Устройства для чтения электронных книг

Главная » книги »  Валерий Медведев » Флейта для чемпиона    - г.

добавить в избранное
Cкачать FB2
читать txt скачать txt
читать pdf скачать pdf
скачать epub
скачать mobi

Медведев Валерий

Флейта для чемпиона

Валерий МЕДВЕДЕВ

ФЛЕЙТА ДЛЯ ЧЕМПИОНА

Повесть

в одних олимпийских играх,

в двух состязаниях,

с неожиданным стартом

и неожиданным финишем,

подтверждающим,

что все прогнозы

и в жизни и в спорте

относительны

В повести рассказывается о преодолении высоты спортивной славы. Это высота моральная, как бы невидимая, но она существует, и не только в спорте. И не у всех хватает силы и характера преодолеть ее.

Повесть знакомит с юным прыгуном в высоту Вениамином Ларионовым и расскажет о том, как он преодолел эту высоту.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Радуйтесь! Мы победили!

Часть первая

Глава 1. Проблема Гуся и другие проблемы

Глава 2. Все на одного

Глава 3. А Гусь все-таки проблема!

Глава 4. Караул! Чемпиона похищают!

Часть вторая

Глава 5. Ночные разговоры

Глава 6. Олимпийское спокойствие

Глава 7. Здесь прыгал и допрыгался...

Глава 8. Разоблачения великие и мелкие ______________________________________________________________________

РАДУЙТЕСЬ! МЫ ПОБЕДИЛИ!

Рассказ,

который, по мнению автора,

должен подобно физкультурной разминке

настроить читателя на определенный лад.

Итак, приготовились! Негромкое, протяжное "Ура!" - и побежали! Таков спортивный обычай: перед тем как начать борьбу с марафонской дистанцией, растянувшейся на 42 километра и 195 метров, полагается крикнуть "Ура!", даже если ты бежишь один, просто так, не на результат.

А почему, собственно говоря, "Ура!" перед чтением повести? А потому, что повесть эта, по моему мнению, тоже своеобразная литературная марафонская дистанция, поэтому и мы не будем нарушать традицию и тоже, крикнув тихое "Ура!", побежим мысленно в Грецию в 500-449 год до нашей эры.

Гонец бежал под палящим солнцем в Афины, чтобы сообщить горожанам радостную весть: возле деревни Марафон греческие фаланги разгромили персов. Военачальники Датис и Артаферн бегут к морю, стараясь спасти на триремах остатки разбитой стотысячной армии. От деревни до Афин было километров около сорока трех. Гонец был солдат и бежал с полной боевой выкладкой. Он бежал и бежал, не останавливаясь. Взлетев на городскую площадь, заполненную горожанами, он преодолел из последних сил последние метры, отделявшие его от здания сената, и, крикнув хриплым задыхающимся голосом: "Радуйтесь! Мы победили!" - упал мертвым на дышащие жаром мраморные лестничные плиты.

Об этом случае спустя пятьсот лет рассказал Плутарх. Позже кто-то из историков даже пытался восстановить имя легендарного героя. Впрочем, были и такие, что вообще не верили в эту легенду. Лично мне ближе версия Плутарха, даже если он ее выдумал. И вообще я в этого гонца верю, потому что все это похоже на правду. Тем более что все это, вместе взятое: битва при Марафоне, гонец, воскликнувший: "Радуйтесь! Мы победили!" и упавший замертво, - все это подарило грекам победу, а спорту прекрасное спортивное состязание - марафонский бег. И лично меня, бывшего солдата, заинтересовало во всей этой истории вот что: почему гонец, пробежав почти сорок три километра, умер? Ведь гораздо лучше, если бы этот отважный воин и принес весть о победе и... остался бы жив... Но гонец погибает. Почему же? Вероятно, с вестью о поражении персов его отправил в Афины если и не сам Мильтиад - командующий греческими войсками, то, конечно, по его приказу. И в гонцы, скорее всего, был выбран храбрый воин и даже особо, как говорят теперь, отличившийся в бою из всей греческой фаланги.

И как знать, может, гонец был не просто солдатом, а был он к тому же и спортсменом и даже участником каких-нибудь греческих олимпийских игр. И может быть, даже какой-нибудь их победитель. И это поручение Мильтиада было ему словно боевая награда от командующего. По Франской долине, наверно, раздавались крики победителей и стоны раненых, а гонец, обогнув подошву горы Китерон, уже отправился в свой путь, предположим, воздев руки с копьем и щитом к небу...

Так почему же все-таки этот славный воин погиб не в бою, не от вражеской раны, а от желания скорее принести в родной город весть о победе?

Причин могло быть множество, но, скорей всего, гонец не знал, что от бега на столь длинную дистанцию можно умереть. Он не умел и - вернемся к слову - "не знал", как расходовать свои силы на этих тяжелых километрах. Одним словом, эту первую в мире марафонскую дистанцию он преодолел вдохновенно, но неграмотно. Нынче на марафонских дистанциях не умирают. Мучаться мучаются, сходить сходят, но не умирают. Но гонец не сошел с дистанции, а мучения, конечно, испытывал, да еще какие.

Я разговаривал со спортсменами-марафонцами, беседовал с их тренерами. Один тренер марафонца-лыжника сказал так: "После сорока километров мы уже не кричим своим парням никаких наставлений, вслед им летит единственное слово: "Терпи!"

Я читал воспоминания Петра Болотникова о забеге на эти знаменитые сорок два километра.

"...Все как положено: ракета, "ура", круг по стадиону. Бегу и наслаждаюсь. Очень легко бежится, сбились в кучу, переговариваемся... чувствую себя легко... не заметил, как до поворота добежали... сил-то много в запасе. Подтянулся ближе к лидерам, стало труднее. А тут еще солнце палит... Короче говоря, к 35-му километру силы меня оставили. А как шло хорошо поначалу! Смотрю, кто-то заковылял и прямо упал на обочину... А теперь и моя очередь. Ноги подгибаются. Шоссе поплыло передо мной. Докрутил еще метров сто, дополз, точнее сказать. Видок у меня был - не описать... Глаза как у тихого сумасшедшего... Вот упаду сейчас и умру. Даже если остановлюсь, все равно умру. - Обратите внимание на эти слова и на эти: - Убил меня этот марафон проклятый... Перешел я на шаг... Все равно худо... что-то там забулькало во мне... финишировал... Тут же меня доктор подхватил... здоровенный парень, метатель молота. Потащил меня в душ, а я думаю: "Сейчас за ступеньку зацеплюсь и весь рассыплюсь...", поставил меня под струю горячей воды, а она сразу с ног сбила... "Зачем так много воды? - говорю. - Мне одной тоненькой струечки хватит". ...Дали мне стакан боржоми... "Не удержу", - думаю. И не удержал... уже час прошел после финиша... Посадили нас в автобус, и отправились мы в Центральные бани. Попарились, стало легче. Опять сели в автобус и... час ехали, а потом выйти из этого автобуса не могли - мышцы одеревенели... нас вынимали из этого автобуса... окончательно отошел я от марафона только через неделю..."

Так... Исповедь Болотникова кое-что прояснила. Болотников еще не был завзятым марафонцем, но это был уже тренированный спортсмен, за его плечами было второе место в тридцатикилометровом пробеге и сотни верст тренировочных забегов. И если нам теперь набросать сетку его исповедальных слов на бег греческого (нетренированного!) гонца - уже многое можно почувствовать и понять... Скорее всего, гонец сразу же рванулся к Афинам что есть духу, хотя марафонцы поначалу не торопятся. "...Марафонцы не спешат, они растягиваются по битумной дорожке длинной вереницей. В отличие от отчаянных ребят-средневиков, марафонцы не борются за место у бровки, не расталкивают соперников локтями, не наступают друг другу на пятки. Марафонцы мудры и понимают, что старт не решит ничего..."

Теперь спустя после марафонской битвы (1980 лет нашей эры + 500 лет до нашей эры = 2480 лет), значит, спустя 2480 лет можно понять, что происходило с греческим гонцом по дороге из Марафон в Афины: да, вероятно, то же самое, что и с Болотниковым - у гонца также подгибались ноги, плыла дорога перед глазами. В голову лезли мысли: вот упаду сейчас и умру, даже если остановлюсь, все равно умру... Тем более, оказывается, что темп бега сбросить - это уже снова, по словам Болотникова, невозможно: "...к 10-му километру несколько человек так взвинтили темп, что караван растянулся на добрый километр. Темп лидеров губителен для них самих, они это прекрасно знают, но сделать уже ничего не могут - резко менять ритм еще хуже".

Но и это еще не все. Бегуна подстерегает еще одна катастрофа, и называется она у бегунов так: спортсмен "встал". Он еще продолжает бежать, но так, еле-еле и уже ничего не соображает. Причем это может случиться даже после сорока километров. Все было хорошо, точнее, мучительно хорошо и вот хуже некуда: бегун "встал". Может, и это состояние перенес греческий гонец?.. Может быть. Вполне может быть. Теперь обратимся за справкой к энциклопедии, вот что там говорится об этой дистанции: "...марафонский бег предъявляет большие требования к физической и моральной подготовке спортсмена. Непрерывный бег в течение двух с половиной - трех часов со средней скоростью 16-17 километров в час по силам лишь спортсменам, обладающим отличным здоровьем, большой выносливостью, твердой волей, умением рассчитывать и распределять свои силы. Для участия в марафонском беге требуется длительная систематическая тренировка при соблюдении строгого режима в течение ряда лет. В связи с большой нагрузкой, в марафонском беге разрешается участвовать лицам не моложе 22 лет".

Так. Вот теперь, наконец-то, мне ясно почти все, вся картина. Теперь окончательный репортаж самочувствия греческого воина может быть примерно таким: "...бегу и наслаждаюсь. Очень легко бежится, и... не заметил, как гора Китерон скрылась из глаз... чувствую себя легко... сил-то много в запасе... Интересно, сколько я пробежал? Наверное, стадии 24 (это примерно 4600 метров), еще стадии через 24 "стало труднее" и... еще несколько стадий... А тут еще солнце палит... Наконец-то вот и Афины, показались совсем близко, а силы меня оставили, что-то ноги подгибаются... Вот и Афины! Еще несколько стадий... Вот упаду сейчас и умру!.. Городская площадь - рукой подать... Если остановлюсь - все равно умру... Горожане! Сенаторы! Лестница!.. "Радуйтесь! Мы победили!"

И все! И смерть!.. Тяжело бряцая щитом, гонец скатился по лестнице на раскаленные плиты площади.

Это случилось со мной в Москве в институте театрального искусства, где я после армии продолжал свою учебу на втором курсе режиссерского факультета.

Пять лет назад занятия оборвались из-за войны с фашистской Германией.

К концу учебы на третьем курсе у меня появилась сильная головная боль. Я пошел к доктору, он выслушал мои жалобы, измерил давление: давление было очень повышенным.

- Как вы учитесь? - спросил меня доктор

- На пятерки, - сказал я. (К этому времени я уже получал государственную стипендию.)

- А что делаете после учебы?

- По вечерам выступаю в концертах.

- А по ночам?

- А по ночам я пишу.

- Пишете?

- Да... я пробую свои силы в литературе... Пишу фельетоны, интермедии, смешные сценки для Аркадия Райкина, для Леонида Утесова.

- А когда же вы отдыхаете?

Я подумал и ответил:

- Когда отдыхаю?.. Никогда... У меня нет времени отдыхать...

Доктор попался мне не мыслитель, не психолог и не учитель. Он отделался от меня общими фразами об учебе, о нагрузках и разгрузках... Выписал какие-то лекарства. А будь на его месте я, но не тогдашний я - молодой, а теперешний, обученный и сладким и горьким опытом жизни, то между мною, доктором, и мною, студентом, произошел бы разговор, который я бы начал так же издалека, как я начал эту книгу. Я бы рассказал и о марафонской битве, и о гонце, крикнувшем: "Радуйтесь! Мы победили!" - и упавшем замертво на плиты раскаленной площади, и рассказал бы о беге Петра Болотникова на 42 километра и 192 метра и о его самочувствии.

И когда бы я, студент, с повышенным давлением и сильной головной болью, спросил бы себя, доктора: "Зачем он рассказывает мне о марафонской битве, и о марафонском беге, и о самочувствии Петра Болотникова на марафонской дистанции, то я бы, доктор, сказал:

- А потому, что жизнь - это тоже марафонская дистанция в пространстве и во времени и что начинать этот бег надо так, как писал о марафонских бегунах Болотников:

"...марафонцы не спешат, они растягиваются по битумной дорожке длинной вереницей... не борются за место у бровки, не расталкивают соперников локтями, не наступают друг другу на пятки. Марафонцы мудры и понимают, что старт не решит ничего..."

- Вы же еще совсем молодой человек, - продолжал бы я - доктор, - а самочувствие у вас как у нетренированного марафонца, который заканчивает свою дистанцию. Вы начали свою жизнь, как начинают ее бегуны на самые короткие дистанции. И вот вам результат... - Доктор покосился на прибор, измеряющий кровяное давление, и добавил: - Двумя делами занят человек всю жизнь: это тратой своих энергий и их восстановлением. Одни только тратят свою энергию, а восстанавливать полностью доверяют своему организму. Другие же помогают восстанавливать истраченные силы и энергии своему организму. Этим люди и отличаются друг от друга... С завтрашнего дня начнем помогать своему организму, договорились?

- Договорились! - ответил бы я - студент, если бы тот первый доктор поговорил со мной именно так. К сожалению, я и после встречи с доктором продолжал и учиться и выступать по вечерам, а по ночам писать. И делал я это до тех пор, пока не попал с давлением в больницу, где, к счастью, встретил доктора, который поговорил со мной именно так, как и нужно было со мной поговорить. Его разговор со мной вернул меня к спорту. Я ведь в детстве с самых малых лет ходил на лыжах, потому что я жил на Урале, в городе Свердловске, а на Урале все мальчишки ходят на лыжах. Кроме лыж, я еще играл в хоккей с мячом и в футбол. Я играл за детскую команду в нападении. Еще я играл в волейбол и занимался боксом.

Так, спустя много лет, я вернулся к спорту, которым занимаюсь и сейчас. Вернулся к вечному двигателю человеческой жизни: к движению. Недаром же говорится, что есть много лекарств, которые заменяют движение, но нет ни одного лекарства, которое заменило бы движение!..

Так я победил все свои болячки.

Так я раздумался над судьбой греческого гонца, и так мое внимание привлекла фраза: "Радуйтесь! Мы победили!" - и репортаж Петра Болотникова о его первом марафонском беге, потому что были затем в моей жизни и марафонская битва, и марафонский бег. Битва была с самим собой, где был я и персами и греками в одно и то же время. А марафонский бег мой продолжается и сейчас, ибо жизнь человека - это и есть та самая марафонская дистанция, которую дано бежать ему всю свою жизнь. Весь вопрос: как ее начать, как продолжить и как завершить, чтобы в конце своей жизни иметь право сказать: "Радуйтесь! И мы победили!" И поэтому я решил объясниться в любви к спорту в своей повести "Флейта для чемпиона", повести, которую я и предлагаю вашему вниманию.

Валерий Медведев ______________________________________________________________________

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Нильс Бор: Мы живем

в век безумных идей

ПРИГОТОВИЛИСЬ! НАЧАЛИ!

Всякая история, в которую втянуто более двух человек, начинается обычно с главной мысли, за которой следуют главные слова и главные поступки. Впрочем, вокруг главной мысли, слов и поступков бывает очень много и главных и неглавных, но очень нужных.

Как известно, всякая история движется через инстанции: мысль переходит в слова, а слова переходят в действие. Действие затем может переходить в слова, слова - в мысли, мысли - в действие. А потом?.. А потом: главная мысль течет величаво, как Волга, и в нее со всех сторон втекают реки Мыслей, Слов и Поступков, притоки мыслей, слов и действий...

Но ведь каждый, кто притекает в нашу жизнь со своими мыслями, словами и поступками, является в то же время сам как бы реками, и возникает фантастическое ощущение, что все мы одновременно и реки и притоки и что мы меняем, влияя друг на друга, течения наших жизней и даже их русла. Подобно тому, как ключево-чистый, незамутненный ручей может освежать уже замутненный поток, так же и загрязненный поток может замутить ключевое течение самой чистой жизни, образуя в ней заводи, затоны, водовороты и омуты.

На этом разрешите мне закончить своеобразное уподобление человеческой жизни и в юности и в конце дней ее течению полноводных или когда-то полноводных, а затем уже пересохших рек мыслей, чувств и поступков...

А теперь скорей, скорей к истокам мыслей, скорей на стрежень истории, которую мы начинаем в то самое время, когда она уже переходит от мысли к словам. Мы постараемся избежать лишних слов и не будем долго рассказывать, что делает человек, садясь, например, на стул: как он пододвинул его к себе, положил ногу на ногу, посмотрел на потолок и так далее, потому что мы живем в такое стремительное время, я считаю, что время тратить на это, пожалуй, жалко.

Тем более, что повесть эта - юношеская, а юность сама по себе всегда движение, и еще, тем более, что это повесть о спорте! А может, не только о спорте! А может, не столько о спорте! А может, совсем и вовсе не о спорте!..

Мы не будем рассказывать о внешности, росте и других особых приметах наших героев. Они - ВАШИ сверстники, а ВАС в каждой школе, в каждом классе, на каждой улице и в любом дворе, к счастью, полным-полно.

Какая же мысль здесь главная, и какие слова главные, и какие поступки, вы разберетесь сами. А если вдруг не получится сразу, поймете потом, потому что... юность дает вам массу времени на поступки, а старость - на их обдумывание.

