложь, которую рассказывала ей мать последние десять лет.

Калеб наконец-то расквитался со своей бывшей женой, когда рассказал Тори, в каком отчаянии был из-за неожиданного развода и разлуки со своей дочерью. Гвен держала Тори в плену паутины из искусно сплетенной лжи, выставляя жертвой себя, а не Калеба.

Калеб был счастлив. Он вновь соединился со своей дочерью. А какой же красавицей она стала! Обидно только, что Дру так и не удалось увезти Тори до ее свадьбы с этим скользким Хубертом Каррингтоном Фрезье-младшим; иначе Калеб ощущал бы полный восторг!

Он намеренно избегал разговоров о свадьбе Тори. Этот предмет его не притягивал. И если Калебу повезет, Тори останется с ним, а не со своей сварливой, напыщенной матерью и состоятельным отчимом. А что касается Хуберта Фрезье, Калебу не хотелось и думать о нем. Когда десять лет назад Калеб встретил молодого выскочку, Хуберт был тощей, испорченной, ничтожной личностью, раздражавшейся по любому поводу, когда что-то шло против его желания. Если верить Дру, Хуберт не слишком изменился с того времени. Теперь он стал взрослым ничтожеством, который раздражался вспышками мстительного гнева и старался надуть любого при малейшей возможности. Как жалко, что Калеб не догадался уговорить Дру увезти Тори в прошлом году, когда тот гнал скот в Чикаго. Если бы он сообразил тогда, может быть, Тори не пришлось бы стать женой этого наглого аристокрашки.

Тайрон Уэбстер вскинул голову, когда Дру Салливан ворвался в двери без предупреждения. Свирепое выражение на смуглом лице Дру заставило Тайрона похолодеть от мрачных предчувствий. Дру пришел в недобрый час. Тайрона некому было поддержать. Споткнувшись на этой мысли, Уэбстер потянулся за пистолетом, но Дру, с быстротой молнии выхватив свой кольт, направил его на Тайрона, затем стремительно пересек кабинет, перегнулся через стол и вытащил Тайрона из его кресла.

– Моему братишке лучше поскорее поправиться или ты покойник, – прорычал Дру в лицо Тайрона.

Тайрон захрипел, пытаясь восстановить дыхание, тем временем Дру сжимал его ворот. В отчаянии он поднял руки, чтобы отцепить пальцы Дру от воротника своей дорогой шелковой рубашки, и, задыхаясь, глотнул воздух.

– Ты не имеешь права угрожать мне, – выкрикнул он. – Я не имею отношения к случаю с твоим братом.

– Случаю? – усмехнулся Дру. – В Вирджиния-сити не происходят случаи – только засады и нападения, которые ты подстрекаешь.

Оглаживая дорогой пиджак и рубашку, Тайрон гордо выпрямился, хотя и бросал опасливые взгляды на кольт Дру.

– Вы с Флеммингом просто невзлюбили меня, поэтому всегда первым делом обвиняете во всех непристойностях.

И если федеральный судебный исполнитель когда-нибудь покажется в наших краях, я непременно предъявлю вам обвинение в клевете и угрозах расправы.

Угрожающая улыбка искривила губы Дру, когда он своей железной рукой обхватил тощую шею Тайрона. Дру удивлялся тому, что позволяет этому подлецу жить так долго. Мир был бы куда лучше, если бы в нем не было Уэбстера.

– Тебя нельзя оклеветать, – с усмешкой сказал Дру. – И я не удивлюсь, если узнаю, что именно из-за тебя не показывается судебный исполнитель. Это дает тебе преимущества, если поразмыслить о том, как ты запугиваешь своих конкурентов.

– Ты оскорбляешь меня своим обвинением! – взорвался Тайрон.

– А ты оскорбил меня тем, что ранил моего брата, когда твои головорезы пытались украсть наш скот, – возразил Дру зловещим тоном. – Если произойдет еще что-то в этом роде, если кто-то из моей семьи или Калеб пострадают от «несчастного случая», я позабочусь о том, чтобы ты больше никогда не причинил никому неприятностей.

Насмешливая улыбка изогнула тонкие губы Тайрона.

– Не собираешься ли ты вызвать Комитет бдительности? Тебе отлично известно, что губернатор территории, Сидни Эджертон, не любит, когда кто-то берет закон в свои руки. Он тебя посадит.

Зловещая улыбка промелькнула по бронзовому лицу Дру.

– Какая жалость, что ты не увидишь, как меня будут наказывать. Ты-то будешь покойником… – Дру оглядел костлявого мерзавца с ног до головы. Каждая черточка в этом человеке вызывала его неприязнь. – Последний раз я даю тебе возможность выкрутиться, Уэбстер. Кажется, нам с братом придется взяться за твою шайку. Но я тебе гарантирую – ты будешь первым человеком, с которым я рассчитаюсь, – пронизывающие голубые глаза не отрывались от Тайрона. – Тебя предупредили.

После этих слов Дру шагнул к двери, его пистолет был все еще направлен на тяжело вздымающуюся грудь Тайрона. Когда дверь за ним захлопнулась, Уэбстер упал на стул и трясущимися руками вытер пот со лба. Черт, Дру вернулся, и Тайрону придется быть более осмотрительным в своих действиях. Этот загорелый великан представлял собой реальную угрозу. У Тайрона не было намерения отступать, но в будущем придется быть более скрытным. А однажды он найдет способ справиться со своим противником. Тайрон жаждал стать хозяином обширных земель, принадлежавших Дру, завладеть гостиницей и рестораном Флемминга. Он хотел всего – богатства, престижа, власти. И, тысяча чертей, однажды его мечты сбудутся. Даже Дру Салливану не устоять на его пути!

ГЛАВА 21

Том Бейтс устало свесился с седла и зачерпнул полную шляпу воды из реки Плэтт, чтобы освежить обгоревшее на солнце лицо. Они с Уильямом Фоггом за последнюю неделю не обнаружили ничего нового. Правда, Салливан стал менее скрытным к концу своего путешествия через всю страну с невестой Хуберта Фрезье. Всякий раз, когда детективы описывали кому-нибудь Дру и Викторию, люди узнавающе кивали. Агенты опросили толпы горожан, и все говорили только хорошее в адрес мускулистого великана и его очаровательной жены.

Согласно отзывам, сейчас супруги путешествовали с китайцем по имени Вонг. У Тома не было ни единого туманного подозрения, зачем Салливану понадобилось вынуждать Викторию к браку. Он только предполагал, что таким способом Салливан отомстил Фрезье, с которым сцепился еще в прошлом году. Но Том подозревал, что Хуберт проклинает все на свете всякий раз, когда получает телеграммы от сыщиков Пинкертона.

– Не побеседовать ли нам с начальником форта Ларами? – спросил Уилл, вглядываясь в стены форта, видневшиеся в отдалении. – Я только надеюсь, что Салливан не направился в Калифорнию или куда-то в этом роде. Мне надоели поиски беглеца, о котором любой выражается только высоким слогом, – он покачал головой и запустил пальцы в свою густую коричневую шевелюру. – Черт меня возьми, если я могу понять этого парня.

Том согласился со своим напарником по всем пунктам. Он не мог понять, что двигало Салливаном; кроме того, его трудно было выследить. Том тоже стал задумываться, что же намеревался сделать Фрезье, если агенты Пинкертона установят местонахождение Дру. С тех пор как он женился на Виктории Флемминг-Кассиди, она не могла свидетельствовать против него в суде. Если Салливан принудил Викторию, а она слишком боялась поднять голос против своего похитителя, то слово Хуберта было против слова Салливана. Брак испортил планы возмездия.

«А, ладно», – подумал Том, направляя своего усталого скакуна к форту. Это не его забота. В его обязанности входила поимка Салливана. Пусть Фрезье сам решает, что делать.

– Это было незадолго до твоего приезда, – просипел Билли Боб и сморщился, задев свою рану, приподнимаясь и прислоняясь к спинке кровати. – Я мог бы умереть от потери крови, пока ты мотался неизвестно где.

Облегчение разлилось по напряженным чертам Дру, когда он оценил состояние Билли Боба. Не было сомнений в том, что его младший братишка быстро шел на поправку, иначе он не лежал бы здесь и не жаловался. Вид чисто прибранной комнаты говорил о том, что Калеб посылал полк горничных, чтобы содержать дом в порядке, а комнату Билли Боба в особенности. Корзинка с едой у кровати также указывала на то, что Билли Бобу провизию доставляли прямо из ресторана Калеба. Дру был уверен, что остальные братья и их жены также наносили больному регулярные визиты.

– По мне, так ты выглядишь довольно прилично, – заметил Дру, снимая свой стетсон и бросая его в сторону. – Это я нуждаюсь в сочувствии. Тебя обслуживали, как короля, а я в это время жил, как последний нищий, и чуть не отправился на тот свет.

– Полагаю, дочка Калеба стоила долгого путешествия и того, что воры выбили меня из седла, – с негодованием фыркнул Билли Боб.

Слабейшее подобие улыбки появилось на губах Дру. Он осторожно присел на край кровати.

– Когда ты увидишь Чика… Викторию, – поспешно поправился он, – думаю, ты поймешь, почему Калеб так хотел повидаться с ней. Она станет достопримечательностью Вирджиния-сити.

Билли Боб сразу же оживился:

– Она такая хорошенькая?

Дру кивнул взъерошенной головой.

– На самый взыскательный вкус, – ответил он таким вкрадчивым тоном, какой только мог изобразить.

Билли Боб был молокососом, восхищавшимся хорошенькими личиками. Женщины пленяли его, и он только что достиг возраста, чтобы испытать на них свою удаль. «Десять к одному, Тори будет иметь преданнейшего поклонника в лице Билли Боба», – подумал Дру.

– Послезавтра, когда мы поедем в город, ты сам решишь, может ли Виктория сравниться с ситцевыми королевами, – объявил Дру с оттенком безразличия. – А завтра можешь приниматься за свою обычную работу. Это место похоже на преисподнюю. Я не ожидал, что ты пустишь все на самотек, только потому что я уехал с ранчо.

Лицо Билли Боба помрачнело.

– Работу? – с каждой секундой он выглядел все более больным. – Поехать в город? – проворчал он. – Но я же еще не успел сойти со своего смертного одра!

По-видимому, младший из Салливанов не был еще готов отказаться от того сочувствия и внимания, которое получал от братьев и Калеба.

– Ну, подстрелили тебя. Велика беда, – бесчувственно фыркнул Дру.

Билли Боб уставился на брата, будто у того на голове вдруг выросли рога, как у черта. Дру усмехнулся про себя и подумал о том, что человеку приходится быть жестоким ради добра. Это был такой же случай, как и с Тори. Дру не дал ей успокоиться, постоянно задевая ее самолюбие. Когда-то Тори была робкой и замкнутой, но теперь стала уверенной и раскованной. Он был суровым и требовательным, и она начинала соответствовать его ожиданиям. Тот же метод применим и к его младшему брату, решил Дру. Относись к парню как к младенцу – и он ответит тебе соответственно.

– Ты не первый, в кого угодил свинец. У меня на ребрах остался шрам от пули, которую я получил от жадного старателя, пытавшегося занять мой участок около Силвер-сити, – напомнил он брату. – Но я выздоровел, хотя вокруг меня и не кружились стаи нянек. Нам нужно переделать много работы, а ты не можешь работать, пока валяешься здесь, словно беспомощный инвалид.

– Я мог бы умереть, – проныл Билли Боб, на его лбу проступил пот.

– Но не умер же, – возразил Дру. – А теперь надевай штаны и спускайся вниз. Нам нужно обсудить кое-какие дела. Я жду тебя!

В дурацком изумлении Билли Боб смотрел, как его старший брат выходит за дверь. Он покажет этой бессердечной скотине, яростно подумал Билли Боб. Он оденется и спустится вниз, чтобы упасть безжизненной грудой у него на глазах. Вот тогда Дру пожалеет, мы еще посмотрим!

Сбросив простыню, Билли Боб схватился за брюки, продолжая поминать Дру с каждым вдохом. Но он оделся, даже не поняв, как это у него вышло.

Когда дверь захлопнулась, на Дру уставились две мрачные физиономии. «Батюшки, новости действительно быстро распространяются», – подумал Дру. Вонг должен был объехать дома всех остальных Салливанов, чтобы объявить о их возвращении.

– Жестковато ты с малышом, тебе не кажется? – проговорил Джон Генри, осуждающе глядя на брата.

– Да, он же еще совсем мальчишка, – буркнул Джерри Джефф.

– И благодаря вам всем он валялся в кровати, вместо того чтобы укреплять свою выносливость, – парировал Дру удары защитников. – Боже всемогущий, ему же почти двадцать два года и давно пора начать относиться к нему как к мужчине, а не сосунку-младенцу! – Он начал спускаться по лестнице, братья продолжали смотреть ему в спину.

– Я хочу знать обо всем, что произошло, пока меня не было.

– Билли Боба здорово подстрелили, – ехидно фыркнул Джон Генри. – Кажется, ты уже забыл об этом.

– Да уж конечно, не забыл. – Дру вновь повернулся к братьям. – И первый, кто начнет бегать вокруг него на задних лапах, когда он спустится к нам, отведает моего кулака. Ясно?

– Черт возьми, Энди Джо, ты что-то уж больно обидчивым вернулся из Чикаго, – презрительно нахмурясь, заметил Джерри Джефф. – Не хочешь поболтать об этом?

– Нет, – поморщился Дру, прежде чем перескочить через несколько последних ступеней.

Он смертельно устал и волновался за Билли Боба, хотя и не позволял своим братьям заметить это. А хуже всего было то, что пара фиолетовых глаз не выходила у него из головы.

– Что с тобой? – усмехнулся Джон Генри. – Мечтаешь о дочке Калеба или что?

– Пожалуй, так и есть, – хмыкнул Джерри Джефф. – Он расчувствовался из-за той маленькой принцессы, за которой его посылал Калеб. Большой брат, кажется, сильно увлекся… как бишь ее?

– Прекратите, – сказал Дру, зло сверкая глазами. – Прошло два долгих месяца. И помните, что я сказал про Билли Боба. – Он многозначительно посмотрел на каждого из братьев. – Первый, кто начнет нежничать с ним, растянется на полу, как коврик перед дверью.

Братья смотрели на Дру в молчаливой задумчивости. Ей-богу, Энди Джо во что-то вляпался. Что-то испортило его характер, это уж точно. Но никто из братьев Салливанов не собирался приставать к нему с расспросами, пока он в таком настроении. Дру даже не поздоровался, а сразу начал пилить их со всех концов, и на душе у него черно, как в горшке! Но, что бы его ни раздражало, Дру, как всегда, не слушал ничьих советов.

Облачившись в одно из множества элегантных платьев, которые Калеб купил для нее, Тори проплыла по холлу гостиницы навстречу своей тайной цели. После того как Калеб в подробностях рассказал о своей продолжительной битве с Тайроном Уэбстером, Тори решила встретиться с этим негодяем лицом к лицу. Ей казалось нелепым то, что никто не выследил Уэбстера после того, как были ранены Калеб и брат Дру. Ей казалось странным, что подонок до сих пор на свободе и угрожает всем, на чью собственность он бросает жадные взгляды.

Теперь, когда Тори переполняла уверенность в себе, она намеревалась увидеть, как восторжествует справедливость. Раздражение на Дру придавало ей воинственности, делало ее еще более отважной и упрямой. По ее мнению, Уэбстер заслужил встречной угрозы. Эта своенравная скотина не должна помыкать ее отцом! Она никому этого не позволит!

Когда Калеб показал Тори череп и кости, которые бандиты Тайрона вырезали на дверях номеров гостиницы, чтобы отпугнуть посетителей, она страшно разозлилась. А когда заметила пятна крови, которой прихвостни Тайрона измазали простыни гостиничных кроватей, то пришла в бешенство. Уэбстер был недостоин ее презрения!

Калеб также высказал свои подозрения, что прохвост, который работал в кузнице Уэбстера, как бы между делом расспрашивал путешественников о том, куда они едут, а потом передавал сведения людям Уэбстера, которые грабили на дорогах. Кроме того, Уэбстер вымогал деньги у старателей, требуя половину золота, добытого на приисках Монтаны, за необходимое продовольствие. Уэбстер обдирал старателей любыми способами, чтобы сколотить себе состояние.

У Тори были свои планы, как управиться с Уэбстером. Калеб сообщил ей, что братья Салливаны были ядром Комитета бдительности Вирджиния-сити, который когда-то сурово обходился с нарушителями законности. Но у правительства штата не вызывала симпатии такая правовая самодеятельность. Губернатор Эджертон настаивал на судебных разбирательствах со свидетелями и уликами против нарушителей. И если Уэбстер не совершит ошибку, он будет оставаться угрозой для общества, которое не может наказать его, пока не докажет его виновность. Однако все же были способы справиться с типами вроде Уэбстера. Тори видела, как ее отчим несколько раз применял успешную тактику, когда организовывал свою железнодорожную компанию. Тори решительно собиралась воспользоваться этими техническими приемами, чтобы сбить с Уэбстера спесь…

Кто-то играл на пианино в салуне «Квин Хай», когда туда ураганом влетела Тори. Музыка смолкла. Смех сменился приглушенным шепотом, и все взоры обратились на изысканную молодую женщину, которая вторглась на территорию, предназначенную для мужчин и нестрогих девочек. Когда со всех сторон Тори начали освистывать, она расправила плечи и встречала каждый дерзкий взгляд вызывающей улыбкой.

– Я хочу поговорить с мистером Уэбстером, – объявила она на весь салун.

Несколько пальцев указали на закрытую дверь в дальней стене салуна. Нагнув голову, Тори пошла вперед, как кавалерия идет в атаку под звук сигнального горна. Без стука она вторглась в искусно украшенный кабинет и обнаружила Тайрона, сидящего, развалясь, на своем кресле; рядом находились три телохранителя. Она не успела моргнуть глазом, как три кольта автоматически выпорхнули из кобур и серебряные дула уставились ей в грудь.

Четыре пары глаз уставились на миловидную блондинку, которая ворвалась в кабинет, как хозяйка. Оправившись от первоначального потрясения, мужчины убрали револьверы и с любопытством вытаращились на незваную гостью.

Оценивающий взгляд Тори обежал местных бандитов, вооруженных до зубов и одетых в узкие брюки, шелковые рубашки и кожаные жилеты. «Оплачены каким-нибудь ничего не подозревавшим старателем, нет никаких сомнений», – с горечью подумала Тори.

Сэм Разер, который сидел на стуле слева от нее, напомнил Тори свинью со вздернутым рылом, чрезмерно большими ноздрями и маленькими глазками, как бусины, которые были посажены слишком близко друг от друга. Его острые уши торчали, а обвисшие толстые щеки и двойной подбородок тоже напоминали борова. Волосы песочного цвета нуждались в хорошем мытье, и, судя по отвратительному запаху, исходившему от него, ему бы не помешали наставления по личной гигиене.

Кларк Рассел, сидевший рядом с Сэмом и, по-видимому, разделявший с ним пикантный аромат скотного двора, своим длинным угловатым лицом, круглыми глазами и большими передними зубами напомнил Тори лошадь. Его уши были прижаты к голове, а морковно-рыжие волосы росли, словно конская грива.

Тори внутренне содрогнулась, когда перевела оценивающий взгляд на Дюка Кендрика, который сидел справа от нее. У него был коварный вид, и в темных глазах застыло смертельно холодное мерцание. У него были тонкие губы, но широкий рот. Нос расширялся к середине лица и был плоским над раздвинутыми ноздрями. Каштановые волосы шапкой обрамляли квадратное лицо, а крепкое тело казалось слишком большим для такой головы.

Хорошенько изучив троих приспешников главного бандита, Тори сосредоточила все свое внимание на Тайроне Уэбстере, который сидел за столом. Придирчивые фиалковые глаза впились в мужчину с волосами орехового цвета, одетого в красный бархатный пиджак и жилет из золотой парчи. Хотя вкусы Тайрона были дорогими, он напомнил Тори пугало, облаченное в одежду не по размеру. Его телосложение оставляло желать лучшего. Мать-Природа поскупилась на мастерство, когда задумывала лицо и фигуру Тайрона. Его кожа была желтого цвета, а черты лица казались вырубленными топором. Волосы торчали во все стороны, хотя он приглаживал их и мазал маслом. У него был крючковатый носище, которому позавидовал бы тукан, и совершенно не идущая ему козлиная бородка украшала подбородок. Слово «невзрачный» было придумано специально, чтобы описать Тайрона Уэбстера. Тори тут же решила, что Тайрон с успехом бы сошел за злодея из дешевых ковбойских романов, которые она читала. Он был долговязым, сухопарым и безобразным, а щель, которую она решила считать его ртом, уголками опустилась вниз.

По оценке Тори, в его лице не видно было искупающей добродетели, и, чтобы компенсировать недостаток благообразия, он направил свою энергию на то, чтобы сделаться богачом, так чтобы другие люди завидовали ему и боялись его.

Отбросив посторонние мысли, Тори сконцентрировалась на своей цели, с которой она ворвалась в притон порока. У нее в запасе было несколько отборных слов, чтобы высказать их этому невзрачному слизняку, который окружил свою персону телохранителями и теперь чувствовал себя королем во главе непоколебимой армии.

Тори выпрямилась, встретила хитрый взгляд Тайрона и подавила желание по-дурацки дать ему пощечину.

– Мистер Уэбстер, я полагаю…

Тайрон вытащил сигару изо рта и одарил Тори тем, что она приняла за попытку ослепительной улыбки, хотя ей мучительно не хватало искренности. Его плотоядный взгляд обежал розовое атласное платье Тори, задерживаясь на ее груди.

– У вас есть преимущество, дорогая, – сказал он тоном, который скорее отталкивал, чем соблазнял. – Не помню, чтобы я имел удовольствие вас видеть.

– Не думаю, чтобы оно было у вас и сейчас, – легкомысленно возразила Тори. – Я дочь Калеба Флемминга, и я протестую против тех действий, которыми вы пытаетесь заставить моего отца продать его собственность.

Ее нахальное замечание как громом поразило троих прихвостней Тайрона, а сам он недоверчиво посмотрел на нее.

– Вы и ваша шайка кретинов окажетесь за решеткой, если осмелитесь и дальше угрожать моему отцу или другим горожанам. Я уже телеграфировала нашему семейному адвокату в Чикаго, и в эту самую минуту он организует следствие и обращает внимание некоторых лиц на вашу подозрительную деятельность. Если вы еще раз нанесете какой-либо вред моему отцу, вы будете первым подозреваемым в следствии, возглавленном «Национальным детективным агентством Пинкертона». – Тори сделала паузу, чтобы позволить мужчинам переварить ее слова, и затем продолжила: – Если что-то случится с моим отцом, я унаследую его собственность и могу вас заверить, что вы сами скорее откажетесь от своего имущества, прежде чем сможете купить мое.

Костлявое лицо Тайрона оплыло, как снежная лавина. В этом монологе звучал тот же тон, что и у Дру Салливана. Дру и эта горящая головня могли быть родственниками, учитывая тот способ, каким они расточали угрозы.

Узкие карие глаза Уэбстера впились в Тори.

– Вы слишком много берете на себя, юная леди, – проговорил он. – Меня и рядом не было с тем местом, где ранили вашего отца в тот вечер, о котором идет речь.

Насмешливая улыбка изогнула губы Тори, и она жестко посмотрела на нахального негодяя:

– А откуда вы знаете, где и когда ранили моего отца, мистер Уэбстер? Он ведь не говорил вам, не так ли?

Его лицо сердито наморщилось. Эта девчонка-выскочка была острой, как булавка!

– Мне известно обо всем, что происходит в городе, дорогая. – Это слово у него вышло похожим на ругательство, но именно этого он и хотел.

– Я не сомневаюсь, что так оно и есть, раз вы являетесь зачинщиком всех безобразий в городе, – парировала она с обескураживающей ухмылкой, совсем такой же, что и та, которой от случая к случаю пользовался Дру.

Когда Дюк Кендрик положил палец на курок, Тори усмехнулась на эту молчаливую угрозу.

– Ну-ка, застрелите меня, – сказала она негодяю с бегающими вороватыми глазками. – Это ваш единственный метод разговора с теми, кто осмеливается выступать против вас, не так ли? Но имейте в виду, что я из предосторожности сказала, куда и зачем направляюсь, нескольким важным людям в городе. Если я не выйду отсюда живой, через полчаса, а может быть, и раньше вы будете болтаться на веревках.

Нечленораздельное рычание вырвалось из груди Тайрона. Он не знал, блефует ли эта наглая девчонка, но он не даст им возможности обвинить себя, пока не узнает о ней больше. Когда Тори влетела в комнату, Тайроном сперва овладела похоть, но ему не понадобилось много времени, чтобы почуять неладное. Тайрон пообещал себе разобраться с этой злючкой в подходящее время своим обычным способом. Ни один человек, особенно женщина, не смел перейти ему дорогу и остаться живым, чтобы потом бахвалиться этим. А с этой кошечкой придется разобраться, или она поднимет весь город, чтобы поддержать свой крестовый поход против него.

Покачивая головой, Тори оглядела компанию, прежде чем направиться к двери.

– До свидания, мистер Уэбстер. Я попрошу папу прислать объедки из ресторана на обед вашим сторожевым псам.

Возле двери Тори оглянулась на четверых бандитов, которые свирепо таращились на нее. У Сэма и Кларка были пустые, бессмысленные взгляды, нетрудно понять, почему они позволяют своим кольтам говорить вместо себя.

С Дюком Кендриком дело обстояло совершенно иначе. Тори снова заметила угрожающий взгляд его глаз. Но любой из четверых, казалось, был способен выстрелить в Калеба и младшего брата Дру. А здоровый увалень Дюк Кендрик выглядел так, будто он способен не только застрелить насмерть, но и получить от этого удовольствие.

Итак, она произвела должное впечатление на Тайрона и его прихвостней, решила она. Теперь они будут долго пережевывать ее угрозы.

Когда Тори вылетела тем же путем, как и пришла – как циклон, – Тайрон прикусил сигару и смачно выругался. Вряд ли ему понравится, если его перехитрит эта кусачая баба. Женщины, по его мнению, были посланы на землю лишь для того, чтобы удовлетворять мужские похотливые аппетиты. Эта светловолосая шалунья не знает своего места, да если и знала, то не осталась бы сидеть на нем! И более чем очевидно, что Вирджиния-сити был недостаточно большим, чтобы вместить их обоих. Одному из них придется убраться.

– Эта нахальная шлюха доставит нам еще много неприятностей, – предсказал Тайрон. – А хуже всего то, что она видела нас четверых вместе.

Он всегда был предусмотрительным и настаивал, чтобы его приспешники пользовались задней дверью при входе и выходе, так чтобы между ними нельзя было установить никакой связи. Но Тори развеяла всю их конспирацию.

– Дайте мне пятнадцать минут побыть с этой спесивой сучкой, и она запоет по-другому, – попросил Дюк Кендрик, щелкая пальцами. Его темные глаза задержались на двери, в которую вышла Тори.

– Именно этого она и ждет от нас, – пробормотал Тайрон, раскуривая сигару, пока его не окутало облако дыма.

– Мы не можем позволить ей разгуливать по городу и всюду разбрасывать обвинения, – проворчал Дюк. – Надо сбить с нее спесь. – Дьявольская ухмылка растянула его губы, и он подумал, что ему хотелось бы быть тем, кто не один раз управится с этой высокомерной девчонкой.

Тайрон откинулся на спинку стула и задумчиво посмотрел вслед Тори. Он мог думать о том, чем бы сам хотел заняться с этой аппетитной девицей. Картинка, оформившаяся у него в мыслях, заставила его улыбнуться зловещей улыбкой.

– Дай мне немного времени, Дюк. Я найду способ расквитаться с этой злючкой…

Дюк и остальные обменялись взглядами, зная, что все они будут иметь возможность рассчитаться с Тори за те оскорбления, что она бросила им в лицо.

– Интересно, была бы леди такой же смелой, если бы ее жизнь действительно находилась в опасности. Вполне может оказаться, что она лает лучше, чем кусает. А даже если она попытается извлечь пользу из своих угроз, пройдут недели, прежде чем Пинкертоновы сыщики доберутся до города. А ведь никто не может сказать, что случится с Калебом Флеммингом и его дочерью за это время. – Затянувшись сигаретой, Тайрон взглянул на Дюка. – Иди-ка, проверь в телеграфной конторе, действительно ли леди послала телеграмму в Чикаго. Мне бы хотелось знать, не блефует ли она хотя бы по одному пункту.

В то время как Тори чувствовала себя вполне удовлетворенной, Тайрон замышлял планы, как избавиться от этой блондинки ростом в пять футов два дюйма, которая предприняла крестовый поход, чтобы освободить Вирджиния-сити от общественного зла. Тори вторглась в кабинет Тайрона, изголодавшись по драке, и встала на путь, который угрожал ей катастрофой, а Дру и Калеб ничего не подозревали об этом!

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ГЛАВА 22

Билли Боб сидел в экипаже, взволнованный, ожидая увидеть ослепительную красавицу, которую ему описывал его старший брат. Он с нетерпением ожидал встречи с дочерью Калеба.

К удивлению остальных членов семьи, Билли Боб оделся и спустился вниз, как просил его Дру тремя днями раньше. Братья поведали о событиях, которые происходили во время его отсутствия, в частности, о засаде, которая вывела Билли Боба из строя на несколько недель. Хижина была сожжена, а пятьдесят голов скота украдены. Братья попытались было осмотреть стадо Уэбстера, надеясь найти там свой пропавший скот, но банда головорезов Тайрона отказалась даже близко подпустить Салливанов к загонам. Соотношение сил оказалось слишком неравным, и Салливаны были вынуждены отступить.

Так как Уэбстер стал продавать говядину другим владельцам ресторанов в Вирджинии, Баннаке и в Ущелье Последнего Шанса, Салливаны подозревали, что их стадо уже порезано, хотя и не располагали доказательствами. Уэбстер, несомненно, получил приличную выгоду от украденного скота. В лагерях золотоискателей и в приисковых городах давали по сто долларов за голову. Как обычно, Тайрон тщательно замел свои следы.

По пути в город Дру постоянно думал о Тори. За экипажем, который вез Билли Боба, Дру и Вонга, ехали верхом еще двое Салливанов, пожелавших засвидетельствовать свое почтение дочери Калеба. Дру надеялся, что бытовые мелочи отвлекут его от Тори, но, несмотря на все усилия, она по сотни раз на дню возникала перед его мысленным взором.

Хотя братья и стремились взглянуть на миловидную блондинку, Дру опасался, как он сам воспримет эту встречу. Чтобы разогнать грустные мысли, он представил себе Тори, стоящую рядом со своим отцом. Воспоминания о прошлом расстроили Дру еще больше. Интуиция подсказывала ему, что Калеб знал, что делал, посылая его за Тори. Интересно, догадывается он о том, что произошло?

– Как я выгляжу? – спросил Билли Боб, поправляя галстук. – Я ведь никогда раньше не встречал настоящую леди.

– Ты выгрядишь очень приврекатерьно, Бирри Боб, – заверил его Вонг.

– Я все еще чересчур бледен, – мучился Билли, похлопывая себя по щекам. – Она может подумать, что я за всю жизнь не проработал ни дня.

– Великий боже, – проворчал Дру. – Если бы я знал, что выезд в город приведет тебя в такое волнение, то оставил бы тебя дома.

Когда процессия остановилась у дверей ресторана Флемминга, Дру вылез из экипажа и инстинктивно хотел было помочь своему пострадавшему брату. Но вовремя остановился и отошел в сторону, позволяя Билли Бобу выбираться из экипажа самому. Джерри Джефф неодобрительно нахмурился, но Дру проигнорировал это с нарочитым безразличием.

– Мне кажется, ты мало о нем заботишься, – пробормотал Джон Генри, проходя мимо Дру.

– Когда мне понадобится знать твое мнение, я скажу об этом, – отрезал Дру. – Клянусь Богом, ты готов его с ложечки кормить. У тебя есть двое собственных детей. Посвяти им свой воспитательский талант.