Так что у вас вполне хватит нетерпеливого внимания, чтобы разобраться в том, что же все-таки произошло.

А началось все с загадочных разговоров в разных местах города Москвы, а в каких точно - не имеет пока значения. Мы ведь встретимся все равно в одном московском дворе...

ИТАК, РАЗГОВОРЫ...

_Светлана_ (Леночке). В "Советском спорте" портрет Вениамина Ларионова напечатали. Портрет и подпись: "Наша олимпийская надежда!" И целая заметка, и все про нашего Ларионова!

_Елена._ Это в самый раз! Это - лучше не придумаешь! Так... Наши олимпийские... надежды... Так... и среди них... так... Вениа...

_Светлана._ ...мин

_Елена._ Лари...

_Светлана._ ...онов!

_Елена._ Ученик московской шко...

_Светлана._ ...лы!

_Елена._ Так... Распространи-ка эту газету среди участников марафон-прыжка!..

_Светлана._ Ну что ж, Ларионов этого вполне заслужил!.. И мы тоже!

_Надежда._ Вот и портрет Ларионова появился в "Советском спорте". (Читает.) "Ученик девятого класса 252-й московской средней школы Вениамин Ларионов на тренировке по прыжкам в высоту. Наша олимпийская надежда!"

_Вадим._ Знаю, видел.

_Елена._ Очень кстати, между прочим, появился этот снимок.

_Надежда._ Я тебе принесла конспект твоей безумной идеи.

_Вадим._ Во-первых, это идея не моя, а Нильса Бора, а во-вторых, прошу вас: на кворуме не говорите форуму, что я имею к этому какое-то отношение.

_Надежда._ Масюк, ты как чувствуешь, ты займешь на этот раз первое место? Перепрыгнешь Ларионова? Олимпийские игры по марафон-прыжкам продлятся больше месяца.

_Вадим._ Я подошел к пику своей спортивной формы, так что не беспокойся - все медали мои!.. Я покажу этому Ларионову!

_Елена._ Смотри, Масюк, нам очень нужно, чтобы у Ларионова резко упали результаты... и вообще...

_Тарас._ В связи с появлением вашей фотографии в газете прошу что-нибудь для прессы! А?

_Вениамин._ Да иди ты!

_Гусь._ Атас! Милиция!

_Стеллка._ Давай мне скорее пакет... Беги!

_Милиционер._ Тут пробегал один паренек, он никому ничего не передавал? Вещи какие-нибудь?.. Сверток, пакет?..

_Стеллка._ При мне никто никому ничего не передавал...

_Милиционер._ Удрал-таки! Скрылся!

_Стеллка._ Слушай, парень, ты веришь в любовь с первого взгляда?

_Вениамин._ Верю. Когда я увидел прыжки в высоту, я с первого же взгляда влюбился в этот вид спорта.

_Стеллка._ Ах, влюбился в этот вид спорта?.. Я думала: хотя бы в этого вида спортсменку!..

_Леонид._ Нет, ты на него посмотрела со значением.

_Вита._ Слушай, ты меня замучил своей ревностью. Выключи свой дурацкий транзистор, когда разговариваешь с дамой. Поменьше бы ревновал и побольше бы прыгал, как Ларионов, тогда бы и твой портрет появился в газете.

_Вениамин._ Скажи, чтобы поставили планку на два двадцать.

_Леонид._ Хватит, и так целый день прыгаешь в высоту. Отдохни от тренировок.

_Вениамин._ Я что сказал!

_Леонид._ Тарас, поставь планку на два двадцать!

_Тарас._ Готово!

_Вениамин._ А почему он две планки поставил?

_Леонид._ Какие две? Там стоит одна планка.

_Вениамин._ А я тебе говорю, две!

_Леонид._ Посмотри в мои очки, у меня плюс два.

_Вениамин._ Странно, действительно одна... А без очков - опять две планки.

_Леонид._ Ты перетренировался, Веня, тебе нужно отдыхать... Слушай, Ларионов, ты, по-моему, идешь по неверным стопам Колчина.

_Вениамин._ Это в каком смысле? Он же лыжник, а не прыгун, как я.

_Леонид._ А вот я для тебя специально выписал. "...Колчин фанатик тренировок и режима... Он был неутомимым искателем новых методических путей. Оказывается, беда в том (и это подтверждают лыжные авторитеты), что Колчин вел чрезмерно аскетическую жизнь в спорте... Его нервная система, утомленная постоянно растущими нагрузками, сдавала как раз в самые решающие минуты... Иногда он вместо двух видел четыре лыжни... И он проигрывал, будучи потенциальным победителем..." Прекрати усиленные тренировки, влюбись и... вообще стань хоть ненадолго легкомысленным! Перестань ты быть прыгающим компьютером!.. Тебя знаешь как зовут ребята?

_Вениамин._ Как?

_Леонид._ Сызмала-рекорд-бей, оглы-атлет-аскет!

_Вениамин._ Колчин видел четыре лыжни оттого, что перетренировался, а я вижу две планки оттого, что недотренировался. Есть два пути из двух планок сделать одну.

_Леонид._ Какие?

_Вениамин._ Или... или... Или тренироваться еще больше, или... А там еще перед планками и девушка стоит, или это мне тоже кажется?..

_Леонид._ Девушка стоит. Жуть, какая девушка! Пестрая, как... как какаду!

_Вениамин._ Опять эта... Эй, как вас зовут, уйдите с дороги!

_Стеллка._ Не уйду!

_Вениамин._ Нет таких препятствий, которые могли бы встать между Ларионовым и спортом и которые он бы не перепрыгнул!

_Леонид._ Господи, твоя воля! Перепрыгнул и две планки и девушку!

_Вениамин._ А почему бы вам не заняться прыжками в высоту?

_Стеллка._ А зачем?

_Вениамин._ А затем, что вы, по-моему, без всякой тренировки могли бы взять метра четыре в высоту.

_Стеллка._ Вы думаете, что я такая талантливая?

_Вениамин._ Нет, я думаю, что вы такая легко... мысленная!

_Гусь._ Уйди с дороги!

_Татьяна._ Гусь, ну что ты все время носишься как угорелый? Шел бы к нам на наши олимпийские игры и бегал бы с толком!

_Гусь._ К вам? Да у вас на каждом шагу свистят, как у милиционеров, кругом судьи, судейские коллегии, только что народных заседателей нет... Слышать противно! И вообще... вы же все ненормальные!

_Татьяна._ Мы ненормальные? Какие же мы ненормальные?

_Гусь._ Чокнутые, факт. Вы все с комплексом!..

_Татьяна._ С каким мы еще комплексом?

_Гусь._ С комплексом... с этим... как его?.. ГТО, что ли?..

_Татьяна._ Вот я тебе сейчас за этот комплекс как дам сумкой по комплекции!

_Вадим._ А по-моему, спортом усиленно заниматься вообще вредно, потому что перенапряженные мышцы обворовывают все органы, в том числе и мозг! Поэтому-то спортсмены ни бум-бум в науках.

_Тарас._ А усиленная умственная деятельность тоже, значит, вредна?

_Вадим._ Конечно, усиленная работа мозга обворовывает всю мышечную систему. Поэтому все ученые не секут в спорте... И вообще доходяги... Вот долгожители... Они ведь не перенапрягали ни свой мозг, ни мускулатуру... А только ели шашлыки и пили сухое вино.

_Тарас._ А чего ж ты спортом занимаешься?

_Вадим._ А деньги? А машина? А квартира в раннем возрасте? А заграничные поездки?..

_Вадим._ Не верю я этому Гусю, ни с распиской, ни без расписки - не верю! Все равно он сорвет наши игры.

_Надежда._ И что же, по-твоему, надо сделать, чтобы Гусь не сорвал их?

_Вадим._ Обвинить его в чем-нибудь и дать ему пятнадцать суток.

_Надежда._ Такие предложения, по-моему, называются провокацией...

_Елена._ К 19 июня тебе было приказано написать стихи.

_Леонид._ Кем приказано?

_Елена._ Общественностью.

_Леонид._ Но я лично не пишу стихи.

_Елена._ Значит, ты личное ставишь выше общественного.

_Леонид._ Но у меня нет таланта.

_Елена._ Что значит нет таланта? Судейская коллегия приказала тебе с этой минуты стать талантливым поэтом!

_Леонид._ Ну, знаете...

_Надежда._ Да подбери ты что-нибудь подходящее из спортивных журналов, и дело с концом.

И был еще один разговор с глазу на глаз в тишине ночи между Надеждой Фокиной и Еленой Гуляевой. Разговор происходил на лунном стадионе в беседке перед площадкой с киноэкраном, установленном часа три тому назад. Гуляева с Фокиной считали, что вечер тоже может стать подспорьем в тренировках. А что?.. Устанавливается кинопроектор и смотри хроникальный или документальный фильм из жизни... Гуляева и Фокина имели в виду, конечно, жизнь Ларионова. И кадры здесь можно прокрутить раз за разом, хоть вперед, хоть обратно, можно и уменьшить скорость кинопроектора - замедление движения помогает лучше разобраться в спортивной технике прыжка... Ларионова, конечно.

- А можно сделать из киноленты кольцовку, - сказала Елена, - и смотреть на Ларионова, смотреть, смотреть... - Гуляева, не отводя взгляда, продолжала смотреть на белеющий в темноте экран такими глазами, как будто там и вправду прокручиваются бесконечные кольцовки Ларионова.

- Елена, - прошептала пораженная Надежда, - неужели ты в него?..

- Ах, Надежда, Надежда, - сказала Елена, - существуют безумные идеи, но ведь существуют и безумные любови!..

- Ленка, ты влюбилась в Ларионова? - переспросила шепотом Надежда. - Безумно влюблена?

Но ответ она получила на вопрос, который она не задавала.

- Имя у меня - Елена, подразумевается, что я прекрасная и за меня на дворе среди наших ребят должна быть война. А на самом деле на меня никто не обращает внимания, даже Ларионов...

- Даже Ларионов?! - удивилась Надежда. - Да Ларионов вообще ни на кого не обращает внимания, даже если бы ты была той Еленой Прекрасной, из-за которой началась Троянская война.

Но Елена на исторические доводы Фокиной не обратила никакого внимания. Она достала из спортивной сумки маленькую сумочку и уже из маленькой сумочки достала маленькое зеркальце и в полутьме стала рассматривать отражение своего лица.

- Черты правильные, - сказала она, - а все остальное... неправильно... - Затем она тихо прошептала: - "Ты мне, зеркальце, скажи и всю правду доложи: я ль на свете всех милее? Всех румяней и белее?" И ей зеркальце в ответ: "Ты прекрасна, спору нет, но на свете есть милее, всех румяней и белее..." Вот так, - сказала с грустью Елена. - Смелая критика, как видно, родилась еще в сказке Пушкина, а самокритика где родилась? - спросила Елена Надю, грустно улыбаясь.

Надежда подумала, пожала плечами, а Елена пояснила:

- Самокритика родилась в опере Гуно "Фауст". Там Маргарита, глядя на себя в зеркало, поет: "Ах, как смешно смотреть мне на себя!.."

Надежда не знала, как в таких случаях утешать и что говорить, в кино и в книгах взрослые говорят что-то о красивых глазах и голосе. Самой Фокиной все зеркальца без исключения говорили, что она милая девочка, без всяких там "на свете есть милее... " Была она вне зеркальных сравнений и зеркальной критики. И еще она ни к кому не испытывала такого чувства, которым поделилась с ней Елена.

- Если Ларионов зазнается, - сказала Надя утешительно тихим голосом, - то он должен будет начать нарушать режим, то он должен будет начать ходить по вечерам в молодежное кафе, скажем, а если он должен будет посещать молодежное кафе... то... с тобой...

- А почему именно со мной? - удивилась Гуляева единственному Надиному варианту.

- "Почему, почему"? Ну, хотя бы потому, что ты и... ты и прекрасная собеседница и... вообще.

- Елена Прекрасная, в скобках Собеседница, - пошутила Гуляева. - Это звучит.

Она помолчала, ей показалось, что в этих словах есть что-то обнадеживающее, и она сказала:

- А если он и впрямь зазнается!.. Если он и вправду окажется не таким, каким его все представляют... то я подойду и скажу: "Ах, ты мне нужен и не такой..." А он скажет:

"Правда?! А я думал, что я "не такой" никому не нужен".

Глава 1

ПРОБЛЕМА ГУСЯ И ДРУГИЕ ПРОБЛЕМЫ

Так вот... Если бы мы в самом начале истории, которая называется "Флейта для чемпиона", захотели подняться и взглянуть на место действия с высоты птичьего полета, то для этого нам пришлось бы воспользоваться теми услугами, что рекламирует фанерный щит, висящий на Ленинградском проспекте возле входа на вертолетную станцию:

Хотите увидеть

Окрестности Москвы

С птичьего полета?

Летите вертолетом!

Воспользуемся приглашением "Аэрофлота" и поднимемся над Москвой. Мы увидим залитые утренним солнечным светом улицы и площади, затканные паутиной проводов. Электрической паутиной. Когда я смотрю на московское небо снизу вверх или на московские улицы сверху вниз, всегда эти провода мне кажутся делом "рук" какого-то фантастического паука, который но ночам все прядет свою металлическую нить и все гуще заплетает город в свои электрические сети. Еще увидим мы лужниковский стадион, стадионы "Динамо", "Локомотив", "Труд", "ЦСКА"... Голубую, пересекающую весь город ленту Москвы-реки, напоминающую гигантскую подпись... И дворы, дворы, дворы, бесконечные московские дворы, в одном из которых и произойдет история с названием "Флейта для чемпиона".

Как говорят вертолетчики, "зависнем" и остановим свой взгляд на одном из дворов, который привлечет наше внимание тем, что даже с высоты нам сразу станет ясно, что там происходит что-то необычное.

Чуть снизившись еще, мы различим, что этот двор находится в районе старого Арбата, который я так люблю, старый двор в районе старой Москвы, зажатый с четырех сторон старомодными домами, теми невысокими домами, что, как люди, каждый имеет свое лицо и, главное, своей вполне нормальной высотой не отнимают у людей неба.

Двор сверху будет выглядеть очень пестро, как картина абстрактного художника, на которой беспорядочно смешались все краски в разноцветные полосы и пятна. А среди мальчишек и девчонок, заполнивших двор, мы обнаружим какую-то просто безумную суету, если приглядимся ко двору внимательней.

Теперь мы уже совсем низко, над самым двором, и цветочные полосы и пятна на наших глазах превратились во флаги и лозунги, на которых можно разобрать надписи: "Да здравствуют наши 1-е олимпийские игры по прыжкам тройным, в длину и в высоту!", "Уважай сильного! Дружи с равным! Помогай слабому!", "Каждый человек - физкультурник!", "Дадим родине чемпиона по всем прыжкам сразу!"

Итак, никаких следов чемпиона пока нет. И никаких следов безумной идеи. Даже наоборот. Вокруг нас все говорит о самой разумной затее: устроить во дворе "олимпийские игры", пусть по одному виду спорта, только по прыжкам. Зато здесь все, как у взрослых: даже есть чаша олимпийского огня, возле которой возится паренек с закопченным лицом - это Тарас Сидякин по прозвищу "Дымовой". А мимо него пробегают с озабоченными лицами Елена Гуляева и Надежда Фокина.

- Прошу форум на кворум! - громко выкрикивает Елена. - Толкалина не видел? - спросила она Сидякина.

- Не видел.

- Кворум срывает! - возмутилась Елена. - Безобразие!

Вадим Масюков, развешивающий олимпийские флаги на рыболовных лесках, тоже отрицательно ответил на вопрос Елены.

Все с тем же кличем "Форум на кворум!" Елена Гуляева промчалась по так называемой "Олимп-аллее", посыпанной желтым песком, по бокам которой стоят еще недокрашенные под мрамор фанерные "греки": Дискобол, Геракл и Апоксимен, Дорифор и Зевс-громовержец, - вернулась в сектор для прыжков с недостроенной для разбега дорожкой. Обогнула пока еще пустой щит "Вестник Олимпиады", на котором под названием "Старт" должны будут со временем поместиться материалы серьезного характера, а под шапкой "фальстарт" - будущий олимпийский юмор.

И наконец, во всю прыть вместе с Надеждой Фокиной устремилась к беседке, украшенной фанерной колоннадой в античном стиле с надписью по широкому фронту: "Эланодиум", что в переводе на русский язык значит: "судейская".

Надежда Фокина, на бегу то и дело заглядывая в папку, спросила:

- А вдруг Гусь возьмет да и разгонит наш форум?

- А кворум на что? - Елену даже всю передернуло от одной такой мысли, что Гусь разгонит форум.

- А вдруг Гусь возьмет да и разгонит кворум? - не унималась Фокина.

- Не в Древней Греции живем, - успокоила ее Лена. - Пусть попробует...

- Нет, Лена. Гусь все-таки - это главная проблема наших олимпийских игр, - продолжала сокрушаться Надежда Фокина. - Но понимаешь, есть...

- А если я эту проблему уже решила? - не дослушала Лена Фокину и загадочно и даже победоносно улыбнулась и почему-то похлопала себя по карману спортивной курточки и добавила еще загадочней: - А может быть, Гусь у меня в кармане!..

- Ты меня не дослушала, - сказала, поморщившись, Надежда. - Гусь - это, конечно, главная проблема наших олимпийских игр, но самая главная - это Вениамин Ларионов!

- При чем здесь Ларионов? - переспросила Лена.

- Но я же тебе рассказывала про Марка Наполи! - рассердилась Надежда. - Я тебе даже вырезку показывала!

Елена посмотрела на Фокину как на сумасшедшую.

И здесь придется несколько вернуться назад. Дело в том, что Надежда действительно рассказывала Елене об итальянском профессоре Марко Наполи и показывала вырезку из одного спортивного журнала. Там говорилось следующее.

В Древней Греции был обычай. Если грек преуспевал в каком-либо деле и становился известным, его награждали... человеком с флейтой. Наверное, таким человеком был раб, ибо кому же захочется добровольно стать тенью человека. Куда бы ни направлялся знаменитый ученый муж или философ, повсюду следовал за ним человек и играл на флейте. Звуки собирали греков поглазеть на знаменитость. Флейта делала человека популярным. Все это стало известно в связи с одним из самых сенсационных открытий археологов XX века.

Древние греки утаили свою живопись. Они подарили нам только скульптуру и здания. А итальянский профессор Марко Наполи обнаружил не так давно неподалеку от развалин античного городка Пестума усыпальницу пятого века до нашей эры. Владелец ее и житель, если его можно так назвать, был знаменитым ныряльщиком. На фресках его изящное тело изящно парит в воздухе.

На одной из стен этой усыпальницы прыгун изображен с человеком-тенью позади. Шествует важно ныряльщик, за ним идет человек-флейта... "Тру-ля-ля! Вот идет знатный ныряльщик! - поет флейта. - Непревзойденный ныряльщик! Нет такого второго ныряльщика в Греции!"

И вот Надежда уже несколько раз предлагала Лене для начала приставить к Вениамину Ларионову ("Самому юному и талантливому спортсмену во всей Москве, по мнению Фокиной, и уж, как пить дать, будущему чемпиону мира по прыжкам в высоту"), - так вот Надежда еще раз предложила приставить к Ларионову "человека с флейтой". А Елена сомневалась.

Они вошли в судейскую беседку. Здесь собрался весь форум судей. Все, кроме Толкалина.

- Просто безобразие! - опять воскликнула Елена. - Каждый раз этот Толкалин опаздывает! Ну ладно! Это ему отразится! - С видом заговорщика она огляделась вокруг и вдруг, словно дирижер, взмахнула руками: - Три-четыре...

Хор "эланодиков" тихо, почти шепотом, подхватил слова Пушкина на какой-то весьма самодельный мотив:

- "...Желаю славы я, чтоб именем моим..."

Это прозвучало, как музыкальный эпиграф, потому что мановением руки Елена оборвала песню.

- Собрание кворума олимпийского комитета считаю открытым, сердито объявила Елена. - Цветкова, веди протокол... На повестке дня две проблемы: проблема Ларионова и его звездной болезни. Цветкова, записывай...

- А я что делаю?.. - обиделась Татьяна, включившая портативный магнитофон.

Именно в это время Гуляева заметила проходивших мимо Леонида Толкалина с Виолеттой Левской. Он нес за ней скрипку в футляре.

От возмущения Елена даже хлопнула себя руками по бедрам. И, перепрыгнув через балюстраду, возникла перед самым носом Леонида:

- Толкалин! Его полчаса разыскивают, а он со скрипочкой носится!

Леонид Толкалин, сделав какой-то неопределенный жест рукой, продолжал шагать за Витой.

- Толкалин, ты что, оглох, что ли? - прикрикнула Елена.

- Сейчас, только помогу Вите донести скрипку, - жалобно откликнулся Леонид.

- Что это еще за телячьи нежности? Сама донесет.

- Я всегда помогаю ей нести скрипку, - не сдавался он.

- Когда у тебя не будет совещания, тогда и будешь помогать. Кворум срываешь!.. - И Елена обратилась к Виолетте: - А ты, пожалуйста, не строй из себя лауреата международных конкурсов!

- А чего мне строить, если я лауреат Брюссельского конкурса?.. - удивилась Вита.

- Это ничего не значит, - отрезала Елена, - другие тоже лауреаты, но не строят из себя, а ты строишь... Толкалин, на заседание!..

- Я чугунный каток катай, я и совещайся, - уныло произнес Леонид.

- Каток ты катаешь как форум, а заседаешь как кворум. На твоем месте я бы гордилась! - заявила Елена.

- Чем? - буркнул Леонид.

- Тем, что ты и кворум, ты и форум! Вениамин Ларионов - вон какой человек, и то только форум... Отдай скрипку Левской. Сама донесет, - приказала Елена.

Весь форум осуждающе смотрел на Толкалина.

- Ей нужно беречь пальцы, - тихо сказал Леонид.

- Игорь Ойстрах сам носит свою скрипку, - нашлась Елена.

- Но ведь Ойстрах мужчина, - подчеркнул Леонид.

- И ты будь мужчиной... Да, ты слова олимпийского марша написал? - поинтересовалась Елена.

- Конечно, написал.

Толкалин нехотя протянул футляр со скрипкой Вите, достал из кармана сложенную вчетверо тетрадь и передал ее Гуляевой, грустно глядя вслед уходящей Виолетте.

Забрав тетрадь, Елена подозрительно оглядела двор и, снова ловко перепрыгнув через перила, заняла свое председательское место. Толкалин вошел в беседку.

- Вы все знаете, - начала Елена свою длинную речь, - что ученик нашего класса Вениамин Ларионов - чемпион по прыжкам в высоту нашей школы, чемпион детской спортивной школы, чемпион школьной олимпиады, чемпион всесоюзных легкоатлетических соревнований школьников, чемпион города Москвы и единоличный обладатель рекорда по прыжкам в высоту для своего возраста. Сами знаете, что у него все данные, чтобы рано или поздно зазнаться: он и красивый - от девчонок прохода нет, и умный - учится прекрасно, и талантливый спортсмен, как пишут в "Советском спорте" за позавчерашнее число: "Наша олимпийская надежда!"... Так вот, чтобы со временем он у нас не зазнался, а с такими данными он все равно рано или поздно задерет нос и зазнается, мы решили сделать все от нас зависящее, чтобы он зазнался сейчас, во время наших олимпийских игр по марафон-прыжкам в высоту. Потому что уж лучше рано, чем поздно, и лучше под нашим руководством и наблюдением, чем...

- А может, еще лучше: никогда не зазнается, чем рано или поздно?.. - перебила ее Татьяна.

- Ты, Цветкова, помолчи, - оскорбилась Надежда, - тебе слава ни с какой стороны не угрожает. Ларионов должен стать чемпионом наших первых марафон-прыжковых олимпийских игр и... после или даже лучше, если во время них...

- Гениально придумано! - восхитилась Светлана.

- Как зазнаться? - не понял Тарас. - В каком смысле?

- В полном смысле этого слова, - значительно сказала Лена. - А мы все должны сделать все, чтобы в нем пробудились микробы этого зазнайства.

- Вы с ума сошли?! - опешил Тарас. - Это же... это же черт знает что такое!.. Это же просто какое-то безумие!

- Вот, вот! - обрадовалась Лена. - Сидякин, ты произнес то самое слово, из которого и родился наш безумный план.

- Понимаете, в чем дело... - огляделась по сторонам Надежда. Когда наш главный конструктор наших олимпийских игр Елена Гуляева доложила комитету, что неплохо бы провести у нас во дворе олимпийские игры по марафон-прыжкам в высоту, то я сказала: разумная затея, а вот если бы к этой разумной затее да приложить какую-нибудь безумную идею - вот тогда бы все было в духе века.

- А зачем же безумную идею? - спросила Светлана.

- А потому, что, как сказал великий ученый Нильс Бор, мы живем в век безумных идей, - усмехнулась Надежда. - У меня его слова красным карандашом подчеркнуты. - Она раскрыла папку. - Вот у него в лаборатории, когда какой-нибудь ученый выдвигает новую идею, Бор говорит: "Ничего идея, но для хорошей она недостаточно безумна..." А что касается идеи Гуляевой - Фокиной, то про нее тоже можно сказать: "Перед нами безумная идея - теория. Вопрос в том, достаточно ли она безумна, чтобы быть правильной?"

- Надежда, обоснуй с научной точки зрения, - кивнула Елена.

- А чего тут обосновывать, - развела руками Надежда. - До недавних пор считали: рекорды держатся, в основном, на физических данных, а вот врач - англичанин Таннер, исследовав физические данные ста участников игр, заключил, что результат, в основном, базируется на исключительных физиологических, морально-волевых качествах...

- Постой! - насторожилась Елена. - Среди нас посторонних нет?

- Посторонних нет, - оглядел двор Тарас.

- Нет, есть, - встала Татьяна.

- Кто? - растерялась Елена.

- Я посторонняя.

- Почему ты посторонняя? - поразилась Елена. - Ты же мой секретарь наших соревнований.

- Потому что я против безумной идеи Гуляевой тире Фокиной. В результате вашей идеи Ларионов может стать потерпевшим, - сказала Татьяна.

- А кто ты такая, чтобы быть против? - нахмурилась Елена.

- Я - твой секретарь наших соревнований. Я веду протокол и комментирую. Имею я право комментировать?.. Я вообще хочу быть комментатором.

- Чего комментатором? - спросила Елена.

- Чего, чего? - передразнила ее Татьяна. - Всего на свете. Всей жизни!.. Есть спортивные комментаторы, есть политические комментаторы, а я хочу быть комментатором жизни. Жизненных открытий!

- А кто тебя назначил секретарем? - нахмурилась Елена.

- Ты назначила.

- Ну, вот и закройся по собственному желанию, не согласна уходи!.. Нам несогласных не надо!.. - Елена обернулась к Надежде: - Говори... А ты, Цветков, стенографируй. Ты будешь секретарем и делохранителем и телохранителем Вениамина Ларионова и его личным массажистом.

- Не соглашайся, - сказала ему Татьяна. - Согласишься - пожалеешь!

Она вышла из беседки и тут же вернулась:

- Предупреждаю: я себя по-прежнему считаю секретарем и буду вести свой протокол соревнований. - Снова вышла и опять вернулась: - Кстати, расшифровываю, что под потерпевшим в следственной практике подразумевается человек, который понес физический, материальный или м-о-р-а-л-ь-н-ы-й ущерб!.. - Вновь ушла и снова вернулась: - А впрочем, чего это я волнуюсь из-за Ларионова? Все равно ведь потерпевший тут не он, а все вы. Ларионов - это дот, и ничего вам с ним не сделать!

- Дот?! А вот мы его как взорвем изнутри... Не такие взрывались, - уверенно улыбнулась Елена.

- А я вообще против того, чтобы у нас были олимпийские игры только по прыжкам в высоту.

- А за что же ты? - спросила Фокина.

- Я за то, чтобы как в Греции. Там праздник Олимпиады сопровождался конкурсом искусств. Там поэты читали стихи, пели гимны в честь игр, а ораторы состязались в красноречии. В общем, там состязались и Силы, и Умы, и Души!..

- Это еще какие души? Души нет, значит, и никаких душевных игр не может быть, - отрезала Елена.

- Значит, души нет, а сами поете: "Чтобы тело и душа были молоды?.." Я вообще еще считаю, - заявила Цветкова, - что вы вообще неправильно устраиваете олимпийские игры.

- Ах, она считает!.. Ах, профессор Цветкова считает!.. - съязвила Елена.

- А я, между прочим, не одна так считаю.

- А кто же еще?

- Товарищ Ксенофан еще так считает.

- Какой еще такой Ксилофон? - снова съязвила Елена.

- Древнегреческий! И не Ксилофон, а Ксенофан... Поэт и мыслитель. - И дальше Цветкова отчеканила, словно из книги вычитала: - "Поэт Ксенофан в одной из своих элегий жаловался на чрезмерное возвеличивание атлетов, тогда как ученые, поэты и общественные деятели, которые пекутся ежедневно о благе отчизны, остаются позади, за пределами общественных симпатий. И часто, - отмечает с грустью Ксенофан, - быстрота ног и крепость рук приносят человеку больше почестей, чем разум и талант. И это весьма прискорбно.

Пусть и могучих кулачных бойцов не имеет наш город,

Нет ни борцов-крепышей, ни пятиборцев лихих,

Ни бегуна быстроногого (как средоточия мощи,

Что в состязаньи мужи ценят превыше всего),

Но все равно в благоденствии город цветущий пребудет,

Радости ж мало для всех, если в упорной борьбе

Стать победителем в играх удастся кому-то:

Город весь наш оттого станет едва ли сильней.

...несправедливо,

Если искусству ума силу народ предпочтет...

- И четко и даже с какой-то многозначительностью произнеся эти слова, Татьяна Цветкова с достоинством покинула шумно-противоречивый спортивный парламент.

- Интересный она человек, эта Цветкова, - сказал Сидякин и нарисовал у себя в большом блокноте по памяти довольно похожий портрет Цветковой. - И Ксенофан тоже интересный человек, только вот сохранилось ли его изображение?..

- У тебя все интересные, - сказала Елена.

После ухода Цветковой наступил шум: оказалось, что многие не знали о том, что во время Игр шли и состязания ума. (Между прочим, я тоже об этом не знал! Да, вот представьте себе!) Но Гуляева и Фокина быстро утихомирили судейскую коллегию.

- На чем мы остановились? - спросила Елена, обращаясь сразу ко всем и ни к кому лично.

- Ларионов - это дот, - напомнила Светлана Мухина, - и что нам с ним ничего не сделать, но мы его взорвем изнутри... Не такие взрывались...

- Мы с Надей, - сказала Елена, - уже пробовали провести малую попытку зазнать Ларионова, внушив ему, что он выдающаяся и неповторимая личность, но у нас с ней ничего не вышло, потому что Ларионов к себе относится так, как будто он заурядный тип.

А Тарас сказал:

- Минуточку все! Безумная идея - вещь, конечно, хорошая, но, может быть, лучше сначала получить разрешение на эту самую идею от Денисенко?

- Ужасно необъяснимо, - сказала Мухина. - И почему это он так к себе относится?..

- Ну, память! - удивился Тарас. - Интересный ты человек, Мухина. - Но рисовать ее в блокноте почему-то не стал.

- У меня на днях было два билета на вечер поэзии в Политехническом музее, - начала вдруг заявившаяся в беседке Таня Цветкова. - Я пригласила своего дядю, он очень любит стихи, а он отказался идти. Я спросила почему, а он сказал: поэт, который будет читать стихи, подлец и предатель. "Он предал дружбу многих, мою дружбу тоже". Еще дядя сказал, что этот поэт хорошо воевал и был смелым разведчиком. Еще дядя сказал, что этот поэт не боялся смотреть в лицо смерти, а струсил смотреть в лицо жизни!.. Я, конечно, пошла на вечер поэзии и слушала этого поэта. Стихи он читал хорошие, о верной дружбе и верной любви, но мне было неприятно их слушать. - Татьяна замолчала, и глаза ее стали наполняться слезами, и молчала она до тех пор, пока ее не спросила Лена.

- Ну и что же ты хочешь?

- Я хочу, чтоб, ну пусть не у нас, а у наших детей на вечерах поэзии этого не было.

- А какое это имеет отношение к Ларионову и к тому, что мы все здесь делаем? - спросила Елена, понимая между тем про себя, какое это все имеет отношение и к Ларионову, и к тому, что они здесь все делают!

- А это я все не к вашему сведенью, а к вашему размышлению! сказала Татьяна, покидая эффектно во второй раз судейскую беседку.

Шумное и бурное течение олимпийского кворума и на этот раз благополучно перескочило через текст и подтекст слов Цветковой, снова вошло в свое стрежневое течение.

- Братцы, это что же получается? - запереживал Тарас. - Значит, как по Фету: "...я пришел к тебе с приветом!.." - он покрутил пальцем у виска. - И чем с большим приветом, тем, значит, лучше?

- Нет, не так, - спокойно ответил Вадим.

- А как же? - наседал Тарас.

- А вот как! - И Вадим продекламировал с пафосом: - "...безумству храбрых поем мы песню!.." Безумству, а не чему-нибудь другому! По Горькому надо понимать Фета, а не по Фету Горького.

- А я все понял! - возликовал Геннадий. - Ребята, чего ж тут не понять? Вот учителя нам по учебнику как задачи задают? От сих до сих. А наш олимпийский комитет дает нам задание: от сих до псих! - сострил Цветков.

Все захохотали.

- Я правильно понял? - подмигнул он.

- Правильно, - засмеялся Вадим.

- А что будет потом? После того, как зазнается? - спросил Тарас.

- Перед "потом", между прочим, идет "сначала", - заметила Лена. - Сначала, когда он зазнается, у него сразу же конечно, ухудшатся результаты. А потом мы его фельетоном и на общее собрание, он нам на собрании в ноги... и в результате сразу же начинает печь рекорды, как блины.

- Качать Гуляеву! - закричал форум. - Докажем еще раз, что гений и злодейство совместимы! Гениально!

- Тише! - предупредила Елена. - Что вы на всю Москву орете?!

- И когда на нашем дворе появится мемориальная доска: "В этом дворе прыгал в высоту чемпион мира по прыжкам в высоту!" - пусть Ларионов не забудет, кому он всем этим обязан! - гордо сказала Надежда. - Он же к тому времени будет у нас несгибаемым и незазнаваемым атлетом!

- Вот именно, - подхватила Светлана Мухина, - и пусть он всегда вспоминает тех, кто выработал в нем на всю жизнь иммунитет от аморального поведения!

Тарас вскочил на ящик:

- Выплыл бред, словно судно, полыхнул, как пожар...

- Верю, ибо абсурдно, - некто древний сказал! - подхватил хор голосов.

- Ура! Качать Фокину! Качать Гуляеву! - снова зашумел форум.

В судейскую беседку как ни в чем не бывало вошла Татьяна и заняла свое место.

- Ой, что будет! Что будет! Что будет! - схватилась она руками за голову.

Лена покосилась на нее. А Тарас громко произнес:

- Минуточку, все! Может быть, лучше сначала получить разрешение на эту самую безумную идею от Денисенко?