Джон Генри сжал губы, чтобы не обругать брата. С тех пор как Дру стал главой семьи, он считает, что единственно важное и значительное мнение – это его собственное. Салливаны были обязаны своим успехом и многообещающим будущим именно Дру; он так долго нес на себе львиную долю ответственности, что теперь с трудом воспринимал советы младших братьев, несмотря на то, что все они уже выросли. Возможно, Дру правильно обходился с Билли Бобом, а возможно, и нет. Салливаны привыкли до самозабвения любить и опекать своего младшего брата, и им было сложно менять свои привычки.

– Если с Билли Бобом опять случится что-либо подобное, это будет на твоей совести, – пригрозил ему Джерри Джефф.

– Я допускаю, что ты приобрел определенную сноровку в обращении с животными, – красноречиво начал Дру, – именно поэтому тебе и доверено тренировать лошадей. Но ты оказываешься полным профаном, когда дело доходит до двуногих созданий. Из Билли Боба выйдет именно то, чего от него ожидают. Если вы будете продолжать нянчиться с ним, он будет вечным младенцем.

– С каких это пор ты стал таким опытным? – саркастически поинтересовался Джон Генри.

– Попридержи язык и позволь мне поступать с Билли Бобом по-своему, – попросил Дру.

– Ты всегда и во всем поступаешь по-своему, – возмущенно заметил Джерри Джефф.

– Посмотри-ка на нас повнимательней, большой брат, – настаивал Джон Генри. – Мы все давно взрослые, и у некоторых уже есть собственные семьи. То, что ты заботился обо всех нас столько лет, не дает тебе права заставлять нас делать то, что ты считаешь необходимым.

Дру решил оставить последнее слово за Джоном Генри, потому что вспомнил подобный разговор с Тори. Она заметила, что он превращается в диктатора. Может быть, она была права. Может, действительно настало время внимательнее присмотреться к своим братьям.

Не додумав до конца эту мысль, Дру вошел в ресторан и встретил Калеба и Тори, шедших по коридору, соединявшему их дом со зданием гостиницы. Он залюбовался красавицей, которая была так же уравновешенна и утонченна, как и в день их первой встречи. Копна пепельных волос не рассыпалась в беспорядке по плечам, а была стянута в тугой узел на макушке, и только отдельные пряди выбивались на шее и висках. Ее платье изумрудного цвета подошло бы и королеве, а непременная нитка жемчуга удачно дополняла этот изумительный наряд. Тори напомнила Дру принцессу из волшебной сказки. Калеб не жалел ни времени, ни денег на щедрые подарки для дочери. Кольцо с изумрудом, которое Дру приобрел для нее в качестве обручального, выглядело совсем простеньким.

Дру не знал, сообщила ли Тори отцу о своем браке. Или она позволила Калебу думать, что выходит замуж за Хуберта Фрезье-младшего. Дру подозревал, что она избежала разговора об этом точно так же, как и он не удосужился сообщить своим братьям.

– О боже, она просто великолепна… – прошептал Билли Боб, восхищенно созерцая роскошную фигуру Тори. – Она самое прелестное создание, какое я когда-либо видел за всю мою жизнь…

Дру возвел глаза кверху, моля Бога ниспослать ему терпение, чтобы пережить этот вечер. Похоже, его младший брат влюбился с первого взгляда. Его сердце будет разбито, когда он узнает, что Тори уже замужем.

Дру понимал, что обязан был сообщить обо всем своей семье, но постоянно откладывал объяснение, зная, что они будут немилосердно дразнить его. Многие годы они подшучивали над ним из-за его холостяцкого положения. Зная своих братьев, Дру предвидел, что станет предметом таких колкостей и шпилек, которые вывели бы из терпения святого, каковым он не являлся.

Тори даже оступилась, когда увидела целый отряд, преградивший вход в ресторан. Братья Салливаны напомнили ей отроги гор, маячивших на горизонте Вирджиния-сити. Все они были не ниже шести футов ростом, а фамильное сходство было просто удивительным! Братья были невероятно похожи на Дру – темные волосы, по-детски голубые глаза, атлетическое телосложение! Рядом с ними бедный Вонг смотрелся пигмеем.

Изумленная, Тори глядела на видных, привлекательных мужчин до тех пор, пока Билли Боб не пробрался через лабиринт столов и стиснул ее руку с такой силой, словно качал воду из колодца. Хотя паренек все еще сохранял мальчишеские черты лица, Тори предвидела, что очень скоро он станет столь же неотразим, как и остальные братья. И младший Салливан был вполне здоров, судя по тому, как проворно он добрался до ее руки через весь зал.

– Я очень рад встрече с вами, мэм, – произнес Билли Боб, широко улыбаясь. – Дру говорил, что вы симпатичная, но я и представить себе не мог, что вы столь ослепительны…

Веселый смешок вырвался из груди Калеба. Усмехнуться его заставила отцовская гордость. Приятно было видеть и то, как Билли Боб, чудом избежавший смерти, крутится вокруг. Кроме того, очень весело было наблюдать впечатление, которое Тори произвела на мужчин. Ее сватали уже четыре раза с тех пор, как она приехала в Вирджиния-сити!

– Я влюблен. Выходи за меня замуж, – выдохнул Билли Боб полушутя-полусерьезно.

Тори ответила на это предложение так же, как ответила на четыре предыдущих:

– Сожалею, но у меня уже есть муж.

Билли Боб посмотрел на ее левую руку. Он выглядел так, будто кто-то ударил его кузнечным молотом.

– Как обидно! Только было встретил наконец женщину своей мечты, а она уже несвободна.

– Виктория, это Билли Боб Салливан, – официально представил его Калеб.

Озарив собеседника лучистой улыбкой, Тори сделала вежливый реверанс.

– Теперь-то я понимаю, почему тебя не было больше двух месяцев, – прошептал Джон Генри, обращаясь к Дру. Его брови вопросительно поднялись. – Готов поспорить, тебе не нужно было напоминать, что эта леди замужем.

Дру не ответил. Он был слишком занят, внушая себе, что внутреннее беспокойство, которое он ощущал, было следствием пропущенного ленча. На самом деле причина была вовсе не в этом, и он прекрасно это знал.

– Ну что ты встал как вкопанный. – Джерри Джефф толкнул Дру локтем. – Представь нас, большой брат. Черт возьми, она великолепна…

В некотором замешательстве Дру пошел вперед между столами. Братья следовали за ним по пятам. Его взгляд был прикован к пленительной фигуре Тори. Его жалили запретные воспоминания и мучило то всепоглощающее внимание, которое оказывали ей не только его братья, но и остальные посетители ресторана, принадлежавшие к мужскому полу. Боже правый, он понял, что ревнует к своим собственным братьям. Черт побери, ну почему он не был единственным ребенком в семье!

Когда Тори взглянула на Билли Боба, сердце подскочило у него в груди. Проклятье, почему она так ласково смотрит на этого симпатичного повесу? Дру вошел и заполнил собою весь окружающий мир. Три дня Тори пыталась забыть о прошедших шести неделях, ведь Дру был всего лишь ее случайным попутчиком. Но ничего не помогало. Она глядела на него и хотела его всем сердцем и всей своей душой. Любовь – это жестокое проклятие, решила Тори, пытаясь унять стук сердца. Она должна немедленно прекратить мечтать о несбыточном.

Дру смотрел на изящную красавицу, стоявшую перед ним. «Черт побери, она всего лишь женщина», – говорил он себе. Она не была для него чем-то особенным, как, впрочем, и он для нее. Он женился на этой утонченной фее по необходимости, из чувства долга. Ведь Тори не приворожила его, и он не имел права ревновать лишь потому, что его братья бросали на нее нежные взгляды…

Джерри Джефф ткнул его в бок, выводя из молчаливой задумчивости. Дру изобразил на лице бледную приветственную улыбку.

– Виктория, позволь представить тебе моих братьев. А это, мои дорогие братья, Виктория Флемминг-Салливан, ваша новая невестка, – провозгласил Дру, не сводя глаз с ее чарующих черт.

Дру заметил румянец, вспыхнувший на щеках Тори, когда все пятеро, включая Калеба, уставились на нее. Единственный, кто не поперхнулся от изумления, был Вонг, которому было приказано держать рот на замке до тех пор, пока Дру сам не решит сообщить о случившемся. Дру собирался тактично проинформировать своих братьев и Калеба о женитьбе, которая произошла в пути. Но, заметив, как его братья начали заигрывать с ней, Дру решил взорвать эту бомбу немедленно. Калеб посмотрел на кольцо с изумрудом на пальце дочери, а затем перевел изумленный взгляд на Дру, который никак не мог отвести глаз от Тори. Оказывается, все это время он ошибочно полагал, что Тори выходит замуж за Хуберта. Ну и дела! Гвен придет в ярость, когда узнает эту новость. Калеб ликовал. Его план оказался так эффективен, как он и надеялся.

– Ну и ну! – засмеялся Калеб, расплываясь в лучезарной улыбке.

– Я не могу в это поверить, – заявил Джон Генри. – Никогда бы не подумал, что Энди Джо сможет найти себе жену, которая станет с ним жить, после того, как он любил и оставил стольких… А-у-у! – болезненный возглас сорвался с его губ, когда Дру наступил ему на ногу, приказывая не распускать язык.

– Энди Джо? – Тори весело глянула на Дру.

Она разозлилась за то, что он так быстро выдал их общую тайну, но, услышав его имя, почувствовала, что раздражение проходит, и на ее губах появилась улыбка.

– Эндрю Джозеф, – проворчал Джон Генри, хмуро поглядывая на брата. – Как тебе не стыдно было скрывать от нас такую новость? – Его глаза скользнули по пленительной фигуре Тори, прежде чем игриво подмигнуть Дру. – Боже мой, мы просто обязаны устроить вечеринку по столь значительному поводу.

– Ты в нашей семье самый везучий, – кисло заметил Билли Боб. – Мое сердце разбилось на кусочки, а ты женился.

– Случаются же еще чудеса на свете, – засмеялся Джерри Джефф.

– Обед за мной, – провозгласил Калеб, указывая в направлении большого стола в дальнем углу обеденного зала. – Я прикажу поварам пустить в дело лучшие вырезки – разумеется, из первоклассной говядины Салливана.

Калеб стремительно умчался отдавать распоряжения насчет угощения, а Дру взял Тори под руку и повлек к столу.

– Скучала по мне, Чикаго? – прошептал он ей на ухо. Все взгляды были направлены на нее. Тори ощущала их.

– А разве ты уезжал? – прошептала она так тихо, что расслышать ее мог только Дру. Ради братьев Салливанов она любовно коснулась ладонью его бронзовой щеки. – Ты же знаешь, что да, любовь моя. Я думала, ты оставил меня…

Ее голос замер, когда она увидела Дюка Кендрика, поднявшегося со своего стула в противоположном углу. Все ее тело напряглось, когда Дюк окинул ее насмешливо-презрительным взглядом. Уже в третий раз за сегодняшний день она видела этого бездельника поблизости. Если бы она не знала наверняка, то могла бы подумать, что он ее преследует. Почему? Тори содрогнулась от своего предположения. Вероятнее всего, Дюк действовал по распоряжению Тайрона Уэбстера. Если бы Дюк застал ее одну, то попытался бы наверняка отделаться от нее…

Дру уловил эту перемену в ее настроении и подозрительно нахмурился.

– У тебя были проблемы с Дюком? – спросил он, подвигая стул для Тори.

Вместо ответа она одарила его слабым подобием улыбки.

– Ты не говорил мне, что братья у тебя такие красавцы, Энди Джо, – слегка усмехнулась она.

Дру посмотрел на нее долгим внимательным взглядом. Он мог бы отдать правую руку на отсечение, что Тори сталкивалась с Дюком. Но маленькая мисс Независимость собирается вести сражение собственными силами, чтобы доказать, что она может сама о себе позаботиться.

Подошел Джон Генри и удивленно покачал головой.

– Я все-таки не могу поверить, что мой большой брат наконец женился. – Его оценивающий взгляд снова скользнул по Тори. – Но я, конечно, могу понять, почему он это сделал…

«Дру женился, – подумала про себя Тори, – но это вовсе не значит, что он остепенился». Если бы Джон Генри знал, что Дру женился на Тори, чтобы спасти ее репутацию, он не стал бы так беспокоиться насчет этой свадьбы. В сущности, он вообще не должен был упоминать об этом!

– Спасибо за комплимент. – Румянец залил щеки Тори, когда Джон Генри снова посмотрел на нее. – Вы очень щедро мне льстите. – Ее пальцы нежно скользнули по руке Дру, хотя на самом деле она предпочла бы переломать все двадцать семь косточек, ее составлявших. – Но я счастлива. Дру покорил меня. – «А еще схватил, швырнул в фургон и утащил с моей первой свадьбы», – добавила про себя Тори.

Дру взял руку Тори, поднес ее к своим губам и запечатлел поцелуй на ее запястье.

– Нет, это я счастливчик, – сказал он низким хриплым голосом, от которого по коже у Тори невольно пошли мурашки.

Дру самозабвенно глядел в фиалковые глаза, обрамленные густой бахромой ресниц. Он надеялся, что трехдневная разлука направит его мысли в обычное русло, но этого не случилось. Он желал Тори больше, чем когда бы то ни было. Она была как неугасимый огонь в его крови.

Он уверял себя, что с легкостью бросит эту пленительную блондинку. А оказалось, что расстаться с ней просто немыслимо. Он уже привык к Тори и с трудом перенес эту трехдневную разлуку. Дру предвидел, что она не захочет оставаться с ним и, когда представится шанс вернуться в Чикаго, не станет медлить.

Тори заставила себя отвести взгляд в сторону, прежде чем Дру смог бы прочесть в нем безответную любовь. Навязчивая женщина, виснущая у него на шее, была ему совсем ни к чему. Все, что требовалось от Тори, это убедительно сыграть свою роль перед Салливанами.

К облегчению Тори, Джерри Джефф обладал необыкновенным даром рассказчика и тут же начал засыпать ее анекдотами об их детских проделках. Он утверждал, что Энди Джо втягивал в неприятности целую стаю мальчишек. Тори поняла, как много она потеряла, будучи единственным ребенком в семье, когда послушала, что вытворяли Салливаны в детстве. Она даже стала опасаться слишком близкого знакомства с семьей, в которую она вошла… пусть временно. Дру страшно любил своих братьев, и они тоже были душой и телом преданы ему, несмотря на то что постоянно дразнили друг друга. Дурашливое товарищество, которое царило между ними, было совершенно незнакомо Тори.

Если бы не безграничная щедрость Дру, его братья не наслаждались бы сейчас подобным процветанием. Дру трудился изо всех сил, чтобы завоевать место под солнцем для себя и своих младших братьев. Тори восхищалась им за это. Единственное, чего она желала, это чтобы у него осталось еще немного любви, чтобы поделиться с ней.

В безмолвном удивлении Тори смотрела, как официанты ставят на стол огромные блюда со всевозможными яствами, а когда ее отец появился, неся из кухни целую груду жареного мяса, она просто не поверила своим глазам. Ее изумление возросло, когда стая мужчин набросилась на угощение и поглотила пищу с такой скоростью, словно они были не людьми, а питонами. Боже правый, они были не только великанами с виду, они ели, как стая голодных волков! Даже Вонг заложил за воротник свой носовой платок и принялся за дело обеими руками прежде, чем запасы съестного истощились. Когда эти парни приезжают в город поесть, они действительно едят в полном смысле этого слова! Когда трапеза была завершена, на столе не осталось ничего, кроме пустой посуды и костей, напоминавших кладбище скота.

Пока Салливаны и Флемминги праздновали свадьбу Дру и Тори, Дюк Кендрик прошел через черный ход салуна «Квин Хай», чтобы доставить информацию Тайрону.

– Угадай, что я только что выяснил, – прохрипел он, небрежно плюхнувшись в кресло и наливая себе стакан самого дорогого тайроновского ликера.

– Я не настроен играть в загадки, – проворчал Тайрон.

– Эта маленькая сучка, которая вторглась вчера сюда, вышла замуж за Дру Салливана, – сообщил Дюк.

Тайрон поперхнулся глотком виски. Выпучив глаза, он до тех пор глядел в усатое лицо Дюка, пока тот не кивнул еще раз, подтверждая свои слова. Вытирая капли виски, которые блестели на его эспаньолке, Тайрон откинулся на спинку своего кресла, демонически усмехаясь.

– Кажется, я знаю, как мне получить то, что я хочу, и от Флемминга, и от Салливанов.

Пока в его голове кишели зловещие мысли, Тайрон потягивал свое виски и разрабатывал план. Он долго ждал случая прибрать к рукам отель и ресторан Флемминга и обширные земельные владения Салливанов, которые мешали росту его собственного ранчо, расположенного в предместьях Вирджиния-сити. Все усилия Тайрона были тщетны до тех пор, пока Тори не появилась на сцене. Но теперь, когда она была здесь, она может послужить связью между этими двумя лакомыми кусками собственности, и Тайрон намеревался использовать ее для того, чтобы получить то, чего хотел. Украденный у Дру скот и раны, нанесенные его младшему брату, не заставили старшего Салливана примчаться сломя голову на ранчо Тайрона. Нет, Дру был слишком умен, чтобы открыто тягаться с бандой тайроновских головорезов, сильно превосходящей братьев числом.

Но теперь, когда появилась Тори, Тайрон получил козырь, который он с легкостью мог использовать. Он получит то, чего хочет, и от Калеба, и от Дру, заверил он сам себя. И таким образом Тайрон станет самым богатым человеком территории. Флемминг и Салливаны окажутся в его тени!

ГЛАВА 23

Когда братья Салливаны предложили сопровождать свою новую невестку во время вечерней прогулки, Калеб получил возможность поговорить с Дру с глазу на глаз. Налив в стаканы вина, он опустился в свое любимое кресло в гостиной. Подумав несколько секунд, он одним глотком осушил свой стакан и сконцентрировал все свое внимание на Дру, который беспокойно ерзал на стуле.

– Почему ты женился на Тори? – спросил Калеб, ставя вопрос ребром.

– Боже мой, Калеб, не будь наивным, – взорвался Дру. Он боялся этого объяснения с той самой минуты, как сделал заявление. – Именно этого ты хотел от меня прежде всего, но я был слишком глуп, чтобы постичь твой хитрый план, до тех пор, пока не стало слишком поздно.

– Я ничего подобного не имел в виду, – запротестовал Калеб, прежде чем налить себе и Дру еще по стакану. – Я очень хорошо помню, что просил привезти сюда Тори, и это было все, чего я хотел.

Дру метнул на своего бывшего партнера взгляд, подобный горящей стреле.

– Если ты против этого брака, то я аннулирую его завтра же.

– Я не сказал, что я против, – проворчал Калеб. – Все, что я хотел знать, это почему ты так поступил. Ради бога, не будь таким чувствительным!

– Только не говори, будто ты не предвидел такой возможности, – раздраженно проворчал Дру. – Тебе должно было прийти в голову, что, приучая Тори к нашему образу жизни, я могу почувствовать романтическое влечение к ней, и не смей этого отрицать!

Лицо Калеба приобрело заметный пурпурный оттенок.

– Так вот, значит, что произошло? Ты нарушил целомудрие моей дочери и в результате почувствовал себя обязанным жениться на ней? Или ты решил отомстить Хуберту, женившись на его невесте? Мне показалось несколько странным, что ни ты, ни Тори не упоминали о своей свадьбе до сегодняшнего вечера. Это как-то нехарактерно для счастливых молодоженов.

– Не порть наших отношений, Калеб, – предостерег его Дру угрожающим тоном. Он осушил стакан до дна, желая остудить свой темперамент, но это не помогло.

– Ты тоже не слишком заботишься о моем к тебе отношении, – едко ответил Калеб. – Я хочу знать, что, черт возьми, происходит между тобой и моей дочерью, прежде чем приедет эта женщина и закатит свои истерические тирады.

Дру взъерошил свои густые черные волосы и беспомощно опустил руки.

– Откуда мне знать, что происходит! – Он огорченно вздохнул. – Она меняется, как ветер. Сначала она сказала, что любит меня, а потом заявила, что нет.

– И ты, естественно, на ней женился, – ехидно заключил Калеб. – Ты хоть понимаешь, что это абсолютная бессмыслица? – Он встал и взмахнул руками. – Ты знаешь, я хотел, чтобы Тори осталась здесь, потому что главная моя мечта – наверстать упущенное время. Но если эта женитьба спланирована с самого начала и была лишь злым выпадом против Хуберта, я хочу об этом знать…

Он замолк и посмотрел на Дру, который только что допил третий стакан и наливал себе четвертый.

– Любишь ты ее или нет в конце концов?

– Как, черт возьми, я могу об этом знать! – взорвался Дру. – Я никогда до этого не любил. Как человек может распознать подобные вещи?

– Ну, не спрашивай совета у человека, которого жена послала искать золото, а сама тем временем с ним быстренько развелась! Я никогда не утверждал, что понимаю женщин, – проворчал Калеб.

Последовало долгое молчание. Тишина была настолько плотной, что, казалось, ее можно резать ножом.

– Если ты не увезешь Тори к себе домой сегодня, то твоим братьям это покажется чертовски странным. Но если ты не будешь относиться к ней со всей учтивостью и уважением, которого она заслуживает, ты мне за это ответишь! – Голос Калеба повысился почти до рева. – Вы сами лучше решите, собираетесь ли вы сохранить свой брак, но решайте поскорее. Когда эта женщина доберется сюда, не представляю, что я ей скажу.

Дру огорченно вздохнул. Он хотел, чтобы Тори была с ним, но сильно сомневался, что она придет в восторг от этой идеи. Но ему действительно было тоскливо без этой кокетки, несмотря на то, что неотложные дела просто захлестнули его. Как только Калеб начал давить на него, требуя принять какое-то окончательное решение, Дру заупрямился. Он привык делать все по-своему и тогда, когда ему этого хотелось. Возможно, это его и задевало. Он чувствовал, что обязан жениться на Тори ради того же Калеба, а теперь этот старый бездельник требует от него чего-то еще. Дру почувствовал себя в ловушке, и чем сильнее она затягивала его, тем сильнее он страдал. Если бы весь остальной мир отошел в сторону и предоставил ему и Тори решать, как им поступить, это было бы лучше всего. Но Калеб заглядывал Дру через плечо, а братья уже начали подкалывать его за тайную свадьбу.

О боже, чего бы только не отдал Дру, чтобы оказаться на пустынном острове с этой хорошенькой блондинкой, пока их чувства друг к другу окончательно не оформятся или пока они не решат окончательно расстаться. И что, если Гвен и впрямь примчится в город, чтобы вернуть свою дочь?..

Навязчивая мысль, терзавшая его с момента возвращения в Монтану, вновь вспыхнула в воспаленном сознании Дру, и он поморщился. Чертова «эта женщина». Кажется, задушил бы ее собственными руками!

– Ну? – спросил нетерпеливо Калеб. – Забираешь ты Тори с собой или нет?

Дру опрокинул еще один стакан, но так и не смог успокоиться. Для этого ему понадобился бы целый бочонок.

– Собери ее вещи, – сказал он самым неприятным своим тоном. – И в следующий раз, когда тебе что-нибудь от меня понадобится, не утруждай себя просьбами. Ответ будет отрицательным.

– Если ты все мои просьбы будешь выполнять так же, как выполнил эту, то я первый не стану тебя ни о чем просить, – ядовито ответил Калеб.

– Да пошел ты со всеми своими чудесными идеями, – пробурчал Дру, вставая со стула.

– Что ж, если бы ты действительно любил Тори, они имели бы для тебя кое-какое значение, – прокричал Калеб так, будто Дру был совершенно глухим.

– Не раздражай меня, Калеб. У меня и так не слишком хорошее настроение.

Густые брови Дру угрожающе нахмурились, но Калеб этого не заметил.

– Будто мало было нам забот с Тайроном Уэбстером и негодяями из его шайки, я уж не говорю об ожидаемом прибытии моей бывшей жены, теперь в довершение всего ты еще и на Тори женился по собственной прихоти. – Он глянул на Дру. – Или я должен сказать, что ты женился на ней по…

– Нет, ты не должен этого говорить, – отрывисто бросил Дру, вынуждая Калеба замолчать, – а то в скором времени тебе придется купить комплект вставных зубов, чтобы заменить ими те, которых ты так легко можешь лишиться сейчас.

И в подтверждение своих слов он сжал огромный кулак.

– Ну что ж, тем не менее я именно так думаю, – вызывающе усмехнулся Калеб. – И ты явно забыл, с чьей дочерью решил пошутить на обратном пути в Монтану. Огромное спасибо, приятель.

Это замечание заставило Дру заскрипеть зубами, но он сумел сдержаться. Дру был зол, но не хотел быть жестоким. Несмотря на то что они с Калебом повздорили, Дру всегда ценил их дружбу.

– Приготовь вещи Тори, – распорядился он.

Ворча что-то себе под нос, Калеб ушел собирать вещи. Он сгреб одежду Тори в сумки и швырнул их к ногам Дру.

– Поздравляю с женитьбой на моей единственной дочери.

Калеб все еще был вне себя, и его голосу очень не хватало искренности.

Мрачно взглянув на Калеба, Дру подхватил сумки и выскочил за дверь.

– И не забудь прислать десять голов скота к четвергу, – крикнул ему вдогонку Калеб. – Даже если мы больше не разговариваем, бизнес остается бизнесом, и мне надо кормить старателей.

Дру в изнеможении возвел глаза к небу и пошел по коридору. Он не мог понять, почему они с Калебом вдруг так сцепились. Они ведь всегда прекрасно ладили, до тех пор, пока в Калебе не взыграл отцовский инстинкт.

Калеб, черт бы его побрал, добился того, чего хотел. У него появился предлог оставить Тори в Вирджиния-сити. И теперь он уже требует от Дру каких-то обязательств. Как Дру может обещать что-то Калебу, когда не может ничего обещать самому себе? Он сам не знал, чего ожидать от этого брака, за исключением тех вещей, которые нужны мужчинам от женщин. Он не привык делить свою жизнь с кем-то еще, кроме своих братьев. Его вполне устраивала собственная семья. А если это так, то зачем ему Тори? Ее страсть к нему уже перегорела. Она была слишком утонченной и изысканной, чтобы провести всю жизнь в доме на границе среди мычания скота и ржания лошадей. Он знал это с самого начала, но не придавал этому значения, потому что был слишком очарован фиалковыми глазами, чтобы рассуждать здраво.

«Так куда же мы отправимся отсюда? – горестно спросил себя Дру и сам же ответил: – Домой». А что потом? Он не имел об этом ни малейшего понятия. Надо дать Тори время присмотреться к его образу жизни. И если ей не понравится, может собирать вещи и катиться обратно к своему отцу. А когда приедет Гвен, Тори сможет вернуться с ней обратно в Чикаго.

Эта женитьба не была благословенной и вряд ли принесет счастье им обоим.

Тори пребывала в отличном расположении духа до тех пор, пока не появился Дру с ее сумками в руках; на лице его играла неуверенная улыбка.

– Надеюсь, ты не будешь возражать, дорогая. Я решил сам собрать твои вещи. Я понимаю, ты только-только снова начала привыкать к отцу, но мне бы хотелось поскорее показать тебе наше ранчо.

Все это Дру выпалил, не переводя дыхания.

«Отлично, – гневно подумала Тори. – Просто схватил меня и перевез, как сумку с грязным бельем». Но ответила она приветливо:

– Я думаю, у меня всегда найдется время, для того чтобы навестить папу. Мне просто не терпится увидеть наш дом.

– Вы будете очень доворьны домом, миссис Сарриван, – заверил ее Вонг со скромным поклоном.

– О, я в этом не сомневаюсь, – ответила она, обнимая Дру за талию и незаметно впиваясь ногтями ему в бок.

Дру поморщился. Этот жест весьма болезненно доказывал, какое адское пламя бушует в ней и готово пасть на него за то, что он отрывает ее от отца и тащит бог знает куда. Но Дру не обижался. Он сам был против недомолвок. Тори всю жизнь не позволяли принимать собственных решений. А судя по тому, насколько независима и самоуверенна его женушка стала за последнее время, он подозревал, что она еще покажет свой характер в течение этого вечера. И нетрудно догадаться, кто станет козлом отпущения. Плечи Дру сгорбились от тяжелых предчувствий. Он знал, что при первой же возможности Тори устроит ему ад кромешный.

Все еще вынужденная притворяться, Тори позволила Джону Генри сгрести себя в охапку и усадить в экипаж рядом с Вонгом. Тори хотела бы замедлить бешеный ритм своего пульса, когда Дру легко опустился с ней рядом. Его плечи и бедра небрежно и привычно касались ее, вызывая невольные воспоминания о более интимных моментах в их отношениях.

Она принципиально игнорировала теплую дрожь, вызываемую близостью этого невыносимого человека, доводившего ее до бешенства. Она была зла и не хотела, чтобы собственное тело атаковало ее ненужными эмоциями.

Дру подозрительно нахмурился, когда Билли Боб заявил, что чувствует себя в силах доехать до ранчо верхом. Братья явно что-то затевали. Он был в этом уверен!

Едва их оставили наедине, Дру нагнулся к Тори.

– Прежде чем ты сделаешь мне выговор, знай, это была идея твоего отца, – сообщил он.

Он проклинал себя за то, что так живо ощущает сладостное тело Тори рядом с собой, чувствует соблазнительный аромат ее духов.

Дру снова оказал себе медвежью услугу, сам того не понимая. Услыхав, что они уезжают на ранчо, повинуясь желанию Калеба, Тори стиснула зубы от разочарования и раздражения. Она питала призрачную надежду, что они с Дру еще могут быть счастливы. Но поскольку он всего лишь выполнял желание Калеба, это ясно доказывало, что ему-то этого не слишком хочется. Будь проклята эта черствая душа!

Вынужденная сдерживать свои чувства до тех пор, пока они не прибудут на ранчо, она молча сжала кулаки и представила, что держит петлю-удавку, накинутую на мощную шею Дру. Будь он проклят! Не может разглядеть любви, которая смотрит ему прямо в лицо!

ГЛАВА 24

Наконец они достигли громоздкого неуклюжего ранчо, построенного из дерева и камня на вершине холма. Тори вылезла из экипажа и пошла рядом с Вонгом. Ее взгляд скользнул по широкой террасе, протянувшейся вдоль фасада. Когда она вошла внутрь, сердце ее дрогнуло. Ей с первого взгляда понравилось простое убранство двухэтажного дома. Стены в комнатах были отделаны натуральным дубом и отполированы до блеска. Мебель, привезенная с Востока, придавала обстановке дома оттенок роскоши. Тори надеялась возненавидеть неуклюжее жилище Дру в горной долине, но у нее ничего не получилось. Дом понравился ей своей основательностью.

– Видите? Это настоящий особняк в горах, – объявил Вонг с довольным вздохом. – Вам здесь нравится? Да?

– Да, – ответила Тори, заглядывая сквозь приоткрытую дверь в кабинет Дру, уставленный книжными полками.

Изумленная, Тори вошла в просторную комнату, чтобы осмотреть библиотеку, которую вовсе не ожидала здесь увидеть.

– Билли Боб большой книголюб и хорошо здесь ориентируется, – заметил Дру, ставя сумки на пол. – Я бы даже сказал, что его знаний хватит на всех нас.

– У тебя замечательная подборка классики. – На мгновение Тори забыла свою обиду на Дру, водя пальцем по корешкам книг.

– Ты сможешь полистать их завтра. – Дру повел ее в холл. – Позволь, я покажу тебе нашу комнату.

– Нашу? – Тори тут же отпрянула назад.

Если он думает, что она станет делить с ним постель после того, как он весь вечер притворялся, что испытывает к ней нежные чувства, а затем увез, не спросив ни разрешения, ни согласия, то он сильно ошибается!

– Спокойной ночи, Вонг, – сказал Дру через плечо, прежде чем подняться по лестнице. Он хотел поскорее покончить с неминуемой руганью, которая должна была вот-вот начаться.

Тори, чтобы потянуть время, позволила ему проводить себя через холл. Но в тот момент, когда он взялся за ручку двери, она выкатила тяжелую артиллерию и приготовилась смести его одним ударом.