- Денисенко? - переспросил Цветков. - Кто такой? Почему не знаю?

- Денисенко - тренер Ларионова, - пояснил Тарас.

- Денисенко болен, раз! - отпарировала Гуляева предложение Тараса. - Его нельзя расстраивать, два!.. И потом, что общего между разумными идеями тренировок Денисенко и нашей затеей?!

- Пожалуй, ты права, - согласился Тарас. - Найти что-нибудь общее невозможно. Тогда, может быть, посоветуемся все-таки с какими-нибудь работниками физкультуры? - неуверенно предложил Тарас.

- У них тоже все разумно, - сказала Надежда.

- Тогда, может быть... - продолжал Тарас.

- Слушай, Тарас, - отчеканила Елена, - ты что, не знаешь этих взрослых - они все превращают в таблицу умножения и в таблицу уважения. Им важно, чтобы дважды два всегда было не больше и не меньше четырех, а нам сейчас нужны не советы, нам нужно, нам необходимо, нам позарез требуется "у-р-а".

- Какое "ура"? - насторожился успокоившийся было после слов "...ты что, не знаешь этих взрослых" Тарас.

- Тарас, ты знаешь, как расшифровывается слово "физкультура"? - спросила Елена Сидякина.

- Детский вопрос! Физ - физическая, культура - культура.

- Детский ответ! - покачала головой Елена. - Физ - физическая... А культура - расшифровывается так: культ силы спортсмена, культ его скорости, удара справа, выпада слева, удара головой, культ соскока сальтом прогнувшись!

- А еще "ура" остается? - прищурилась Надежда.

- Правильно. И ура! - воскликнула Елена.

- Чье ура? - деловито поинтересовался Леонид Толкалин.

- Ура болельщиков, - ответила Лена.

- У-р-р-а Гуляевой! - провозгласила Светлана.

- У-р-р-а! - закричали, казалось бы, все. Но оказалось, не все...

- Рано радуетесь, - остудил их пыл Геннадий. - Если мы прежде всех этих "ура" не решим проблему Гуся, он энд хиз оркестр нам все равно все сорвут: и олимпиаду, и марафон-прыжки, и безумную идею Бора - Фокиной - Гуляевой!.. И... это точно! Сорвет игры и еще по мордам всем надает! - с глубокой уверенностью закончил он.

После короткого спора все дружно согласились с Цветковым.

- И так уже кто-то свистнул два олимпийских флага... многозначительно произнес Леонид.

Елена забеспокоилась:

- Толкалин, судя по твоему тону, ты не просто нытик, ты еще и пессимист!

- Я пессимист? - поразился Леонид, ткнув себя пальцем в грудь.

- Да, ты! - подчеркнула Елена. - Вот ответь мне, к примеру, как у нас вообще пройдут наши первые олимпийские игры по марафон-прыжкам в высоту?

- Как пройдут? - озадачился Леонид. - Хорошо пройдут!

- Все слышали? - торжествовала Елена. - Вот вам типичный ответ пессимиста. Только закоренелый, закоснелый и неисправимый пессимист может сказать, что наши первые олимпийские игры пройдут хорошо.

- А что же должен сказать оптимист по этому поводу? заинтересовался Тарас.

- А оптимист должен сказать, что наши игры пройдут отлично! уверенно заявила Елена.

Тарас задумчиво почесал переносицу:

- Это что-то новое в теории оптимизма и пессимизма... Интересный ты человек, Гуляева, - и что-то записал себе в блокнот.

Опять все зашумели и заспорили.

- Прошу не шуметь! - приказала Елена. - Проблема Гуся, как и проблема Ларионова, уже почти решена! - сказала она с победоносным видом.

Все оторопели:

- Как решена? Кем решена? Когда решена?

- Мной решена! - усмехнулась Елена. - Недавно решена! Как в древней Греции решена... - загадочно произнесла она.

Все недоуменно переглянулись. Елена высокомерно посмотрела на форум.

- Гусь мне лично дал клятву, что он, несмотря на свое темное прошлое, настоящее и будущее, прекратит на время олимпийских игр все свои безобразия, как прекращали их все древние греки. Ну как?

Она ожидала всеобщего восхищения, взрыва энтузиазма и восторженных криков.

- Нашла кому верить! - сумрачно заметил Тарас.

- Да, нашла, - рассердилась Елена. - Он и расписку обещал дать.

- Дать-то он даст! - подал голос Леонид. - Да еще догонит и поддаст!

И тут на спортплощадку заявился Гусь. Перепрыгнув все, что можно было перепрыгнуть на своем пути (даже стол для игры в пинг-понг!), он устремился прямо к судейской беседке. Широченно расклешенные брюки, окантованные "молниями" с бубенчиками в расклешах, мели пыль, поднимая вокруг себя черноморский ветер. Глядя на брюки Гуся, хотелось петь: "... слышен звон бубенцов издалека... " Рубашка, именуемая "расписухой", обтягивала мощный торс Гуся. В руках у него была гитара, в зубах сигарета. Полы рубашки были завязаны на животе по очень иностранной киномоде. На обеих руках у него красовались массивные часы. Бренча на гитаре, Гусь пел:

Чаевые бросаю я не зазря,

Я сую их в карманчик вам для

Подстригите меня, шеф, под Цезаря,

Древнегреческого короля!

Гусю, по всему было видно, ужасно интересно жить.

- Легок на помине, - сказал тихо Толкалин.

- Но ведь Цезарь никогда не был древнегреческим королем! - успела трагически прошептать Надежда, встретив этими словами шумное появление Гуся в беседке. Поставив, бурно звучащим аккордом, музыкальную точку, тряхнув локонами длинных волос, Гусь воздел гитару к потолку и торжественно произнес:

- Детям женского и мужского пола физкульт-привет! Олимпийским Надеждам! Верам! Любовям! Леонидам! Тарасам! Еленам! Общий! - Затем он отбросил гитару, висевшую на ремешке через шею, за спину и продолжал: - Как сказал в одном из своих известных стихотворений Фет: "Мое от меня вам здрасте!" Даю слово, что, хотя бюро прогнозов обещало всякие там осадки, на дворе стоит клевая солнечная погода!..

Приписывание Фету таких слов ошеломило всю судейскую коллегию. Растерялась даже Гуляева, высокомерно заявившая, что именно ею и никем больше проблема Гуся решена целиком и полностью.

- У Фета нет такого стихотворения, - пискнула Надежда трагическим голосом. Она и сама любила щегольнуть цитатой, но, конечно, неопровержимо точно, до последней буквы.

- Есть, - сказал упрямо Гусь. Гусь не любил, когда ему перечили, он к этому просто не привык. Последние и неопровержимые аргументы Гуся (кисти рук, сжатые в кулаки!) были как всегда готовы доказать и на этот раз свою правоту. - У Фета есть такой стих. Я его читал своими глазами. - И Гусь упрямо повторил то, что он считал стихотворением Фета: "Мое от меня вам здрасте!" и т.д. и т.п.

Члены судейской коллегии беспомощно переглянулись, продолжая молчать. На помощь пришел Тарас Сидякин.

- Может быть, это... в некотором роде: "Я пришел к тебе с приветом рассказать, что солнце встало?.."

- А я вам что говорил? - подтвердил Гусь, с победоносным видом разжав "аргументы", то есть кулаки, и отбив при этом лихую чечетку.

Все облегченно вздохнули, радуясь тому, что и эта маленькая стихотворная проблема, заданная им Гусем, решилась так легко и просто, а то ведь, рассердись Гусь, неизвестно, что бы за этим последовало.

- Принес расписку? - холодно спросила Лена. Она хорохорилась, но на самом деле ей было не по себе. Вдруг не принес? Тогда выходило, она зря расхвасталась перед всеми.

Гусь медленно двумя пальчиками выудил из бокового кармана рубашки сложенный вчетверо листок бумаги.

- Все равно это какое-то святотатство над Фетом, - успела прошептать Надежда Фокина.

- И даже кощунство, - успела согласиться с ней Светлана Мухина.

- Наше вам почтение и ваше нам прочтение...

Лена победным взглядом оглядела притихшую судейскую коллегию.

- Давай! - Елена протянула руку.

Но Гусь не спешил отдавать расписку. Он держал ее над головой. Он сомневался: стоит ли отдавать? А может, его попросту надули?

- А в Эль-Греции на время их олимпийских игр действительно прекращали всякие... ну, эти... как их... - замялся он.

- Безобразия... - подсказал Тарас.

- Попрошу без оскорблений, - сдвинул брови Гусь.

- Секретарь, предъяви доказательства! - официально обратилась Елена к Цветкову.

Геннадий достал из папки книжечку, перелистнул и, найдя нужное место, важно прочитал:

- "...Во время Олимпийских игр по всей Греции устанавливалось священное перемирие... Никто из греков не имел права применять оружие... Все, едущие на игры, считались неприкосновенными лицами, находящимися под особым покровительством Зевса... "

Гусь недоверчиво заглянул в книжку, чтобы убедиться, что Геннадий Цветков его не обманывает.

- Ну, уж если древние эль-греки завязывали все свои делишки, то мне сам бог велел... - Гусь вздохнул и со словами: "Наше вам прочтение!" - вручил расписку Елене Гуляевой. - И зачем только они завязывали, эти самые эль-греки! - снова вздохнул он. - Чудаки!

- Нет, но почему он греков называет эль-греками?! - истерически воскликнула Надежда, во всем стремившаяся к точности.

- Потому что картина такая про греков шла "Эль-Греки", - заявил Гусь.

- Картина называлась "Эль Греко", а не Эль-Греки, и была она про испанского художника Эль Греко, а не про греков! - вскипела Надежда.

- Надо же, - опешил Гусь. - А я думал, что это про греков, которые пили эль...

- Хватит вам спорить, - прервала их Елена. - Главное, что Гусь дал расписку. - И ликующе ее обнародовала, не удержавшись от замечания: - Ошибок-то, ошибок! Ну ладно... "Я, Гусь, обязуюсь во время олимпийских игр и подготовки к ним, по примеру древних греков, которые тоже завязывали свои дела в Риме: 1) не давать срисовывать с икон копии; 2) не давать по организму; 3) не хрюкать; 4) не курить; 5) не выражаться..." Так!.. - Она поспешно пропустила. - И еще десять "не". "...И если я нарушу эту клятву, то пусть меня постигнет презрение моих корешей и кара начальника 215 отделения милиции". И подпись... Прекрасно! - сказала Лена, относя слово "прекрасно" больше к себе, чем к Гусю. - А то переписал бы эту расписку на всю жизнь. Тебя за эти иконы еще в тюрьму посадят.

- Хочешь медаль получить за спасение утопающего в волнах житейского моря? - спросил Гусь Елену и сам за нее ответил: - Не боись, мне любое море по колено, после игр докажу.

- И пусть перестанет петь свои дурацкие безграмотные песни, потребовала Надежда. - Хотя бы на время олимпийских игр.

- Минуточку! - встрепенулся Гусь. - Почему безграмотные! обиделся он. - Это же слова Жоры-Интеллигента. Что он, истории не знает, что ли? Сам сколько раз в нее попадал!..

- Да Цезарь никогда не был древнегреческим королем, он был римским императором, понятно? - возмущенно продолжала Надежда.

- Серьезно? - изумился Гусь. - Тогда за что же Жору все зовут интеллигентом?.. Такую фальшивку пустил!.. - сокрушенно покачал он головой.

- Вот тебе слова олимпийского вальса, - Елена вырвала из тетради Лени Толкалина листок и протянула его Гусю. - Выучи, а свои дурацкие песни брось...

- В темпе вальса, - прочитал Гусь и продолжал:

Не слышно команд, ни призыва стартеров

Ни рева трибун и не судей наказ.

Зато зазвучал нам сегодня веселый

Наш вальс олимпийский,

Спортивный наш вальс!

- Кстати, - сказала Надежда, обращаясь к Гуляевой, - а почему бы нам не привлечь Гуся к нашему празднику искусств? Понимаешь, Гусь, - обратилась Надежда к Гусю как к равному, - Кубертен, воскресив древнегреческие Олимпийские игры, почему-то не воскресил в них союз спорта и искусства.

- Чего, чего? - переспросил Гусь, принимая равенство как должное и заслуженное.

- Ну, в Греции, - вмешалась Елена Гуляева, - во время спортивных состязаний состязались еще певцы, поэты. И мы тоже хотим, чтоб у нас... В общем, ты вот петь умеешь...

- И танцевать, - подсказала Фокина.

- И танцевать.

- Ну вот что, - сказал Гусь, поняв, к чему клонит свои слова Гуляева, - у вас своя самодеятельность, у меня своя. А насчет Кубертена - это по моей части, дайте мне его адрес, и я ему покажу, как упускать... чего он упустил-то?

Гуляева улыбнулась и сказала:

- Кубертен умер в 1937 году.

- Его счастье, - сказал Гусь.

- Кстати, - вставил Тарас, - и пусть Гусь не только себя, но и Жору-Интеллигента призовет к порядку, и всю его "хиз оркестру".

- Да, Гусь, - встревожилась Елена, - я надеюсь, что ты не только сам будешь вести себя как подобает, но не позволишь никому здесь хозяйничать.

Гусь снисходительно посмотрел на нее.

- Гуляева, я же тебе сказал, что буду ангелом-хранителем ваших олимпийских игр. - Он достал из кармана маленький иконописный портрет казанской божьей матери и широким крестом благословил весь двор, на котором кипела подготовка к играм! - С вами бог! И я!.. Так что вы в полной безопасности!

Затем он, походя, снял висящие на гвозде пять скрещенных олимпийских колец из фанеры и приставил их к затылку, словно нимбы:

- Так начинается житие святого - разумеется, только на время олимпийских игр! - Гуся-великомученика! Извините, побыл бы с вами еще, но ведь я не только ваш раб, но и божий!

Ударив по струнам гитары, Гусь запел:

Окружу я себя разной свитою.

Из амфор буду есть я и пить!

И, как Цезарь со своей Нифертитою,

На приемы в посольство ходить.

С этой чудовищно неграмотной песней Гусь отправился в обратный путь.

Вообще-то для Гуся не существовало ни дорог, ни тротуаров, ни дорожек, ни переходов. Он прокладывал их сам, спрямляя выкрутасы пешеходных тропинок и укорачивая пространство всеми дозволенными и недозволенными способами. (Впрочем, Гусь ведь не только так перемещался, он так и жил!) Гусь сноровисто перепрыгнул во дворе все, что можно было перепрыгнуть, спрямил, что можно было спрямить, сэкономил все, что можно было сэкономить и во времени и в пространстве, и, перемахнув через забор, скрылся в никому не известном направлении своей жизни.

- Но ведь Нифертити была женой не Цезаря, а Тутанхамона! - в отчаянии вскричала Надежда. - Это же какая-то очередная фальсификация истории!..

Не обращая внимания на Фокину, все бросились поздравлять Гуляеву.

- Получить от Гуся такую расписку! - восхищался Тарас. - Чудеса! А ты, Толкалин, сомневался! Ура Гуляевой! Качать ее!

Все подхватили Гуляеву на руки и подбросили ее в воздух. Подхватили и осторожно поставили, как хрустальную вазу.

- Гуляева, ты богиня победы! Ты - Ника Самофракийская! восторгался Толкалин. - Я обязательно напишу об этом стихи! Елена Гуляева - Ника Самофракийская, - продекламировал он, Самофракийская... Самофракийская... - Рифма с ходу не подыскивалась.

- Сама... фракийская... сама знаю, что Ника!.. - донельзя довольная, сказала Елена.

- Теперь нам остается только выработать для Ларионова перечень конкретных поступков, по которым будет ясно всем, что он у нас зазнался, - вспомнила о главном Надежда.

- Итак, кто что предлагает? - спросила Елена. - Что он должен сделать такое, чтобы все видели, что он действительно зазнался? Но прежде всего, я хотела бы знать, кто возьмет на себя музыкальное оформление нашей безумной идеи.

На словах "музыкальное оформление нашей безумной идеи" все непонятливо переглянулись между собой, но Гуляева быстренько разъяснила смысл этих слов:

- У кого есть знакомый флейтист, который согласится ходить по пятам за Ларионовым... как в Древней Греции.

- И свистеть, - добавила Фокина.

- И свистеть, - подтвердила Гуляева.

- Мой двоюродный брат учится играть на флейте в Гнесинском музыкальном училище! - сказал Тарас после некоторой и нерешительной паузы.

- А он согласится играть и сопровождать Ларионова?

- А почему бы ему не согласиться? Он любит спорт.

- Так, значит, с флейтой для чемпиона у нас все в порядке! Теперь к Ларионову: какие он будет у нас выбрасывать коники, когда зазнается, кто что думает по этому поводу? Прошу высказываться...

В беседке наступило продолжительное молчание. Гуляева терпеливо ждала, нетерпеливо постукивая пальцами по столику.

- Между прочим, насчет сходства Гуляевой с Никой Самофракийской, - раздался за стенами беседки голос Татьяны Цветковой. - Как известно, скульптура Ники дошла к нам без головы. Так что, если считать, что греческая богиня Победы действительно не имела головы, так тут сходство с Гуляевой полное...

Глава 2

ВСЕ НА ОДНОГО

Двор был весело залит солнцем. На скамейке разбросаны тренировочные костюмы и спортивные сумки. Рядом высилась на столбе табличка с красным крестом - медпункт. Светлана Мухина поправила на рукаве повязку с таким же красным крестом и присела на свободный краешек скамьи.

Из открытого окна разносился по двору голос диктора Виктора, усиленный микрофоном:

- Итак, дорогие товарищи, олимпийские игры по марафон-прыжкам в высоту, как говорится, не очень медленно, но очень верно набирают высоту!.. Вы все знаете, что по условиям игр все участники должны совершить по триста прыжков. Сейчас в разгаре первая половина марафон-прыжковых игр. Все соперники сделали уже примерно по тридцать пять прыжков. Сейчас будет заканчивать свою очередную серию фаворит Вениамин Ларионов, а пока к прыжку готовится Вадим Масюков.

Из ворот вышли Татьяна Цветкова и Гиви Мебуке. У Гиви на плече тяжело восседала тренога и портативная кинокамера.

- Понимаешь, что они из этого Ларионова хотят сделать? - горячо говорила Татьяна.

- Что значит - хотят? - хмыкнул Гиви. - Уже сделали... морскую свинку или какого-то подопытного кролика... - После этих слов Гиви понес вдруг, с точки зрения Тани, какую-то чепуху. Он произнес, закатывая глаза под лоб, как молитву: - "Билет номер два: воздушная перспектива. Закономерное изменение масштабов предметов, связанное с их удалением от глаза наблюдателя, носит название линейной перспективы. По аналогии, закономерное изменение цветов и тонов предметов, также обусловленное расстояниями между предметом и наблюдателем, а точнее, толщиной воздушного слоя, связанной с этим расстоянием, получило название тональной или воздушной перспективы..." - Отчитав все это, как молитву, он сказал Тане уже совсем другим голосом: - Не обращай внимания, деточка, у меня на носу госэкзамены, и я немного ненормальный... В голове какой-то кефир вместо сливок...

- Я тебя очень прошу, - торопливо понизила голос Таня, - поснимай Ларионова, может, он твоей камеры побоится, или хотя нет, снимай и Ларионова, и Гуляеву, и Фокину - одним словом, всех. Поснимай, скажи, что ты с "Научпопа"! - горячо уговаривала она Гиви Мебуке. - И главное, ты произведи впечатление на эту Гуляеву. Произведи... и поснимай.

- Татьяна, что значит - поснимай, - темпераментно отказывался Гиви, - у меня пленки отпущено на диплом. И что значит сказать, что я с "Научпопа", я с "Научпопа" и есть. Я научно-кинодокументалист. Снимаю диплом под названием "Московские балконы".

- Ну, я тебя очень прошу, - умоляла Татьяна. - Ну, хоть сделай вид, что снимаешь!

- Ты что, влюблена в него, что ли? - презрительно сказал Гиви.

- В него все влюблены, - закивала Татьяна.

- Ну ладно! - нехотя согласился Гиви. - Сделать вид, что снимаю, могу, на это пленки не надо.

- Спасибо! - обрадовалась она и убежала в подъезд.

Гиви поставил камеру па треногу.

Из соседнего с Татьяной подъезда вышли Лена Гуляева с портфелем и Леонид Толкалин с папкой. Гиви сделал вид, что снимает.

- Ты воспел прыжок Ларионова? - спрашивала Елена Леонида и, заметив пришельца, подозрительно покосилась на него.

- Почти, - уверял ее Леонид. - Но... конца нет.

- Давай скорее. Он скоро прыгать будет... - Она чуть заметно кивнула головой в сторону Гиви Мебуке: - Это еще что за тип?

- Понятия не имею, - изумился Леонид, разглядывая кинооператора.

Машинально взглянув на старинные балконы, Гиви вдруг профессионально заинтересовался и стал снимать всерьез, по-настоящему.

Елена вновь подозрительно покосилась на Гиви, подошла к "медсестре" Светлане и что-то шепнула ей.

- Произвожу впечатление, - в это же время шепнул Гиви Татьяне и тут же громко произнес, обращаясь к Цветковой: - Мелочей, деточка, у нас в искусстве не бывает!.. Я смотрел на днях, например, по телевизору "Шагреневую кожу" Бальзака. Там, если вы помните, есть такой момент: Рафаэль де Волонте приходит в гости к Полине, и она говорит ему: "Я знаю, Рафаэль, вы очень любите молоко, но у нас сегодня сметана..." Рафаэль после этих слов взял кувшинчик и наклонил над стаканом и - о ужас! - из кувшинчика в стакан полился кефир... После этого я лично дальше эту передачу смотреть не мог. Я не люблю, когда из кувшина льется вместо сметаны кефир. У нас в кинозарисовке, посвященной начинающему, но уже выдающемуся спортсмену Ларионову, которую я делаю по заказу гостелерадио, из нашего кувшина будет литься одна сметана... и никакого кефира...

Рассказ Гиви о Бальзаке, "Шагреневой коже", кефире и сметане произвел на всех, кто слушал эту историю, сильное впечатление. Хмурые Гуляева и Мухина нахмурились еще больше, а меланхолический Толкалин даже тихо рассмеялся и усиленно начал рыться в пухлой папке своих стихотворений.

- А если так... - сказал он сам себе, - Антей... Ахиллес... Ахиллесова пята... Ларионова пята... Будет мною воспета!.. В это время из подъезда вышли Вадим Масюков, Тарас Сидякин и - черт бы его побрал! - Геннадий Цветков. Тарас Сидякин был увешан всевозможными причиндалами: тут и ящик с красками, и ласты, и маска для подводного плавания, и любительская кинокамера, и даже несколько этюдов маслом.

- Ну и что, что твоя сестра не будет с тобой заниматься? успокаивал Вадим Геннадия. - Ну и что?..

- Я тогда в вуз не поступлю. В школе на слух я ничего усвоить не могу. Дома один тоже. А когда Татьяна мне объясняет, я все понимаю, - сказал Геннадий огорченно и вздохнул тяжело и глубоко, как обиженный ребенок.

- Займись серьезно спортом, - посоветовал Вадим, - получи разряд, и тебя в любой вуз примут без всяких экзаменов. Ты и так хорошо прыгаешь, а если подзаймешься...

- Гениальная идея! - подпрыгнул от радости Геннадий.

- Я тебя в ученики к Ларионову устрою, - прошептал ему Вадим. - Только придется платить за тренировку рубль. Деньги будешь передавать через меня. Сам понимаешь: мы живем в век материальной заинтересованности, - подчеркнул он последнее слово.

- Вадька, друг! - воодушевленно сказал Геннадий. - Вот спасибо!.. - Он достал из кармана три рубля.

- А-а, должок?! - нарочито громко произнес Вадим, с беспокойством оглядываясь на ребят. Взял трояк и тихо предупредил: - Только ты о деньгах...

- Могила, - кивнул Геннадий и обернулся к Татьяне: - Таня! Знаешь, какая у меня новость?

- И разговаривать с тобой не хочу, - отрезала Татьяна. Птица-секретарь. Брат мой - враг мой. И заниматься с тобой не буду! И в вуз ты не попадешь!..

- Попаду! - подмигнул он. - И без всякой твоей помощи. Меня Ларионов в ученики взял к себе. Стану разрядником - и без всяких экзаменов в любой вуз!.. Что, съела?!

- Так тебе и надо... - Она включила усилитель и сказала в микрофон: - Так вот... К одной учительнице приехал в школу спортсмен на собственной "Волге" экзамены сдавать. Учительница спросила, где находится Северный Кавказ? А спортсмен-то убежден, что все северное на севере. И как стал искать Кавказ в тундре!.. - Татьяна взглянула на Геннадия: - Между прочим, это про тебя в твоем спортивном будущем...

Они направились к скамейке.

- Не слушай ее! - крикнул вдогонку Вадим.

- Я тебе в сотый раз повторяю, - рассердилась Елена на "медсестру", - Мухина, тебе доверяется портфель с золотыми медалями. Храни как зеницу!

- А вдруг Гусь... - нерешительно отнекивалась та.

- Ты у нас самая сильная из девушек! - заявила Елена.

- Так лучше дать самому сильному из юношей, - встрепенулась Светлана.

- У самых сильных юношей Гусь может отобрать, хоть и расписку дал, а у самой сильной девушки не посмеет Елена решительно и безоговорочно протянула портфель Мухиной и оглянулась по сторонам. Сидякин метрах в десяти от нее прибивал к столбу картон с изображением парящего над планкой Ларионова.

- Тарас, - окликнула его Елена

Сидякин подбежал к ней с гвоздями во рту и молотком в руках.

- Где флейта для чемпиона? - тихо спросила она Тараса.

Тарас взглянул на ручные часы.

- С минуты на минуту должен быть здесь.

- Пора бы и начать свистеть.

- Рисунок - это тоже в своем роде художественный свист! - сказал Тарас. - Я же Ларионова еще и маслом рисую. Тоже свист.

- Свист, - согласилась Лена, - да не тот!.. Музыкальная золотая картина, я надеюсь, получится, - сказала она Тарасу, имея в виду ларионовский портрет маслом.

После слов "золотая картина" Лена махнула рукой в смысле, мол, сколько можно об одном и том же. Махнула рукой и ушла.

На словах "золотая картина" из густых кустов сирени, у глухой стены, высунулся Гусь и снова спрятался.

- Не храни, как зеницу, мне из них все равно ни одна не достанется... - грустно сказал Тарас Светлане.

- Не надеешься на медаль - не занимайся спортом, - сказала Светлана Тарасу.

- А вот мне в тебе это и нравится, Тарасик, - не согласилась с Мухиной Таня, - что ты любишь спорт без всяких медалей. Ты спорт любишь за то, что он спорт. Бескорыстно любишь - не то, что мой брат - враг мой.

- Утешаешь... Сама-то в баскетбол лучше всех играешь?! - обиделся Тарас.

- Я за команду, мне хуже всех нельзя, - вздохнула Татьяна.

А в это самое время Гиви Мебуке, исчезнувший со двора, нахально "снимал" с улицы Ларионова, который делал на балконе зарядку...

Вокруг кинооператора собралась куча любопытных. Глазели, показывали на Ларионова пальцами. А тот делал вид, что вся эта суматоха его не касается.

Проходившая мимо Надежда Фокина в удивлении остановилась и... помчалась во двор.

- Ну, Леночка, поздравляю! - подбежала она к Гуляевой. - Кто-то из кворума такой штопор Ларионову придумал!

- Какой еще штопор? - вздрогнула Елена.

- Кинодокументалист здесь с кинокамерой от Ларионова не отходит! Каждый шаг его снимает! Теперь уж у него, наверное, голова закружится - семь витков и в штопор! И...

- Ой, Надежда, я что-то боюсь... - призналась Елена.

- Здравствуйте, - с иронией заметила Надежда. - Сама же говорила: "Тот Ларионову службу сослужит, кто Ларионову голову вскружит".

- Да, но я не этого боюсь, я боюсь, что почему-то он не только Ларионова снимает, а и тех, кто из кворума!.. Меня вот с Леонидом снимал... - пробормотала Елена.

- Ну и что? Королю же кружит голову не сам король, а его подчиненные!.. Теперь еще... - Надежда что-то зашептала на ухо подруге.

- А может, не надо, чтоб за другую команду? - испугалась Лена.

Надежда быстро подошла к Тарасу и тоже что-то стала ему шептать.

- Как это не надо? - отмахнулся Тарас. - Зазнаваться - так по-настоящему.

- Тем более, что все равно Ларионов на это не пойдет, - сказала Надежда.

- Если не пойдет, тогда надо!.. - решительно заключила Елена.

Незаметно для всех Леонид Толкалин подкрался к висящей на ветке дерева курточке и опустил в карман записку. Сделав это, он огляделся по сторонам и поспешно ушел.

Взглянув на часы, Елена кивнула Виктору-диктору. Виктор-диктор кивнул Гуляевой и поднес к губам микрофон:

- Вениамин Ларионов совершил 35 прыжков и не забрался на фантастическую высоту, как все от него ожидали. Масюков преследует лидера, но, может быть, это чисто тактический ход Ларионова. Прыгать придется около месяца, и на такой марафонской дистанции, может быть, самое главное, - это распределить свои силы. Вот в сектор для прыжков в высоту выходит Геннадий Цветков. Вслед за ним будет прыгать сам фаворит наших олимпийских игр по марафон-прыжкам - Ларионов.

Как раз после этих слов из подъезда во двор вышел Вениамин. Он расслабленно тряс кистями рук и делал маховые движения то левой, то правой ногой. За ним следовал Тарас Сидякин, к прочему снаряжению которого добавилась еще и большая золотая рама на плече. Тем временем, отложив в сторону микрофон, как бы совершив комментаторское, самообслуживание, Цветков стал готовиться к прыжку, а Вадим Масюков поспешно отвел в сторону Вениамина Ларионова. Но еще поспешней в противоположную сторону отвлекла Тараса Елена.

- Где обещанный человек с флейтой? - голосом разгневанной богини спросила она Сидякина.

- Только что звонил ему из автомата, сказал, что дядя приехал из Воронежа. На вокзал ездил встречать. Сейчас приедет.

- Флейту срываешь, Сидякин!

- Так я же уже тебе говорил, что маслом начал писать Ларионова. Получше любой флейты.

- А я тебе тоже уже говорила, что портрет портретом, а флейта флейтой. Иди позвони ему еще раз! - сказала Елена.

- Гуляева, - позвала Елену Надежда Фокина из судейской беседки, - тут с протоколами неладно!

- Бегу! - крикнула Елена и, погрозив пальцем Сидякину, устремилась к беседке.

- Ну, что? - заговорщицки спросил Вадим. - Как насчет "под чужой фамилией и за чужую команду"?

- Я думал, ты шутишь... - улыбнулся Вениамин.

- Надо выручить человека... Ты же вроде соглашался?

- Я тебе сказал - надо подумать, - уклончиво ответил Ларионов.

- Ну, думай... Он сказал, что, в случае чего, может заплатить. В ресторан с хорошенькой девочкой сходишь. Тебе нужны деньги?

- Деньги всем нужны, - задумчиво ответил Ларионов. - Ладно, я подумаю. А сам-то ты что его не выручишь, если это так уж важно?

- Я не в форме... А ты подошел к своему пику, судя по результатам. И потом, там такой соперник, что только Ларионов и сможет... Да, Цветков хочет с тобой тренироваться на разряд. Ты не против?

- Ну почему же против? Он парень способный... А что это у тебя за книга?

- Да так... - Масюков повернул книгу обложкой к Ларионову.

- "Правовые основы физической культуры и спорта", - прочитал вслух Вениамин.

- Знаешь, спортсмен ведь должен быть не только в спортивной форме и норме, но и в правовой. Надо уметь качать свои мышцы... и права... Ты-то сам вот, ты парень умный, ты как считаешь?

- А что я? - ответил Ларионов. - Вот услышал новый спортивный лозунг... Ты нрав. Спортсмен всегда должен быть в правовой форме, - сказал он, делая ударение на слог "пра" и норме... Лишь бы не в левовой... - В этой фразе Веня нажал на слог "ле".

Вадим улыбнулся шутке Ларионова и отошел в сторону.

- Ты чего? - обернулся Веня к Сидякину, который пытался надеть на его голову багетную раму.

- Да вот раму к тебе примеряю... То есть не к тебе, а к твоему портрету, - почтительно заулыбался Тарас.

- А... - рассеянно произнес Ларионов, думая о чем-то своем и отступая от Сидякина.

Он пятился до тех пор, пока не столкнулся спиной... Ларионов обернулся и увидел Таню Цветкову. Она посмотрела в угол, на нос, на предмет, сделав все, что было в ее силах, чтобы взгляд получился с поволокой, и сказала:

- Между прочим, Ларионов, я у тебя давно хотела спросить, да вокруг тебя все вертятся то болельщики, то поклонницы, то вообще... какие-то подозрительные личности...

- Спрашивай, - сказал Ларионов, оглядываясь вокруг себя - ни болельщиков вокруг, ни поклонниц, ни подозрительных лиц как будто бы не было.

- Ну вот... занимаясь спортом, ты, вероятно, преследуешь какую-то цель.

- Преследую, - улыбнулся Ларионов, - только она от меня все время убегает.

- Ларионов, я тебя серьезно спрашиваю, а ты... Ну вот ты, вероятно, хочешь стать в спорте положительным героем, и вот каким? Просто выдающимся спортсменом, или просто чемпионом страны, или просто чемпионом мира?..

- Хорошенькое "просто", - снова улыбнулся Ларионов и тут же добавил, то ли шутя, то ли серьезно (этого Ларионова не разберешь часто: шутя серьезничает он или серьезно шутит): - Кем, значит, я хочу быть?.. А никому не скажешь?

Таня всем своим существом, и телом и душой, изобразила полное сохранение тайны на всю жизнь.

- Гераклом я хочу быть!

Теперь Таня Цветкова всем своим существом выразила уже не то что, мол, говори, я могила, пытать будут, не скажу, что ты мне говорил, - теперь на ее лице было написано: "Ну, знаешь, и хватил же ты, Ларионов, через край, нет, даже "через край света"!.. Геракл, Греция - это же как раз край света и есть, то есть был, ну, там еще Египет..."

- Я вот на днях смотрел фильм об одном положительном герое, только не в спорте, а... неважно, в чем. Знаешь, какое впечатление?.. Как будто меня весь сеанс сахаром кормили!.. Одним сахаром. Полтора часа!.. А Геракл двенадцать подвигов совершил: будучи младенцем, еще в колыбели, он разрушил козни своих врагов и легко расправился с двумя змеями, посланными убить его, и с Немейским львом сражался, трехглавым Кербером, трехголовым великаном Герионом, со Стимфалийскими птицами, Лернейской гидрой, имевшей всего девять голов! И при этом остался совсем живым, без единого кусочка сахара в поступках. Представляешь?!

- Вот, вот! - оживилась Татьяна, повторяя за Вениамином. - Будучи младенцем, еще в колыбели, он разрушил козни своих врагов и легко расправился с двумя змеями, посланными убить его.