– Я уже устала от твоей солдатской самонадеянности, – вскипела Тори.

Боже, какой же она была хорошенькой, когда гневный румянец заливал ее щеки, а фиалковые глаза метали искры. Когда он впервые встретил Тори, она казалась начисто лишенной всяких эмоций. Но за последние два месяца она изменилась неузнаваемо, полностью освободившись от своей скорлупы, и с этим приходилось считаться…

Но тут Дру вдруг неожиданно вспомнил, что его братья побывали здесь раньше них. Стиснув зубы, он вошел в комнату и сдернул с кровати покрывало, ожидая увидеть под ним какую-нибудь гадость.

– Что ты делаешь? – спросила Тори, когда он положил покрывало на место и опустился на четвереньки, исследуя пространство под кроватью.

– Ищу шутки, – торопливо ответил он. – Насколько я знаю моих дорогих братцев, они посетили эту комнату перед нашим приходом.

– Они же заверили тебя, что не станут подшучивать, – напомнила Тори, сожалея, что ее вспышка гнева откладывается до тех пор, пока подозрения Дру не улягутся.

– Мало ли что они заверили. Я не собираюсь верить тому, что они говорят, – заявил он твердо. – И даже если ты со мной не согласна, Чикаго, все же помоги мне осмотреть комнату на предмет неожиданных идиотских ловушек.

Тори взглянула на него испепеляющим взглядом, прежде чем раскрыть свою сумку и встряхнуть дорогие платья.

– Я думаю, ты просто смешон… – фыркнула она. Пока Дру осматривал ящики комода в поисках змей, мышей или чего-либо подобного, что его братья могли туда подсунуть, желая покрепче напугать Тори, она собрала свою одежду и направилась к платяному шкафу, чтобы ее развесить.

– Я останусь на несколько дней, для виду, – сообщила она. – А потом уеду назад в…

Крик ужаса вырвался из горла Тори, когда она открыла дверцу шкафа и на нее упал предмет, напоминавший человеческое тело. Братья Салливаны набили зерном одежду Дру и засунули это чучело в шкаф. Прежде чем Тори успела увернуться, она была опрокинута на спину и распластана по полу. Неуклюжее подобие рук прижимало ее плечи, а брюки, наполненные зерном, удерживали ее ноги. Она могла бы поклясться, что чучело весило не меньше, чем сам Дру. Ей никак не удавалось из-под него вылезти.

Пока Тори орала как резаная, Дру примчался с другого конца комнаты и стащил с нее тяжелую куклу.

– Ну, теперь ты видишь? Что я тебе говорил? – ухмыльнулся он, помогая ей подняться и отряхивая зерно с ее платья. – Мои братья никогда не упустят случая посмеяться надо мной, то есть над нами…

В другое время Тори и сама посмеялась бы этой шутке, но сейчас ей было не до смеха.

– Ты и твоя оголтелая шайка братцев, – начала она, вскипая от гнева и разыскивая утерянный в момент падения халат. – Для вас все шутки. Сперва ты вынуждаешь меня выйти за тебя замуж, а потом оказывается, что я попала в семейство шутов. Я возвращаюсь в город утром, а ты можешь напрячь фантазию, чтобы найти оправдание для этих хулиганов, которых ты называешь братьями!

Внезапно Дру сделались безразличны проделки братьев и просьбы Калеба. Все, чего он сейчас хотел, так это покрепче обнять Тори и никогда от себя не отпускать. Он хотел, чтобы она осталась с ним, чтобы, засыпая и просыпаясь, он видел ее рядом.

– Я прошу, чтобы ты…

Ее голос дрогнул, когда Дру приблизился. Его шаловливая улыбка прогнала тяжелые мысли и заставила сердце колотиться с бешеной частотой. Тори моментально приготовилась к обороне. Она не собирается млеть перед ним, как дура, только потому, что его взгляд пробудил в ней запретные воспоминания.

– Не смей прикасаться ко мне, слышишь, черт возьми! Я зла на тебя, Энди Джо.

Когда он коснулся ее, она отскочила в сторону и забежала за кровать.

– Я тебе не кукла, которую ты можешь достать из шкафа, когда придет охота позабавиться…

Тори перепрыгнула через кровать, когда Дру двинулся в обход, чтобы поймать ее.

– Черт побери, ты можешь слушать меня, когда я с тобой разговариваю, – злобно прошипела она.

Дру не хотелось слушать. Он достаточно наслушался от Калеба и выпил слишком много виски. Он был в игривом настроении, и ему нравилось гоняться за этой маленькой ускользающей феей по всей комнате.

С яростным воплем Тори устремилась к двери. Но Дру перемахнул через кровать и настиг ее. Прежде чем она успела увернуться, он схватил ее на руки и пронес через всю комнату на балкон, с которого открывался вид на залитые лунным светом холмы и острые вершины горных хребтов.

Вид был впечатляющий, и ярость Тори стала утихать перед величием высоких скалистых вершин, озаренных серебряным светом. Над ними мигали и мерцали звезды, и легкий ветерок нашептывал что-то едва слышное, пролетая над мирной долиной.

Рука Дру совершенно естественным образом обвилась вокруг талии Тори. А свободной рукой он указал на контуры другого ранчо, порядком удаленного от них.

– Там живет Джон Генри со своей женой и двумя ребятишками, – сказал он, не обращая внимания на то, что Тори всеми силами старается сохранить дистанцию между ними, и все-таки удерживая ее рядом с собой. – А вот там… – он указал на бревенчатую хижину, построенную на дальней стороне каменистого холма, – дом Джерри Джеффа. А это твой дом, Чикаго. Я хочу, чтобы ты осталась здесь дольше, чем на одну ночь…

Он повернул ее к себе и из-под полуприкрытых век взглянул в прекрасное лицо Тори, озаренное лунным светом. Отрицательные эмоции исчезли. Таким правильным, таким естественным казалось вот так держать Тори в кольце рук. Он и Тори во многом стали очень похожи друг на друга, но все же порой они оставались диаметральными противоположностями. Они превратились в две части головоломки, которые тогда что-то значат, когда сложены вместе. Дру не мог объяснить своих чувств, но ему было удивительно радостно, когда Тори находилась рядом с ним. Этот дом и этот пейзаж не производили на него такого сильного впечатления прошлой ночью, когда он стоял тут один, глядя на луну и звезды. Тори все изменила своим присутствием…

В каком-то забытьи Дру коснулся губами ее губ, упиваясь поцелуем, который пьянил больше, чем шерри. Аромат, исходивший от нее, овладевал всеми его чувствами, заполняя его сознание. Страсть обволакивала его, словно густой туман. Боже, почему простая, худенькая женщина будит в нем все эти чувства? Когда она с ним, он испытывает целый калейдоскоп чудесных ощущений.

– Останься со мной, Чикаго, – прошептал он, приблизив лицо к ее трепещущим губам. – Я хочу, чтобы ты осталась здесь…

Тори хотела решительно отказать ему, просто так, из чувства противоречия. Но когда он обнял ее сильными, мускулистыми руками и поцеловал, она уже не смогла вспомнить, почему была так зла на него. Она знала, что будет полной дурой, если подчинится своим желаниям и его нажиму. Существует большая разница между желанием и любовью. А Дру был слишком спокоен, по его же собственным словам, и, возможно, никогда не сможет полюбить ее так, как она его любит. И все же Тори не могла побороть свою страстную привязанность к этому восхитительному гиганту настолько, чтобы отказать ему или себе в удовольствии находиться в его объятиях.

Ее сопротивление постепенно сошло на нет, и в конце концов поцелуй Дру вдребезги разбил ее хладнокровие. Этот факт доставил ей немало мучений. Он будил в ней чувства, которые она не хотела испытывать снова, не будучи уверена в его любви. Но всякий раз, когда он до нее дотрагивался, он заставлял понимать, что она обыкновенная женщина с обыкновенными женскими желаниями.

Тори не успела рта открыть, чтобы заявить протест, как Дру уже спустил рукава ее платья, обнажив плечи. Поток теплых поцелуев побежал по ее ключицам и лебединому изгибу шеи. Он медленно поднял голову и посмотрел в глаза этой сладкой нимфе, которая буквально таяла в его руках. Нежная улыбка тронула его губы, когда он встретил ответный взгляд аметистовых, обрамленных густыми, изогнутыми ресницами глаз. Тори ослепляла его своей красотой. Это он сделал ее такой, какой она была сейчас, научил всему, что она знала о жизни, о страсти. Она стала частью его, потому что и он стал ее живой, дышащей частью.

Дру пытался убедить себя, что они много испытали вместе и он просто привык к ней. Но он знал, что поверить этому было бы самообманом. Дело не только в этом.

Если бы Тори была просто очередной его победой, то он давно бы потерял к ней всякий интерес. Но со временем его безумная тяга к ней только возрастала. Его возмущала каждая минута, которую она проводила с Калебом, а не с ним. Он завидовал каждой лучистой улыбке, которой она одаривала его же собственных братьев этим вечером. Он хотел ее так, как не хотел еще ни одну женщину, и хотел не только ее тело, но и душу. И теперь, когда она была наконец на его ранчо, он не мог даже подумать, что она куда-то уйдет…

Его беспокойные мысли разбежались в тысяче направлений, когда она подняла тонкую руку и коснулась его губ. Тори не произнесла ни слова, но он понял по тени улыбки, что она уже простила его за то, что он увез ее из дома, прочь от отца безо всяких объяснений…

Тори простила, потому что любовь к нему была сильнее, чем ее уязвленная гордость или пламенный характер. Она могла ругать и проклинать его беспрестанно, но она не могла изменить того, что ощущало ее сердце. Разве это такое уж преступление для женщины – любить мужа, даже если он не отвечает на ее страсть?

– Я хочу тебя, Монтана, – прошептала она, гладя его лицо. – Я хочу быть с тобой, делить с тобой твою жизнь. Если хочешь, я буду играть роль примерной жены ради твоих братьев и моего отца, а когда приедет моя мать…

Он не дал Тори договорить. Он поцеловал ее в губы, заключил в объятия, крепко прижав к себе. Он был тронут ее словами, даже смущен.

– Я не заслуживаю тебя, – выдохнул он ей в лицо.

– Может быть, ты и прав. Но я с тобой связана накрепко на всю жизнь.

Тори предалась эмоциям, кипевшим в ее душе. Впервые она решилась показать ему всю власть и силу любви, научить его тому, чего он не знал. Чувствуя, что у нее кружится голова, она вывернулась из его объятий и улыбнулась соблазнительной улыбкой.

– А сейчас, Энди Джо, я тебя кое-чему научу для разнообразия…

Его темные брови удивленно поднялись, когда она взяла его за руку и повела в комнату к массивной кровати. Тори выступала как соблазнительница, и он почувствовал прилив гордости, позволив ей действовать по капризу.

Когда она сорвала с него рубашку и отбросила ее в сторону, он просто вытаращил глаза.

– Что на тебя нашло? – спросил он, глядя на рубашку, на которой не осталось ни одной пуговицы. – Клянусь, ты рехнулась.

– Да, я сошла с ума, – подтвердила она с беззаботным смехом, – но по мне это к лучшему. Я устала принимать себя слишком всерьез. – Ее руки скользнули вниз, и она стала расстегивать его брюки. – Я хочу быть с тобой сама собой и наслаждаться каждой минутой.

– Черт возьми, Чикаго! – прохрипел он, когда она повела ладонью по его бедрам.

– Я заявляю свои права жены. И не желаю выслушивать жалоб на этот счет. Ложись, Энди Джо, – сказала она, любуясь его мускулистым мощным телом, с улыбкой, заставившей его сердце стучать, как барабан.

– Прекрати меня так называть, – сказал он, не трогаясь с места.

– Я буду называть тебя так, как пожелаю, – сказала она с нахальной усмешкой, – и когда я захочу с тобой в постель, ты там будешь. – В подтверждение своих слов она толкнула его в грудь.

Дру, чтобы удержать равновесие, замахал руками, как мельница, но запутался в брюках и шлепнулся на кровать. Он собирался встать на ноги, но тут она вытащила шпильки из прически и тряхнула головой. Пепельно-серебристые волосы водопадом обрушились на плечи. Вызывающе улыбаясь, она сняла платье и бросила его на стул, не заботясь о том, что промахнулась и дорогой наряд, смятый, валялся на полу. Потом она скинула сорочку и нижнюю юбку, сделав это самым зажигательным образом. В ее фиалковых глазах вспыхнула искра, когда она следила за его реакцией на ее смелый вызов. Ей хотелось, чтобы он на нее смотрел, требовалось его абсолютное внимание. Сейчас она была хозяйкой положения и могла делать с ним все, что захочется. Всему свету Дру казался крепостью, но этой ночью она стремилась показать свою власть над ним. Тори хотела любить его безраздельно!

Но когда она игриво прыгнула на постель, кровать провалилась. Как и предполагали братья Салливаны, романтический настрой был испорчен, когда подпиленные перекладины треснули под тяжестью двух тел.

– А-рр! – зарычал Дру, когда матрас с грохотом упал на пол. Как раз в этот момент его братья, которые прятались в кустах под балконом, начали «серенаду» в честь незадачливой четы, аккомпанируя себе на кастрюлях и сковородах так, что шум мог бы разбудить мертвеца.

Подобный «концерт» был совсем не тем, чего Дру ждал от романтического уединения с Тори. Отнюдь! Сейчас он объяснит этим паршивцам, что полагается за их выступление.

ГЛАВА 25

Изрыгая непечатные ругательства, Дру вскочил на ноги, схватил брюки и бросился к балкону. Тори направилась за ним, еле сдерживая улыбку: он выглядел таким разъяренным, что, казалось, из ушей его вот-вот повалит дым. Она уже отсердилась, и ее занимало происходящее: она не понимала, почему он так взбесился.

– Полегче с ними, Монтана, – сказала Тори, беря его за руку.

– Полегче? – передразнил он. – Я потерял полжизни, чтобы заработать достаточно денег и как-то накормить, одеть этих поганцев, и вот благодарность!

Тори подняла глаза к небу, когда он, вырвав руку, бросился к перилам террасы. В конце концов это традиция – потешаться над новобрачными. Ничего страшного не произошло.

– С меня хватит, – прорычал Дру, спрыгнув на лужайку.

Джон Генри помахал рукой голому до пояса брату, распираемому яростью.

– Мы хотели устроить «шаривари» в честь твоей женитьбы, – заявил он с усмешкой.

– Благодарю, – прорычал Дру. Он уставился на Билли Боба. – Если ты сейчас же не пойдешь домой, я тебя застрелю собственными руками. Для человека, который был на смертном одре три дня назад, ты что-то слишком быстро выздоровел.

– Черт возьми, Энди Джо, мы только немного позабавились. – Тут на террасе появилась полуодетая Тори. Ее миловидное лицо было залито потоками лунного света. – В конце концов ты с твоей…

– Прикуси язык, – проворчал Дру, пытаясь заслонить Тори от жадных взглядов братьев. – Одно дело шутить шутки со мной, другое – обрушивать на Тори двухсотфунтовую куклу.

– О господи, моя жизнь вне опасности, – заявила Тори, с веселой улыбкой глядя на братьев. – И спасибо за… необычный прием в вашу семью.

– Ну вот видишь: Тори восприняла все гораздо лучше тебя, – встрял Джерри Джефф. – С ней все в порядке. Она повеселее тебя будет, право.

– Убирайтесь все к черту, – нетерпеливо выкрикнул Дру.

– Мы планируем на завтрашний вечер свадебную вечеринку, – сообщил новобрачным Джон Генри. – Весь город приглашаем. Калеб готовится, на улице будут танцы, напитки и…

– Отлично, а теперь почему бы вам, ребята, не пойти домой, обсудить детали, пока мы тут поспим, – предложил Дру.

– Поспите? – Джерри Джеф нахально ухмыльнулся. – За кого ты нас принимаешь, Энди Джо?

– Идите домой, черт побери, сейчас же!

– Ну-ну, – вздохнул Джон Генри. – Не заводись. Мы уходим…

Когда братья исчезли в темноте, Дру вздохнул с облегчением. Они с Тори только начали относиться друг к другу по-человечески, как его семейка испортила все дело. Обняв жену за плечи, Дру повел ее обратно в спальню со сломанной кроватью.

– Прости, – сказал он. – Братья обожают подобные шуточки, этакое хулиганье.

В ее фиалковых глазах при свете фонаря он увидел искорки. Встав на цыпочки, она успокоила его поцелуем.

– На чем мы остановились, прежде чем началась вся эта ерунда?

Дру почувствовал, что ее приятно возбуждающий поцелуй снял раздражение.

– Ну… кажется, мы стояли здесь… – Он обнял ее за талию и прижал к себе. Но она вырвалась и подвела его к кровати.

– Я помню, на чем мы остановились, – объявила она. – Я собиралась научить тебя кое-чему, что касается занятий любовью, и уверяла, что буду с тобой в постели, когда захочу… ну, и тут это оборвалось. – Пальчиком она указала на смятые простыни. – Ложись, Монтана.

Дру подчинился. Зачем спорить с женщиной, чья вызывающая улыбка обещает так много?

Когда Тори легла рядом, Дру почувствовал, что его опьяняет вид ее бархатистой кожи, освещенной тусклым светом. Живой огонь в ее фиалковых глазах возбуждал его. Мгновения любви с ней стали казаться ему вечностью. Он отдался буйству чувств, которые она пробудила в нем. Тори остановила его руки, потянувшиеся к ней, и коснулась губ легчайшим поцелуем.

– Этой ночью я решаю, Монтана, – промурлыкала она. Ее пальцы спустились с его плеч, лаская грудь. Дру застонал от удовольствия, когда она коснулась сосков. – Я этой ночью буду заниматься с тобой любовью… всю ночь, если захочу…

Ее поцелуи были похожи на парение бабочки. Он не понимал, что произошло с Тори, но она сводила его с ума, пытаясь подчинить своей магии соблазна. Ее руки скользили по его телу, как волны. Она шептала интимные признания, от которых у него кружилась голова; ее тягучие ласки заставляли его сердце бешено колотиться. Страсть переполняла его.

Скоро он почувствовал, что Тори действительно учит его тому, чего он не знал. Ее волшебные ласки казались воплощением мужских мечтаний. Она возбуждала желание, казавшееся Дру вечным. Он живо отзывался на ее прикосновения и поцелуи. Он отдавался во власть этой сладостной муке.

Снова и снова она гладила его, заставляя содрогаться от вожделения. Он чувствовал, что ему не хватает дыхания, и, казалось, вдыхал только аромат своей сирены. Он был пленником дикой страсти, Тори опустошила и покорила его своей нежностью и мягкостью. Его уже не интересовало, что она полностью подчинила себе его тело и душу. Она могла сейчас просить о чем угодно, лишь бы насытила эту невозможную страсть, древнюю, как само время.

– Чикаго… – хрипло выдохнул он.

– Ты хочешь меня? – проворковала она.

– Безумно, – прошептал он.

– И я хочу тебя, – ответила она, просовывая ногу между его ногами и слегка обнимая его. – Ты заполнил мой мир. Ты – мой воздух, мое солнце… Касаться тебя – означает получать все новые капли наслаждения, и мне все равно, наступит ли завтра, если сегодня я с тобой…

Ее шелковистое тело прижалось к нему, ее груди дразняще касались его груди. Ее обворожительные поцелуи оживляли его за мгновение до того, как ему уже казалось, что это его последнее дыхание. Он с головой окунулся в водоворот чувств, разбуженных магией этой колдуньи. Он, казалось, потерял чувство реальности, забыл самого себя.

Несказанное наслаждение вспыхнуло в нем с силой тысячи солнц. Отдавшись во власть терзавших его эмоций, он потерял контроль. Он сжимал ее в объятиях, словно вот-вот должен был наступить конец света. А потом его тело замерло в сладостном удовлетворенном расслаблении. Это было длительное, удивительное мгновение, пока бешеное сердцебиение не замедлилось, и задолго до того, как туман страсти улетучился из его головы.

Он открыл глаза и увидел лицо ангела, парившего над ним с очаровательной улыбкой. Его рука рассеянно скользнула по ее спине, остановившись на бедре. Он чувствовал удивительное блаженство.

– Ты – очень умелый любовник. – Она коснулась его губ с шаловливой улыбкой. – А хочешь попробовать чего-то исключительного?

Он посмотрел на нее, точно видел впервые. Господи, неужели это та же скромница, которую он увел из Чикаго? Не может быть.

– Какой дьявол в тебя вселился? Ты сама все время пытаешься меня соблазнить.

– Испугался, Монтана? – поддразнила она, поглаживая его. – Не считаешь себя достаточно сильным, чтобы меня удовлетворить?

– Перестань так орать, – проворчал он, хватая ее за руку.

– Не могу, – сказала она, прижимаясь к нему, – соблазнять тебя мне безумно нравится.

Дру не мог справиться с хищным чувством, заполнявшим его, когда она шептала о своем желании и дразнила нежными ласками.

Тори перевернула его упорядоченный мир. Вырвавшись из своего кокона, она расправила бархатные крылышки. Она зажгла для него звезды, принеся целую бурю удивительных чувств.

Уже почти на рассвете Дру наконец заснул, обняв Тори. Только к этому времени их истощила долгая, полная страсти ночь любви.

ГЛАВА 26

Тори могла поклясться, что сама не понимала, проснулась ли она. Она увидела Дру, который смотрел на нее с чувством полного обладания. Он стащил простыню, которой она накрылась, чтобы украдкой полюбоваться ее соблазнительной фигурой.

Она шутливо поворчала на него, а он продолжал пожирать ее своими по-детски голубыми глазами, которые давно покорили ее сердце.

– Я ужасен, а? – спросил он, посмеиваясь. Его рука скользила по чувственным изгибам и выпуклостям, составлявшим прелесть ее тела. – Никак не нагляжусь на тебя, Чикаго…

Он затих: им вдруг овладел странный, беспричинный страх, поднимавшийся откуда-то из глубин его души, нашептывавший ему, что хорошее не может продолжаться долго.

Тори нахмурилась, увидев, что на его лице выразилось смятение.

– Что с тобой, Монтана? – с опаской спросила она. Дру отогнал неприятные мысли и заставил себя улыбнуться.

– Кажется, я еще не привык чувствовать себя счастливым, – пробормотал он, целуя ее в губы.

– И снова чувствовать любовь… – прошептала Тори, не в силах сдерживать переполнявшие ее нежные чувства.

– Завтрак! – неожиданно раздался голос Вонга.

И прежде чем Дру успел отказаться от завтрака в постели, дверь скрипнула, и в комнату впереди Вонга, который нес поднос, вплыл Билли Боб. Дру быстро набросил на себя и Тори покрывало и сверкнул глазами на парочку, нагло вторгшуюся в их интимную жизнь без всякого на то позволения.

– Бог создал двери, чтобы в них стучали, – выпалил Дру.

Билли Боб широко улыбнулся, глядя на роскошные серебристые волосы и слегка прикрытое тело Тори.

– Я только хотел пожелать доброго утра моей новой невестке, – протянул он, продолжая глазеть.

– Бирри Боб думар, что вам понравится завтрак в постери, – извиняющимся тоном сказал Вонг. – Я ему говорир, что это – не очень хорошо, но он не посрушар. – Схватив за руку младшего Салливана, Вонг подтолкнул его к двери. – Мы сейчас уходим. – Вонг силой стащил Билли Боба с места, где он стоял, уставившись на Тори.

– Спасибо за заботу, – пробормотала Тори, стараясь скрыть смущение. – Еда пахнет очень вкусно.

С низким поклоном Вонг захлопнул дверь, не дав Билли Бобу откланяться.

– Я думаю, Билли Боб к тебе весьма неравнодушен, – сказал Дру, задумчиво глядя на дверь.

– А я без ума от его старшего брата, – прошептала она, протягивая руку, чтобы достать гренок с яблочным джемом. Она разломила его надвое, отдав половинку Дру, но часть джема упала ему на грудь. Хитро улыбаясь, Тори перевернула хлеб так, что остаток джема упал на его плечо.

Дру почувствовал знакомые волнующие ощущения, когда она принялась игриво слизывать желе с его груди.

Так они с Тори открыли новый смысл завтрака в постели и вместе погрузились в царство страсти, получая наслаждение друг от друга.

Прошло еще несколько часов, прежде чем они вышли к Вонгу и Билли Бобу, с тревогой ожидавших их прихода.

– Вам понравирся завтрак, который я приготовир? – спросил Вонг у Тори.

Тори вызывающе улыбнулась Дру, который в ответ замаскировал смешок под кашель.

– Конечно, Вонг, – ответила она с энтузиазмом. – Не могу вспомнить, чтобы я когда-нибудь ела с таким удовольствием.

Билли Боб глядел то на старшего брата, то на Тори, пытаясь понять, что они скрывают. Судя по искоркам в небесно-голубых глазах Дру, это что-то пикантное.

– Хорошо, что вы вышли. Джон Генри грозился прийти и мог застать вас врасплох. Свояченицы с нетерпением ждут встречи с Тори.

Едва Тори сошла со ступенек, как Билли Боб схватил ее за руку и потащил знакомить. Дру решил, что пора уже строить дом для Билли. Ясно, что малый положил глаз на Тори. Ну, ему придется искать себе другую жену, потому что Дру не намерен отказываться от своей.

Тори с радостью убедилась, что Элизабет и Сара – весьма приятная компания. Она уже давно не общалась с ровесницами. Они приняли ее радушно и предложили навещать их, когда она только пожелает. Тори с радостью приняла приглашения и вздохнула с облегчением, когда ватага Салливанов удалилась после обеда, за которым было рассказано немало новых анекдотов о беспутных братьях Салливанах.

Когда они остались одни, Дру заглянул ей в глаза. Господи, что же случилось? В последние недели ему было так тяжело, что он не знал, как найти выход. А сейчас он как будто лежал на облаке. И все изменилось за одну ночь! Не то чтобы они с Тори пришли к какому-то соглашению, но молчаливо решили, что возникшая между ними связь должна крепнуть. И может быть, когда за ней явится кто-нибудь из семейства Кассиди, она не захочет его покидать?

– Я хотела бы осмотреть твое ранчо, – заявила Тори, выведя его из задумчивости. – Ты мне его покажешь, Монтана?

Ему очень хотелось показать ей свои обширные владения, а потом найти уединенное местечко и продолжить занятие, прерванное сегодня утром. Но за время его отсутствия дел накопилось множество. Надо было забрать телят от коров и отправить пастись на горные луга, отобрать откормленных на убой быков и коров, чтобы выполнить мясной заказ Калеба.

– Придется подождать два дня, – ответил он с сожалением. – У меня сегодня есть несколько срочных дел. Мы с братьями должны устроить загон. Надо собрать вместе всех быков, чтобы они не причиняли беспокойства, пока мы занимаемся с телятами. Но, может быть, завтра мы посвятим друг другу весь день.

Тори кивнула. Конечно, это эгоистично – постоянно требовать его внимания. Но прошедшая ночь и сегодняшнее утро были для них только началом. Они должны, забыв о своих различиях, вести себя как новобрачные. Ей постоянно хотелось быть с ним, видеть его улыбку, касаться его. Но ей придется научиться развлекать себя самой, пока он занят делами.

– В другой раз, – подтвердила она, протягивая руку, чтобы погладить его лицо.

– А сегодня вечером… – Он обнял ее своими сильными руками, страстно поцеловал во влажные губы, а потом хитро улыбнулся. – Надо принести персикового джема, Чикаго. Мне очень нравится его аромат. Она понимающе улыбнулась:

– Скажем, в полночь, сразу после пирушки?

– Я приду, – заверил Дру, прежде чем спустился вниз, чтобы распорядиться насчет лошади.

– Я буду ждать с джемом…

Смущенный возглас сорвался с ее губ, когда она обернулась и увидела стоявшего в дверях Вонга, скрывавшего смешок за чиханием.

Успокоившись, она расправила плечи.

– Мистер Салливан желает перекусить перед сном сегодня ночью, – смущенно объяснила она.

– Понятно, – захихикал китаец, наблюдая целую гамму чувств, выражавшихся на ее лице. – Хм… Джем. – Блестящие черные глазки в упор смотрели на нее. – Мистеру Сарривану он нужен как внутреннее ири наружное?

Смущенная, Тори проскользнула мимо китайца, чьи плечи тряслись от смеха так, что косичка напоминала извивающуюся змею.

– Я помогу вам убрать со стола и помыть посуду, – вызвалась она, не зная, чем еще отвлечь его внимание.

– Вы мне очень нравитесь, Сарриван, – заявил Вонг, проследовав за ней в столовую. – Брагодаря вам мистер Сарриван повесерер. Очень дорго он жир жизнью своих братьев, а не своей. Я думаю, он очень счастрив, что на вас женирся, хотя и не рюбит говорить о чувствах. – Его губы готовы были снова улыбнуться, когда он закрыл их носовым платком и чихнул. – И я рад, что вы пришри сюда.

Тори поглядела на добродушное лицо Вонга. Ее смущение исчезло, как тени от солнечного света.

– И мне здесь нравится… И может быть, вам наполнить две банки джемом, – сказала она, игриво подмигнув.

Вонг поклонился:

– Как вам будет угодно, мадам. – Он заговорщически улыбнулся. – Я также побеспокоюсь, чтобы Бирри Боб не беспокоир вас утром.

– Спасибо, это было бы здорово, – со смешком ответила Тори.

– Да, миссис Сарриван… Я понимаю, – пробормотал Вонг, собрав грязную посуду и направляясь с ней на кухню.

ГЛАВА 27

После отбора скота, занявшего большую часть дня, Дру заторопился домой, чтобы осталось время быстро помыться, побриться, переодеться. Ему хватает выпадающих из шкафов чучел и проваливающихся кроватей, а тут еще вечеринка, устроенная братьями в честь его свадьбы. Судя по мучительно-соблазнительному впечатлению, которое на него произвело облегающее розовое платье Тори, надетое специально ради праздника, придется следить, чтобы мужчины соблюдали приличное расстояние во время танцев. А ему хотелось бы поменьше переживаний перед нынешней ночью…

От этих мыслей его отвлекло прикосновение Тори, нежно погладившей его по колену, когда они ехали по городу в экипаже. Удивительно, как эта обманчивая фея изменилась за одни сутки. Она словно решила шутя рассеять сложности, которые существовали между ними. Он плохо себе представлял, что будет после прибытия Кассиди. Гвендолин сделает все, что в ее власти, чтобы вернуть Тори туда, где она якобы должна находиться, подальше от влияния Калеба. Но Тори больше не чикагская маменькина дочка, думал Дру, погоняя лошадей и ободряюще улыбаясь Тори. Она не маленькая наивная принцесса, и Дру плохо представлял себе, что будет без нее делать.

– Оставьте для меня первый и последний танцы, – сказал Билли Боб, подвигаясь к ней ближе, чем следовало.

– Они должны остаться для меня, – сообщил младшему брату Дру. – И я буду признателен, если ты не будешь забывать, что я – муж Тори.

– Можешь не напоминать, – проворчал Билли, отодвигаясь от нее, под неодобрительным взглядом Дру. – Как я могу забыть, что тебе так повезло.

– Не сограситесь ри вы потанцевать и со мной? – с надеждой спросил Вонг.

Тори благодарно улыбнулась китайцу и охотно приняла приглашение.

«Черт возьми, – подумал Дру, – и Вонг туда же! И этот маленький бедняга размечтался о ней». Если и дальше так пойдет, то ему достанется не больше двух танцев с женой. Кроме Билли Боба или Вонга там еще целая толпа старателей из Вирджиния-сити, изголодавшихся по любви. Дру ощутил себя в длинной очереди желающих потанцевать с Тори.

Может быть, эта гулянка – не такая уж хорошая идея.

С этой мыслью он остановил лошадей на окраине города. Здесь уже собралась толпа народа, как на базаре. На огороженной танцплощадке стояли два пианино, и их музыка мешалась со звуками скрипок, тамбуринов, гармоник. Рекой текло виски, тут и там в вечернем воздухе раздавался громкий смех.

Тори в изумлении уставилась на толпу. Эта гулянка ничем не напоминала скучные приличные вечеринки и элегантные балы, к которым она привыкла в Чикаго. Столько смеха и криков она никогда не слыхала.

Когда Тайрон Уэбстер заметил виновников торжества, он злорадно усмехнулся. У него есть кое-какие сюрпризы для новобрачных. Он не забыл, как они вторгались в его контору и читали ему нотации. Раз они вмешались в его дела, то и он был намерен вмешаться в их.

Продолжая дьявольски ухмыляться, Тайрон наблюдал, как Дру помогает жене вылезти из экипажа и ведет ее на танцплощадку. Очень скоро они пожалеют, что связались с ним.

– Вот они, – сообщил Дюк Кендрик, с важным видом стоявший рядом с Тайроном.

– Вижу, – ответил он, взмахом руки приветствуя замечательную пару. – Мы позаботимся, чтобы эта наглая девка и ее муженек получили по заслугам.

– Уж я-то постараюсь, чтобы эта стерва получила по заслугам, – пробормотал Дюк, похотливо глядя на Тори.

– Не надо лезть вперед, – резко одернул его Тайрон. – У меня есть план насчет этой сучки и ее надутого мужа, и я не хочу, чтобы ты все испортил.

Дюку был не по душе заносчивый тон Тайрона, но он решил пока придержать язык. Мало ли что прикажет Тайрон, у него и свои планы есть.

– Эта гульба еще не закончится, как Тори поссорится с мужем. Но она и не знает, что это только начало ее неприятностей, – подумал вслух Тайрон.

Что до самой Тори, то она была беззаботна. Сильные руки Дру уже вели ее в танце под какую-то народную мелодию. И когда он улыбался ей, сердце ее радостно билось. За всю историю их женитьбы она впервые танцевала на пороге счастья. Дру не говорил о своей любви, но его отношение к ней показывало, что он хоть немножко влюбился в нее…

Едва Тори начала наслаждаться вниманием Дру, как появилась стайка «ситцевых королев», которые возжелали потанцевать с Дру. Прежде чем она смогла отклонить их притязания, одна из этих девиц вклинилась между ней и Дру и уцепилась за него. Тори оказалась вытесненной из кружка девиц, жаждавших потанцевать с новобрачным. Но у нее не было времени заниматься этими облепившими его девицами. Возникший рядом Билли Боб увлек ее в какой-то головокружительный танец.

– Ты не боишься за свою недавнюю рану? – спросила она у молодого человека, который, видимо, решил показать сегодня в танце все, на что был способен.

– Моя рана не настолько серьезна, – ответил он беззаботно. Чтобы произвести на нее впечатление, он сделал сложное коленце. – Я чувствую себя в десять раз лучше, когда танцую с вами, – подмигнул он ей. – Вы для меня – единственное лекарство, милая леди.

Легкий смешок сорвался с ее губ.

– Билли Боб, вы отчаянный обольститель, – сказала она, но голос у нее был слишком довольный, чтобы поклонник мог уловить ее иронию.

– Я научился этому от старшего брата. – Он выразительно поднял брови. – Не желаете ли, чтобы я показал вам, чему еще меня научил Энди Джо?

– Нет, спасибо, – игриво улыбнулась она. – Кажется, я уже знаю.

Билли Боб передернул плечами:

– Да, но если у него уже была практика, я в ней нуждаюсь.

Она постаралась перевести разговор, прежде чем он станет нежелательно интимным. К ее облегчению, появился Джерри Джефф и, как только музыка кончилась, попросил о танце. Хотя средний брат был не женат и тоже изрядный волокита, он был не так прямолинеен. Тори смогла на несколько минут расслабиться, по крайней мере до тех пор, пока не попала в руки одного из множества старателей, пришедших в город на праздник.

Хотя сам Дру был окружен жадными до танцев партнершами, он не спускал бдительных глаз со своей жены, пока она переходила от партнера к партнеру, как драгоценное украшение. Известное чувство гордости наполняло его при виде впечатления, которое красота и остроумие Тори произвели на мужчин Вирджиния-сити. Он с удовольствием думал о том, что, когда праздник закончится, он останется с ней наедине и увезет ее домой.

Предвкушение будущего вызывало у него улыбку. Он заметил две банки с мармеладом на столике у кровати, приготовленные Вонгом. У него были большие виды на вечер после окончания этого разгула.

Тяжело дыша, Тори пробилась через толпу к столику с прохладительными напитками возле ресторана ее отца. Она только успела сделать глоток пунша, как к ней подошел Калеб.

– Ты хорошо провела время, милочка? – спросил он с надеждой.

Тори кивнула.

– Танцы на улице для меня нечто новое, – сказала она, благодарно пожимая его руку.

– Совсем не похоже на модные дела, к которым приучила тебя мать, а? – усмехнулся Калеб. Он осмотрелся и увидел Дру, окруженного женщинами. – Надеюсь, у вас с Дру все идет хорошо.

– Да, насколько можно было ожидать, учитывая, что он женился на мне, потому что… – Она закусила губу, потом решила быть честной с отцом. – Мне кажется, Дру лишь для приличия делает вид, что доволен своей женитьбой. По-моему, он просто почувствовал себя пойманным и сейчас пытается достойно держаться в этой ситуации. Разочарование отразилось на лице Калеба.

– Я надеялся на большее, Тори. – Он грустно вздохнул и посмотрел на свой стакан. – Дру – хороший человек, но он не привык чувствовать себя связанным с кем-то, кроме родни. Будь терпелива.

Тори не нужны были привычки и уступки. Ей страшно нужна была любовь Дру, даже если она решила не быть слишком требовательной.

Калеб же решился задать ей тот же вопрос, которым он поразил Дру:

– Ты любишь его?

– Да, – ответила она, не колеблясь, – и я не знаю, что со мной будет.

Калеб успокаивающе приобнял ее за талию.

– Любовь – это не обязательно что-то громкое, – пробормотал он, словно извиняясь за что-то. – Но я молюсь, чтобы твое замужество было лучше, чем мой брак.

Тут Элизабет Салливан взошла на помост, чтобы пригласить на танец Калеба. Он передал свой стакан Тори, подмигнул и добродушно улыбнулся дочери.

– Заставь своего мужа понять, как правильно он поступил, женившись на тебе.

Тори улыбнулась самой себе. Приятно чувствовать, что отец выделяет тебя, даже если сам Дру так и не думает. Воспрянув духом, она отставила стаканы, решив танцевать и получать удовольствие. И еще была возможность встретиться на полпути с Дру. А когда они будут с ним в комнате наедине, она заверит его, что…

Ее размышления прервало появление человека, которого она хотела видеть меньше всего: Тайрона Уэбстера, самодовольно улыбавшегося, с сигарой в зубах.

– Ну, братья Салливаны, видно, позаботились об устройстве этого праздника, – заметил он, давая понять, что сам бы устроил все получше. – Я был бы более разборчив и не стал приглашать игроков, старателей и всякий здешний сброд. От них только и жди пакостей.

– Я уверена, вы чувствуете себя здесь очень неуютно, – саркастически заметила Тори. – Вам, должно быть, трудно выслеживать людей, за чьим добром вы охотитесь, когда вокруг столько свидетелей.

Самоуверенная улыбка Тайрона исчезла, и теперь трудно было сказать, имеются ли у него вообще губы.

– Вы глупышка, миссис Салливан. Я не прощаю оскорблений и ложных обвинений. Но я никогда не выхожу из себя, когда все равно знаю, что добьюсь своего.

Тори осмотрела его с ног до головы, точно желая знать, как выглядят настоящие дураки.

– А вы слишком самоуверенны, мистер Уэбстер, если думаете, что я боюсь людей вроде вас. Когда-нибудь вы получите по заслугам. Если вы попытаетесь сделать глупость, то можете тут же испытать на себе новую тюремную систему.

Тайрона поразила наглость этой пичужки. Что же на самом деле стоит за ее угрозами? Дюк узнал, что Тори действительно посылала письмо юристу отчима с требованием расследования. Расследования может и не быть, но Тайрон надеялся отомстить прежде, чем прибудет помощь. Он вывернется, а потом найдет способ насолить этой стерве и получить то, что нужно, от Калеба и Дру. Да, она сама поможет ему, хотя еще и не знает об этом.

Тайрон насмешливо откланялся, приподняв шляпу:

– Доброй ночи, миссис Салливан. Не сломайте ногу во время следующих танцев.

Она ответила ему не менее насмешливой улыбкой:

– Не бродите в одиночестве, мистер Уэбстер. Мне будет жаль, если один из ваших наемников примет вас за свою очередную жертву и пристрелит.

Скрипнув зубами, Тайрон вновь засунул в рот сигару и отошел.

Тори перестала усмехаться. Она не следила за своим языком. Ей не следовало ссориться с этим чудовищем, но его непереносимая наглость будила в ней что-то темное. И если он думает, что она забыла, что он готовил западню для Калеба и Билли Боба, то ошибается. Пусть этот гад не надеется получить контроль над деньгами ее отца или Дру: она сделает все, что в ее силах, чтобы этому помешать.

Может быть, он еще захочет переименовать город в свою честь – Уэбстер-сити? Едва ли это получится. Когда настоящие власти прибудут сюда, чтобы разобраться с Тайроном, она поможет им это сделать. Ее отчим поддержит ее, убеждала она себя. А в худшем случае можно будет натравить на Тайрона шайку Эдгара. Он думает, что один такой умный. Пусть попробует иметь дело с оравой дюжих парней. Они могут вбить его в землю, как железнодорожный костыль!

ГЛАВА 28

Тори только начала приходить в себя после неприятного разговора с Тайроном, как у столика с напитками появились «ситцевые королевы» и жадно накинулись на пунш. Софи, веселая брюнетка, широко улыбнулась Тори, отбрасывая за плечи пышные волосы.

– Вам везет, милочка, – протянула она, прежде чем сделать новый глоток. – Энди Джо Салливан чертовски хорош…

Тори постаралась подавить раздражение. Она не предполагала встретиться с одной из бывших девок Дру. А вот, кажется, встретилась. Тори сказала себе, что надо быть выше мелкой ревности, и постаралась ответить спокойно:

– Да, несомненно.

Еще одна девица из дансинга появилась рядом с Тори, ехидно усмехаясь:

– У нас девочки подолгу ждут своей очереди, чтобы иметь с ним дело. Никто не умеет так заниматься любовью, как Энди Джо…

Невероятным усилием воли Тори удалось сдержать себя. Этот разговор совершенно выводил ее из равновесия.

– Да, такой аппетит, как у Энди Джо, едва ли может ограничиться одной женщиной, – заметила Софи, потягивая пунш. – Да и сам он что-то такое говорил вечером третьего дня, когда мы… – Тут она прикрыла рот рукой и, словно заметив свою оплошность, беззаботно пожала плечами. – Ну, вы же не можете ожидать верности свадебным клятвам? Энди Джо говорил, что он решил жениться, потому что пора это было делать, так как крупному респектабельному скотовладельцу необходима семья. Богачи-землевладельцы всегда так считают, – заявила она с видом знатока. – Я думаю, женитьба прибавляет им веса в обществе, даже если они посещают при этом бордели и злачные места. Таковы уж мужчины, и мы должны их такими принимать.

– Но вам повезло, что вы получили имя Энди Джо, – вставила Элеонора, глядя, как Тори стиснула свой стакан. – Ни одной женщине здесь этого не удавалось. Вам есть чем гордиться.

– Извините, – сказала Тори, уходя от накрашенных девок, собрав последние остатки терпения. Хотя она спокойно поставила стакан на место, ей очень хотелось вылить пунш на головы Софи и Элеоноры! Какие же они стервы! И он тоже хорош! Будь он проклят! Окажись у нее сейчас пистолет, она показала бы Дру, как она умеет с ним обращаться.

– Сделайте Энди Джо хороший массаж за меня, – услышала она слова Софи. – Он это любит, когда все кончится…

Чувствуя, как спина у нее одеревенела, Тори сошла с помоста и исчезла в толпе. За несколько минут чудесный вечер обернулся горечью. «Массаж!» Пальцы сами сжались в кулак. Да она задушит этого распутника. Если верить Софи, он путался с кем попало, пока она жила у Калеба. Жалкая крыса! Он смеялся над ней, распутничая со всеми шлюхами Вирджинии. Она старалась вести себя как любящая жена, да еще не надоесть ему слишком назойливой страстностью, а он в это время искал, с кем бы еще связаться из распутниц. Вдобавок ко всему Тори по дороге в отцовскую гостиницу вдруг столкнулась с Дюком Кендриком. Его тяжелый взгляд еще больше вывел ее из себя. Когда он обхватил ее за талию и привлек к себе, она дала ему пощечину.

Дюк перестал ухмыляться и прорычал, не отпуская ее:

– Ты, привередливая сучка, еще об этом пожалеешь!

– Убери свои грязные руки, – выпалила она, стараясь вырваться из его лап. Когда он проигнорировал ее требование, она, протянув руку, незаметно расстегнула его кобуру с револьвером, затем с быстротой нападающей змеи выхватила пистолет из кобуры и ткнула ему в живот. Он сразу замолчал. – Убирайся, – сказала она тихо, но внушительно.

Он неохотно разжал руки и отступил на шаг, но его ненавидящий взгляд говорил, что она нажила еще худшего врага.

– Ты еще пожалеешь, – проворчал он.

– А ты, если не будешь держаться от меня подальше, проживешь недолго, – ответила она, бросив на него такой же взгляд. Она с трудом подавила желание пристрелить его и, смело протянув руку, сунула оружие на место.

– Ты можешь помыкать другими, но я тебя не боюсь. Почему бы тебе сейчас не уползти под камень к другим змеям?

Когда она повернулась, чтобы уйти, он вновь схватил ее за руку. Ощерившись так, что, казалось, в свете факелов можно пересчитать все его зубы, он процедил:

– Настанет день, мисс Спесь, когда мы посмотрим, чего стоит все, что ты о себе воображаешь. Я игрок и могу побиться об заклад, что ты не можешь по-настоящему удовлетворить мужика, хоть ты и смазливая. Салливан скоро пожалеет, что женился на тебе. Готов поспорить, что ты не способна на настоящие чувства. Такие наглые стервы не способны на это.

Тори вырвала руку, подавляя желание его ударить.

– Убирайся ко всем чертям и можешь прихватить с собой Уэбстера, – прошипела она, проталкиваясь к помосту перед гостиницей.

Погруженная в мысли о столкновении с Дюком и с этими проклятыми «ночными бабочками», Тори шла по улице. Она больше не будет ночевать на ранчо у Дру. И пора кончать с этим нелепым супружеством! Она не собирается терпеть его неверность. И если приедет Гвен или кого там она пришлет, чтобы вернуть Тори, она поедет в Чикаго и больше не будет думать об этом жестоком, неверном, глупом Дру Салливане… Никогда!

Но не успела она войти в гостиницу, как ее схватил за руку именно Дру.

– Где ты бродишь, Чикаго?

– Убери руку, не то плохо будет, – выпалила она яростно.

– Что с тобой стряслось? – спросил он в раздраженном недоумении.

– Я тебя ненавижу. – Она крепилась из последних сил, чтобы не расплакаться.

Он был искренне удивлен:

– Что я такого сделал?

– Что и с кем – тебе лучше знать. Грязные прелестницы Вирджиния-сити порассказали мне кое-что про твои похотливые повадки. И как ты смел путаться с ними, когда я была у отца? Никогда тебе этого не прощу!

– Я не делал этого, – возмущенно возразил он.

– Это – единодушное свидетельство твоего гарема, – яростно выкрикнула Тори. – Один твой голос против всех, и, поверь мне, они знали, о чем говорят. – Она чувствовала, что вот-вот заревет.

– Это мои братья, – злобно выкрикнул Дру. – Должно быть, они подговорили этих распутниц. Еще одна их поганая шуточка.

– Не думаю. – Тори ни на миг не поверила ему. – Иди, ссорься с братьями, чтобы прикрыть свое распутство, трус! Почему тебе просто не признаться, что одной женщины мало, чтобы насытить твою похоть.

Бормоча какие-то клятвы, он схватил ее за руку и поволок через толпу, несмотря на ее яростное сопротивление. Он тащил свою разгневанную жену за собой, пока не разглядел Джона Генри, танцующего с Элизабет. Тогда он бросился к этой парочке.

Дру схватил Джона Генри за плечо, повернул лицом к себе, несмотря на угрожающее рычание, и резко потребовал:

– Скажи Тори, что это ты подбил «ситцевых королев» на эту проделку.

– Какую проделку? – Джон был в явном недоумении.

– Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю. Все эти чучела и кровати я еще мог стерпеть, но тут вы зашли слишком далеко.

– Да что за чертовщину ты несешь? – осведомился Джон Генри.

С Тори было довольно. Она вырвалась и стала стремительно пробивать себе дорогу среди танцующих. Но у самых дверей Дру настиг ее, схватил и потащил к экипажу, не заботясь о том, что Вонгу и Билли Бобу придется идти домой пешком.

– Сейчас же отпусти меня! – требовала Тори.

– Не раньше, чем ты придешь в себя, – проворчал он.

– Если ты будешь и дальше отрицать, что путался с этими шлюхами, я тебе глаза выцарапаю! – вопила она.

– В прошлом – да, – признался Дру, – но не после того, как я встретил тебя, и в этом – Бог свидетель!

– Почему это лжецы всегда готовы клясться на Библии и призывать громы и молнии в подтверждение своих лживых клятв? – вопрошала она во всеуслышание, безуспешно пытаясь вырваться. Но в его объятиях она была как в капкане.

– Я не лгу, – возразил он.

– Я поверю тебе, когда Сахара превратится в ледник, – фыркнула Тори.

Разъяренный Дру втащил ее на сиденье и сам уселся рядом, прежде чем она смогла выскочить с другой стороны.

– Черт побери, Чикаго, как вбить в твою глупую голову, что мне никто, кроме тебя, не нужен? Если мне не веришь, спроси Вонга, бродил ли я по городу, когда ты была у Калеба.

– Вонг будет защищать тебя до последнего дыхания, сколько бы грехов ты ни совершил, – горько сказала Тори. – Он молится на землю, на которой ты грешишь.

– А я молюсь на землю, где ты стоишь, – проворчал он недовольно, что не вязалось с его словами.

– Еще бы, – усмехнулась она, подпрыгивая на сиденье, когда экипаж дернулся на повороте, уносясь в темноту, – поэтому-то я и чувствую себя такой желанной, как чирей на голой…

– Какого черта, Чикаго! – оборвал ее Дру. – Ты просто смешна, но если бы ты успокоилась, то поняла бы, что это нарочно подстроили, чтобы нас поссорить.

– Ну, так все удалось и не было подстроено, это доказал Джон Генри, – прошипела она.

Бормоча что-то себе под нос, Дру погонял лошадей. Черт, а ведь какие были виды на этот вечер! Теперь мечты растаяли как дым. Тори вне себя, зла на весь мир, а ему остается только защищаться от грязной лжи, приведшей ее в такое состояние. Когда он узнает, кто подбил этих поганых баб, он навсегда отобьет у виновного или виновных охоту шутить подобным образом.

Тайрон злорадно улыбался, глядя, как Дру и его наглая жена несутся по дороге, поднимая пыль. Ему удалось испортить Салливанам свадебное торжество, а в запасе у него было еще много всяких гадостей. Они не раз пожалеют, что связались с ним.

Пока Тайрон торжествовал, Дюк стоял в темноте, глядя вслед уезжающей Тори. Ох, как ему хотелось сломить эту суку. Их столкновение разожгло его жажду мести. Если представится случай, он разделается с ней.

– Пошли за Кларком Расселом и Сэмом Разером, – потребовал Тайрон, прерывая его злобные размышления. – Дру со своей новобрачной начали понимать, что такое тревога.

– Сами посылайте, – огрызнулся Дюк, – я вам не лакей.

Тайрон прикусил зубами сигару и сверкнул глазами на непокорного телохранителя.

– Я плачу за исполнение моих приказов, – резко ответил он.

Наглость Тайрона злила Дюка. Тайрон считает себя всемогущим, но ведь это Дюк делает грязную и опасную работу, а тот подсчитывает прибыли. Дюк сыт по горло выполнением приказов.

– Вы платите мне за стрельбу и охоту за вашими жертвами, – мрачно поправил он. – А если считаете, что без меня легко обойтись, – попробуйте. Не так уж это просто. Даже Сэм и Кларк не желают грабить и убивать старателей, которые, по вашему мнению, надувают вас с золотом. Без меня вы как пустой мешок. Всякий умеет приказывать, но выполняю-то приказы я.

Тайрон отскочил, как кобра, и злобно поглядел в темные холодные глаза Дюка.

– Когда я подобрал тебя, ты был всего-навсего мелким воришкой, у которого не хватало мозгов не попадаться. Не забывай, кому ты всем обязан, – презрительно бросил Тайрон.

– А вы не забывайте, кому вы всем обязаны, Уэбстер, – отпарировал Дюк. – Без меня вы были бы просто болтуном со множеством идей, которые вам никогда не удалось бы выполнить.

Тайрон, разъярившись, дал Дюку пощечину и тут же пожалел об этом. Дюк был вспыльчив и не прощал ни оскорблений, ни ударов. А если бы Уэбстер знал, что Тори только что так завела Дюка, он не стал бы его сейчас бить.

Тайрон вскрикнул от боли, когда Дюк в ответ ударил его кулаком в живот.

– Я пришлю сюда Сэма и Кларка, потому что у меня свои счеты с этой привередливой сукой, – прорычал Дюк, пока Тайрон приходил в себя. – А если вам в другой раз понадобится мальчик на посылках, наймите его.

С этими словами Дюк исчез в темноте. Тайрон глухо ворчал, массируя ребра. Теперь еще надо что-то делать с Дюком Кендриком. Он недоволен своим положением. С этой мыслью Тайрон отправился в салун «Квин Хай» обдумать, как завладеть собственностью Флемминга и Салливана, а также, кем заменить наемника, взбунтовавшегося против его авторитета.

ГЛАВА 29

Невеселое возвращение на ранчо проходило с умопомрачительной скоростью, от которой у Тори захватывало дух. Ее качало из стороны в сторону на крутых поворотах и подбрасывало на выбоинах. Бешеная езда не давала разгореться ее тлеющему гневу. Дважды она чуть было не вылетела со своего места под ноги бешено мчащимся лошадям, и то, что она осталась жива после этой поездки, казалось ей просто чудом.

Едва экипаж со скрипом остановился, Дру соскочил на землю и сжал Тори в своих объятиях, чего ей меньше всего хотелось. Он втащил ее вверх по лестнице, втолкнул в спальню и, захлопнув дверь, свирепо уставился на разгневанную блондинку, чей ответный, не менее свирепый взгляд метал молнии.

– Не понимаю, зачем эти бабы все это болтали, но они несли наглую ложь! – проговорил Дру с пылающим лицом. – У меня не было других женщин с тех пор, как я встретился с тобой. Черт меня подери, Чикаго, ты все еще столь наивна, что не понимаешь, когда мужик тобою очарован? И с какой стати я попрусь по бобы, если у меня дома бифштекс? Ну-ка ответь мне!

Если он хотел таким образом успокоить ее, то он просчитался! У Дру была скверная привычка говорить не то, что надо. Так было всегда и, вероятно, всегда и будет. Он говорил об их браке, как о заказанном в харчевне обеде! У него начисто отсутствовали романтизм и сентиментальность, а между желать и любить лежит целая пропасть. Поэтому она не смогла с этим примириться. Мысль о том, что Дру ей неверен, разрывала сердце.

Тори стояла в спальне, опустошенная и несчастная. Ей хотелось верить тому, что Дру не предал ее, но без его признания в любви это не удавалось.

Хуберт не намеревался расставаться после брака с Тори со своими любовницами. Почему же она ожидала, что такой сильный самец, как Дру, оставит своих многочисленных обожательниц? Тори была готова не обращать внимания на неверность Хуберта, поскольку с самого начала не любила его. Но она не могла простить этого Дру. Хуберт не мог причинить ей боль, так как был совершенно безразличен, а к Дру она была слишком привязана, и его неверность заставляла ее страдать по-настоящему.

Чертыхаясь себе под нос, Тори яростно рылась в шкафу, отыскивая прозрачное неглиже, которое она приобрела в Каунсил-Блаф. Шагнув за ширму, она скинула платье и облачилась в это творение из паутины, которое имело глубокий вырез на груди и едва прикрывало округлости бедер. Выдернув шпильки из волос, она проскользнула через комнату, воображая себя одной из многих шлюх, с которыми Дру, несомненно, путался.

Подглядывавший Дру открыл рот, увидев наряд, который скорее соблазнял, чем что-либо скрывал. Поняв, что она привлекла внимание похотливого сатира, Тори предстала перед ним. Одной рукой она гладила себя по бедру, а другой – играла серебристой прядью, ниспадающей ей на плечо. Похлопав какое-то время глазами, она опустилась в обольстительной позе на кровать.

– Что тебе нравится, дорогой? – насмешливо промурлыкала она. – Ты мне об этом скажешь до или после того, как мы повозимся на простынях?

Немое рычание вырвалось из сжатых губ Дру.

– Брось, Чикаго. Из тебя никогда не выйдет проститутки. Его замечание только подзадорило ее.

– Если у тебя есть деньжата, можешь делать все, что угодно, – пробормотала она, закатывая глаза. – Смелее, мой мальчик! Не будь так застенчив. Ведь тебе же это не впервой. Бог знает, ты, наверное, провел в постели времени больше, чем на ногах.

Она чуть приподняла бровь, когда с его губ сорвался громоподобный рык.

– Что с тобой? Ты хочешь сегодня вместо меня развлечься с другой милашкой?

Терпению Дру настал предел. Попытки Тори высмеять особо интимные моменты прошлой ночи довели его до предела, и он взорвался. Одним прыжком он налетел на нее и пригвоздил к кровати.

– Ты хочешь, чтобы с тобой обращались как со шлюхой? Хочешь грубого насилия? – со злостью спрашивал он.

Фиалковые глаза сверлили его.

– А ты обращался со мной иначе? – выпалила она, пытаясь побольнее уязвить его. – Я всегда была для тебя не кем иным, как твоей личной шлюхой, и это все, что тебе требовалось от брака.

Горечь обиды захлестнула ее, когда она осознала, что была далеко не единственной женщиной, спящей в его могучих объятиях и испытывающей дрожь от его умелых ласк.

– Я не ожидала, что окажусь твоей первой женщиной, но хотела быть по крайней мере последней и единственной. – Слезы заливали глаза, но Тори гневно смахнула их, желая доиграть пьесу. – Ты предал мое доверие, и я не хочу этого прощать. Если я для тебя не более чем одна из многих потаскух, которых ты посещаешь, то должна и вести себя соответствующе!

Дру был взбешен. Он мог оправдываться до посинения и все равно не сумел бы переубедить упрямую Тори! В ее глазах он будет виновен до тех пор, пока не сможет доказать своей невиновности, а если и сможет, она, вероятно, обвинит его в подкупе свидетелей. Он так ждал этой ночи, но Тори все испортила своей ребячливой тирадой и попыткой представить бесстыдную потаскуху.

Вскочив с постели, Дру сунул руку в карман и швырнул Тори полную горсть монет и золотых самородков.

– Вот тебе деньги, шлюха! – закричал он. – Найми учителя, милочка, чтобы он обучил тебя, как обольщать мужика. Тебе еще долго предстоит в этом практиковаться. А если ты думаешь, что я шляюсь по всему городу, то, может, так оно и есть, просто чтобы доказать, что ты права.

Это были жестокие слова, но гнев и разочарование развязали ему язык и заставили их произнести. То, что Дюк Кендрик сказал то же самое несколько часов назад, заставило Тори с трудом удержаться от слез. С таким же успехом Дру мог сказать, что она просто не может сравниться с женщинами, которых он знал и что неопытность неприятна ему.

Теперь правда открылась, и Тори больше ни минуты не могла оставаться в одной комнате с этим мускулистым животным. Дру не мог нанести раны глубже, если бы даже избил ее.

Ругаясь вполголоса, Тори схватила подушку и простыню и направилась к двери. Когда Дру схватил ее за руку, она повернулась и ударила его по голени, используя прием, которому он ее сам научил. Но это не помогло, и тогда Тори укусила его за руку, которой он вцепился ей в запястье. Вскрикнув, Дру выпустил ее.

Тори кубарем скатилась по лестнице и вылетела через заднюю дверь на улицу, решив затаиться в темноте, прежде чем Дру выследит ее. Ей было все равно, где ночевать, лишь бы не вместе с этим ужасным разъяренным мужиком!

– Черт подери, Чикаго, возвращайся! – кричал Дру ей вслед.

Гнев и унижение придали Тори сил. Когда Дру достиг задней двери, она была уже далеко. Пронзительные синие глаза вглядывались во тьму, отыскивая пять футов два дюйма своей головной боли. Бормоча что-то себе под нос, Дру свернул за угол дома, раздумывая, за каким деревом прячется Тори.

Тихо, как кошка, Тори обогнула дом, скрываясь за кустами, пока не достигла амбара. Следуя по дорожке лунного света, струящегося через центральную секцию открытой с одной стороны конюшни, Тори тихо двинулась мимо ряда стойл. Стоящий там скот беспокойно задвигался, но, к облегчению Тори, никто не выдал ее ржанием, мычанием или блеянием.

Она решила, что большой амбар из камня и дерева станет ее спальней. Она предпочтет спать на соломе, чем со своим муженьком. Подумать только, он говорит о ней, как о бифштексе. Тори злобно пожелала, чтобы он сам им оказался: она с удовольствием изрезала бы его на мелкие кусочки!

С подушкой и простыней под мышкой Тори пробралась на сеновал. Двигаться и ориентироваться в темноте было очень трудно, и Тори, не знакомая с окружающим, протянула руку вверх и ухватилась за веревку и ворот, протянутые от одного конца помещения до другого. Пользуясь веревкой как путеводной нитью, она медленно пробиралась по сеновалу. В темноте она едва различала в углу большую груду сена, которая и являлась целью ее пути.

Непонятный шум заставил Тори обернуться. Из темноты на нее смотрели два круглых светящихся глаза. Очевидно, это была амбарная сова, сидящая на жерди и не очень довольная тем, что надо с кем-то делить помещение, хотя места здесь вполне хватило бы на всех.

Тори наступила на брошенные грабли, оказавшиеся прямо на пути, и их ручка больно ударила ее по плечу. Испуганный вскрик заставил сову улететь. Потревоженная птица вспорхнула со своей жерди, шумно махая крыльями, пронеслась у Тори над головой, а затем вылетела через люк, в который сено загружали на сеновал. Когда сова пролетала над ней, Тори инстинктивно пригнулась и выпустила веревку.

Еще один испуганный крик вырвался у нее из груди, когда нога соскользнула на край другого люка, что вел к стойлам внизу. Тори отшвырнула подушку и простыню и, как ветряная мельница, замахала руками. Но это не помогло – ей не удалось сохранить равновесие. Понимая, что она сейчас упадет, Тори подалась вперед, пытаясь как-то удержаться на краю люка. Она цеплялась изо всех сил, проклиная того, кому пришла в голову идея сделать дыру посреди сеновала. Возможно, это и удобно для тех, кто кормил скот, но для Тори все могло обернуться трагедией!

Большая куча сена на краю люка не позволяла Тори подтянуться, и она с громким криком рухнула вниз, все еще сжимая в руках клочья сена, и с грохотом приземлилась в стойле под люком. Надо же было такому случиться, что Дру запер здесь двух племенных быков, тогда как все остальные находились в изолированном отсеке. Вот на одного из них прямехонько и свалилась Тори. Этот бык отнюдь не отличался дружелюбием и уж вовсе не желал делить стойло с кем-то еще. С презрительным фырканьем он нагнул голову и направил на Тори свои рога, а она, глядя на две тысячи фунтов мяса, вопила изо всей своей мочи от смертельного ужаса.

Некоторые люди, сталкиваясь с опасностями, цепенеют от страха, другие – поворачиваются и что есть сил убегают. Тори относилась ко второй категории. Когда бык начал бить копытами и собрался ринуться на нее, она молниеносно вскочила на ноги и забралась в огромные ясли. Рогатая голова столкнулась с деревянной перегородкой. Сердце у Тори чуть не выпрыгнуло из груди, когда она почувствовала горячее дыхание животного.