После этого она со смешком произнесла что-то непонятное:

- Нет, это надо же! Как повторяется история!.. Ну, тютелька в тютельку.

После этого она помрачнела и не сказала, а как-то даже изрекла:

- А что, если Геракл думает, что он Геракл, а его окружающие из него незаметно Сизифа сделали. И вместо того, чтобы совершать подвиги, Геракл занимается сизифовым трудом: вкатывает это он камни на гору, а они себе преспокойно скатываются вниз.

- Это на какую гору он вкатывает? - спросил, стараясь понять Цветкову, Ларионов.

- Ну, хотя бы на гору Олимп! - ответила Таня и пошла темнить дальше: - А все потому, что, еще будучи младенцем, он не разрушил козни своих врагов и не расправился с двумя змеями! - Сделав такое безнадежное прорицание, Цветкова с загадочным выражением лица удалилась в глубь двора.

Глава 3

А ГУСЬ ВСЁ-ТАКИ ПРОБЛЕМА!

Ларионов разбежался и легко перемахнул через планку. Двор взорвался криками восторга. Аплодировали и форум, и кворум, и даже пожилые жильцы, глядящие из окон и с балконов на спортплощадку.

- С первой попытки! - ахал Геннадий.

Цветков и Гиви снимали чемпиона кинокамерами.

- Вы скрытой камерой снимаете? - солидно обратился к "коллеге" Тарас.

- Гиви Мебуке ничего не делает скрытно... - ответил Гиви. - Он достал из кармана "Советский спорт", разглядывая снимок Ларионова. И подошел к чемпиону: - Это ты знаменитый Ларионов?.. Плохое фото, смотреть неохота! Я из тебя уже делаю документальный фильм. Прославлю на всю жизнь, ты состаришься, мой фильм никогда. Всегда молодой будешь храниться на полке Госфильмофонда... Прыжки у меня твои уже есть, сейчас для начала снимем сцену твоего интервью...

Ларионов улыбнулся.

- Коротенькое интервью... - продолжал Гиви. - Что ты любишь больше всего на свете? Вот здесь, - он дал Ларионову лист бумаги, - написаны твои-мои вопросы к тебе и твои-мои ответы...

Во двор фланирующей походкой заявилась Стеллка. А затем сквозь дыру в заборе пролез Босс. Сидякин тут же подскочил к нему и что-то быстро сказал.

- А, черт! - заметила Босса Стеллка и скрылась среди болельщиков.

Босс подошел к группе ребят, окруживших Ларионова.

- Вопрос: "Что вы любите больше всего?" - читал он вслух вопросник, полученный от Гиви. - Ответ: "Спорт. - Что вы обычно делаете в воскресенье? - То же, что и в понедельник. - А что вы делаете в понедельник? - Прыгаю. - Говорят, что вы за всю жизнь не совершили ни одного грубого и нетактичного поступка? Кто вам в этом помог?.. - Антон Павлович Чехов. - Каким образом? - Таким образом: перед тем, как совершить нетактичный поступок, я спрашиваю себя: а как бы в таком случае на моем месте поступил бы Чехов?" Вопрос: "А взять рекордную высоту вам тоже помог Чехов? - Нет, Джек Лондон, ответил Ларионов. - А решать задачи по физике? - Эйнштейн... Благодарю вас, дорогие товарищи! - раскланялся Вениамин. - Вы все только что убедились, что абсолютный чемпион "первых олимпийских игр по марафон-прыжкам" сочетает в себе свое физическое совершенство с моральной чистотой и интеллектуальным развитием. Ура чемпиону!"

- Это не ты говоришь, это я говорю, - запротестовал Гиви.

- Неправильное интервью! Неправильное! - вскричала Елена.

- Почему? - спросил Гиви.

- Про школу ничего не сказано!

- Что - про школу? - удивился Гиви.

- Ну, что-нибудь... Что... школа прививала Ларионову оспу... А вместе с оспой - любовь к физкультуре... - сказала Елена.

Все засмеялись, закричали:

- Ура оспе! Ура физкультуре! Ура Ларионову!

- Давай порепетируем, - предложил Гиви Ларионову.

- Что? - сказал Вениамин.

- Интервью.

- Это не интервью, а глупости, - вздохнул Ларионов. - Такие ответы на такие вопросы могла давать библиотека, а не человек.

- И подпись чемпиона мира но прыжкам в высоту - Вэ Ларионов!.. И разговор окончен, - подчеркнул вездесущий Гусь.

- По-моему, ваш чемпион немного нахал, - обернулся к ребятам Гиви. - Немного нахалов Гиви не снимает!

- Правильно, товарищ... Как вас?.. - подмигнула ему Татьяна.

- Товарищ Мебуке, - представился Гиви, приняв игру.

- Не снимайте его... - просила Татьяна. - На примере Ларионова мы видим, что не всякий талант выдерживает проверку успехом. Бывают таланты скоропортящиеся. Их нельзя все время держать в тепле. Их нужно иногда охлаждать. Чтобы не портились.

- Не снимает Гиви, снимут другие! - безапелляционно заметил Ларионов.

Гусь хохотнул. Ему понравились ответы Ларионова.

- И подпись - чемпион мира по прыжкам в высоту Вэ Ларионов! поддакнул Гусь.

- Снимет! Снимет! Не боись, - неожиданно сказал Босс Ларионову и в упор уставился на Виту Левскую. - Кстати, что вы делаете сегодня вечером?

- Совсем не то, что вы... - с вызовом ответила Вита.

- Жаль, жаль! - "сокрушался" Босс.

- Молодец Ларионов! Как он разговаривает с документальным кино! - сказала Елена Надежде.

- Как вполне зазнавшийся тип, - кивнула та.

- Слушай, Ларионов, - возмущенно сказал Вадим, - как ты разговариваешь с товарищем из документального кино? Развоображался! Расхамился! Вы, Гиви, не обращайте на него внимания.

- Я вижу, ты уже зазнался. Рановато!.. - Гиви огляделся, мысленно строя кадр. - Значит, так! Лица болельщиков!.. - Он навел киноаппарат на Босса, затем - на Гуся.

- Э... меня не надо, - попятился Босс.

Гусь отгородился от объектива ладонью:

- Прошу на меня эту боеголовку не наводить!

Вадим Масюков отодвинул в сторону Гиви.

- Слушайте, Гиви, - доверительно попросил он, - снимите меня, не пожалеете!

- Пленки не хватит, - поцокал языком Гиви. - У меня пленка только на того, кто может быть нашей олимпийской надеждой.

- Знаете, Гиви, один, вроде вас, приехал на завод снимать одну женщину, ему говорят: может, заодно и другую снимете, а он говорит, у меня на другую пленки не хватит. И знаете, кто была эта другая женщина? - сердито сказал Вадим.

- Кто?

- Валентина Терешкова.

- Может быть, ты и прав, дорогой, я к тебе присмотрюсь.

Тарас представил Босса и Вениамина друг другу:

- Знакомьтесь! Абсолютный чемпион наших олимпийских игр! Медаленосец! Рекордсмен! Бог высоты! Моцарт прыжка! Одним словом, Вениамин Ларионов!.. А это тот самый человек!.. О котором я тебе говорил...

- Вениамин! - протянул руку Боссу Ларионов.

- Александрович! - подсказал Тарас.

- Эдик... - пожал руку Вениамину Босс. - Пока Эдик.

Он внимательно посмотрел на стоящих рядом девчонок.

- А что это так много народу?

- Цветкова, уйди! - крикнула Елена.

Татьяна нехотя отошла.

- Все равно много... - ухмыльнулся Босс.

- Это все свои... - сказал Тарас.

- А они не... - начал было Босс.

- Что ты! Братская могила! - поспешно ответил Тарас.

- Вот пусть всей братской могилой и отойдут в сторону. - Босс осмотрел Ларионова придирчиво с ног до головы, пощупал мышцы рук. - Сложен хорошо.

- Золотое сечение... - уверял Тарас. - Ну, договаривайтесь, где, когда...

- Что значит "договаривайтесь"? Пусть прыгнет сначала. Прыгнешь? - спросил Вениамина Босс.

- Могу.

- Очистить дорожку! - приказала Елена. - Приготовить стойки к прыжку!

Ларионов стянул с себя тренировочный костюм, приготовился к прыжку и, разбежавшись, прыгнул.

- Ларионов в воздухе! Без разминки два метра восемь! - объявила Надежда.

- Во какой прыжок! Аж два во! - Тарас поднял кверху два больших пальца обеих рук.

- Неужели два метра восемь?.. - недоверчиво спросил у возвратившегося Цветкова Босс.

- Копейка в копейку. Можете убедиться! - сиял Гена.

Все сомневающиеся толпой, во главе с Боссом, двинулись к площадке, где произошло это удивительное событие.

Тарас подошел к молодой женщине, с любопытством наблюдающей за всем происходящим.

- Валентина Сергеевна, ну как вам Ларионов?.. Правда, фотогеничен? Я вас бы зря не пригласил!

- Да, у вас тут что-то загадочное происходит?.. - сказала она.

- Вы, тетя Валя, на загадочное не обращайте внимания, вы на незагадочное смотрите. В общем, сделайте так, чтоб Ларионова пригласили сниматься. Это нам очень важно.

- Тарасик, но у нас уже герой картины почти утвержден, хотя этот Ларионов... в нем что-то есть... Любопытный парнишка... - задумалась она.

Ларионов в сопровождении Босса и олимпийцев вернулся к беседке.

Босс одобрительно похлопал Ларионова по плечу:

- Ну, поздравляю, старик! А ты действительно молоток!.. Да мы с таким, как ты, все кубки в мире заберем! Ну, Сидякин, вот это раскопал чемпиона! - Он и Сидякина похлопал по плечу. - Ну, давай договариваться.

Они удалились втроем к забору.

Все, затаив дыхание, прислушивались к разговору. Долетали только какие-то непонятные обрывки фраз:

- За Перцуленко, значит... когда выйдем на поле... А потом... понял? На днях тренировка... Все?..

- Значит, договорились? - подытожил Босс.

- Нет, еще не договорились!.. - ответил Ларионов. - Надо подумать!..

- Думай, время есть... Да, у кого тренируешься? - спросил Босс.

- У Денисенко Петра Сергеевича.

- У него ни одного чемпиона мира не было, - категорично сказал Босс. - Я тебя устрою знаешь к кому?.. Узнаешь, к кому, если... Понял?.. Ну, думай!

Ларионов вернулся к ребятам.

- Ну, Ларионов! - продолжали восторгаться они. - Рекорды, как блины, печет! Не прыжок, а аж два во! И главное, без разминки!

А Босс в это время тихонько расспрашивал Гуся:

- Майки продал?

- Нет, - неохотно признался Гусь.

- А икону принес? - нахмурился Босс.

- Нет, - буркнул Гусь.

- Почему? - процедил Босс.

- Потому, что завязал, - отвернулся Гусь.

- Что завязал?! - вскипел Босс.

- До конца олимпийских игр все завязал, - вздохнул Гусь.

- При чем здесь игры?

- Греки завязывали, и я завязал...

- Ничего не понимаю, какие греки? - оторопел Босс.

- Древние... Вроде нас с тобой. Завязал: не пить, не курить, не драться, не ругаться, иконами не торговать с самого начала игр и до конца... Расписку дал... красными, как кровь, чернилами. - Гусь напыжился: - А если Гусь дал слово, Гусь умрет, но сдержит его...

Босс вынул из кармана блокнот и ручку, что-то написал и вырвал листок.

- Это что? - взял листок Гусь.

- Моя расписка: если не продашь майки - переломаю ноги... И подпись.

Валентина Сергеевна продолжала приглядываться к Ларионову.

- Что-нибудь... не так? - спросил он, заметив ее изучающий взгляд.

- Вы Ларионов? - спросила она.

- Я Ларионов! - улыбнулся Вениамин...

- Я с Мосфильма, - деловито сказала она. - Мы снимаем спортивный фильм "Место чемпиона всегда вакантно". Мы хотели бы попробовать вас на роль. Вот телефон, послезавтра позвоните и приходите на пробу. Ребята, вас я тоже приглашаю, нам нужен не только герой, но и массовка. - Она вынула из портфеля папку. - Вот, почитай сценарий.

- А ее еще кто подстроил? - прошептала Елена Надежде.

- Но знаю, может быть, жизнь? - глубокомысленно изрекла подруга.

- А это не чересчур? - забеспокоилась Елена. - Ларионов и в документальном, и в художественном... Я боюсь, как бы Ларионов совсем не зазнался. Зазнается - и не признает своих ошибок, и от звездной болезни не излечится.

- Не снимет Гиви, снимут другие! - язвительно сказал Гусь Мебуке. - Убери свой самострел, сейчас сюда кинопушку привезут.

Вадим Масюков тут же привязался к Валентине Сергеевне.

- А вам разве все равно, кого снимать в фильме?

- В каком смысле? - спросила она.

- Вы пригласили попробоваться на роль Ларионова, а он у нас тип уже довольно аморальный, хоть и в газетах его снимают.

- Аморальный? Это в каком смысле? - повторила Валентина Сергеевна.

- Зазнался. Девушку у своего друга отбил. Режим нарушал. С дурной компанией якшается. Говорят, что даже за чужую команду собирается под чужой фамилией выступать! - горячо рассказывал Вадим.

- Что вы говорите? - ахнула она. - Вот бы не подумала никогда. С виду такой симпатичный и обаятельный парень. А вы ему говорили, что это нехорошо?

- Ему? Не говорил. А что? - сделал невинные глаза Вадим.

- А то, что иногда, характеризуя другого человека, человек характеризует самого себя... Но вы к нам обязательно приходите, у нас в сценарии есть роль и для вас. Нехорошо завидовать товарищу. До свидания!

- До скорого, - поклонился Вадим.

- Ну что, надумал? - Босс вновь похлопал Ларионова по плечу.

- Думаю, - коротко сказал Вениамин.

- Ну, думай, думай. - Босс вразвалочку пошел со двора.

- Ну, что? - спросила Елена Вадима, который краем уха подслушал их прощальный разговор.

- Не согласился. Сказал: думаю, - ответил Вадим.

- Не согласился! Не согласился! - захлопала в ладоши Елена.

- Но и не отказался! Не отказался!.. - заметила Надежда.

... А страсти между тем накалялись.

- Не понимаю, что тебе здесь непонятно? - доказывал Вите Леонид. - Слушали: чтобы Ларионову не заржаветь, когда он станет чемпионом мира по прыжкам в высоту. Постановили: заржаветь Ларионову сейчас, только ты об этом никому. А мы, значит, все должны сделать все, чтобы он заржавел. Тебя он, в частности, должен отбить у меня...

- Ой, как вы все это здорово придумали! Этому Ларионову давно пора в кого-нибудь влюбиться, а то ходит, воображает, кроме спорта, ни о чем не думает, на девчонок ноль внимания. А еще что он должен сделать?! - понизила она голос.

- Поживешь - увидишь... - Леонид снял очки, задумчиво протер их. - М-да... но вообще-то я думал, что ты откажешься, а ты восторгаешься... Была у меня такая надежда, - безнадежно сказал он.

- Ты, лучший его друг, голосовал за это, а я, по-твоему, должна отказываться? - строго взглянула на него Левская.

- Не мог же я ставить свои личные интересы выше общественных... - слабо защищался Леонид. - И потом... это ж все должно пойти ему на пользу.

- Значит, ты не можешь, а я могу? В конце концов, насколько я понимаю - это общественное поручение? - по-деловому спросила она.

- Ну вроде, как бы... - замялся он.

- Я с удовольствием берусь его выполнить. С чего начнем? вздернула носик Левская.

Лена и Надежда одобрительно смотрели на них издали.

- Все по плану. Кажется, клюет, - сказала Елена. - Записку она должна написать, записку!

- И свидание назначить, - вторила ей Надежда.

- Ну, записку ты должна написать... и... это... как его... назначить свидание... - уныло сказал Леонид Вите.

- Ой, как страшно интересно!.. И страшно!.. И интересно!.. Я никогда никому не писала записок, - призналась она.

- Зато тебе все пишут и пишут... - промямлил он.

- Я не виновата, что в меня влюбляются мальчишки... Кстати, тебе это должно быть приятно, - безжалостно сказала она.

Леонид совсем впал в уныние.

- Вообще-то приятно, но... Ты знаешь, Вита, нас прошлом году тренер водил на оперу "Иван Сусанин", а после спектакля он сказал: "Видели, в какое болото завел Сусанин поляков. Так вот, в какое болото может завести красивая девушка парня, этому Сусанину и не снилось. Так что вы, говорит, будущие спортсмены, это учтите..." Теперь я понимаю, что тренер был прав...

- Леонид, не обобщай, - погрозила пальцем Левская.

- А в тебя он все равно не влюбится и отбивать тебя у меня не будет. Ларионов мой друг, - шмыгнул носом Леонид.

- Ну конечно, не влюбится, - опечалилась Вита, но мы же должны с тобой выполнить общественное поручение, - оживилась она. - Ну, Ленечка, это же несерьезно и Ларионову на пользу, ты же сам говорил...

- Ну ладно, давай ему назначим свидание в записке, на которое он, конечно, не придет...

- Конечно, он не придет ни за что, - успокаивала его Вита, - но записку мы ему напишем.

Елена и Надежда переглянулись.

- Так... Кажется, проблема Виты решена... - Елена вычеркнула один из пунктов в своей записной книжке. - Теперь что? Теперь Ларионов должен еще согласиться выступить за чужую команду и под чужой фамилией... Еще он должен попасть в плохую компанию... Еще Масюков что-то предлагал насчет милиции... Но это уж глупости. Это я, пожалуй, вычеркну.