Бык подался назад, чтобы боднуть ее еще раз. Тори растянулась на соломе и молилась. Да, она молилась, чтобы бревна, из которых Дру сделал ясли, оказались достаточно прочными и смогли бы выдержать удары рогов. В противном случае ей придется слишком худо.

– Монтана!

Тори вовсе не собиралась звать на помощь, но с ее губ невольно сорвалось привычное прозвище Дру.

Дру услышал первый вопль Тори, когда был на дальней стороне дома. Он скатился с холма, чтобы скорее найти пропавшую жену, которая, несомненно, была в опасности, иначе не вопила бы так истошно. Дру добежал до дверей амбара в тот момент, когда Тори запекшимися пересохшими губами стала звать его.

Доносящиеся из амбара звуки напоминали Дру оркестр новичков, настраивающийся перед выступлением. Куры кудахтали на своих насестах, лошади ржали, ослы издавали пронзительные крики, коровы мычали, и оба быка, пыхтя и фыркая, били копытами.

Столб лунного света высвечивал Тори, которая отчаянно пыталась выбраться из яслей и перелезть через стенку стойла до того, как бык разнесет перегородку и разорвет ее на части.

Дру схватил кнут, который висел слева от входа, и устремился вперед, чтобы хлопнуть быка по носу, прежде чем тот достанет Тори своими смертоносными рогами. Беломордому быку удар кнутом по носу понравился ничуть не больше, чем вторжение постороннего в его стойло. Он отступил на четыре шага, а потом, пыхтя как паровоз ринулся вперед.

Дру стремительно вытянул руку, подцепил Тори за талию и не слишком бережно вытащил ее, затем еще огрел разъяренное животное кнутом, чтобы отбить у него охоту разносить в бешеной ярости ясли в щепы. Как только непрошеный пришелец исчез из его владений, бык прекратил атаку и стал топтаться в стойле.

Судорожно вдохнув, Тори зашаталась на нетвердых ногах, так как Дру отбросил ее в сторону. Она была зла на него, да еще натерпелась страха. Настроение у нее было хуже некуда!

– С тобой все в порядке? – спросил Дру, сгребая Тори в свои лапищи и огромными шагами выходя из амбара с ней на руках.

– Несмотря на то, что я зла на тебя, свалилась с сеновала в стойло с бешеным быком, который пытался размазать меня по стенке, я в великолепной форме, – прошипела Тори. – Поставь меня на землю!

Дру проигнорировал это замечание. Он видел, что его фея едва держалась на ногах. Теперь он не опустит ее, пока не окажется в спальне. Так-то!

– Вот что значит делать глупости, – проворчал Дру. – Чуть не погибла.

– Тебе бы больше понравилось быть вдовцом, чем мужем, – тут же парировала она. – Думаю, ты сразу же утешился бы в объятиях одной из своих возлюбленных, как только зарыл меня в землю.

– Ради бога, сколько можно тебе говорить, что у меня нет других женщин. Как тебя убедить? – взорвался Дру, все еще не пришедший в себя после приключения в амбаре.

– Клятвенным признанием, скрепленным твоей и ее кровью, плюс вашим совместным жертвоприношением, – огрызнулась Тори.

Она вертелась, пытаясь вывернуться, но безуспешно. Дру был силен как бык и не позволил ей встать на ноги до тех пор, пока она не оказалась там, куда он ее нес.

ГЛАВА 30

Добравшись до спальни, Дру бросил Тори на кровать. Они снова были в исходной точке своего конфликта. Она извергала огонь, а он изрыгал дым.

Пока Дру стоял, пытаясь привести в порядок свои спутанные мысли, Тори спрыгнула с кровати, чтобы стряхнуть солому с волос и платья. Сделав это, она схватила лежащее в изножье кровати стеганое одеяло, скатала его в рулон и бросила на Дру испепеляющий взгляд. Уложив эту импровизированную демаркационную линию точно посередине кровати, Тори плюхнулась на свою половину и повернулась к нему спиной.

– Я слышал, будто муж и жена никогда не должны воевать в постели, – пробормотал Дру, обращаясь к ее затылку.

– А мы и не воюем. Просто я больше не разговариваю с тобой отныне и во веки веков, – пояснила Тори, пытаясь утащить у него подушку. Ее подушка осталась в амбаре, и она не собиралась идти за ней, памятуя о душераздирающем инциденте с быком.

Дру обошел вокруг кровати, чтобы кинуть на Тори недовольный взгляд, но она резко перевернулась на другой бок и стала смотреть в противоположную сторону. Дру отказался терпеть такое обращение и, стащив с себя рубашку и ботинки, пристроился к своей надутой супруге.

– Это моя половина постели, – запротестовала Тори, пытаясь столкнуть его и злобно желая, чтобы он разбил свою дубовую голову. Но двести тридцать фунтов крепких мышц не так-то легко сдвинуть, и Дру остался там же, где и был.

Когда Дру попытался поцеловать ее в губы, она подставила ему щеку. Отныне она не желала чувствовать к нему ничего, помимо злобы. И пусть Дру не надеется умилостивить ее своими ухаживаниями и мастерскими ласками. Дудки! Она будет лежать как бревно и никак на него не реагировать.

– Значит, так у нас обстоят дела? – разочарованно пробормотал Дру.

– Именно так! – подтвердила Тори, хмыкнув еще что-то невнятное. – Если тебе нравятся твои шлюхи, то и спи с ними, а не со мной. С меня довольно!

Язвительная улыбка скривила рот Дру. Что бы ни говорила эта чертовка, а они займутся в постели любовью, а не войной и ссорой. Решив растопить ледник, образовавшийся у сердца Тори, Дру наклонился и начал осыпать мимолетными поцелуями ее шею и обнаженное плечо. Руки его гладили ее бедра, мало-помалу снимая ее напряжение. Его покрытая волосами грудь, как кисть, щекотала ее груди, когда он, не торопясь, опускался рядом с ней, удерживая ее на месте.

Тори пообещала себе, что не дрогнет перед этим нападением. Знаменитое последнее слово! Предательское тело восставало против посылаемых разумом команд. По мере того как Дру продолжал свои ласки, в ней разливались запретные ощущения, высвобождая эмоции, которые она тщетно пыталась удержать в узде. Ее тело невольно выгнулось навстречу его ищущим рукам, желая его прикосновения, предвкушая удовольствия, которые он мог доставить.

– Ненавижу, – прощебетала она, раздумывая, кого она в этом хочет убедить, его или себя.

– Ты это уже говорила, – прошептал он, касаясь губами ее затвердевших сосков.

– И действительно никогда не стану с тобой больше разговаривать, – заявила она чуть дрожащим голосом.

– Прекрасно тебя понимаю, – пробормотал Дру, прежде чем лизнул сосок, сорвав с ее губ слабый стон.

На нее, как пожирающая тень, надвигалась страсть, затемняющая мысли и делающая податливой нежным прикосновениям Дру. Когда их губы соприкоснулись, Тори беспомощно уступила водовороту чувств, заполнивших и оглушивших ее. Тело стало податливой массой, из которой он мог лепить все, что ему захочется.

Когда он так нежно касался ее, словно она была для него чем-то особенным, Тори начинала верить, что он действительно заботится о ней и не предавал ее с другими женщинами. В этот момент она не могла ни о чем думать, ничего воспринимать, кроме восхитительных ощущений, которые, отстранив все иные, сменяли друг друга, как грозовые облака. Сердце билось в груди, и его удары отдавались во всем теле. Она полностью отдалась этому чародею, набрасывающему на нее покров страсти, отчего она становилась пленницей не только его желаний, но также и своих собственных.

Руки его вновь и вновь ласкали ее грудь, дразня, подвергая невыразимым мукам желания. Губы его порхали по ее дрожащей плоти, пробуя ее на вкус, словно изысканное блюдо. Он шептал ей любовные слова, признаваясь, как жаждет ее, уверял в том, как она ему нравится, просил прощения за злые слова, которые произнес в гневе.

Тори чувствовала себя безнадежно потерянной. Она осознала, что может перестать ненавидеть его за измену, но не может перестать любить.

Дру обнял Тори и прижался к ее шелковистому телу. Он чувствовал острые пики ее сосков своей тяжелой грудью, чувствовал мягкость ее бедер своими стальными бедрами. Ему хотелось вобрать в себя это роскошное тело, воспарить над пространством и временем в раю страсти.

Ее руки, словно обладая собственным разумом, скользили по твердым, как скала, мышцам его плеч. С губ слетел хриплый вздох, вызванный обжигающими поцелуями Дру. Эмоции, подавленные раненой гордостью и гневом, вырвались наружу и охватили все ее существо. Тори чувствовала, как ее тело устремилось навстречу ему. Кончики пальцев, запутавшись в черных как вороново крыло волосах, удерживали его голову рядом с ее лицом, а губы целовали его со всей страстью, которая пылала в ней.

– Люби меня, Чикаго, – хрипло скомандовал Дру. – Ты нужна мне. Я всегда нуждался только в тебе и ни в ком больше…

Все ее мысли испарились, когда их тела слились, вызывая жаркие вспышки в каждом мускуле, в каждом нервном окончании. Тори сгорала в лихорадке, вылечить которую мог только один человек. Она сравнялась с ним – удар за удар, поцелуй за поцелуй. Когда Дру так сильно прижал ее к себе, что стало трудно дышать, Тори пережила парадокс страсти. Сжатая его сильными, мускулистыми руками, она чувствовала себя свободной и необузданной, как орел, парящий над горной пропастью. Обрушившиеся на нее эмоции были неистовы и интенсивны, и она почти ощущала, как все оковы спадают с нее, а сама она исчезает за горизонтом.

На Тори обрушился проливным дождем водоворот ощущений, и она убрала коготки. Вспышки яркого белого света бомбардировали ее до тех пор, пока мир не взорвался спектром ослепительных красок. Казалось, что она преодолела царство реальности, блуждая в раю, упиваясь каждым попадающимся на пути ощущением…

Дру казалось, что он быстро плывет по течению стремительного потока, который тащит его к кипящему водопаду. И вдруг он попал в тихий пруд, чтобы покачаться на ряби вод. Он чувствовал себя выжатым, словно отдался целиком на то, чтобы разделить невыразимую страсть, которая разрушила его тело и сделала ум немым и замороженным. Тори расшатала его самообладание, и он чувствовал себя словно гора, разнесенная на кусочки сильным зарядом пороха.

Дру нежно потерся носом о нос Тори и улыбнулся ей.

– Зачем мне кого-то еще искать, когда ты возносишь меня на вершину блаженства, плутовка? – выдохнул он.

– Действительно, зачем, – задохнулась Тори, ненавидя его за то, что он использовал страсть как аргумент в свою защиту.

Зная, каким страстным любовником был Дру, она могла представить себе, что он чувствует такое же удовлетворение в руках любой женщины, хотя ей и хотелось верить обратному. Но это не так. Элеонора и Софи убедили ее, что испытали такое же наслаждение, что и она.

Дру озабоченно нахмурил бровь. Ему никак не удавалось убедить Тори в ее необычайности и редких способностях к любовным утехам, равно как и в том, что он верен ей. Взгляд, которым она его одарила, подтверждал ее мысли.

– К черту, Чикаго, нет и не будет никого другого, – пробормотал он в изнеможении.

– Конечно же, нет, – саркастически отозвалась она, кусая дрожащие губы. – А теперь, будь добр, переползай на свою сторону. Я хочу поспать. Завтра утром мне надо будет заняться упаковкой вещей, я возвращаюсь в город.

Дру перекатился на свою сторону, бросив при этом на нее горящий злобой взгляд.

– Никуда ты не поедешь, – огрызнулся он тоном, не терпящим возражений. – Можешь посещать Калеба когда тебе угодно, но к сумеркам лучше тебе быть в нашей супружеской кровати, дорогуша! Понятно?!

– Ненавижу! – разочарованно выпалила Тори.

– Неужто? – ухмыльнулся Дру, протягивая руку и вытаскивая подушку из-под головы Тори. – Ты так много раз мне это говорила, что я могу и поверить.

– Так тебе и следует сделать, – буркнула она, начиная борьбу за единственную подушку.

Когда она наконец завладела ею, то проворно ударила его по голове, втайне желая, чтобы это был молот, а не легкая пуховая подушка. Затем она повернулась к нему спиной:

– Я уеду домой, как только мать или отчим освободят меня.

– Скатертью дорога, – злобно прорычал он. – Так, видимо, будет лучше всего для нас обоих.

– Аминь! – яростно фыркнула Тори.

– Я устал угождать тебе, Чикаго. У меня достаточно забот и без сварливой жены под ногами.

Вот это уже действительно больно! Тори была готова вопить, как покинутый ребенок. Но она не сделала этого, а только гневно закричала:

– Я до смерти устала притворяться, что ты меня волнуешь, когда на самом деле это далеко не так… Я разыграла эту комедию ради твоей семьи, а теперь хочу домой, чтобы забыть, что мы с тобой вообще встречались! – заявила она, чтобы уязвить его так же сильно, как и он ее.

– Отлично! – прошипел Дру сквозь зубы.

– Прекрасно! Я расторгну брак, как только окажусь в Чикаго.

Тори так сжала кулаки, что ногти впились в ладони. Перепалка с Дру не принесла облегчения. Она чувствовала себя совершенно несчастной, чему способствовала и ноющая боль внизу живота. Ее брак разрушался, как плотина под напором свирепого наводнения. «Раз нет доверия, нет и любви», – в отчаянии размышляла Тори. Та хрупкая связь, которая их соединяла, исчезла. Она вытерпит присутствие Дру, пока не вернется в Чикаго. А когда она окажется в привычной обстановке, она сотрет эту неудавшуюся главу своей жизни, словно ее никогда и не было!

Поистине, любовь жестокое, мучительное проклятие, и она теперь ясно понимала, что чувствовал ее отец, когда Гвен разбила его сердце. Вся земля стала просто сплошным адом!..

ГЛАВА 31

После фиаско прошлой ночи Тори решила держаться на безопасном расстоянии от своего рассвирепевшего мужа. Дру убежал из дома, не сообщив, куда направляется, и она поклялась не думать о его возвращении. Тори выпорхнула за двери и села на лошадь. Зная, что братья Салливаны собирались отогнать часть своего стада на северо-запад, к горным пастбищам, она поскакала на юг полюбоваться на грозные пропасти и побыть наедине со своими мыслями. Тори хотела изгнать образ Дру из своей памяти, но пейзажи Монтаны напоминали о нем постоянно. Небо здесь было цвета его глаз. Горы напоминали мощное телосложение – дерзкое, вызывающее благоговение, красивое в своей уникальной суровости.

Покаянная улыбка появилась на губах Тори, когда она вспомнила их вчерашнюю ночь. Она вела себя, как ребенок, поддавшись вспышке раздражения, и настроение мужа стало кислым как лимон. Тори высказала ему ужасные вещи, и он не остался в долгу. Теперь ей было ясно, что они никогда не смогут сгладить эти углы в их отношениях. Наконец она смирилась с тем фактом, что их женитьба оказалась глупостью. И после унижений со стороны Дру Тори никогда не сможет простить его. Отношений, существовавших между ними всего несколько дней назад, уже не восстановить. Дру потерял все шансы на это…

Грохот камней наверху заставил Тори поднять голову и оглядеться. Она с ужасом увидела шпионящих за ней Дюка Кендрика и его приятелей.

Пришпорив лошадь, Тори поскакала к ранчо. Но Дюк бросился за ней, словно кровожадная гиена. Тревожный вскрик Тори превратился в стон отчаяния, когда она вылетела из седла и оказалась прижатой к худому телу Кендрика. Его руки сомкнулись вокруг нее, как капкан.

Тори попыталась вытащить у него револьвер. Но после их столкновения на вечере Дюк стал уважать находчивость противницы и не позволил ей дотянуться до оружия. Из последних сил Тори царапалась и кусалась, стараясь освободиться, но ничего не могла поделать. Раны, наносимые ею похитителю, только злили его, и он стал обороняться при помощи соленых словечек.

– Ты, маленькая злобная сучка, – прорычал Дюк, держа Тори и зажав ей руки над головой. – Мне бы следовало трахнуть тебя прямо здесь и сейчас.

Кларк Рассел подхватил поводья лошади Тори, чтобы та не встала на дыбы и не поскакала обратно к загону.

– Тебе бы лучше оставить ее, – предупредил он Дюка. – Уэбстер велел привезти ее живой и невредимой, чтобы папаша и муж знали, что с ней все в порядке. По крайней мере до тех пор, пока он даст им подписать бумагу на собственность.

Кендрик уже был зол на Уэбстера после их горячей перепалки прошлой ночью, и сейчас его больше интересовало увеличение собственного счета в игре с этой белокурой чертовкой, чем то, что Тайрон хотел проделать с ее помощью. Он проигнорировал замечание Рассела, раздвинул коленями ноги Тори и стал расстегивать брюки. Сэм Разер рявкнул:

– Не трогай ее, сукин сын. У нас приказ. Ты побарахтаешься с ней, но не здесь и не сейчас. Если кто-нибудь увидит нас здесь, план Уэбстера рухнет, и нам не заплатят.

Кендрик и на этот раз не послушал. Тогда Сэм схватил его за ворот рубашки и хорошенько тряхнул.

– Ты считаешь себя чертовски умным, но иногда здравый смысл тебя покидает, Дюк. Не трожь ее, пока мы не получим деньги.

Злобно рыча, Кендрик вскочил на ноги и рывком поставил Тори рядом с собой.

– Только дотронься до меня еще раз, сучка, и я исполню желание, которого у тебя нет, – пригрозил он.

Тори не стала дотрагиваться, а плюнула в его морщинистое лицо и тут же получила пощечину за дерзкую попытку защищаться. Когда она отступила назад, Дюк вцепился ей в запястье своей костлявой рукой. Тори закричала, и ее безумный вопль отразился эхом от нависающих гор во всех направлениях. Что-то проворчав, Сэм заткнул ей рот ладонью. Взбешенная девушка вцепилась зубами в пальцы противника, заставив его разразиться целым потоком фраз, от которых у священника покраснели бы уши.

Трое мужчин набросились на Тори, словно рой злых шершней. Она не успела закричать еще громче, поскольку в рот ей сунули носовой платок, а руки связали за спиной. Затем взбудораженные злодеи заметались, пытаясь поймать ее лошадь. В бессильной злобе Тори смотрела вниз на узкую дорожку, ведущую к ранчо, жалея, что не выбрала другого направления для прогулки, желая, чтобы Дру оказался сейчас на достаточном расстоянии, чтобы услышать мольбу о помощи. Но только Господь знал, куда ускакал этот человек. Да если бы муж и узнал, что жену похитили, ему было бы наплевать на это. Тори сама выбрала такую дорожку, чтобы наверняка избежать встречи с Дру, когда он вернется, и вот снова вовлекла себя в катастрофу!

Дру мог отправиться на поиски жены, если она не вернется до темноты, но, похоже, он опоздает. Тори в мрачном молчании сидела на своей лошади, когда они ехали по скалистой местности к западному склону горы. К ее удивлению, мужчины повернули на север, все больше удаляясь от городка и ранчо.

Час спустя Тори стащили с седла и отнесли в полуразвалившуюся лачугу, гнездившуюся в гуще деревьев. Она нахмурила брови, когда увидела на столе грубую одежду. Зачем это здесь?

Сэм Разер развязал Тори руки и бросил ей лохмотья.

– Иди в заднюю комнату и надень это, – отрывисто потребовал он. – И не пытайся выкинуть что-нибудь, милашка. Кларк охраняет окно, а я буду сторожить дверь. Если ты нам доставишь неприятности, я просто напущу на тебя Дюка.

Окинув бандитов убийственным взглядом, Тори, спотыкаясь, пошла в заднюю комнату и переоделась. Ее мозг лихорадочно работал, стараясь придумать план побега от этих хулиганов. Когда она вернулась, держа в руках свой костюм из оленьей кожи, Дюк схватил его и с важным видом вышел.

– Садись, – скомандовал Сэм неприветливо.

Тори повиновалась, проклиная каждую минуту своего плена. Ее нос сморщился от отвращения, когда Кларк ввалился в комнату с чресседельными сумками. К ее огорчению, он полез в кожаную сумку за едой, которую им предстояло разделить.

Опять эта чертова фасоль! Тори уставилась на консервную банку, а потом на заросшие бакенбардами лица своих похитителей. Она думала, что покончила с этой отвратительной фасолью, и теперь ей снова предстоит ее есть, да еще в самой худшей из всех возможных компаний!

Дру, не замедляя размашистого шага, ногой распахнул дверь коттеджа, где Софи и Элеонора принимали своих клиентов. Он, как вихрь, ворвался в город с единственной целью – узнать, кто подговорил этих шлюх выложить Тори всю эту злобную клевету прошлой ночью.

Четыре пары широко открытых глаз уставились на мускулистого гиганта, который стоял в холле, заглядывая по очереди то в одну, то в другую спальню. В каждой руке он держал по кольту, целясь в лежащих на кроватях. Дру не стал тратить времени на приветствия, и суровая складка у губ указывала на то, что его терпение на исходе.

– Кто подбил вас сказать моей жене, что я спал с вами обеими, хотя вы прекрасно знаете, что это неправда? – прорычал он.

Ни Софи, ни Элеонора не торопились с ответом. Их языки примерзли к гортани. Тогда Дру выстрелил в стену над головой Софи и ее любовника. Взвизгнув, оба нырнули с головой под одеяло. К Элеоноре и ее возлюбленному Дру применил ту же решительную манеру допроса. После второго залпа ответ был получен.

– Тайрон Уэбстер заплатил нам, чтобы мы так сказали, – пискнула Софи, выглядывая из-под одеяла и со страхом глядя на мрачного гиганта, чьи глаза метали в нее яростные молнии. – Он сказал, что это просто шутка, и он признается в ней еще до окончания вечера.

– Он заплатил нам по пятьдесят долларов каждой, – взвизгнула Элеонора, со страхом глядя в застывшее лицо Дру.

Бормоча ругательства, Дру сунул кольты обратно в кобуру и бросился прочь. Он сыт по горло подвохами Тайрона и его жестокими шуточками. Дру готов был обрушиться на Тайрона и разорвать его на кусочки голыми руками. Полный решимости поступить именно так, Дру вихрем пронесся по улице к салуну «Квин Хай» и едва не снес дверь с петель, когда вошел. Но Тайрона там не оказалось – он еще не вернулся со своего ранчо, и Дру не смог сорвать свое раздражение на его истинном виновнике.

Вскочив в седло, Дру направился к ранчо. Его ждали кое-какие дела, а месть Тайрону придется отложить до тех пор, пока он не застанет негодяя в одиночку. У Дру не было намерений врываться в дом Тайрона, окруженный армией наемных телохранителей. Теперь он хотя бы знал, кто бросил камень на тропу между ним и Тори прошлой ночью. Она, возможно, никогда не простит ему его едкие замечания и то, как постыдно он с ней обращался. Но, как бы то ни было, она должна знать, что он не изменял ей…

Далекий звук пистолетных выстрелов привел Дру в ярость. Он добрался только до границ ранчо и надеялся встретить Тори до того, как приступит к работе. Но теперь Тори придется подождать. Судя по доносящимся звукам, угонщики скота снова напали на стадо, которое Джерри Джефф и другие работники ранчо перегоняли на осенние пастбища в горах.

Пришпорив коня, Дру вихрем понесся в сторону, откуда доносились выстрелы. Вскоре он увидел Билли Боба, который тоже направлялся к месту стычки, бросив животных, которых Калеб заказал для своего ресторана, без присмотра.

Догнав Билли Боба, Дру показал пальцем через плечо.

– Отведи скот обратно в кораль и привяжи там, – приказал он на скаку.

– Но я… – попытался протестовать Билли.

– Нет, – отрезал Дру тоном, не допускающим возражений. – Ты еще не совсем здоров, а у меня нет желания гоняться за скотиной Калеба.

Погоняя коня, Дру помчался на помощь братьям. Бормоча ругательства, Билли Боб повернул лошадь назад, чтобы отвести скот в загон.

Джон Генри, тоже услышав шум схватки, примчался сломя голову с другого конца долины и поскакал следом за Дру. Яростный вопль сорвался с губ Дру, когда он заметил Джерри Джеффа и работников ранчо, которые прятались от огня винтовочных выстрелов за крупными валунами. Испуганный скот рассыпался по склонам гор. Десять человек в масках палили в них с удобной высокой точки на гребне холма над узкой расщелиной.

Пришпорив коня, Дру совершил дьявольски рискованный рывок вверх по склону горы. Братья последовали за ним, отстреливаясь из пистолетов и погоняя своих коней. Пока Дру с братьями вели перестрелку, работники под прикрытием огня окружили грабителей. Почувствовав провал, бандиты обратились в бегство по извилистой тропе и исчезли под покровом деревьев, покрывавших скалистые склоны.

– Я начинаю ужасно уставать от этого, – брюзгливо проворчал Джерри Джефф. – Всякий раз, когда мы пытаемся перегнать скот, головорезы Уэбстера устраивают засаду и разгоняют стадо к дьяволу по горам.

– А как ты собираешься привлечь Уэбстера к суду, если у нас нет доказательств, что именно он организует эти налеты? – прорычал Дру в отчаянии. – Новое правительство косо смотрит на линчевание. Однако они не решали проблему, как уберечься от людей, подобных Уэбстеру.

– А давайте вытащим Тайрона из его разукрашенного салуна и свяжем, – предложил Джон Генри. – С петлей на шее он во всем сознается.

Дру в отчаянии шумно выдохнул воздух. Судебный исполнитель, который должен был прибыть в Вирджиния-сити для поддержания порядка, так и не появился, и Дру подозревал, что именно Уэбстер повинен в отсутствии этого человека. Тайрон всеми силами мечтал контролировать ранчо Салливанов и любой другой приносящий доход бизнес и использовал все средства, чтобы выжить Дру и Калеба из города.

По словам братьев, неизвестный или неизвестные перекрыли источник, питающий ручей, из которого пил скот Салливанов в прошлом месяце. Когда пошли узнать, в чем дело, то обнаружили дамбу из камней. Если бы не проницательность Джона Генри, воду бы спустили, и страдающий от жажды скот в долине погиб, отравившись стрихнином, растворенным в этой воде.

Пора было предпринять что-то в отношении Уэбстера. Местные власти оказались бессильны. Законодатели пытались сделать Монтану цивилизованным штатом, но до сих пор политикам удалось немногого добиться. Проблема заключалась в том, что Тайрон Уэбстер был хитер и коварен и обращал любую ситуацию себе на пользу. Он тщательно организовывал себе алиби и всегда отсутствовал в то время, когда на его жертвы обрушивалось несчастье.

Дру был сыт по горло правосудием и законами, которые защищали виновных и приносили в жертву невинных. Калеб и Билли Боб уже пострадали от руки Тайрона. Дру и Тори рассорились из-за его коварства. Дру устал дожидаться судебного исполнителя. Он мог лишиться брата, пытаясь соблюдать законы, доказавшие свою неэффективность, особенно в отношении Тайрона.

– После того как мы соберем скот, я поговорю с Уэбстером, – объявил он, направляя коня вниз по каменистому склону.

– Наилучший способ решить эту проблему – это устранить ее источник, – фыркнул Джон Генри. – Разумнее было бы линчевать Уэбстера и этим отпугнуть его дорожных «агентов», чем беседовать с ним.

Джон Генри всегда был склонен действовать, не раздумывая, но Дру анализировал ситуацию. Тайрон был легкой мишенью, потому что вот уже год стоял Салливанам поперек горла. Но дело в том, что у Дру не было конкретных доказательств, что именно Тайрон был главарем дорожных бандитов и угонщиков скота, которые терроризировали округу. И как ему ни хотелось линчевать Уэбстера, он считал, что их семья вызовет сильное недовольство, возродив суд Линча в Монтане.

Пока Джон Генри выражал недовольство по поводу того, что Дру не позволил им оставить все дела и нестись в город, чтобы повязать Тайрона, по долине, подобно смерчу, пронесся Вонг. Чихнув несколько раз от пыли, поднятой им самим, Вонг со скоростью пулеметной очереди разразился тирадой на китайском языке, размахивая руками изо всех сил.

– Черт тебя побери, говори по-английски, – потребовал Дру.

Вонг вытер со лба пот, высморкался и затарахтел на ломаном английском:

– Мистера Фремминга сказара приходить быстро. Много беда в городе и нужна твоя помочь.

– У меня самого тут беда, – проворчал Дру, глядя на скотину, которая разбрелась по склонам гор в разные стороны. – Скажи посыльному Калеба, что я буду, как только смогу.

Кивнув в знак согласия, Вонг развернул коня и галопом поскакал прочь, коса его развевалась позади, и блуза пузырем надувалась от ветра.

Два часа Дру с братом обшаривали заросшие подлеском холмы, собирая испуганное стадо. Когда скот наконец удалось согнать в упорядоченную процессию, Джон Генри, Джерри Джефф и остальные ковбои направили его к высокогорным лугам. Дру уже приближался к дому, когда опять появился Вонг, бормоча по-китайски, как он делал всегда, находясь в сильном волнении.

– Боже милостивый, Вонг, что теперь случилось? – пробормотал ворчливо Дру.

Напряженное выражение лица Вонга свидетельствовало о степени его беспокойства.

– Это миссис Сарриван, – выпалил он. Тошнотворный ужас нахлынул на Дру.

– Что с ней?

– Она так и не вернулась с прогулки, – мрачно сообщил Вонг.

– Проклятье! – взвыл Дру и, пришпорив коня, поскакал к дому.

«Вот она, ее новообретенная независимость!» – ворчал он, переводя дыхание. Он преподал этой женщине несколько уроков верховой езды и выживания, и она вообразила себя специалистом! Без сомнения, это их ссоры толкнули ее на безрассудную прогулку – что угодно, чтобы доказать, что ее не было дома, когда вернется нежеланный супруг. Пропади все пропадом, он должен был предупредить Тори по поводу езды в одиночку. Она может быть сейчас за сотню миль, и понадобится несколько дней на поиски, если она упала с лошади и ранена.

Дру сломя голову гнал лошадь к ранчо, чтобы убедиться, что Тори так и не вернулась за время отсутствия Вонга. Он не обнаружил и следа пропавшей супруги, но заметил записку от Калеба. Его глаза впивались в послание, более обстоятельное, чем предполагал Вонг.

– Проклятье! Почему ты не сказал мне о проблемах Калеба? – резко спросил Дру.

Опустив голову, Вонг переминался с ноги на ногу.

– Потому что вы сказари, что затруднения мистера Фремминга могут подождать, а у вас есть свои собственные, – осторожно выгораживал он себя.

Дру раздраженно поводил глазами. Вонг был золото, а не человек, но временами языковый барьер создавал трудности между ними. Сейчас был один из таких моментов. Вонг говорил по-английски значительно лучше, чем читал.

К тому же китаец не знал, что появление Гвен и Эдгара Кассиди и Хуберта Фрезье-младшего означало беду. Эти имена для него ничего не значили, ведь он не сопровождал Дру до Чикаго, когда тот умыкнул Тори с ее свадьбы. И угораздило их приехать в Вирджиния-сити именно сейчас! Скорее всего, Тори собралась в обратное путешествие. Дру вообразил, что исчезновение Тори как-то связано с посланием Калеба. Скорее всего, человек, принесший это послание, столкнулся с Тори, и она отправилась в город встретиться с матерью, отчимом и бывшим женихом. Ибо какое еще логическое объяснение можно этому найти?

Опрометчиво не обратив внимания на приготовленную чистую одежду, Дру направился в город, когда солнце опустилось на острые горные вершины. У него было неприятное предчувствие, что в гостинице Флемминга вспыхнула драка. Встреча четы Кассиди и Калеба не сулила ничего хорошего. Ситуация становилась еще более щекотливой от того, что Хуберт Каррингтон Фрезье-младший сопровождал Кассиди. Этот спесивый аристократ неминуемо придет в бешенство от того, что его невеста вышла замуж за человека, которого он в прошлом году оставил в дураках.

Дру обдумывал, как бы уладить это дело и вернуть Тори домой. Конечно, Тайрон вбил большой клин между ними, но, может быть, они с Тори смогут начать все сначала? Господи, он так надеялся на это. Мысль о том, что она уехала с Кассиди и бывшим женихом, вызывала у него тошноту.

Если бы Дру знал, что Тори не было в окрестностях Вирджиния-сити в течение последних часов, он бы перевернул все вокруг, чтобы отыскать ее. Но он не знал. И зачем только она поехала одна обозревать величественные горы…

ГЛАВА 32

Гвендолин с озабоченным видом прошествовала по коридору и забарабанила в дверь, на которую гостиничный клерк указал как на пристанище Калеба. Когда дверь распахнулась, Гвен оказалась лицом к лицу с бывшим мужем.

– Где дочь? – задала она вопрос, не утруждая себя приветствием.

– Послушай, дорогуша, до чего же приятно увидеть тебя через столько лет. – Калеб деланно улыбался, но его тон был неискренен. С недоброй ухмылкой разглядывал он свою бывшую жену. Судя по грязной одежде и морщинистому лицу, длинное и утомительное путешествие стало для нее адом. Она напомнила ему гусыню, сильно перекоптившуюся над бивачным костром. Ее еще недавно свежая кожа казалась сухой и обожженной. Надутые губы потрескались, а спутанные светлые волосы, казалось, перенесли песчаную бурю.

Выпрямившись, Гвен вскинула на Калеба упрямый подбородок.

– Не делай вид, что тебе неизвестно, зачем мы здесь, – выпалила она, плечом прокладывая себе путь через дверь, и бухнулась в любимое кресло Калеба. – Мы приехали, чтобы проводить Викторию домой. И если ты не вручишь нам ее немедленно, мы натравим на тебя криминальную полицию и ты сгниешь в тюрьме, об этом я позабочусь.

Угроза отскочила от Калеба, как горох от стены. На расстоянии выстрела вокруг не было никого, кто бы арестовал его по требованию Гвен. И хотя тюрьма существовала, никто не охранял ее. Гвен могла сама арестовать его и притащить в заключение, но хотел бы он посмотреть, как она это сделает.

– Не понимаю, о чем ты болтаешь, – повысил голос Калеб, прохаживаясь по комнате и поглядывая на лицо Гвен, обожженное солнцем, – Тори здесь нет.

Он не лгал.

В это время Хуберт отодвинул в сторону Эдгара, который предоставил Гвен возможность переговорить с Калебом с глазу на глаз. Эдгар великодушно позволил своей жене лично вести переговоры, поскольку она так захотела. В конце концов, Гвен делала это великолепно. Но Хуберт не желал оставаться в тени.

– Мы знаем, кто похитил Викторию, – внезапно заявил Хуберт. Он важно пересек гостиную, как павлин, расправляющий красивые перья. – Ты послал эту гориллу Салливана, чтобы он похитил ее для тебя! Я требую, чтобы ты немедленно возвратил мою невесту!

Калеб пару раз презрительно оглядел Хуберта с головы до ног и решил, что Дру очень точно охарактеризовал его, назвав тонконогим денди.

– О чем речь? – Он тянул время и выглядел действительно удивленным. – Зачем бы я стал заниматься подобным делом?

– Да потому что ты хотел, чтобы я вернулась к тебе, – раздраженно фыркнула Гвен, – никак не можешь оставить свои претензии, Калеб. Мы все знаем точно, что именно ты приложил руку к исчезновению Виктории. Ты увидел шанс вновь сойтись со мной и использовал его.

Калеб оценивающе глядел на свою бывшую супругу. За многие годы он сохранил остатки отвергнутой любви, которая отказывалась умереть. Но изнуряющая привязанность, когда-то испытываемая им к этой женщине, закончилась после быстрого и безболезненного удара, когда он был вынужден стерпеть надменное поведение Гвен. Несметное богатство Эдгара преобразило Гвен, и она кичилась своим видом, дорогим платьем и сверкающими драгоценностями.

Все эти годы Калеб проклинал Эдгара за то, что он украл у него Гвен, прельстил ее своими успехами в железнодорожном бизнесе. Но в то же время Калеб почти жалел Эдгара Кассиди. Человек, который, ни во что не вмешиваясь и не пытаясь вцепиться Калебу в горло, стоял в дверях, выглядел страшно подавленным, к тому же он изрядно постарел со времени женитьбы на Гвендолин. Калеб не поменялся бы с Эдгаром местами за весь золотой запас страны! Для Эдгара была желанна эта высокомерная ведьма!

– Мы перенесли ужасное путешествие, – вопил Хуберт, подскочив к равнодушному Калебу. – Нам нет дела до твоих мстительных игр. Немедленно подавай нам Викторию!

– Если вы утомились с дороги, советую снять комнату в моей гостинице, – ухмыльнулся Калеб. – У меня лучшие номера в городе, и, могу заверить, мой ресторан также процветает.

– Прекрати, Калеб! – Гвен вскочила с кресла. – Ты отомстил мне. А теперь верни Викторию! Ты же видишь, Хуберт вне себя из-за пропажи своей невесты.

В отличие от незадачливого жениха состояние Калеба было ближе к негодованию. «Черт побери, Дру мог бы и поторопиться с приездом», – подумал Калеб. Ведь, едва увидев элегантный экипаж Кассиди, въезжавший на улицу, он тут же отправил посыльного на ранчо. Но Дру задерживался, и Калеб был вынужден в одиночку занимать своих заносчивых посетителей.

– Когда вы устроитесь в ваших комнатах, я подумаю, что можно сделать… – Он поднял брови с насмешливо-невинным выражением. – Как, вы сказали, зовут человека, которого подозревают в похищении Виктории? Симпсон? Стэрдивант?

Карие глаза Хуберта тревожно сузились.

– Салливан, как будто ты не знаешь!

– Ах, да, Салливан, – ответил Калеб, кивнув головой. – Будем надеяться, он видел Викторию. Если она в городе, я бы и сам хотел с ней повидаться. – Он буравил взглядом Гвен, которая предусмотрительно отвела глаза в другую сторону. – В конце концов мне десять лет не позволяли видеть мою единственную дочь!

Кипя от негодования, Гвен проследовала за Калебом и не замедлила продемонстрировать свой дурной характер, когда ее бывший муж имел наглость запросить с них двойную против обычной цену за номер в его гостинице. После того как Гвен прошлась по городу, чтобы осмотреть другие здания, она убедилась, что гостиница Калеба действительно производит впечатление дворца по сравнению с окружавшими ее жалкими ночлежками. Ни при каких обстоятельствах она не остановилась бы в этих хибарах, которые, без сомнения, кишели клопами, и одному Богу известно, какими еще насекомыми!

– Это настоящий грабеж, – бормотала Гвен, глядя, как Эдгар раскошелился на всю сумму без возражений.

– Это то же самое, что украсть у человека дочь, не позволяя родному отцу десять лет встречаться с ней, – парировал Калеб, бросая злобный взгляд на Гвен.

Гвен заскрежетала зубами и покосилась на Хуберта, надеясь, что он не обратил внимания на горькое замечание Калеба.

Когда гости поднялись наверх с багажом, достаточным для того, чтобы в течение шести месяцев каждый день обновлять свой гардероб, Калеб ехидно усмехнулся. Гвен была у него в руках. Он с нетерпением стал ждать Дру, чтобы представить его и объявить, что именно он женился на Тори.

Только бы Дру и Тори явились вовремя. Калеб скрестил пальцы на счастье и понадеялся, что поспешный брак не распадется прежде, чем Гвен убедит Тори вернуться в Чикаго. Его дочь и лучший друг могут упростить дело, если действительно полюбят друг друга и решатся сохранить свой брак. Калеб горячо молился, чтобы так оно и случилось.

Он был бы самым счастливым человеком, если бы увидел, что между Дру и Тори установились наилучшие отношения, и мог бы уведомить об этом Гвен, Эдгара и Хуберта. Вместе с Дру они с удовольствием посмеялись бы над этой стаей нуворишей!

В то время как гости из Чикаго обосновывались в своих гостиничных покоях, а Дру спешил в город, Тори пыталась освободить руки от веревок. Сэм и Кларк бродили снаружи, охраняя вход и предоставив Тори возможность возиться с веревкой. Единственным острым инструментом в ее распоряжении была зазубренная крышка пустой консервной банки из-под фасоли.

Рискуя изрезать запястья, Тори пилила веревки острыми краями крышки. Время от времени она бросала настороженные взгляды на дверь, молясь, чтобы два головореза, приставленные стеречь ее, оставались за дверью хоть на несколько минут дольше. Тори лихорадочно перетирала веревку, которая впивалась ей в запястья. Если бы только у нее хватило времени, она смогла бы освободиться от пут и ускользнуть! Десять минут – вот все, что ей требовалось. Разве это так уж много?

Ее сердце забилось в три раза быстрее, когда она услышала шаги и голоса на крыльце. Сэм просунул голову в комнату, чтобы еще раз удостовериться, что Тори там, и она прервала свою фантастическую работу и сидела, замерев, как мраморная статуя. Удостоверившись, что их жертва находится там, где они ее оставили, Сэм прикрыл дверь и отошел в сторону.

Как только Тори осталась одна, она продолжила перетирание своих пут с помощью крышки. Ее руки горели огнем, но она сжимала зубы и сосредоточилась на работе, пока совсем не выбилась из сил. Это безнадежно. Она обречена провести последние часы своей жизни заключенной в этой жалкой хижине.

Нет, это не безнадежно, тут же возражала она сама себе, упрямо испытывая свой ослабевший дух. Поднимая ослабевшие руки, она пилила и пилила веревки, пока мускулы не начинали ныть, и снова, и снова, до изнеможения…

Сдавленный вздох сорвался с ее губ, когда веревка наконец поддалась. «Господи, благодарю тебя за фасоль!» – думала Тори, взглянув на крышку от банки. Она никогда больше не произнесет о ней ни одного худого слова. Фасоль спасла ей жизнь!

Подобрав банку, Тори на цыпочках направилась в заднюю комнату и потихоньку открыла окно. Выбравшись из дома, она прокралась до угла хижины, надеясь отыскать лошадей. Увидев стреноженных коней, она прикинула, сколько времени потребуется, чтобы опрометью добежать до них и успеть ускользнуть, не дав застрелить себя во время побега.

Наконец она, подобно летящему пушечному ядру, стремглав бросилась к лошадям. Когда Сэм и Кларк ринулись в дом через переднюю дверь, держа по пистолету в каждой руке, чтобы определить причину шума, Тори одним прыжком вскочила на лошадь и схватила поводья других коней.

Поток оглушительных ругательств раздавался вокруг хижины, пока двое мужчин искали свою исчезнувшую пленницу. С бешено бьющимся сердцем Тори скакала по крутым склонам, вцепившись в поводья. Услышав стук копыт, Сэм и Кларк выскочили за дверь, проклиная беглянку. Тори пригнулась, уклоняясь от пуль, свистевших позади нее.

Когда Тори скрылась из виду, Сэм засунул свои револьверы в кобуру и разразился новым потоком отборных ругательств.

– Что же нам теперь делать?

Кларк пожал широкими плечами и выплюнул табачную жвачку, прежде чем ответить:

– Черт меня побери, если я знаю. Но не хотел бы я быть тем, кто сообщит Тайрону, что мы упустили эту шлюху. Он уже придумал, как использовать ее, чтобы добраться до Флемминга и Салливана. Он собирался набить ее одежду тряпками, привязать к лошади и сделать вид, что столкнул ее со скалы, чтобы посеять страх Божий среди тех, кто упрямится. Так что ничего хорошего нас не ждет, раз этой крошке удалось бежать.

Сэм негодующе воскликнул:

– Вообще-то у нас нет выбора, разве что пуститься за ней следом и вернуть.

– Пешком? – недоверчиво прокаркал Кларк.

– Да, это же всего четыре мили, и большая часть пути идет под гору до самого ранчо Салливанов, – напомнил ему Сэм Разер, сходя с крыльца.

Бормоча себе под нос, Кларк последовал за Сэмом. А в следующий момент он дал себе слово не доверять никогда больше Тори Салливан. Она выглядела утонченной, слабой женщиной, да ничем другим она и не была! Его выводило из себя, что какая-то девка провела его. Обозленный, Кларк шагал вперед, надеясь снова поймать изобретательную беглянку, которая совершила побег с помощью пустой банки из-под фасоли.

– Ты хоть посмотри, куда мы попали! – ворчала Гвен, указывая Эдгару на более чем скромную обстановку, которая окружала ее. – Я никогда не прощу Калебу, что он отвел нам худшую комнату в своей паршивой гостинице. Это же унизительно обнаружить череп со скрещенными костями, нацарапанные на нашей двери, да, кажется, здесь еще и насекомые водятся!

Заколебавшись, она стянула потрепанные простыни в поисках тараканов или других тварей, которые могли обитать в этой комнате. Ужасный крик вырвался из ее уст, когда она обнаружила пятна крови, оставленные на простыне хулиганами Уэбстера, которые никакая стирка не смогла уничтожить.

– Кто-то, наверное, был убит здесь во время сна, – прошептала она, и лицо ее побелело как мел.

Эдгар сбросил свой дорогой, хотя и испачканный, пиджак и испустил страдальческий вздох.

– Не пускай вскачь свое воображение, Гвен. Я уверен, что в нашей комнате не было никаких убийц. Калеб не похож на карателя. Я полагаю, ему всего лишь надо поладить с нами и сохранить отцовские отношения с Тори.

– С Викторией, – поспешно поправила Гвен. – Мне непонятно, почему ты продолжаешь называть ее этим безвкусным прозвищем. Оно совсем не подходит для молодой благородной леди.

Она взяла подушку и ударила ею по изголовью кровати, пытаясь выколотить оттуда насекомых, если они сидели внутри.

– Как долго, по-твоему, Калеб собирается играть в кошки-мышки, прежде чем позволит нам увидеть Викторию?

– Не имею ни малейшего представления, – ответил Эдгар, набирая в раковину воды, чтобы побриться. – Но он в течение десяти лет вынашивал планы мести. И если он что-то замыслил против нас, то мы, может быть, достойны этого.

Гвен разинула рот от изумления:

– Что ты имеешь в виду?

– Порядочность. – Эдгар вытер лицо. – Раньше мне не было дела, о чем думал Калеб или через что он прошел. Но он сильно пострадал из-за нас. Я так полагаю, некоторое время нам придется повариться в собственном соку.

– Эдгар, что такое на тебя нашло? – огрызнулась Гвен. – По-моему, дорожная пыль во время этого ужасного путешествия засорила твои мозги. Мы вытерпели самую противную экскурсию, какую только можно представить, жили как дикари и были вынуждены довольствоваться пищей, от которой даже голодная собака отвернула бы нос. Но и этого кошмара оказалось недостаточно, теперь мы должны терпеть насмешки Калеба и останавливаться в его гостинице! Если Калеб пренебрег мнением Виктории и вынудил ее остаться в этой унылой… – Гвен содрогнулась от новой мысли, пришедшей ей в голову. – Мы можем не получить Викторию назад без открытой борьбы. Хуберт и его семья будут оскорблены, если эта свадьба не состоится, а мы станем посмешищем всего Чикаго! Твоя репутация здесь также затронута, Эдгар. Я думаю, ты будешь тоже выбит из колеи, как и я.

Эдгар возвел глаза к небу, моля даровать ему терпение. Он слушал неистовый и напыщенный бред своей жены вот уже больше месяца. Проведя рядом с ней столько времени, он не мог понять, почему он влюбился в нее. Когда-то Эдгар думал, что Гвен – это именно то, что ему нужно для полного счастья. Но он слишком поздно осознал, что Гвендолин требовалось только его богатство – именно к этому она всегда стремилась. Он стал для нее всего лишь ступенькой на пути в высшее общество, а ему стоило стольких сил отбить ее у Калеба. Однако за последние несколько недель эгоистичная натура Гвен выплеснулась наружу. Человек никогда не узнает своей жены до тех пор, пока не окажется вынужден провести с ней достаточно много времени в замкнутом пространстве. Особенно подавлял Эдгара тот факт, что Гвен больше была озабочена скандалом, чем благополучием Тори…

– Я до смерти соскучилась по приличной пище, Эдгар, – раздраженно жаловалась Гвен, меряя шагами комнату взад и вперед.

– Я сомневаюсь, что Калеб готовит для нас самые изысканные блюда в своем ресторане, – проворчал Эдгар, вытягивая губы, чтобы сбрить щетину под носом.

Гвен тоскливо взглянула на него:

– Я ненавижу прогорклый бекон, плавающий в собственном жире, это уж точно! Я по горло сыта отвратительной свининой, которой нас кормили на станциях, где мы останавливались поесть!

– Только не настраивайся на семгу и икру, – возразил Эдгар с ироничной улыбкой, – Вирджиния-сити отнюдь не славится обедами из пяти блюд и экзотической кухней. То, что я встречал в этом городе, было просто великолепно для шахтеров, азартных игроков и хулиганов, однако не только не являлось деликатесами, но даже рядом с ними не лежало. Хотя, пожалуй, мне даже нравится такая дикая, полуцивилизованная атмосфера.

– Ни капельки не смешно, Эдгар, – плаксиво заметила Гвен.

«А твое отношение к людям тоже не то, чем можно хвастаться», – подумал Эдгар. Но, будучи джентльменом, он не высказал этого замечания вслух.

Стук в дверь возвестил о приходе Хуберта. Изобразив на лице приятную улыбку, Гвен приветствовала своего будущего зятя, и все трое направились в ресторан. Эдгар замыкал шествие. Как и ожидалось, Гвен возмущалась тем, что серебро на столе разложили неправильно, что стаканы недостаточно тщательно протерты, и на все остальное, что не соответствовало высокому уровню сервировки, к которому она привыкла.

Эдгар начал жалеть, что позволил Гвен и Хуберту сопровождать его в этой поездке. Он вдруг обнаружил в Гвен и Хуберте такие черты, которые ему были крайне неприятны. Гвен была постоянно чем-то недовольна, а Хуберт так высокомерен и избалован, что представлял собой далеко не самое приятное общество в долгом путешествии. Эдгару стало казаться, что Тори, оказавшейся жертвой похищения, просто повезло. Эдгар охотно отдал бы все свое благополучие, чтобы поменяться с Тори местами, где бы она сейчас ни была! Ничего не могло быть хуже, чем изнывать в компании двух самых избалованных в мире «аристократов»!

Тайрон поднял голову, завидев Дюка, быстро входившего в салун.

– Ну, что вам удалось сделать? – спросил он, попыхивая сигарой.

Дюк швырнул на стойку кожаный костюм Тори.

– Она связана. Сэм и Кларк стерегут ее, не спуская глаз, – ответил он.

Досадливо поморщившись, Тайрон разглядывал царапины на щеках Дюка.

– Этой женщине лучше оставаться взаперти, пока она мне необходима, – проворчал он осипшим горлом.

Дюк потрогал кончиками пальцев свои раны и перевел дыхание, стараясь перебороть боль. Эта притворщица сейчас не могла его видеть. Независимо от планов Уэбстера, Дюк собирался потребовать отдать ему Тори хотя бы на часок в качестве компенсации за следы на лице.

– Она и сидит в запертой комнате, – пробормотал Дюк.

– Что ж, пусть, черт побери, она там пока и остается. – Тайрон поднялся на ноги. – Если ты погубишь нашу затею, можешь искать себе новую работу, Кендрик.

Дюк был сыт по горло повторяющимися угрозами и приказаниями человека, который никогда не марал рук убийствами и засадами.

– Имей в виду, если мне придется искать новую работу, я все расскажу о твоих проделках, – предостерегающе фыркнул он.

Мирное лицо Тайрона нахмурилось. Ему не понравился брошенный вызов, и он подумал о необходимости принять какие-то меры против Дюка, когда закончится возня с Тори.

Умерив свой темперамент, Тайрон ткнул пальцем в сторону задней двери.

– Иди приведи мне коня и принеси тряпья, чтобы набить одежду Тори, – потребовал он. – Мы пугнем Флемминга и Салливана, дав им понять, что Тори разбилась насмерть. Когда они пойдут ее искать, мы тоже будем там, чтобы заключить с ними сделку. Когда они обнаружат, что со скалы свалилось всего лишь чучело, они отдадут мне все, что я пожелаю, чтобы убедиться, что она все-таки жива.

В течение долгой паузы Дюк смотрел на Уэбстера, раздумывая, сказать или нет этой хитрой лисе, куда он может послать его вместе с приказами. Но Дюк предпочел выполнить то, что требовал Тайрон, потому что его не отпускала мысль о Тори. Эта смутьянка стала его навязчивой идеей. Последние несколько часов он почти воочию видел, как насилует ее снова и снова, заставляя просить прощения за унижение, которому она подвергла его на танцах на прошлой неделе.

– Нахальный выродок, – пробормотал Тайрон, когда дверь за Дюком захлопнулась. Он хотел избавиться от этого кровожадного головореза, и как можно быстрее. Дюк вышел за рамки своей роли, и его высокомерная манера держаться раздражала Тайрона. Когда Дюк выполнит задуманное, Тайрон вынужден будет избавиться от него… навсегда!..

Тори добралась до ранчо и, обнаружив, что там никого нет, страшно огорчилась. Взглянув на себя, на свой грязный грубый наряд, Тори решила принять ванну и переодеться. Она понятия не имела, кто носил до нее эти широкие бриджи и рубашку, прежде чем ее заставили надеть их. И она не останется в этих вонючих тряпках ни минуты дольше!

Нагрев воду в баке, Тори с трудом оттащила его наверх по ступенькам, чтобы наполнить чугунную ванну. Огромным облегчением для нее было окунуться в теплую воду, чтобы смыть грязь, пот и отвратительные следы прикосновений Дюка Кендрика. И пока она нежилась в ванне, постоянно возвращаясь мыслями к тому, что произошло, она не раз принималась проклинать Тайрона Уэбстера. Он намеревался использовать ее, чтобы добраться до Калеба и Дру и угрожать им. Конечно, он не расстался с этой идеей. Она слышала, как Сэм Разер упомянул, что Тайрон приказал Дюку захватить ее. Для Тори виновность Тайрона была очевидна. Может быть, ей и не удалось бы упрятать его в тюрьму за то, что Калеб и Билли Боб попали в засаду, но она могла свидетельствовать о том, что три его молодца похитили ее.

Остановившись на этой мстительной мысли, Тори торопливо вытерлась полотенцем и облачилась в платье. Не зная точно, где находятся Дру и Вонг, Тори решилась начать кампанию против Тайрона в одиночку. На этот раз она вооружилась пистолетом и ножом; пистолет сунула в сумку, а нож заткнула за подвязку на бедре. Не стоит выходить на прогулку, не вооружившись до зубов, пока Уэбстер и его головорезы гуляют на свободе!

Наметив себе цель, Тори выбралась за дверь и вскочила в седло. Темнота объяла окрестности задолго до того, как она покинула ранчо, и девушка неслась подобно бесплотному духу, путешествующему в ночи. Горя мщением, Тори мчалась в город, и ветер раздувал подол ее лавандового платья.

Пока Тори скакала при луне по дороге в Вирджиния-сити, Сэм и Кларк, извергая потоки проклятий, огибали островерхие холмы, чтобы выйти на последний участок дороги в четверть мили, ведущей к ранчо Салливанов. Внезапно они заметили Тори, стремительно удалявшуюся в сторону города. Ускорив шаг, Сэм и Кларк бросились бежать к конюшне, где захватили двух оседланных лошадей, которых там оставила Тори. Нещадно погоняя скакунов, бандиты галопом понеслись за своей убегавшей жертвой.

– Что, по-твоему, она собирается делать? – пробормотал Кларк.

– Черт меня возьми, если я знаю, но если мы не поймаем ее раньше, чем она подымет весь город, Тайрон нам головы оторвет, – кисло буркнул Сэм. – Эта женщина – источник бед. Она никогда не сидит на месте и не дается в руки.

Опьяненные бешеной скачкой, Сэм и Кларк преследовали Тори, которая торопилась добраться до конторы Тайрона Уэбстера и отплатить ему за страдания, которые она перенесла по милости его прихвостней.

ГЛАВА 33

Изнуренный и донельзя расстроенный, Дру быстрым шагом пересек холл гостиницы и вошел в апартаменты Флемминга. Он пристально оглядел пустую комнату и впился взглядом в Калеба, который только что вышел из спальни.

– Тебе давно пора бы быть здесь, – проворчал Калеб. – Ты пропустил весь фейерверк.

Дру не обратил внимания на шутку. Он беспокоился за Тори, которая так и не появилась здесь. Великий боже, где она теперь? Может быть, Гвен забрала ее и увезла прочь из города прежде, чем Дру удалось переговорить с ней?

– Где она? – спросил он.

– Сейчас в ресторане, я полагаю, – ответил Калеб, выправляя манжеты рубашки из-под рукавов вельветовой куртки, – но я сомневаюсь, что меню придется ей по вкусу.

Глубокая складка пересекла лоб Дру. До него дошло, что они с Калебом говорят о разных женщинах.

– Я имею в виду Тори, – уточнил он.

Калеб остановился на полдороге и недоуменно уставился на Дру.

– Дьявольщина, откуда я знаю? Я думал, она с тобой на ранчо. – Испуг исказил его обветренное лицо. – А где, ты полагаешь, она может быть?

Калеб со страхом вглядывался в Дру, который с не меньшим страхом смотрел на него. Догадка, что Тайрон как-то сумел добраться до Тори, как молния, пронзила обоих. Друзья бросились к двери и умудрились протиснуться в нее одновременно, хотя проход, казалось бы, не был достаточно широк для двух человек такой комплекции.

– Уйди с дороги, – проворчал Калеб, отпихивая плечом Дру.

– Сам уйди, – огрызнулся Дру, отталкивая Калеба от двери.

Когда Дру протиснулся вперед, Калеб злобно сверкнул взглядом в спину удалявшегося приятеля.

– Нечего изображать беспокойство, – презрительно буркнул он. – Однажды ночью ты показал свои истинные чувства. И Тори допускала, что хорошее отношение становится показухой.

– Я никогда не говорил ничего подобного, – отрезал Дру, пробегая по коридору к гостиничному холлу.

– А я говорю, – отпарировал Калеб, ускоряя шаг, чтобы держаться наравне с Дру.

– Я вижу, – согласился Дру, хотя его тон отрицал утверждение.

– Уверен, что так, – презрительно фыркнул Калеб. – Именно поэтому ты даже не знаешь, где находится моя дочь, в то время как все уверены, что она с тобой. Я удивляюсь, как ты не потерял ее во время переезда сюда из Чикаго!

Дру остановился так внезапно, что Калеб налетел на него, шумно выдохнув. Повернувшись, Дру посмотрел в нахмуренное лицо друга.

– К твоему сведению, твоя дочь весьма независима. Кажется, именно об этом ты и мечтал. По твоей просьбе я учил ее ориентироваться в дикой местности, и она проявила большие способности в умении постоять за себя. И судя по тому, что она заявила мне прошлой ночью, она вполне способна отправиться, куда ей заблагорассудится. И если она умудрилась попасть в беду, то сделала это исключительно по собственной воле, потому что не отдает мне отчета о своем поведении днем! – выпалил Дру Калебу в лицо.

– Ну, ты гораздо больший зануда, чем она, – заметил Калеб. – Я думаю, ты сумеешь переубедить ее, независимо от того, что она станет говорить.

Дру повернулся, чтобы двигаться дальше:

– Я постараюсь поймать ее раньше, чем проявится мое превосходство в силе… то есть если только Тайрон не вынудит меня к этому.

Размышляя о такой возможности, Дру вышел на улицу. Зная, что Тайрон умышленно вызвал размолвку между ним и Тори, Дру прикидывал, куда еще тянет руки грязный негодяй.

И надо же такому случиться, что Хуберт и Эдгар Кассиди прогуливались возле ресторана в тот момент, когда Дру и Калеб выскочили из гостиницы, спеша на поиски Тайрона. Увидев соперника, Хуберт презрительно фыркнул. Подобно нападающему быку, он наклонил голову и атаковал Дру с тыла. Болезненный стон сорвался с губ Дру, когда он оказался опрокинут на землю и на плечи его обрушился ряд ударов…

К несчастью для Хуберта, чье мастерство рукопашного боя оставляло желать лучшего, Дру быстро поднялся и бросился в драку. Со злобным рычанием он нанес противнику сильнейший удар, опрокинувший денди в грязь. Выплевывая кровь и отборные ругательства, Хуберт вскочил на ноги, словно горный козел. Приняв стойку профессионального боксера, чьи матчи ему приходилось несколько раз видеть, он приготовился провести несколько раундов с мускулистым гигантом. Хуберт прыгал вокруг Дру, демонстрируя прекрасную работу ног, делая обманные финты и выпады. Тот следил за скачущим денди так, как смотрит охотник на кролика, попавшего в пасть льва. Пока Хуберт прыгал вокруг противника, пытаясь достать его, Дру размахнулся и нанес удар прямо в нос Фрезье-младшему.

Гвендолин стояла на дощатом тротуаре и, злобно вскрикивая, умоляла Хуберта сделать из Дру отбивную. Когда молодой человек рухнул на мостовую, поверженный могучим ударом Дру, она впала в истерику и разрыдалась.

Эдгар стоял рядом, разглядывая человека, побившего Фрезье-младшего. Разум подсказывал, что стоило бы пожалеть Хуберта, чей нос скривился в левую сторону. Но, если честно, за последние несколько недель Эдгару самому хотелось сделать то же, что сделал сейчас Дру. Хуберт действовал ему на нервы своими постоянными требованиями и капризами. Однако, будучи джентльменом, Эдгар сдерживал себя.

Сияющая улыбка на лице Калеба могла бы служить заплутавшему путнику надежным маяком. Ничто не могло бы доставить ему большего удовольствия, чем позорное поражение бывшего жениха Тори на глазах у всего города. Этот человек был напыщенным ничтожеством, каких Калеб никогда в жизни не встречал. Новая улыбка заиграла на губах Калеба при виде реакции на происшедшее со стороны Гвен. Вид рыдающей, кричащей от негодования женщины согрел ему сердце. Чем несчастней она была, тем больше радовался Калеб. Ведь много лет все происходило наоборот.

Злорадно посмотрев на Гвен, он перешагнул через лежащего без сознания Хуберта и последовал за Дру. Насколько Калеба радовала истерика бывшей жены, настолько он тревожился, как бы Тайрон не причинил вреда Тори.

– Не стой столбом, Эдгар, – запричитала Гвен. – Сделай что-нибудь!

Эдгар сделал. Он перешагнул через Хуберта и направился вслед за Дру и Калебом.

– Я хочу увидеть Тори, – крикнул он.

– Я тоже, – пробормотал в ответ Дру.

Сбитый с толку, Эдгар нахмурился и поспешил догнать Калеба.

– Разве он не знает, где она?

Калеб посмотрел на человека, которого он презирал почти целое десятилетие. Из них троих, казалось, только Эдгар искренне волновался за Тори из-за ее необдуманной прогулки по дикой, незнакомой местности. Гвен и Хуберт заботились о своей гордыне и о мести больше, чем о благополучии Тори, а именно это было сейчас самым важным. Калеб не мог испытывать симпатию к Эдгару, но восхитился им, завидуя его заботе о падчерице.

– Боюсь, Тори навлекла на себя серьезную беду, – равнодушно произнес он.

Эдгар побледнел. С улыбкой отчаяния он последовал за Дру и Калебом, мысленно молясь, чтобы с Тори не случилось чего-нибудь непоправимого.