Она вычеркнула в блокноте еще один пункт, спрятала записную книжку в сумку. И перевела взгляд на Ларионова.

Теперь им завладел "портретист" Сидякин. Он смешивал на палитре краски и бормотал:

- Вот никак не могу, Вениамин, схватить выражение твоего духа... Выражение тела схватил, а вот души... Выражай, чего так просто разминаешься?! Ты знаешь, тебя Вита называла Моцартом прыжка! Может, мне в тебе Моцарта поискать?

- А с чего это ты решил меня рисовать?

- Госзаказ получил, - уклончиво сказал Тарас.

- Так уж и госзаказ? - опустив руку в карман куртки, Веня достал платок и записку...

"Чемпион, если будешь отбивать девчонок у своих друзей, ноги переломаем!.." - предупреждали в ней.

- Почерк, между прочим, знакомый... - задумчиво произнес Вениамин.

К Ларионову чуть ли не вплотную приблизилась Стеллка.

- Слушай, а может, у твоего папы есть машина?

- Нет, у моего папы нет машины, - спрятал он записку.

- А может, он много зарабатывает, и ты в семье единственный сын, и тебе ни в чем не отказывают?

- Отец мой зарабатывает немного, сын я не единственный, а в чем мне должны не отказывать? - в тон ей сказал Вениамин.

- Ну, во всем...

Неожиданно раздалась трель свистка. По двору промчался Гусь с чемоданом в руке. За ним гналась дворничиха с метлой:

- Ах ты, хулиган! Вот я тебя сейчас!

Спасаясь от погони, Гусь пересек спортплощадку и вгорячах перепрыгнул через планку на стойках.

- С ума сойти! - изумился Тарас. - Он же перепрыгнул твою высоту!

Преследуемый дворничихой, Гусь перемахнул и через забор.

- Ты говоришь - мою высоту? - сказал Вениамин Тарасу. - Он через забор перепрыгнул с чемоданом и без техники!.. Чудеса!.. А ты представь, если наоборот, без чемодана и с техникой?!

Пока Вениамин и Тарас, взобравшись на забор, высматривали Гуся, Вита подошла к куртке Ларионова, висевшей на ветке дерева, и сунула в карман записку...

Дворничиха, ворча, удалилась, на всякий случай погрозив метлой в сторону забора.

И только тогда Гусь выбрался из-за мусорного бака на соседнем дворе и перелез на свой двор.

- Гусь, ты же дал нам расписку! - сердито подступила к нему Лена.

- А чего она ковры решила выбивать прямо на ваших богов, огрызнулся Гусь, показывая на фанерные "статуи". - Загрязнение среды получается. Вот я охранял ваш свежий воздух.

- Ты бы видела, какой он прыжок сообразил через планку и через забор! - сообщил Ларионов Елене.

- И с чемоданом в руках! Я его прыжок случайно на пленку снял. Прыжок аж два во! - сжал кулаки Тарас и выставил вперед два больших пальца.

- Стресс... Ничего особенного, - скептически сказал Вадим. - С испуга можно и не такую высоту взять.

- Вот бы ты и пугался почаще, - посоветовал ему Тарас.

- Слушай. Гусь, а почему бы тебе не заняться спортом? - убеждал его Вениамин. - Вон у тебя какие перспективные ноги... для прыжков... или для бега... А пока бы с нами и побегал, и попрыгал...

- А какой мне хозрасчет просто так бегать? - проворчал Гусь. Я убегаю только от милиции, а прыгаю - от дворников.

- За милицию и за дворников дают пятнадцать суток, а у нас целый портфель золотых медалей. Побежал бы... и взял... одну... - без всякой иронии сказала Елена.

- Подумаешь, медаль! Что у меня их нет, что ли? - Он раскрыл чемодан, порылся в "хипповых" майках и достал какую-то спортивную медаль на ленточке. - Вот... Взял... и... побежал...

- Ты мне этого не говорил, я от тебя этого не слышала! - Елена торопливо отошла от него. - Не расслабляться! Не расслабляться! Марафон-прыжки продолжаются!

- А медали действительно золотые? - крикнул ей вслед Гусь.

- Золотые, - обернулась к нему Елена. - Мой дядя был чемпионом по прыжкам, из спорта ушел, а медали подарил нашим олимпийским играм!

Вадим Масюков что-то зашептал Гусю на ухо.

- Ларионов? - спросил Гусь.

- Может пригодиться вашей компании, - тихо сказал Вадим.

- Так ведь он у вас наверняка ах какой ах-ах-ахтивист! - дурачился Гусь.

- В том-то и дело, что уже нет, - так же тихо продолжал Вадим. - Зазнаваться начал. Режим нарушает, девчонок у своих приятелей отбивает, за другую команду под чужой фамилией выступать хочет.

- Да я ему сначала за это морду набью... - разозлился Гусь. И, подумав, добавил: - А потом возьму в свою оркестру!..

Стеллка вновь привязалась к Ларионову:

- Слушай, а может, у тебя есть богатая бабушка или тетя... богатая, но очень больная?.. Может, тебя ожидает большое наследство?

- Нет, не ожидает, - сдерживая себя изо всех сил, вежливо ответил Вениамин.

Лена Гуляева засекла Сидякина возле статуи "Дискобол", хотя он не то чтобы скрывался от Лены, но старался как-то вроде бы не попадаться ей на глаза. Человек с флейтой, которым он обещал обеспечить олимпийские игры вообще и лично Ларионова, не появлялся, хотя и вправду по телефону несколько раз давал честное слово, что уже выходит...

- Мама флейтиста сказала, что он уже пошел, - не ожидая вопроса, сказал Тарас Лене.

- А ты сам случайно на флейте не играешь? - спросила его Лена и на отрицательный ответ Сидякина добавила: - Странно, из тебя бы большой свистун вышел.

- А ты не забыл снять на пленку прыжок Ларионова? - спросила она Сидякина уже более миролюбиво.

- Я уже снял.

- Когда проявишь, - смягчилась Лена, - будешь в красном уголке демонстрировать кинограмму прыжка чемпиона наших олимпийских игр, а мы все будем этот прыжок изучать, так?

- А по-моему, не так! - влезла в разговор Таня. Они даже не заметили, как она подошла.

- Как не так? - взъерошилась Лена.

- Если изучать кинограмму прыжка, то ее надо изучать у настоящего чемпиона, а не у Ларионова!.. - разъяснила Таня.

- Цветкова, - спросила ее официальным голосом Гуляева, - ты как думаешь, колесо фортуны тяжелое или не очень тяжелое?

- Я под него ни разу не попадала, поэтому не знаю, какое оно, - съязвила Таня Цветкова.

- А я знаю, что оно очень тяжелое... потому что мы его все, всем миром, поворачиваем в сторону Ларионова, - с пафосом произнесла Гуляева, - а ты... а ты палки вставляешь! И куда?.. В спицы колеса фортуны! И кому вставляешь спицы? Самому Ларионову!

- Ах, они колесо фортуны поворачивают?! То-то во дворе с утра до вечера скрип какой-то ужасный стоит! Я все думала, что это за скрип? А это они всем миром колесо фортуны поворачивают. Не тем мажете, - неожиданно закончила свою тираду Цветкова, - оттого и скрип, и вообще не в ту сторону колесо поворачиваете!

- Как это не тем? Почему это не туда? - совсем без пафоса переспросила Гуляева Цветкову. - И вообще, Цветкова, я тебя вывела за твой характер из кворума, я тебя и из форума выведу! - пригрозила Лена.

- А вот и не выведешь! - совсем как маленькая, показала язык Таня. - Из форума вывести нельзя!

- Это почему? - удивилась Лена.

- Потому: кворумы приходят и уходят, а форумы остаются.

Елена хотела ответить на это что-нибудь похлеще, но, видно, ей ничего такого не пришло в голову, поэтому она отмахнулась от Цветковой, как от назойливой мухи, тем более, что ей на глаза вновь попался Гусь.

- Ну как, Гусь, охраняешь нашу олимпиаду?

- Охраняю, мать-начальница... но из последних сил.

- Молодец, Гусь! - одобрила Лена.

Светлана Мухина с портфелем в руках подбежала к Тане.

- Подержи портфель с медалями. Я за мороженым сбегаю. Жарко очень.

- Для себя или для Елены? - спросила Татьяна, принимая портфель из рук Мухиной.

- Я на подтекст не отвечаю, - крикнула уже на бегу Светлана.

Татьяна как бы взвесила в воздухе портфель, потом посмотрела на Гуся и многозначительно сказала:

- Золотые!.. Килограммов пять...

У нее мелькнула мысль: а что, если Гусь соблазнится на золотые медали. Конечно, он дал расписку и держится пока молодцом, но чем, как говорится, черт не шутит.

- Это странно, но единственное, чего я не знаю, - сказал Гусь, строя, как всегда, на своем лице невероятные гримасы, - а что, золотые медали, которыми награждают спортсменов, действительно сделаны из золота?..

- Это действительно странно, - согласилась с Гусем Цветкова, про золото и золотые изделия ты бы должен знать все. Так вот, продолжала она, - спортивные медали делают из чистого золота девяносто шестой пробы.

Между прочим, Цветаева и сама не знала и, привирая Гусю про "чистое золото девяносто шестой пробы", думала про себя: "А действительно, из чего делаются спортивные медали?" И решила тоже про себя, что из какого-нибудь сплава. Тем временем Гусь, посмотрев оценивающим взглядом на портфель с медалями, надел темные очки.

- Гусь, подержи, пожалуйста, этот портфель с золотыми медалями, - подчеркнула голосом Татьяна слово "золотыми", - а то у меня в тапочку камень попал...

Гусь оторопело взял портфель. С портфелем в руках он неожиданно для себя начал перебирать ногами на месте, потом побежал, делая по двору круги все больше и больше.

- Что такое?.. Я бегу... Я убегаю... - Гусь несся по двору, делая гигантские прыжки и приговаривая: - Господи, избави меня от лукавого и не соблазни, господи, не введи во искушение!.. - И с этими религиозными словами он с невероятной быстротой вылетел со двора.

- Ой, Гусь медали украл! - завопила Татьяна. - Гусь медали украл! Ура!.. То есть... караул!

- Ребята, Гусь медали украл! Караул, милиция! - полетело из конца в конец двора. Изо всех голосов выделялся торжествующий голос Масюкова. В нем было что-то неистребимо банальное в смысле: "Я говорил! Я говорил!"

На крик Масюкова к спортплощадке со всех сторон двора сбежались участники олимпийских игр. Через толпу девчонок и мальчишек пробивалась судейская коллегия. Впереди всех летела, казалось, что на множественно развевающихся складках своего модного летнего платья, как у богини Победы - Ники Самофракийской, - Елена Гуляева. На ее разгневанном и победоносном лице было столько чувств, что с Елены в эту минуту можно было вполне лепить не дошедшую до нас голову Ники Самофракийской (статуя богини дошла до нас без головы).

- Я говорил, что этому Гусю нельзя верить! - раздавались голоса. - А расписочка-то липовой оказалась!.. А как же это случилось?.. Он, может, все время только этого момента и ждал... А как это случилось? Как? Выхватил из рук Мухиной портфель, и был таков!.. Да не у Мухиной, а у Цветковой. Я говорил, нельзя все медали в одном месте держать! Сначала надо было наградить медалями, а потом уж игры устраивать!.. Надо в милицию заявить!

- Ищейку вызвать! - предлагал Масюков. - Дело уголовное.

- Как это случилось? Он у тебя действительно вырвал портфель? - грозно и официально подступила Елена к Мухиной, которая вернулась под шумок с мороженым.

- Нет, он не вырывал... Я его дала подержать Татьяне.

- А я его дала подержать Гусю. У меня камень в тапочку попал, - в свою очередь сказала Татьяна.

Елена без сил опустилась прямо на землю.

- Все пропало! Все! Какие же олимпийские игры без медалей и без награждений?

- Ничего не пропало! - заявил Ларионов. - Мы его сейчас разыщем и отнимем портфель с медалями! Охотники, за мной! В какую сторону он скрылся?

Татьяна показала на ворота. Группа "охотников" во главе с Ларионовым умчалась в указанном направлении. Как говорится, по горячим следам.

- Ларионов! Не смей! Ты наша олимпийская Вера, Надежда и Любовь! - истошным голосом завопила Гуляева.

В тот же момент Гусь с портфелем перелетел через забор, словно его на подкидной доске подбросили. Все оставшиеся сначала в ужасе шарахнулись от него, а затем устремились вслед за ним. А Гусь стал вновь делать круги по двору, голося:

- Да держите меня! Держите! Не бойтесь! - Он опять перепрыгнул через забор, скрылся и тут же появился снова. - Да держите меня! Держите, не бойтесь! Если боитесь по одному, то все сразу наваливайтесь! Я сам не могу остановиться!

При всем этом Гусь, словно наиискуснейший регбист, ускользал и отстранялся от преследователей, вместо мяча прижимая к животу драгоценный портфель с медалями.

Вадим крикнул бежавшему рядом с ним Сидякину:

- Чего ты, Сидякин, хватай его!

- Да, его схватишь, а потом он первым в список поставит! отказался Тарас, стараясь не приближаться к Гусю вплотную.

- Что это с ним? - спросил у Сидякина Леонид, бежавший чуть впереди.

- Двигательный рефлекс!.. По Павлову!.. Динамический стереотип!.. Временная связь... Раз в руки попала чужая вещь, надо бежать, научно-популярно объяснил Тарас.

Наконец Ларионов, падая, изловчился и схватил перескочившего через него Гуся с криком:

- В регби! Так в регби! Коридор! Схватка! Завал!

Гусь завалился, подрубленный под коленки, ловко захваченный Ларионовым.

- Куча мала! - вскричал Геннадий, налетая на Гуся вместе со всей поисковой группой.

Все навалились на Гуся. Получился, как говорят велосипедисты, "завал". Из-под кучи малы ползком, пыхтя, выбрался Гусь.

- Ребята, ей-богу, не хотел! - взмолился Гусь, отдавая портфель. - Можете поверить. Не хотел! Если уж Гусь расписку дал, то это железно. Это просто: чем черт не шутит, когда бог спит. Можете меня, ребята, подвергнуть ну самому острому кизму!.. Я кизма не боюсь! Подвергайте хоть сейчас!.. Как древнего грека, который не сдержал своего слова.

- Это какому еще кизму подвергать тебя? - удивился запыхавшийся Цветков.

- Что, вы не знаете, что такое кизмы? - удивился на этот раз незапыхавшийся, к удивлению всех, Гусь. - А еще интеллигенты! Он такой еще острый, острый... как нож, наверное...

Все переглянулись, озадаченные, а Сидякин расхохотался.

- Придется тебе, Гусь, мне деньги платить за то, что я у тебя переводчиком буду работать - с русского на русский переводить. Это надо же такое придумать: острый кизм, - продолжал хохотать Сидякин, - такого слова нет, а есть остракизм! - Продолжая смеяться, Тарас стал объяснять Гусю, что это значит: - Это значит подвергнуть человека общему осуждению, презрению... Эх ты, кизм острый! - Сидякин хлопнул Гуся по плечу.

- Да это не я, - оправдывался Гусь, - это Жора-Интеллигент пугал всех этим кизмом. Нет, за что же Жору все интеллигентом зовут, если он такие пенки пускает?..

- Да ладно!.. Не убежал же совсем!.. А вы обратили внимание, как Гусь бежал?.. Он через такой забор перемахнул, что у меня глаза на лоб полезли!.. Подумаешь, взял!.. Гусь с этим портфелем медалей два метра десять сантиметров взял! Правда, под свисток Масюкова! - каждый как мог комментировал происшествие с Гусем.

- Все по местам, - приказала успокоившаяся Елена. - Олимпийские игры продолжаются!

...Все, продолжая переговариваться, стали расходиться и разбегаться. Кто к медпункту, кто в сектор для прыжков, кто к судейской беседке.

- Прыгает Цветков! Приготовиться Масюкову, - крикнула Лена, поглядывая на небо. Июнь - румянец года - явно не оправдывал своего названия. Как бы этот дождь не сорвал сегодня состязания.

- Прыгает Цветков! Приготовиться Масюкову! - повторил диктор Виктор слова Гуляевой.

К этому времени один только Сидякин с недоумевающим Гусем остались на том самом месте, где сидели и раньше.

- Не понимаю, что это со мной случилось? - продолжал довольно искренне удивляться Гусь. - Так держался...

- Ты работу Павлова о рефлексах читал? - спросил его Тарас.

- Я - о рефлексах Павлова?! - изумился Гусь.

- Как? Ты разве не читал? А тебе бы по роду твоей деятельности надо ее знать... Понимаешь, у тебя между чужой вещью и бегом установилась временная связь...

- Временная? Какая еще временная? У меня эта связь постоянная! - сказал Гусь и добавил многозначительно: - А насчет этого портфеля с медалями, так я, может, вас разыграл всех, я, может, шутник... А вы... рефлекс, олухи! Ча-ча-ча!

- Гусь, а ведь ты интеллигентный человек, - сказал Тарас и хотел было нарисовать его в своем блокноте, но его окликнула Гуляева.

- Сидякин, копию трости Пушкина сделал? - спросила она Тараса.

- Сделал, - откликнулся он.

- В точности как у Пушкина будет?

- Точь-в-точь.

- А вес? - спросила Елена.

- Шестнадцать килограммов, как в аптеке.

- Смотри, не обвесь... - предупредила Елена.

- Не в магазине... А зачем я ее делал? - заинтересовался он, доставая из-под низкой спортивной скамейки сделанную им в точности копию тяжелой пушкинской трости.