Тори в бешенстве отступила от забора в переулок и тихо приоткрыла заднюю дверь дома Тайрона. Ее сердце дико колотилось, руки не слушались и дрожали. Мозг девушки лихорадочно работал, но вдруг она заколебалась, не уверенная, какие действия следует предпринять. Она считала, что мир был бы лучше без Тайрона, но сразиться с ним самой у нее не хватило бы смелости. Да это просто безрассудство…

В этот момент кто-то бросился на нее из темноты. Закричать она не успела. Жесткая ладонь заткнула ей рот. Девушку дернули назад так резко, что она едва не задохнулась. Проклятье, какой неудачный день…

Эта мысль мелькнула в мозгу Тори последней. Рукоятка пистолета ударила ее по голове, и девушка опустилась на колени и поникла, как увядший цветок под жарким летним солнцем.

Сэм Разер посмотрел на безжизненное тело, повисшее на плече Дюка. Слабая улыбка искривила его губы. Было очень приятно видеть эту пышноволосую, не приспособленную к жизни леди в столь плачевном состоянии. Они с Кларком летели, словно птицы, чтобы догнать красотку после того, как она дважды ускользала от них. К счастью, им на помощь пришел Дюк, и вместе они поймали хитрую злючку.

– Отвезешь эту записку в дом Флемминга, – сказал Кендрик Сэму и достал из кармана еще один листок бумаги. – Кларк, а это доставишь на ранчо.

Едва заметно кивнув, мужчины бросились по улице, оставив Дюка связывать Тори и затыкать ей рот носовым платком. Он молча вернулся к лошадям и перебросил девушку через седло. Сатанинская улыбка искривила его губы, когда он вспомнил про лачугу, из которой сбежала пленница. Перед тем как избавиться от этой шалуньи, он отомстит за царапины, оставленные ее ногтями на его лице. Сэм и Кларк остановили его сегодня днем. Теперь вмешаться некому. Он разберется с ней по-своему.

Злой смешок сорвался с его губ при мыслях об унижении этой заносчивой красотки, о ее будущих слезах. Он заставит ее молить его о смерти вместо бесчестия. Деньги, которые Тайрон собирался вытянуть у Флемминга и Салливанов за Тори, достанутся ему. А когда братья Салливаны бросятся за ним в погоню, он будет уже далеко, с выкупом, который должны привести Сэм и Кларк.

Гнусный смешок опять сорвался с губ Дюка. Тайрон Уэбстер думал, что самый умный. Но Дюк наплевал на последний приказ этого шалопая, который хотел бы держать Вирджиния-сити в своих руках. На этот раз Дюк собирался поважничать с приличным количеством золота так, как делал это сам Тайрон, поручая ему самую грязную работу.

Теперь провели самого Тайрона. Он никогда не получит денег ни от Калеба, ни от Дру. Дюк будет хохотать, когда удерет с пристегнутыми к седлу мешками, полными золота.

ГЛАВА 34

Дру ворвался в салун и направился к кабинету Тайрона, Калеб и Эдгар следовали за ним.

– Ты должен встать в очередь, чтобы добраться до Тайрона, – проворчал Калеб, бросившись к двери, за которой скрылся Дру. – Этот тип мой!

Он вдруг замер рядом с Дру, с любопытством глядя на пол.

– Похоже, мы опоздали, – пробормотал тот, глядя на труп, лежащий лицом вниз.

– О боже! – выдохнул Калеб.

– Что-то не так?.. – Эдгар обошел своих спутников и тоже увидел безжизненное тело Уэбстера, напоминающее сейчас скомканный половик.

– Кто-то уже успел прикончить его, – сказал Дру без единой нотки жалости в голосе.

– Но кто? – вскрикнул Калеб.

– Трудно сказать. Все, кто знал этого человека, ненавидели его, – откровенно заявил Дру. – Подозревать можно весь город.

Он вдруг подумал, что, возможно, один из его братьев взял на себя ответственность избавить Вирджиния-сити от источника неприятностей. Все братья считали самосуд лучшим средством образумить Тайрона, особенно Джон Генри, который был весьма откровенен. Учитывая, какой дурной славой пользовался в городе Тайрон, вряд ли стоило ожидать следствия по делу о его убийстве. Кто бы ни прикончил этого негодяя, любой свидетель не стал бы ему мешать. И это было бы справедливо…

Мрачное подозрение охватило Дру, когда он увидел в стиснутой руке убитого знакомый костюм из оленьей кожи. Он осторожно присел на корточки и вытащил его из холодных пальцев Тайрона.

«Это Тори», – подумал Дру, прежде чем осмотрел труп и увидел у него в животе ножевую рану.

Эдгар не понимал происходящего до конца, но угрюмые выражения на лицах Дру и Калеба говорили ему, что произошло нечто ужасное. Только вот что это было, он пока не знал.

Шорох юбок и приглушенные ругательства нарушили тишину. Дру повернулся и увидел приближающуюся к кабинету Гвен с убийственной усмешкой на губах.

– Я арестую тебя за нападение на Хуберта и похищение Виктории, – злобно прошипела она ему. – Думаешь если ты живешь в проклятой Богом глуши, тебе можно всех втаптывать в грязь и похищать дочерей самых уважаемых граждан…

– Замолчи, Гвендолин! – рявкнул Калеб на свою бывшую жену. – У нас достаточно неприятностей и без твоих причитаний.

– Как ты смеешь со мной так разговаривать! – вскричала женщина. Ее грудь колыхалась от негодования. – Как только я добьюсь соблюдения законов в этом проклятом городе, ты и твой мерзкий приятель отправитесь за решетку первыми…

– Он прав, Гвен, – заявил Эдгар тоном, каким редко разговаривал с женой. – Помолчи хоть немного!

Вздорная женщина заморгала, как испуганная сова. Ни разу за десять лет Эдгар не повышал на нее голоса и не перебивал ее. Гвен открыла рот и в замешательстве уставилась на мужа.

Когда мрачная процессия выходила из кабинета, взгляд Гвен упал на лежащее на полу тело.

– Боже, ты убил Уэбстера! – крикнула она Дру, сразу заподозрив его. – Убийца! Палач!

– Кто-нибудь, заткните этой женщине глотку, – прорычал тот, прокладывая себе путь через толпу, собравшуюся в салуне.

Эдгар схватил жену за руку и потащил за собой. Когда она открыла рот, чтобы повторить свой вопль, он зажал ей рот ладонью.

– Ты видела, что Салливан сделал с Хубертом и со своей второй жертвой, – тихо проговорил он, чтобы достичь нужного эффекта. – Если не перестанешь приставать к нему, станешь третьей.

Угроза заставила Гвен замолчать. Она дико уставилась на широкую спину Дру, потом на две кобуры, пристегнутые к его поясу. В движениях этого человека, раздвигавшего мешающую ему толпу, чувствовалась смертельная опасность. Гвен решила не связываться с ним, пока не будет иметь в качестве подкрепления армию официальных представителей закона. Что бы ни намеревался сделать дальше Дру Салливан, но, казалось, трусливая толпа жителей Вирджиния-сити собиралась отпустить его! Ни один не осмелился встать на пути могучего гиганта, который распахнул дверь салуна и вышел на улицу.

В то время как Дру пробирался сквозь толпу зевак на улицу, Хуберт пришел в сознание. Утерев кровь с носа и губ, он поднялся на ноги и огляделся по сторонам. Злобный вопль вырвался из его горла, когда собравшиеся у входа в салун «Квин Хай» люди почтительно расступились, чтобы пропустить грозного гиганта, похитившего Викторию и втоптавшего самого Хуберта в грязь.

– Где моя невеста? – прорычал он одним краем рта, который опух чуть меньше.

Дру бросил на Калеба быстрый взгляд:

– Ты сказал ему?

– Нет. Я думал, это сделаешь ты, – ответил Калеб, все еще находясь под впечатлением увиденного в конторе Тайрона.

Дру расстроенно вздохнул. Господи, этот вечер превращается в кошмар. Гвен и Хуберт сделали невыносимую ситуацию еще более невыносимей. Судя по всему, Тори решила вступить в борьбу с Тайроном сама. Но что он делал с ее костюмом?

Дру даже не мог себе представить. Неужели Тори столкнулась с ним и разделалась с самым главным врагом Дру и Калеба?

В кабинете были заметны следы борьбы. Стулья перевернуты, а вещи, обычно лежавшие на столе Тайрона, валялись теперь повсюду в беспорядке. Дру не сомневался, что Тори заколола Уэбстера, обороняясь, но не мог понять, зачем она пошла к нему, если, конечно, только он не поймал ее. Но Тори ускользнула, оставив Тайрона лежать бесформенной кучей.

Однако это не объясняло, почему ее одежда оказалась в руке мертвого Тайрона. Где Тори сейчас? И не могут ли все эти предположения оказаться неверными?

Может, один из его братьев сцепился с Тайроном, проигнорировав приказ Дру? Проклятье, но где же Тори? Да еще этот Хуберт стоит на пути, а сзади шлет ему в спину проклятья эта женщина-ураган, которая, дай ей пронестись по городу, оставила бы за собой значительные разрушения!

Дру не успел найти ответы на множество вопросов, крутившихся у него в голове, а Хуберт уже разразился новым потоком брани, требуя объяснений. Бормотанье Фрезье-младшего ухудшило и без того отвратительное настроение Дру.

– Я линчую тебя прямо на улице! – начал угрожать Хуберт, приведя в относительный порядок свою одежду и делая несколько шагов вперед. – Во-первых, ты похитил мою невесту, а потом избил меня.

– И убил того беднягу в салуне! – выкрикнула Гвен. По толпе прокатился шепот, подобно волнам на море.

– Я не делал этого, – с презрением ответил Дру. – Уэбстер уже был мертв. Я не успел разорвать его на куски.

– Тогда кто же убил его? – прошипела Гвен. Ее тон свидетельствовал, что она не верит его словам, да и не может верить, памятуя слова Эдгара.

– Есть подозрение, что это дело рук вашей дочери, – прорычал Дру, стараясь поставить Гвен на место. Но, как сразу понял Эдгар, такая тактика вызвала обратный эффект.

– Лжец! Виктория никогда не причинила вреда ни одной живой душе. Она настоящая леди! – громко запротестовала женщина и затем вновь начала выкрикивать ругательства.

– Вы слишком давно не видели свою дочь, – возразил Дру, когда она на мгновение умолкла, чтобы перевести дыхание. – Теперь она может потягаться с любым мужчиной.

Это должно укротить мегеру, посчитал он. Так и случилось. Лицо Гвен приобрело цвет сырой печенки.

– Зверь! Ты превратил мою дочь в такого же варвара, как ты сам! Теперь она вынуждена скрываться от правосудия. – Женщина завывала, как плакальщица на похоронах. – Боже, Эдгар! Я боялась, что нечто подобное может произойти. Калеб со своей бандой превратил Викторию в монстра!

Было совершенно ясно, что с Гвен опять истерика. Дру не питал к ней жалости. Он удивился, как это Тори стала такой, как есть, видя перед собой пример в лице Гвен. Женщина продолжала вещать, как запятнается теперь репутация Кассиди, как семью изгонят из высшего общества. Она стенала о том, как встретится с целым потоком колких расспросов и не сможет ходить с поднятой головой, когда весь мир узнает, что ее дочь стала преступницей.

– Ты заплатишь за это, – заявил Хуберт. – Я уничтожу тебя, Салливан. Ты никогда больше не продашь ни одного быка никому в Чикаго. Я добьюсь, что тебя вышвырнут из города и погонят прочь как ничтожного негодяя, каким ты и являешься!

Тут он разошелся, извергая проклятья и не имея достаточно мужества, чтобы сдержаться. Дру ничуть не был оскорблен. Его единственная забота заключалась в определении местонахождения Тори, пока она не навлекла на себя еще большую беду. Если девушка спряталась после схватки с Тайроном, то не стоило и говорить о том, где она и когда вернется!

– Это тебя вышвырнут из города! – заявил Дру, повернувшись к Хуберту. – Тори моя жена, и ответственность за нее лежит на мне. Я же не захочу продать ни одного быка на твою бойню. Единственный вор здесь – это ты, Фрезье! Ты пытался ограбить меня, и я с удовольствием втоптал бы тебя в грязь. Любой скотовод в округе одобрил бы мои действия, потому что ты обманываешь их всех.

Хуберт стоял с открытым ртом, как пеликан. Виктория вышла замуж за этого… за этого презренного кретина? Должно быть, она сошла с ума! Как она могла совершить столь подлое преступление? Безумие – вот единственное объяснение, решил Хуберт.

Не обращая внимания на вопли Гвен, Дру направился домой к Калебу. Господи, как ему было нужно спокойно посидеть, поискать путь сквозь джунгли мыслей, путающихся в его голове. Он был неспособен что-либо предпринять, когда рядом билась в истерике женщина и бурлил, словно гейзер, Хуберт.

Когда Дру с Калебом пошли к дому, Эдгар тщетно попытался унять Гвен. Та продолжала ругаться. Бессильно разведя руками, он оставил жену на улице доигрывать спектакль и последовал за Калебом.

Войдя в комнату, Дру сразу заметил на софе записку и развернул ее, ожидая сообщения от Тори. Убийственный стон сорвался с его губ, когда он прочитал, что с него требуют выкуп. Да что ж это творится? Неужели головорезы Тайрона захватили Тори после схватки в салуне? Дру не знал, что и думать. Вот только шансы девушки на спасение выглядели все более хрупкими…

Калеб схватил записку, прочитал ее и разразился потоком ругательств. Пока он сыпал проклятьями, Эдгар взял у него записку. В конце концов трое мужчин хором потрясли воздух бранью.

Калеб пулей вылетел в холл собрать требуемую в записке сумму и через несколько минут вернулся с двумя мешочками самородков.

Безнадежность ситуации потрясла Дру, как физический удар. Он подумал об ужасе, который, вероятно, испытывала Тори в руках похитителей, и поежился. Не было гарантии, что ее удастся вернуть живой, особенно теперь, после смерти Тайрона. Да и как найти девушку после наступления темноты в этом суровом краю гор и ущелий? Дру мог устроить засаду и поймать того, кто придет забирать выкуп, но это вряд ли поможет Тори.

Боль, которой он до сих пор не знал, колола его душу. Такой знакомый милый образ Тори появился перед ним, словно призрак в ночи. С неожиданной четкостью он вспоминал каждый момент, проведенный с ней. Он пировал в великолепии ее страсти, бранил за слезы и восхищался смехом. Он наблюдал, как из неопытной девушки Тори превращалась в сильную, независимую тигрицу, уверенную в себе и изобретательную. За три месяца она достигла в жизни большего, чем за десять лет, и Дру следил за каждым ее новым шагом…

Дверь грохнула так, что посыпалась штукатурка. Дру поднял глаза и увидел ворвавшегося в комнату Вонга, размахивающего запиской и что-то быстро бормочущего по-китайски. За ним появились трое братьев Салливанов. Выражения их лиц являлись тремя копиями выражения, изваянного на окаменевшем лице Дру. Слишком возбужденный, чтобы говорить по-английски, Вонг трещал, как потревоженная сорока, затем перешел к бесконечному чиханию, все время неистово жестикулируя руками.

– Записку бросили в окно с камнем, – сообщил Джон Генри, поскольку Вонг, находящийся в состоянии крайнего возбуждения, так и не смог заговорить по-английски.

Дру выхватил из рук Вонга записку, которой тот размахивал у него перед лицом.

– Калеб получил точно такую же, – мрачно сказал он.

Эдгар Кассиди достал из кармана бумажник и предложил Дру деньги. Тот несколько секунд следил за взволнованным выражением его лица.

– Мне все труднее осуждать тебя за то, как ты поступил с Калебом, – пробормотал Дру, едва заметно улыбаясь.

Эдгар вздрогнул под взглядом его голубых глаз.

– Я заплатил бы в десять раз больше, только бы вернуть Тори и перевести стрелки часов назад. – Он схватил руку Дру и вложил в нее деньги. – Но я хочу вернуть ее только живой и здоровой. Жизнь достаточно наказала меня за мои ошибки, поверь мне.

Дру испытующе посмотрел на братьев.

– Тайрон Уэбстер мертв, его закололи ножом, – заявил он. – Надеюсь, это не ваша работа?

Три пары удивленных глаз уставились на него. Дру еще раз оглядел лица братьев и тяжело вздохнул.

– Я так и знал.

Если его братья были невиновны, оставался только один подозреваемый – Тори. И только Бог знал, кто ее похитил.

Пока Вонг вертелся и чихал, Калеб ходил из угла в угол, как делал всегда, когда был раздражен. Остальные наблюдали за его кружением по комнате в ожидании назначенного времени, когда надо будет нести выкуп.

В течение часа Дру горячо молился и мог только надеяться, что Тори воспользуется теми приемами, которым он ее обучил. Чувство беспомощности мучило его. В первый раз, когда Тори нуждалась в нем, он не имел даже кончика нити, с которой можно было начать поиски. А она не могла оставить никакой метки, если только…

Дру вскочил на ноги и бросился к двери. Остальные автоматически последовали за ним.

– Куда мы идем? – спросил Калеб. – Еще два часа до того, как мы должны оставить выкуп на остановке дилижанса.

– Мы идем искать нити, – с отсутствующим видом пробормотал Дру. – Я молю Бога, чтобы Тори сохранила самообладание и оставила их для нас.

– В темноте? – недоверчиво произнес Джерри Джефф. Дру не ответил, быстро шагая вперед.

Засветив импровизированные фонари, которые Калеб захватил вчера вечером с танцев, Дру пошел по переулку. Увидев лежащий в пыли кошелек Тори, он поднял фонарь повыше, чтобы осветить следы, расходящиеся в трех направлениях, и увидел, что отпечатки ее ног ведут в кабинет Тайрона и потом исчезают. Его проницательный взгляд заметил более глубокие следы сапог и представил, что Тори могли унести, без сознания или…

Отказываясь верить в худшее, Дру проследил за следами до того места, где, видимо, заранее были привязаны лошади. Он приказал привести лошадей, сам присел рядом с отпечатками копыт, которые тянулись из переулка на улицу.

Там они смешивались с дюжинами других, и Дру мог только предположить дальнейшее направление движения похитителя Тори. Но даже если устроить погоню вслепую, это лучше, чем мучиться, сидя в кресле в доме Калеба, ожидая надвигающуюся беду.

Оставалась только крошечная надежда, что Тори сможет оставить метки. Дру подумал, вспомнит ли она его слова, которые он говорил ей давным-давно? Он не смел надеяться, что жена их вспомнит, но молил, чтобы отчаяние подсказало ей выход, способный спасти ее. Мысль о том, что он может никогда больше не увидеть Тори, рвала на части его сердце…

ГЛАВА 35

Хотя Тори испытывала дикую головную боль, она попыталась открыть глаза и осмотреться в темноте, болтаясь вниз головой. Напряжение, которое поддерживало ее силы целый день, ослабело, и отчаяние надвинулось, как густой туман. Казалось, что как бы яростно она ни сопротивлялась, от судьбы не уйти. За последние десять часов она израсходовала весь свой запас средств самосохранения, которым научил ее Дру.

Тори была неглупа. Она знала, что у Дюка Кендрика не было ни капли жалости. Что бы он ни собирался делать, он ни за что не оставит свидетеля в живых. Рано или поздно он убьет ее, и у Тори не было шансов спастись, пока она висела на лошади, перекинутая через седло со связанными руками и ногами. Она не могла дотянуться до кинжала, заткнутого за подвязку, чтобы перерезать веревку и освободиться.

Борясь с путаницей мыслей, вызванной пульсирующей головной болью, Тори пыталась сообразить, что делать. Конечно же, существовала какая-то жизненно важная капля информации, которую передал ей Дру и о которой она забыла. Ведь если не вспомнить ее, то можно сказать, что она уже мертва.

Тори перебирала в памяти каждое мгновение, которое она провела с Дру, заново переживая каждый случай, анализируя все, что он ей говорил, но ей мешали чувства, охватывающие ее, когда она ясно осознавала, что может никогда не увидеть Дру, по крайней мере в этой жизни. Все те чудесные ощущения, которые они делили друг с другом, она больше не испытает в действительности. Она никогда не выразит ту любовь, которую испытывала к нему, глубокую привязанность, которой так и не дали возможности развиться. Она сойдет в могилу, любя его всем сердцем, телом и душой, а он никогда об этом не узнает.

Тори слегка задумалась о том, будет ли Дру страдать без нее и стал ли он испытывать к ней теплые чувства за время тех мытарств, которые выпали на долю им обоим? Неужели она останется в его памяти только одной из многих женщин, которые у него были, той, которую, как ему казалось, он был обязан взять в жены, чтобы спасти свою дружбу с Калебом, той, ответственность за которую он нехотя принял на себя? Это было более чем вероятно, особенно после тех ужасных слов, которые она ему наговорила прошлой ночью, думала Тори подавленно. А до этого иногда ей казалось, что, возможно, она начинает нравиться Дру, что и он тоже испытывает к ней какое-то особое теплое чувство. Но ей он никогда не признался в этом и тем самым предал ее. В тот единственный раз, когда она сказала ему, что любит его, он все свел к логическим уравнениям.

«Думай, Чикаго!» – резко оборвала себя Тори. Совершенно бесполезно погружаться в сладкие запретные мысли о Дру в столь критической ситуации. Она сможет подумать обо всем этом, моля о чуде и страдая об утраченном счастье, когда будет стоять у жемчужных ворот рая, ожидая, когда святой Петр даст ей крылья и нимб… О господи, судя по тому, как отвернулась от нее в последнее время удача, она, скорее всего, будет жариться на костре в аду, рядом с Тайроном Уэбстером, а не плыть на своем собственном облаке в раю.

Проклятье! Должен же быть какой-либо способ спастись от грозящей гибели. Тори продумала и отбросила дюжину замысловатых планов, понимая, что ни один из них не подходит к той ситуации, в которой она оказалась. Господи, чего бы она ни отдала за то, чтобы у нее в руках оказалась коробка с бобовыми зернами, которые она могла бы бросать на дорогу, указывая Дру путь к…

Эта мысль высветила кое-что в прошлом. Тори вдруг вспомнила, как Дру, стоя перед ней, смеялся, что она отказывается снять нитку жемчуга, которую ей так давно подарил отец. Это была память о Калебе, и она никогда не расставалась со своим ожерельем. Дру смеялся над ее забавным видом – сочетанием кожаного костюма с жемчугом – и заметил шутя, что в случае необходимости она всегда может оставить за собой след из жемчужин, чтобы он мог найти ее.

Горькая улыбка скривила губы Тори, когда она согнула связанные руки и потянулась к ожерелью. Конечно, это было рискованным предприятием, но если Ханс и Гретель могли отмечать путь хлебными крошками, чтобы выбраться из леса, она сможет сделать то же самое с помощью бусинок ожерелья, чтобы Дру нашел ее, если он вообще захочет отыскивать. Конечно, он скорее всего забыл о своей шутке, и, наверное, невозможно увидеть жемчужины на каменистой дороге, особенно в темноте. Отчаяние – мать изобретений, так перефразировала известное изречение Тори и, призвав на помощь всю свою находчивость, разорвала нитку своих любимых жемчугов.

Она слышала, как постукивают копыта лошади Дюка, терпеливо преодолевающей крутые склоны. Притворяясь, что она все еще без сознания, Тори делала минимум движений, чтобы не привлечь к себе внимания. Через равные промежутки она роняла по жемчужине из сжатого кулака, наблюдая, как сияют в лунном свете бусинки, упавшие среди камней дороги, ведущей из Вирджиния-сити. Она знала, что ей в эту ночь остается только молиться о спасении, но тропа, на которую падали жемчужины, давала ей луч надежды, хотя и очень слабый. Все же это было лучше, чем утопать в жалости к себе самой, надеясь сойти в могилу с воспоминаниями о незадавшейся любви.

Дру устало вздохнул, медленно двигаясь по дороге и внимательно разглядывая землю.

– Черт возьми, Чикаго, если ты в сознании, тогда думай, – произнес он вполголоса.

– Ты не мог бы сказать, что мы ищем? – спросил Джон Генри. – Я вижу только наши следы и следы еще дюжины всадников, проехавших по дороге туда и обратно.

– Бога ради, Энди Джо, если мы не отдадим деньги в срок, те, кто похитил Тори, ее… – Джерри Джефф замолчал, увидев, как Дру гневно нахмурился.

– Не говори так, – резко произнес Дру, сердито взглянув на брата. – Даже не думай об этом.

Держа фонарь высоко над головой, Дру проехал шагом по дороге, а его спутники печально смотрели на него. «Все напрасно», – в отчаянии подумал Дру. Никаких следов Тори не было видно. Он хотел поймать радугу, но Тори на другом ее конце не будет…

Блеск жемчужины привлек его внимание как раз в тот момент, когда, отчаявшись, он собирался вернуться к остальным. Дру почувствовал, как в сердце забилась надежда и, соскочив с седла, вытащил жемчужину, застрявшую между камнями.

– Ура! Она вспомнила! – с облегчением расхохотался он.

Калеб в замешательстве взглянул на Эдгара и братьев Салливанов, которые в ответ на его молчаливый вопрос только пожали плечами. Никто не понял, о чем бормочет Дру. Когда он подозвал их, они с шумом ринулись к нему, уверенные, что у старшего из Салливанов помутился разум. Сияя от удовольствия, Дру разжал руку и показал изящную бусинку.

– Это ожерелье Тори, – сказал он мужчинам, стоявшим в замешательстве и глядевшим на Дру как на сумасшедшего. – Она оставляет для нас след из жемчужин, чтобы мы могли ее найти.

Цепляясь за единственный проблеск надежды, мужчины ехали рядом, держа высоко над головой фонари, ища другие бусины, которые укажут им путь.

– Есть! Еще одна, – закричал Билли Боб, спрыгивая с седла, чтобы подобрать очередную жемчужину.

Тори, несомненно, сохранила присутствие духа, и это придавало Дру надежду. Она научилась думать, как он, реагировать на окружающее так же, как он. Когда они встретились впервые, они были различны, как день и ночь, но за эти последние несколько месяцев стали так похожи, как будто были одним целым.

Сэм и Кларк поднялись из-за кустов и смотрели в сторону, откуда должны были доставить деньги. Там ничего не было, кроме лунных бликов и теней и приглушенного треска сверчков где-то вдали.

– А что, если Салливан не заплатит за свою чертову женушку? – пробормотал Кларк, озирая окрестности.

– Откуда, черт возьми, я знаю, что тогда, – пробурчал Сэм с раздражением. – Тайрон платит нам не за то, чтобы мы думали.

– Может быть, одному из нас вернуться в город и спросить, что делать, если деньги не привезут? – предложил Кларк.

Сэм несколько мгновений поразмышлял об этом, а затем указал на стреноженных лошадей.

– Вот ты поезжай и спроси его. А я останусь здесь и подожду Салливана и Флемминга.

Кивнув в знак согласия, Кларк пролез через кустарник и сунул ногу в стремя. Когда он ускакал, Сэм опять залег в кустах и стал ждать. Меньше чем через полчаса Кларк вернулся. На его лице застыло потрясенное выражение.

– Ну, что тебе сказал Уэбстер? – спросил Сэм нетерпеливо.

– Он ничего не сказал, – ответил Кларк.

– Ты с ним не поговорил? – Сэм непонимающе нахмурился, и его лоб пересекла глубокая морщина.

– А я не мог, – сказал Кларк. – Мертвецы не разговаривают.

– Что? – Сэм вскочил на ноги.

– Кто-то распорол брюхо Уэбстеру. Он лежит в своей конторе, и там все перевернуто вверх дном.

Ругаясь вполголоса, Сэм направился к лошади.

– Нам лучше рассказать Дюку, что происходит. Он ждет у себя в хижине, думает, куда мы, к черту, запропастились. И если Салливаны убили Уэбстера, они явятся и за нами. Эти линчеватели опять на тропе войны. Проклятье!

Бандиты помчались, как молния, по пустынной дороге, размышляя, что Салливаны сделают им теперь, когда расправились с Тайроном. Все обернулось куда хуже, чем они ожидали. Сначала сбежала Тори, и ее пришлось ловить, а теперь выкуп не получен и Тайрон найден мертвым!

Торопясь сообщить Дюку эти неприятные новости, Сэм и Кларк мчались галопом по той же тропе, по которой ехали Салливаны и Флемминг. Знай они, что их ожидало впереди, они бы повернули коней и ускакали в неизвестном направлении. Дру Салливан был в данный момент очень нетерпелив, и это вскоре предстояло узнать Сэму и Кларку.

Услышав топот копыт, Дру приказал загасить фонари.

– Что там еще? – пробормотал он.

Уведя лошадей под прикрытие валунов по сторонам дороги, он внимательно смотрел на залитую лунным светом тропу, готовый кинуться на первого, кто появится перед ним. Не успели Сэм Разер и Кларк Рассел выехать из-за поворота дороги, как Салливаны набросились на них, словно рой разъяренных ос. Удивленные возгласы слетели с губ Сэма и Кларка, когда их сбросили на землю и стали яростно избивать.

– Кто требует выкуп за Тори? – прорычал Дру, рывком ставя Сэма на ноги и тряся его так, что у того застучали зубы.

– За какую Тори? – попытался схитрить Сэм.

Вести себя так было очень неразумно, принимая во внимание состояние, в котором находился Дру. Он не стал повторять свой вопрос, по крайней мере словами, а только размахнулся и двинул Сэма так, что живот у него прилип к позвоночнику. Сэм захрипел от боли, и ноги его подогнулись. Когда Джон Генри заставил негодяя выпрямиться, Дру отклонился, чтобы было удобнее нанести еще один сокрушающий удар.

– Дюк Кендрик, – зарыдал Сэм, прежде чем Дру нанес третий удар. – Уэбстер велел нам поймать ее, но она убежала, и нам пришлось отправиться за ней снова. Мы ее догнали, когда она выскочила из конторы Тайрона и…

– Заткнись, Сэм, – рявкнул Кларк.

Джерри Джефф распрямился как пружина. Когда Кларк снова упал, болтливый язык Сэма задвигался еще быстрее.

– Вы собираетесь линчевать нас? Мы ничего плохого вашей жене не сделали. Мы только выполняли приказание. Все, что мы сделали, это…

– Куда Дюк отвез Тори? – нетерпеливо прервал его Дру.

– А вы нас повесите? – потребовал ответа Сэм.

– Если ты не ответишь на мои вопросы, через десять минут вы оба будете болтаться на веревке, – прорычал Дру с жестокой угрозой.

– Дюк отвез Тори обратно в хижину, а мы поехали за выкупом, – доложил Сэм.

– А кто стрелял в Калеба? – спросил Дру.

– Это был я, – ответил Сэм, не дожидаясь, пока получит еще один удар.

– А что касается Билли Боба?..

– Это дело Кларка, – признался Сэм, так как у самого Кларка уже не оставалось дыхания, чтобы отвечать на вопрос.

Повернувшись, Дру бросил веревки Калебу и Эдгару, которые до сих пор были только зрителями.

– Свяжите их, – приказал он, идя к лошади. – Если они будут вам докучать, просто пристрелите их.

Калеб и Эдгар связали своих пленников, а братья Салливаны вскочили на коней. Пока они ехали на северо-запад, Дру проклинал все на свете, представляя себе ужас, который переживает Тори. Он и не знал, что, когда ее похитили в первый раз, она убежала, а потом попалась вновь. Было удивительно, что после перенесенных испытаний она до сих пор сохранила присутствие духа, и он не мог сердиться на нее за то, что она решила отомстить и ударила Тайрона ножом в живот. Уэбстер грозил ей адом, а она направила его по пути, ведущему прямо в это вечное пекло. Именно там было подходящее место для этого подонка. Дюк Кендрик был следующим кандидатом на полет в царство теней. Дру надеялся, что Тори доживет до той минуты, когда воочию сможет увидеть, что ее похититель наказан за те мучения, которым она подверглась.

Дру поклялся, что, если Тори спасется, он никогда больше не спустит с нее глаз. У нее была удивительная способность навлекать на себя неприятности. Может быть, у Эдгара и Гвен были основания удерживать ее в рамках высшего общества. Тори никогда не попадала в беду до тех пор, пока Дру не потащил ее в Монтану. Теперь на нее свалилось столько бед – ни одна женщина не смогла бы справиться с таким количеством. Господи, ну почему он не оставил эту нимфу с фиалковыми глазами в Чикаго!

ГЛАВА 36

По-прежнему делая вид, что она без сознания, Тори оставалась без движения, как тряпичная кукла, когда Дюк перекинул ее через плечо и отнес в хижину, где положил на кровать и прикрутил ей руки к изголовью; более того, Дюк, казалось, не обращал внимания, пришла она в себя или нет. Хотя он и развязал ей ноги, не нужно было быть гением, чтобы понять, для чего он это сделал!

В тот момент, когда Дюк раздвинул коленями ее бедра и попытался задрать платье, Тори пришла в себя и разъярилась, как дикая кошка. Резко подтянув колени, она лягнула его в живот с силой дикого мула. У Дюка перехватило дыхание, он захрипел, но уже через мгновение его необузданный темперамент взял верх. Дюк становился очень жестоким и кровожадным, когда на него нападали. Он считал себя вправе причинять боль любому, но страшно оскорблялся, когда сам получал жестокий удар.

– Ах ты, маленькая дрянь! – зашипел он, наотмашь ударив Тори по лицу. – Никто не смеет до меня пальцем дотронуться, не то потом поплатится за это. Уэбстер пытался отделаться от меня, и он мертв. То же случится и с тобой, после того, как я получу тебя…

У Тори едва хватило времени осознать сказанное, Дюк снова бросился на нее, как рычащий тигр. Он вцепился в платье Тори, оно лопнуло по швам, и пуговицы разлетелись в разные стороны. Но Тори решила погибнуть со славой, сражаясь с этим сумасшедшим убийцей, до последнего дыхания. Она извивалась, крутилась и била его коленями и пятками, несмотря на то, что он еще раз ударил ее по щеке. Если бы она могла выхватить нож, который Дюк пока не заметил в попытке подавить ее сопротивление, то уже вонзила бы его в безжалостное сердце Дюка и не испытала при этом ни капли сожаления.

Хотя Тори вкладывала в борьбу всю свою энергию, которую сумела мобилизовать, она не могла долго противостоять грубой силе и звериной натуре Дюка. Он прижался к ней своим телом, и Тори содрогнулась от омерзения. Она не хотела подвергаться такому оскорблению и предпочитала разозлить его, чтобы он ее убил, только чтобы не поддаться этому отвратительному насилию. Тори постаралась забыть про резкую боль в челюсти, заставляя себя не обращать внимания на его шарящие руки, и боролась зубами и ногами, стараясь сбросить с себя мерзкое животное…

Рычание, почти нечеловеческое, раздалось в комнате. Дру вломился в дверь, сорвав ее с петель. Голубые ледяные глаза Дру неотрывно смотрели на Дюка, а тот повернулся, стараясь выхватить свой кольт. Но, прежде чем Дюк успел схватить свой пистолет и разнести Дру в клочья, тот накинулся на него. Пистолет вылетел у Дюка из рук и упал рядом с Тори, но без всякой пользы, так как ее руки были все еще привязаны к изголовью кровати.

Лучистые фиалковые глаза ее расширились, когда Дру отшвырнул Дюка к стене, как будто этот подлец был легким, словно перышко. Никогда она не видела такого страшного оскала, как тот, что исказил лицо Дру. Сейчас он был на сто процентов диким зверем, бросившись на Дюка, который с трудом соображал, что происходит, после того, как ударился головой о стену. Прежде чем Дюк успел что-либо сделать, Дру опять бросился на него, нещадно избивая своими стальными кулаками. Стоны и рыдания Дюка разносились по комнате, когда он тщетно старался защититься от безжалостных ударов в живот и лицо.

Когда Дюк мешком свалился возле стены, обливаясь кровью, не в состоянии отбить хотя бы еще один сокрушительный удар, Дру наконец смог взять себя в руки. Прерывисто вздохнув, он выпрямился и повернулся к Тори. При виде разорванного платья и слез, которые все еще заливали ее глаза, сердце его перевернулось. Он не мог найти слов, чтобы выразить свое сочувствие и раскаяние за тот ужас, что она вынесла. Безудержно резкий и жестокий с Дюком, он был невероятно нежен, когда помогал Тори освободиться от кляпа во рту и развязывал ей руки. Его заметно потряс вид ее разорванной одежды и ссадины на щеке. Чувства переполняли его, но они находились в таком сумбурном состоянии, что словами их было невозможно выразить.

Стараясь держать себя в руках, Дру протянул дрожащую руку к ссадинам на ее лице.

– Ты провела чертовски трудный денек, Чикаго, – прошептал он срывающимся от волнения голосом.

– Да уж, – согласилась она, стараясь не всхлипывать и заставляя себя растянуть губы в некое подобие улыбки.

Лицо его наконец смягчилось, и что-то, слабо похожее на улыбку, искривило губы. Дру нежно провел рукой по ее распухшим губам.

– Я знаю, тебе нелегко со мной пришлось последнюю пару месяцев, но я хочу, чтобы ты знала, что я…

Потрясение отразилось на его лице, когда Тори внезапно схватила пистолет, который лежал рядом с ней, и взвела курок. Инстинктивно он отклонился в сторону, когда дуло повернулось к его груди. Тори однажды чуть не разнесла ему голову из ружья, поэтому он отстранился, чтобы она не сделала этого еще раз. Дру не имел ни малейшего представления, какой бес вселился в нее сейчас, поэтому решил на всякий случай поостеречься и задавать вопросы потом.

Выстрел прогремел так близко от его головы, что у него чуть не лопнули барабанные перепонки. Вторая пуля отскочила рикошетом от металлической рамы кровати и попала в стену, рядом с головой Тори.

Обернувшись назад, Дру через плечо увидел, как левая рука Дюка беспомощно опустилась и его пистолет упал рядом с ним. Судя по всему, Дюк пришел в себя и схватил свой кольт, надеясь послать пулю в спину Дру. Если бы не быстрая реакция Тори, над Дру уже совсем скоро росли бы маргаритки.

– И у тебя была чертовская ночь, Монтана, – прошептала Тори, бросая пистолет, как будто это были горячие угли. Она смертельно побледнела. Мысль о том, что Дюк чуть было не расстрелял ее любимого у нее на глазах, заставила Тори затрепетать, как листок на ветру.

За двумя выстрелами последовал грохот шагов на крыльце. Через несколько секунд все братья Дру появились в дверях с кольтами, нацеленными в разных направлениях. Хотя Дру приказал братьям не вмешиваться, пока он не даст сигнала, но при звуках выстрелов они кинулись на помощь старшему брату, несмотря на его строгое приказание оставаться в стороне.

Все засыпали Дру вопросами, а он, ни на мгновение не отрывая взгляда от Тори, стянул с себя рубашку и прикрыл ее разорванное платье.

– Поедем домой, Чикаго, – прошептал он, поднимая ее своими сильными руками.

Домой! Если бы только Тори знала, где теперь ее дом! Она знала, что ей больше не место в Чикаго, среди праздных богачей и хвастливых дураков, как Хуберт. Но она вовсе не была уверена, что приживется в Монтане. Некоторые люди в силу непредвиденных обстоятельств или разных поворотов в их жизни просто не имеют места, которое могли бы назвать своим домом. Тори оказалась в такой же ситуации. Она была как перекати-поле, которому нигде нет места… кроме как под защитой Дру, в объятиях его мощных рук, но у нее не было уверенности, что он и в самом деле хочет, чтобы она в них находилась. Она была еще одним обязательством, которое он принял на себя, и он жалел ее из-за тех опасных испытаний, которые выпали на ее долю.

Хотя Тори была благодарна судьбе, спасшей ее от смерти, она знала, что не следует желать большего. Ей так хотелось найти себе место в жизни Дру, заслужить его любовь. Однако в глубине души Тори понимала, что в его глазах она навсегда останется женщиной, на которой он женился в силу обстоятельств.

Когда Дру вскочил в седло у нее за спиной и крепко прижал ее к себе, что-то внутри Тори умерло. Она знала, что он только потому так заботлив и внимателен, что сочувствует ей в ее несчастье. Дру предлагал не любовь, а сострадание.

Хотя ей было очень грустно, Тори сумела улыбнуться, когда Калеб и Эдгар бросились к ней навстречу, чтобы убедиться, что она жива и здорова после всего перенесенного. Они настояли, что будут сопровождать ее на ранчо, в то время как двое младших Салливанов погнали своих пленников в тюрьму.

Тори совершенно выбилась из сил к тому времени, как они спустились по извилистой горной дороге и приблизились к ранчо. Она, безусловно, была не в состоянии выдержать прием, который ожидал их в гостиной. Вонг подпрыгнул от радости, когда ее увидел, и все время радостно бормотал что-то по-китайски, но другие гости встретили их совсем иначе. Гвен и Хуберт накинулись на Дру, как только он вошел в дом, а двое мужчин, которых Тори никогда не видела раньше, выскочили вперед, чтобы взять ситуацию под свой контроль.

Длинный тощий человек, которому на вид было около сорока, решительно шагнул к ним с револьвером в руке. Позади него был другой, коренастый и усталый, с двумя револьверами в руках. К изумлению Тори, незнакомцы направили свои кольты на Дру.

– Дру Салливан, вы арестованы за похищение с целью получения выкупа, нанесение телесных повреждений и убийство Тайрона Уэбстера, – заявил Том Бейтс.

Тори резко вскинула голову и увидела, что Гвен и Хуберт самодовольно улыбаются.

– Не вижу ничего смешного, – нахмурился Калеб.

– И вы тоже арестованы, мистер Флемминг, – подключился Уильям Фогг. – Вас обвиняют в утаивании информации и в соучастии в похищении молодой леди.

– Кто, черт возьми, эти люди? – пробурчал Дру.

– Агенты Пинкертона, – сияя от удовольствия, проговорил Хуберт. – Они преследовали тебя последние семь недель. Я нанял их, чтобы они тебя разыскали. Это заняло у них чересчур много времени, но по крайней мере с нами теперь два представителя закона и порядка, которые проследят, чтобы ты заплатил за свои преступления.

Дру, казалось, хотелось броситься к Хуберту и врезать ему промеж глаз.

– Выполняйте свои обязанности, джентльмены, – настаивала Гвендолин, гордо подняв подбородок.

– Но Дру не убивал Уэбстера, – воскликнула Тори. Достаточно того, что Дру обвиняли в ее похищении и нанесении телесных повреждений, и ей было абсолютно ясно, кто испытал на себе силу тяжелых кулаков Дру, – Хуберт Каррингтон Фрезье-младший. Она не могла допустить, чтобы Дру обвиняли в преступлении, которого он не совершал.

– Замолкни, Чикаго, – пробормотал Дру. Пока Тори ошеломленно взирала на него, Дру посмотрел на детективов Пинкертона.

– Я заколол Уэбстера и застрелил Кендрика.

– Ты же этого не делал, – обернулась к нему Тори, не понимая, зачем, черт возьми, Дру признается в чужих преступлениях.

– Нет, сделал, – выкрикнул он.

– Господи боже мой, Монтана, перестань брать всю вину на себя, – резко возразила Тори. – Это я убила Кендрика, прежде чем он сумел выстрелить тебе в спину, и, черт побери, ты это прекрасно знаешь.

– А Уэбстера? – вставил Калеб, надеясь, что детективы проявят великодушие к Тори, которая, казалось, вырвалась из ада, как это, впрочем, и было на самом деле!

Тори с удивлением смотрела на Дру, который молча хмурился. Только сейчас до нее дошло: он считает, что это она убила Уэбстера и пытается защитить ее. «Как всегда, бесстрашный защитник», – думала она, глядя на Дру. Но ей не нужны ни его защита, ни сочувствие. Если бы она не проявила смекалку и не вспомнила о жемчужном ожерелье, ее уже давно бы прикончил этот мерзкий Дюк Кендрик.

– Я не убивала Уэбстера. Он был уже мертв, когда я ворвалась к нему в контору, – заявила Тори. – Дюк Кендрик признался, что он убил Тайрона, когда тот попытался разделаться с ним.

Хуберт пробормотал с неудовольствием:

– Салливан все равно должен предстать перед судом за похищение и нападение, и я хочу увидеть его за решеткой еще до рассвета!

– То же относится и к Калебу Флеммингу, – подключилась Гвен, глядя на бывшего мужа убийственным взглядом.

Когда детективы Пинкертона стали надвигаться на Дру и Калеба, Эдгар протолкался вперед, чтобы сказать то, что хотел.

– Никакого похищения не было, – объявил он и сразу же услышал, как Гвендолин возмущенно фыркнула. – Я послал Калебу телеграмму, в которой известил его о предстоящей свадьбе Тори. Он только послал мистера Салливана сопровождать дочь во время трудного путешествия, которое она предприняла для того, чтобы навестить своего родного отца. Я все это время точно знал, где находится Виктория, и был уверен, что она в надежных руках.

– Ты? – выдохнули разом Калеб, Гвен и Хуберт. Тори села, чтобы не упасть. Зачем ее отчим сообщил обо всем ее отцу и почему сейчас он выступал в защиту Калеба и Дру. Очевидно, Гвен была также потрясена, услышав это. С ней случился обморок, и никто не подхватил ее, когда она с грохотом рухнула на пол.

Агенты Пинкертона смотрели друг на друга в недоумении и замешательстве.

– Что касается нападения на Хуберта, то его просто не было, – продолжал Эдгар. – Хуберт начал драку, а Дру только защищался. Дру невиновен ни в каких противоправных действиях, и я отказываюсь возбуждать против него дело. Все, что он сделал, – это спас Тори жизнь… причем не один раз, – добавил он, бросая многозначительный взгляд на Хуберта. – Дру достоин похвалы, а не наказания.

– Если ты будешь действовать так же в дальнейшем, Эдгар, дело кончится тем, что ты мне понравишься, – со сдавленным смехом сказал Калеб. В его карих глазах светилось уважение.

Хуберт был так обескуражен, что не мог стоять спокойно. Он был поражен предательством Эдгара и тем, что Дру останется безнаказанным. Пока детективы прятали свои кольты, Хуберт сыпал проклятиями.

– Если вы думаете, что я вам заплачу за потраченное время, вы жестоко ошибаетесь. Я нашел Салливана задолго до вас и намереваюсь сообщить о вашей бездарности Пинкертону. Вам лучше самим начать искать себе другую работу, потому что я прослежу, чтобы вас, неуклюжих обезьян, уволили!

Эдгар спокойно вынул бумажник, чтобы расплатиться с агентами.

– Вам нет необходимости бояться за свои места, – заверил он Тома и Уильяма. – Хуберт может плеваться, пока не посинеет, но я сообщу свое мнение, в котором похвалю вас за работу. Как вы уже, наверное, поняли, Хуберт просто большой мыльный пузырь.

Улыбаясь Эдгару, Том Бейтс и Уильям Фогг спрятали деньги и удалились. Но Хуберт был по-прежнему неуправляем. Все произошло совсем не так, как он ожидал, и он не испытывал ни малейшего удовлетворения.

– Ты будешь полной дурой, если останешься с этим… с этим сумасшедшим дикарем, Виктория, – прорычал Хуберт, глядя на растрепанную красавицу. – Салливан женился на тебе только для того, чтобы поквитаться со мной. Когда он был в Чикаго в прошлом году, он вышел из себя и ударил меня. Он вел себя как варвар, и на самом деле он им является. И он женился на тебе, чтобы мне отомстить. Ты была просто пешкой в его игре. Он хотел, чтобы последнее слово осталось за ним.

Тори непонимающе подняла глаза на Дру, который что-то бурчал про себя. Он никогда и словом не обмолвился, что знал Хуберта раньше и что когда-либо имел с ним дело. Ответственность за нее и месть своему злейшему врагу? Вот, значит, на чем основывался их брак? Господи, это было даже хуже, чем она думала!

Видя муку в ее глазах, Хуберт решил закрепить свой успех.

– Ну, давай, отрицай, Салливан, – вызывающим тоном сказал он, победоносно улыбаясь, видя, что Тори выглядит так, как будто получила удар в сердце. – Ты даже не потрудился ей об этом сказать, разве не так? Конечно, ты этого не сделал. Это испортило бы твою игру, не так ли? Ты просто использовал ее, чтобы мне отплатить. – Хуберт смотрел на Дру со злобной усмешкой. – Мне страшно представить всю ложь и лесть, которые ты изливал на Викторию, пока вы добирались до Монтаны.

Тори смело выдержала второй словесный удар, но она была убита резкими обвинениями Хуберта и издевательскими взглядами, которые он на нее бросал.

– Убирайся из моего дома, пока я тебя не вышвырнул отсюда, – пророкотал Дру, и его голос, отражаясь от стен, казалось, несся к Хуберту со всех сторон.

Когда Дру кинулся на Хуберта, тот взвизгнул от ужаса. Прежде чем Хуберт смог убежать, Дру схватил его за ворот куртки и брюки и понес к двери. Хуберт отбивался и орал, как разбуженный петух. С враждебным рычанием Дру выбросил его за дверь. Вопль боли вырвался у Хуберта, когда он ударился о землю всеми костями своего мерзкого тела. Ворча что-то с отвращением, Дру вернулся в дом и обнаружил, что Тори стоит между Калебом и Эдгаром.

– Пожалуйста, отвезите меня в гостиницу, – попросила она, гордо подняв голову и не глядя в сторону Дру. – День сегодня был очень долгим и очень трудным, и я совершенно обессилена.

Калеб беспомощно взглянул на Дру, который ругался вполголоса.

– Не уходи, Чикаго, – умоляюще поглядел на нее Дру. Услышав его голос, Тори выпрямилась, вытянувшись в струнку, и с вызовом посмотрела поверх головы Дру.

– Я пришлю кого-нибудь за моими вещами утром, – коротко сказала она.

Когда Гвен пришла в себя, издавая вздохи и стоны, Эдгар обернулся, чтобы поднять жену на ноги и поспешно вывел ее за дверь, прежде чем она опять закатила истерику.

Когда все четверо растворились в темноте, Дру устало привалился к дверному косяку и тяжело вздохнул. Бормоча себе под нос, Вонг пробежал по гостиной, чтобы поднять столик, который Гвен случайно перевернула, когда свалилась на пол.

– Вы будете очень сожареть, есри позворите ей уйти, мистер Сарриван, – набравшись смелости, сказал Вонг.

Дру разъяренно посмотрел на китайца с высоты своего огромного роста. Вонгу было несвойственно выражать свое мнение. Китаец был покорным и бесконечно преданным слугой и обычно держал свои мысли при себе. Он никогда не вмешивался не в свои дела.

– А как ты предлагаешь вернуть ее обратно? – недовольно спросил Дру. – Ты видел, как она посмотрела на меня. Если бы взгляды могли убивать, я бы уже был покойником!

– Борьшинство женщин рюбит, чтобы их осыпари подарками, – объявил Вонг, не сводя темных глаз с хмурого взволнованного лица Дру.

– Что же я могу дать Тори такого, чего у нее еще нет? – спросил он раздраженно. – Эдгар дал ей всю роскошь, которая может быть у женщины, а Калеб снабдил ее новым гардеробом, подходящим для королевы. Она думает, что я использовал ее для того, чтобы…

– А разве не так? – у Вонга хватило нахальства спросить его об этом.

Это было уже слишком! Дру оставила жена, а теперь его верный слуга смотрел на него осуждающе. И это случилось впервые.

– Если ты так, черт возьми, обожаешь ее, почему бы тебе на ней не жениться? – предложил Дру небрежно. – Она безусловно хочет покончить с тем браком, в котором она сейчас пребывает.

Вонг печально покачал головой, и его косичка вздрогнула у него за спиной.

– Потому что я не могу сдерать реди того подарка, который она хочет иметь и который ей нужен, – сказал он с тоской.

Дру порылся в кармане и сунул в руку Вонгу несколько золотых самородков.

– Вот, пойди и купи ей то, что ей, по-твоему, нужно. Вонг взглянул в лицо Дру и протянул золото обратно.

– Дря такого умного черовека, как вы, мистер Сарриван, вы иногда ведете себя очень групо.

– Спасибо за оскорбление, друг, – иронически фыркнул Дру.

– Пожаруйста, – резко ответил Вонг и, возмущенный, вышел из комнаты.

Махнув рукой в знак того, что все безполезно, Дру поднялся по ступеням к себе в комнату. Но там его ожидали новые мучения. Аромат духов Тори пропитывал комнату, а ее платья заполняли шкаф. Куда бы он ни посмотрел, везде были следы ее вторжения в его жизнь.

И Боже всемогущий, он даже не мог свалиться на постель, без того чтобы его не стали одолевать сладкие воспоминания о том, что здесь между ними было. Даже когда Дру смотрел в темноту, его не оставлял в покое образ, который вставал перед ним в ночи. Сияющие фиалковые глаза, окруженные длинными шелковистыми ресницами, серебристые волосы, струящиеся в лунном свете Монтаны… этот лунный огонь… Масса завитков, окружающих очаровательное личико Тори, напоминала ему о лунном огне – та же необычная комбинация сверкающего серебра и мягко поблескивающего золота.

Дру глубоко вздохнул. Нигде на всем континенте не бывало таких ночей, как под бескрайним небом Монтаны. Ничто не могло сравниться с луной в краю индейцев, когда она висит на горизонте, как круглый золотой самородок в серебристом свете звезд. Ночи были так же чудесны, как и Тори. Ну почти, поправился нехотя Дру. По правде сказать, даже лунный свет Монтаны меркнул по сравнению с Тори. А он, Дру, не так уж был и нужен ей, так же, как и своим выросшим братьям. Дру жил, выполняя обязанности по отношению к своей семье. Но теперь его братья прекрасно обходились без него, а Тори покровитель тем более был не нужен…

Дру колотил по подушке, пока из нее не полетели перья. Сделать ей подарок? Черт возьми, это бесполезно, и Дру это знал. Слова Хуберта заронили зерна сомнения и унизили Тори. Если бы Дру сам раньше признался, что уже имел дело с этим мерзким слизняком, Тори, возможно, сейчас была бы здесь. Дру не сердился на нее за то, что она думала о нем. Он ведь действительно вначале считал, что его женитьба на Тори должна взбесить Хуберта. Так оно и случилось. Но если бы ему разрешили объяснить…

– И что, черт возьми, я ей скажу? – спросил Дру самого себя. – То, что у меня и мысли ни разу не возникало о мести Хуберту? Тори не поверит этому ни на минуту!

Дру еще раз раздраженно вздохнул, ворочаясь на кровати и стараясь уснуть. Ну что он потеряет, если пойдет к Тори, неся подарки как дары мира. Если он сможет войти, может быть, ему удастся объяснить ей, что он вовсе не хотел использовать ее в своих эгоистических целях. В конце концов они вместе столько пережили, и он привык, что она рядом, ему это даже нравилось. Его убьет, если Тори уедет из Монтаны, ненавидя его. У него было слишком много драгоценных воспоминаний, и Дру осознавал, что необходимо предпринять еще одну попытку объясниться с Тори, прежде чем она покинет его навсегда.

Черт возьми, если бы Хуберт попридержал свой поганый язык, сегодня ночью Тори была бы рядом с ним. А вместо этого Дру остался один, и мог только вспоминать о мгновениях, проведенных в обществе этой восхитительной нимфы, представляя, как сложится его жизнь теперь, когда в ней не будет больше Тори. Картинка получалась невеселая. Очень невеселая!

ГЛАВА 37

Одетый в самый модный костюм, с букетом цветов, которые он велел Вонгу срезать в саду, Дру постучал в дверь Калеба. Когда дверь распахнулась, Дру улыбнулся своей самой чарующей улыбкой. Но его приняли не слишком приветливо. Тори смотрела на него таким убийственным взглядом, словно метала отравленные стрелы.

– Это тебе, – проговорил он, робко протягивая ей букет.

Цветы Тори взяла. С вызовом, горящим в ее фиалковых глазах, она оторвала нежные бутоны от стеблей, бросила цветы ему в лицо и протянула стебли. Высоко вздернув носик, она быстро захлопнула дверь.

Дру опустил плечи с удрученным видом.

Вонг присвистнул и печально покачал головой.

– Миссис Сарриван действитерьно на вас сердится, – констатировал он. Он нахмурился, когда Дру повернулся на каблуках, наклонил голову и решительно пошел по коридору. – Куда вы идете, мистер Сарриван?

– Если ей не нужны цветы, может быть, конфеты соблазнят ее настолько, что она уделит мне пять минут своего драгоценного времени, – пробормотал Дру, вихрем проносясь через холл гостиницы.

Пока Дру делал покупки, Тори старалась взять себя в руки. Сжав губы, она сидела, откинувшись в кресле напротив Гвен и Хуберта, которые пришли уговорить ее взяться за ум.

– Я готов забыть прошлое, – с благородным видом объявил Хуберт. – И я сожалею о тех унизительных замечаниях, которые сделал в твой адрес вчера вечером. Я был сердит, расстроен и обескуражен, когда узнал, что ты вышла замуж за эту переросшую обезьяну. Но я уверен, что такой бандит, как Салливан, не оставил тебе выбора. Если мы сумеем добиться, чтобы это возмутительное замужество было признано недействительным, мы вернемся в Чикаго и сделаем вид, что ничего не произошло. Никто не узнает об этом неприятном эпизоде.

– Мы с Хубертом устроим так, что сплетен не будет, – убеждала Гвен. Она нагнулась вперед, чтобы погладить Тори по руке, как будто сплетни были самым важным для Тори, а не для Гвен. – Тебе нельзя оставаться здесь с Калебом, дикая Монтана не место для цивилизованной, хорошо воспитанной леди. И Хуберт относится к тебе с пониманием и готов все простить.

Тори искоса взглянула на Хуберта, у которого под глазом был синяк, равный по величине кулаку Дру. По мнению Тори, основными причинами того, что Хуберт хотел на ней жениться, было стремление сохранить лицо в Чикаго, а также желание отомстить Дру. А Гвен, которая тоже слишком много значения придавала мнению общества, как считала Тори, проявляла больше беспокойства о скандальных пересудах, чем о счастье дочери.

Эдгар был единственным из них, кто обращался с ней внимательно и уважительно. Эдгар мог сделать так, что Дру повесили бы. И его следовало бы повесить, этого подлеца и негодяя!

Стоило Тори подумать о том времени, которое она потратила на этого бесчувственного грубияна, она начинала злиться еще больше. Он на самом деле просто ее использовал. Она была ему нужна только для того, чтобы убить время, пока он вез ее к Калебу. Подстегиваемый желанием отомстить Хуберту и испытывая обязательство перед старым другом, Дру на ней женился. Даже цель, с которой Калеб послал за ней Дру, была эгоистичной. Он хотел отомстить Гвен, а теперь отомстить, в свою очередь, хотела она, потому что Калеб уже это сделал, а сейчас, по ее мнению, пришел ее черед мстить ему.

Единственным человеком, чье поведение Тори не вполне понимала, был Эдгар. Почему он сообщил Калебу за спиной Гвен о предстоящей свадьбе в Чикаго? И почему он спас Дру и оградил Калеба от гнева Хуберта и Гвен? Вспоминая обо всем, что случилось, Тори из чувства противоречия задумывалась о возвращении в Чикаго с Эдгаром, предоставляя матери и своему бывшему жениху добираться домой одним. Тори начинала думать, что они стоят друг друга. Что же касается ее самой, то ей хотелось одного: чтобы ее оставили в покое разобраться с массой смешанных чувств…

Резкий стук в дверь прервал ее размышления и неприятный разговор с Хубертом и Гвен. Так как Калеб и Эдгар ушли, чтобы разобраться с делами, которые раньше вел Тайрон Уэбстер, Тори пришлось открывать дверь и изображать хозяйку дома. Ей не нравилась внезапно возникшая дружба между Эдгаром и Калебом, и ее раздражало, что и без того неприятный разговор с матерью и бывшим женихом кто-то прерывает.

Как только Тори распахнула дверь, она рассердилась еще больше. В дверях стоял Дру, по-прежнему одетый в свой лучший воскресный костюм, держа в руках коробку конфет из кондитерской.

– Сладкое – сладкой, – объявил он, стараясь найти для Тори лучшую из своих обезоруживающих улыбок.

Скрипнув зубами, Тори открыла коробку, схватила горсть конфет и размазала их по лицу Дру. «Конечно, в этот раз он все поймет», – подумала Тори, захлопывая дверь перед его сентиментальной физиономией.

– Ну, как я говорил… – Хуберт откашлялся и до конца сформулировал свою мысль, когда Тори упала в кресло. – Единственно возможным способом для всех нас спасти свою репутацию и…

В то время как Хуберт продолжал без умолку говорить, Дру, стоя в коридоре, стирал с лица остатки конфет.

– Пошел ты к черту с твоими умными идеями, – хмуро сказал он Вонгу.

– Я срышар, что третий раз всегда счастривый, – комментировал Вонг, пряча улыбку. – Может быть, есри бы вы подарири миссис Сарриван в качестве подарка…

Ну, если третий раз самый счастливый, то Дру решил попытать счастья. Ради того, чтобы Тори осталась, он решил рискнуть в последний раз. Резко повернувшись, он не дослушал Вонга и отправился покупать Тори еще один подарок. Это должно быть что-то такое, чего ей никто никогда не дарил. Оно должно по крайней мере привлечь ее внимание.

Закатив глаза, Вонг оперся на стену и стал поджидать, когда вернется Дру.

– Групый черовек, – бормотал он. Дру все неправильно понял про подарки. Вонг вовсе не считал, что он знаток женщин, но он знал, что делало Тори счастливой, а что нет. Тори нужен был только один подарок, но Дру был слишком слеп, чтобы понять, что это такое.

Вонг вскрикнул от изумления, когда через пятнадцать минут Дру вернулся со своим необычным подарком. Уже одно то, что Дру имел наглость тащить его через холл отеля, вызывало смех. По крайней мере именно этот подарок должен был привлечь внимание Тори настолько, чтобы Дру успел высказать то, что хотел. Это должно было сработать. Дру уже привлек внимание толпы, собравшейся у гостиницы. Несомненно, это потрясет и Тори, и она позволит ему высказаться.

– Дилижанс отправляется через час, – сказала Гвен дочери. – Я хочу, чтобы ты вернулась со мной домой, Виктория. Твое место, как и мое, там, а не в этом захолустье.

Тори вздохнула. Она не могла придумать никакой причины как для того, чтобы остаться в Вирджиния-сити, так и для того, чтобы вернуться в Чикаго. «Но, – подумала она, – в моих интересах, чтобы нас с Дру разделяло как можно большее расстояние». Он пришел с подарками только потому, что считал себя обязанным извиниться перед женой – той, которую он вообще не хотел иметь. Как всегда, Дру заставляло действовать слишком сильное чувство ответственности. Он пришел потому, что считал своим долгом поступить так, а не потому, что хотел.

Единственным ее спасением был Эдгар, задумчиво рассуждала Тори. Он проявил сочувствие к ней, показал себя честным и справедливым во время всех испытаний. Тори ругала себя за то, что была не слишком доброжелательна к Эдгару в последние годы. Она воздвигла между ними невидимую стену, потому что он был ее отчимом, а она предпочла бы жить с отцом. Но оказалось, что самый верный друг был все эти годы прямо у нее под носом, а Тори умышленно не замечала его, потому что он пытался занять в ее сердце место Калеба. Она обвиняла его в этом, но ведь это не было преступлением. Если уж на то пошло, со стороны Эдгара было чертовски благородно заботиться о ней как о своей дочери, и относиться к ней как к родной.

Наконец Тори приняла решение. Она намерена вернуться в Чикаго. Но с этого момента она будет проявлять к Эдгару то уважение, которого он заслуживает. И она не выйдет замуж за Хуберта, как бы ни подталкивала ее к этому Гвен. Время покорного подчинения судьбе прошло. Эдгар вступится за Тори так же, как он вмешался, когда Гвен и Хуберт попытались обвинить в преступлениях Калеба и Дру. Эдгар был хорошим человеком. Он пытался выразить свою отцовскую любовь, и теперь Тори была готова принять ее.

Расправив плечи, Тори посмотрела сначала на Хуберта, а потом на мать.

– Я решила вернуться в Чикаго, но…

Резкий настойчивый стук в дверь прервал ее заявление в самом начале.

– Кто, черт возьми, все время нам мешает? – недовольно пробормотал Хуберт.

Тори не ответил