- Сейчас мы ее Ларионову преподнесем, - сказала Гуляева, - пусть она его вдохновляет... Ларионов! - позвала она Вениамина.

Ларионов подошел к Елене.

- Вениамин, - сказала торжественно Елена, - прими от нашей судейской коллегии наш скромный подарок, - кивая на трость Пушкина и поясняя значение подарка: - Ноги ты тренируешь каждый день, руки меньше. Так вот, чтобы твои руки не отставали от ног, болельщицы женского пола дарят тебе копию трости Пушкина. - Елена взяла из рук Тараса Сидякина копию трости Пушкина и, с трудом приподняв ее от земли, протянула ее Ларионову.

Ларионов с почтением приподнял трость на согнутых руках и прочитал выжженную на трости надпись: "...и вдруг прыжок! И вдруг летит, летит, как пух от уст Эола!.."

- Большое спасибо, - сказал Вениамин, втыкая конец трости в землю, опираясь на рукоятку. - Теперь мои руки не отстанут от ног, а как насчет головы? - спросил Ларионов у Елены.

- Что насчет головы? - не поняла Гуляева.

- Что для головы, чтобы она не отстала от ног и рук?

- А для головы вот что, - ответила нерастерявшаяся Гуляева, Пушкин физически прожил мало, а морально будет жить долго, а некоторые юноши морально гибнут рано, а физически живут долго.

Все это Гуляева произнесла каким-то не своим голосом и почти не двигая губами, как разговаривают на сцене так называемые чревовещатели. Гуляевой представилось, что именно так в Древней Греции разговаривали пифии, - жили в Элладе такие предсказательницы всяких неприятностей в будущем.

- А если я не оправдаю доверия трости Пушкина? - спросил Ларионов.

- Отберем, - сказала Гуляева уже своим всем знакомым гуляевским голосом.

"Красивый подарок! И многозначительный! - подумала Татьяна Цветкова, с интересом наблюдая всю эту сцену. - И дарят-то ведь для того, чтобы отобрать ее с позором... А многая значительность подарка заключалась, по ее мнению, в том, что всю эту красоту этого подарка не Гуляева придумала. Это Масюков придумал. Ларионов ведь теперь с этой тростью не расстанется. Потаскает, потаскает - и ноги протянет, и первое место не займет, и бог знает, что еще произойдет на этом дворе. А этому Ларионову так и надо: ах он растакой, рассякой, разэтакий, а не замечает, что вокруг него творится..."

Тем временем Гусь, ненадолго прибравший к своим рукам трость Пушкина, приподнял ее и сказал: "Хали-кали" - и затем уронил ее от неожиданной тяжести чуть ли не на носок своего башмака.

И дождь, которого боялась Елена, все-таки хлынул. Да еще какой дождь! Обложной. Все попрятались. Кто куда. Татьяна Цветкова почему-то оказалась под навесом ближнего гаража рядом с Гусем. Они стояли невдалеке друг от друга и как-то враждебно молчали. От нечего делать Гусь достал из висевшей на плече сумки "Адидас" галстук и стал его разглядывать, так чтоб его могла разглядеть и Цветкова. Галстук был сшит из торговых марок всевозможных стран. Вообще-то галстук был красивый, но производил самодельное впечатление.

- Сам сделал? - спросила Татьяна.

- Сам, - фыркнул Гусь, - мейд ин оттуда!..

- В армии бы тебе послужить... В стройбате! - сказала неожиданно Таня. - Там бы тебя быстро сделали мейдом ин отсюда!

Дождь прекратился так же внезапно, как и начался, как будто кто-то его просто выключил и включил яркое солнце.

Глава 4

КАРАУЛ! ЧЕМПИОНА ПОХИЩАЮТ!

После удачно выполненного очередного прыжка Ларионов стоял возле дерева, оно словно отряхивалось, сбрасывая с себя капли дождя. В ушах Вениамина еще звучало слово: "Есть!" - что означало: высота два метра взята!.. Еще было в душе ощущение полета, то, что балетные артисты называют "баллоном" - ощущение зависания и замирания в воздухе, что-то вроде "остановись, мгновенье - ты прекрасно!.."

Вениамин надел куртку, сунул по привычке обе руки в карманы и внезапно нащупал в правом кармане какой-то листок. Затем он извлек его из кармана. Это была новая записка. Ларионов развернул записку и прочитал:

"Я знаю, что вы любите классическую музыку. Жду вас сегодня на концерте симфонического оркестра в Большом зале консерватории. Билет прилагаю. Вы меня узнаете!" И подпись: "Таинственная незнакомка".

Испытывая чувство невероятного и беспричинного счастья, он просто стоял и просто ощущал это самое ощущение невероятного счастья, даже не пытаясь разобраться. Не было ничего такого, чтобы быть таким счастливым, хотя и прыжок был удачным, но не бог весть каким удачным, и дожди были такие в его жизни не раз, и записки он получал не раз вроде: "Ты мне изменил, но я тебя люблю", хотя он никому не изменял, потому что никого не любил...

Может, это было счастье прощания с каким-то прекрасным временем человеческого бытия?.. Или. может, напротив - это было счастье встречи с чем-то новым в жизни, чего он еще не знал, но смутно догадывался. А может быть, его счастье в эту минуту было именно в том, что он не знал, почему он счастлив!..

Вдохнув жадно в себя тополино-горьковатый настой последождевого воздуха, Ларионов повертел записку в руках и сказал сам себе:

- Острые углы треугольника и более загадочного, чем Бермудский, - после этого он оглянулся.

Со стороны проходных ворот Стеллка медленно подходила к нему, пристально глядя ему в глаза.

- Я ведь тебе нравлюсь? - сказала она; он молчал. - А у меня вот никак не получается, чтоб ты мне тоже понравился... просто так... не по расчету... Слушай, а ведь я могу и немного подождать?.. Ты ведь, говорят, скоро станешь чемпионом мира по прыжкам в высоту, и у тебя будет машина, деньги... Так что я, пожалуй, подожду немного. Пусть у меня первая любовь по расчету будет, в кредит?.. А в общем-то, зачем мне ждать? У меня и сейчас есть прыгун с машиной, с деньгами, с богатыми родителями, с богатой бабушкой и с теткой за границей...

- Прыгун, говоришь? В высоту? - с любопытством спросил Вениамин.

- В ширину... Рекордсмен мира по этому виду... Но мне кажется, что шире он уже не прыгнет... А ты, по-моему, действительно можешь прыгнуть выше всех! У меня нюх, - Стеллка заботливо разгладила ладонями линялые джинсы.

- Скажи, пожалуйста, а у тебя случайно нет сестры?

- Есть, - ответила Стеллка.

- А она похожа на тебя или нет? - спросил Ларионов.

- Как две капли воды - мы с ней близнецы... А тебе-то что? подозрительно сказала она.

- А вдруг я в нее влюблюсь с первого взгляда... - засмеялся Вениамин.

- Ну, это уже хамство, - рассердилась Стеллка. - Ему делают исключение, разговаривают с ним, а он...

Резко повернувшись, она пошла прочь со двора, такой походкой, какой прогуливаются манекенщицы, демонстрируя фасон нового платья. Затем остановилась, сделала ногой что-то похожее на фуэте (оборот вокруг себя!) и, картинно уставив руки в бок, крикнула рассерженно:

- Мы с сестрой близнецы, но она не такая красивая, как я.

- Ничего, - миролюбиво согласился Ларионов, - вот лишь бы не была такая пустая.

- От такого и слышу, - фехтовально отозвалась Стеллка.

В воротах на нее чуть не наткнулся Толкалин. Он нес полную кошелку яблок и все время следил, чтобы они не вываливались.

Стеллка на ходу взяла яблоко. Леонид растерянно посмотрел ей вслед. Она откусила кусочек яблока, сморщилась, вернулась и положила яблоко обратно в кошелку Толкалина.

- Кислые, - укорила она его и ушла.

- Лень... - позвал Вениамин. - Слушай, давай сегодня в театр не пойдем, пойдем в консерваторию. Бери Виту и...

- Нет уж, - наотрез отказался Леонид.

- Ну, не любишь ты симфонию, ну, знаю, - не понял его Ларионов. - Но надо же попробовать разобраться в этой музыке, я ведь тоже не сразу ее полюбил.

- Кого ты полюбил не сразу? - насупился Леонид.

- Как кого? Чего! Музыку, - ответил Вениамин.

- Ну и иди! И люби ее!.. - грубо сказал Леонид.

- Была бы честь предложена... - Вениамин направился к беседке.

Из пролома в заборе вылез Гусь.

- Честь! Вот именно, честь! - пробормотал Леонид вслед Ларионову. И встретился взглядом с Гусем. - Гусь, ты можешь пистолеты достать? - решительно спросил он.

- Гусь все может. Для чего?

- Для дуэли. Я хочу тут кое-кого на дуэль вызвать,

- Конечно, могу, - кивнул Гусь. - Раз для дуэли. Соперник, да? А ты задуши его, как Ромео Джульетту... Но только после олимпийских игр, во время я не позволю.

- Джульетту душил не Ромео, а Отелло... и не Джульетту, а Дездемону, - печально поведал Леонид.

- Какая разница - кто кого? Важен результат, - отмахнулся Гусь.

Они пошли к подъезду, обсуждая различные виды дуэльных пистолетов.

Ларионов, сидевший на перилах беседки, даже не подозревал, что в каких-то ста метрах от него, за фигурами древнегреческих богов, идет о нем горячий разговор.

...- Раз так, - утверждала Татьяна, - лучше я влюблю Ларионова в себя! Посмотрю на него с поволокой... Что такое взгляд с поволокой?

- Очень просто, - ответила Вита, - взгляд в угол, на нос, на предмет... Вот так...

- Взгляд в угол, на нос, на предмет... - повторила Татьяна. А если угла нет?

- Господи, ну посмотри просто вверх... в небо... Ну, мне пора, - Вита заторопилась домой.

- А ты все с этим меланхоликом встречаешься? - спросил Вадим, имея в виду Толкалина.

- А что? - спросила Вита и добавила, загадочно улыбаясь, ну прямо как Мона Лиза: - А может, я не с ним встречаюсь...

- А с ним тоже зря, - сказал Вадим, имея в виду Ларионова. - Тебе со мной надо встречаться.

- Это почему же?

- Ты знаешь, школьники - круглые отличники и круглые отличники - студенты в жизни хода не имеют. В жизни вообще побеждают не круглые.

- А какие же?

- А такие... трехугольные, четырехугольные... В жизни чем больше углов, тем лучше. - Вадим согнул руки в локтях, демонстрируя острые углы локтей.

- А сколько же у тебя углов? - спросила Вита.

- Сколько есть - все мои, а хочешь, и твои будут.

- Чао... октаэдр!.. - сказала Вита, давая понять Вадиму, что разговор окончен.

- Главное в жизни имеет значение пересечение, пересечение, продекламировал вслед ей Вадим.

Оставшись одна, Татьяна задумчиво сказала вслух сама себе:

- А вообще-то, по-моему, чемпион не должен влюбляться ни в кого. Чемпион принадлежит спорту и никому лично... Но уж, если лично он должен кому-то принадлежать, то это мне. Я одна из наших девчонок на него могу подействовать в самом положительном смысле!

Она стала торопливо писать записку.

- Это еще что за новости? Что у тебя в руках? - неожиданно выглянула из-за "статуи" Зевса Елена Гуляева.

- Мое объяснение в любви Вениамину Ларионову. Я в него влюбилась, - твердо сказала Татьяна.

- Здравствуйте, - всплеснула руками Елена. - У нас в Ларионова по плану влюбилась Вита.

- А если я тоже влюбилась?.. И не по плану? А по-настоящему? вырвалось у Татьяны.

Елена только раскрыла рот, чтобы дать ей достойный отпор, но тут ее внимание переключилось на Гуся со Стеллкой, подходившим к Ларионову.

- Опять заявилась краля! - сердито сказала Елена. - Уходит приходит...

- А у тебя есть... - многозначительно спрашивала Гуся Стеллка, - что-нибудь... такое?

- Ахнете, когда увидите! - достает он из-под рубахи икону.

- Ух ты! - сделала умный вид Стеллка.

- "Ух ты"! - передразнил ее Гусь. - А что ты понимаешь в иконах?!

- Так мы же завтра встречаемся с Гогой! - округлила глаза Стеллка.

Гусь бережно завернул "Казанскую богоматерь" в байку.

- Уже не встречаемся. Гусь завязал. Гусь в законе.

- Гоги будет психовать, ты же знаешь его характер.

- Гоги будет психовать! Гоги выдаст темперамент! Подумаешь, пожар в урне! Иди гуляй! - скомандовал ей Гусь.

- Хорошая икона? - заметил Вениамин.

- А ты что понимаешь в иконах? - сожалеюще покачал головой Гусь.

- Понимаю... Ну-ка, дай взглянуть поближе.

- Если разбираешься, то скажи, какой это школы живопись? развернул икону Гусь.

Вениамин взял икону:

- Это икона как бы... строгановской школы.

- И верно, строгановской школы. Откуда ты знаешь? - вытаращился Гусь.

- У меня отец реставратором работает в Третьяковской галерее, так что я в курсе. - Ларионов вертел в руках икону, рассматривая ее. - Под строгановскую школу - это точно, но это не настоящая икона.

- Как это не настоящая? - разобиделся Гусь.

- Так... копия... подделка.

- Да мне же от бабушки по наследству достались эти иконы. Да им же, этим иконам, цены нет. А копии Босс кому-то сбывает! - горячился Гусь.

- Не веришь мне, можешь показать эту икону моему отцу. После соревнований зайдем к нам.

Стеллка даже присвистнула.

- Что же ты молчал?! Нам нужны реставраторы-мужчины... И дети реставраторов... Нам нужны отцы и дети! Влюбиться в сына реставратора - это уже имеет смысл. - Она что-то написала Ларионову на клочке бумаги.

- Еще записка!.. С ума сойти! - вздрогнула Татьяна, наблюдая за ними.

- А у тебя папа знаменитый реставратор или... так себе? продолжала откровенно тянуть свою разговорную нить Стеллка.

- Должен вас разочаровать, - ответил Ларионов, - у нас дома уравнение с пятью неизвестными! Бабушка, мама, папа, сестра и я все неизвестные, - и добавил: - Пока неизвестные...

Затем Веня не без интереса обвел взглядом ладную фигуру Стеллки. Из Стеллкиной холщовой сумки, похожей на лошадиную торбу с овсом, торчала рукоятка теннисной ракетки.

- Одни ходят на лыжах, а другие с лыжами, - сказал Вениамин насмешливо. - Это что, модно, чтобы из сумки торчало это... - Вениамин покосился на ракетку и, не дождавшись ответа, сказал: - А насчет дружбы со звездами, по-моему, надо, чтобы звезды считали за честь быть знакомыми с тобой!.. Вот так!..

Все это Стеллка пропустила как-то так, мимо ушей, просто ей почему-то не хотелось отходить от этого ничем не знаменитого парня.

- Ладно, - сказала Стеллка Вениамину, - делаю тебе исключение в кредит, авансом, может, станешь когда-нибудь знаменитым, тогда позвонишь, - и протянула ему с этими словами клочок бумаги.

- Прославлюсь - сама позвонишь, - сказал Ларионов и не взял протянутую ему записку с номером телефона.

Стеллкина рука повисла в воздухе. Красивая рука девчонки, рука пустельги и бездельницы с незаслуженно красивыми (и это заметил Ларионов!) длинными пальцами.

Тем временем на дворе события развивались и раскручивались со скоростью и головокружением центрифуги. Во двор быстро вошли Масюков и Босс. Завидев Ларионова, они сразу направились к нему.

- А вы пригласите домой и там уговорите, - советовал Боссу по пути Вадим. - Он здесь стесняется. Знаете, кругом все свои... Биотоки не те...

- А девчонки с ним пойдут? - заинтересовался Босс.

- Девочки не с ним, а за ним все пойдут в огонь и в воду. В него все влюблены...

- Все это зря, - потускнел Босс. - Мне надо, чтоб одна и за мной пошла бы...

Они подошли к Ларионову, и Босс нетерпеливо спросил:

- Ну как, подумал?

- Подумал, - сказал Вениамин.

- И решил? - спросил Босс.

- Еще надо подумать, - сказал Вениамин.

- Ты так всю жизнь продумаешь. Ты прыгаешь. Твое дело прыгать, а думать за тебя будут другие. Я буду за тебя думать. Ты только за меня держись, как за мамину ручку.

- А он действительно стоящий прыгун?

- Которого тебе надо перепрыгнуть? - переспросил Босс. - Самый перспективный прыгун в Москве, - со знанием дела сказал Босс.

- Самый перспективный прыгун в Москве? Интересно бы встретиться! - заявил Вениамин.

- Ну, самый перспективный после тебя, и только ты можешь его перепрыгнуть, - засмеялся Босс.

- Стоит подумать, - повторил Ларионов.

Таня, не выдержав, громко сказала в микрофон:

- В перерывах между матчами они через своих поверенных эдиков отзывают талантливых игроков в сторонку, шепотом сулят им всякие "дефицитные блага", намекают о приятных перспективах, и, если надо, мелькнут слова их светлого будущего: квартира, машина...

- Ты уйдешь со своей бандурой!.. - вскинулась Елена. - Тут все с таким трудом закарозивают Ларионова, а она нам его все время раскарозивает.

- Цену себе набиваешь?.. - тихо сказал Вениамину Босс. - Могу заплатить, станешь чемпионом - отдашь.

- Ну что ты, я же любитель, а не профессионал, - отнекивался Вениамин.

- Понимаешь, надо одного чемпиона среди юношей перепрыгнуть, только ты сможешь!.. - уговаривал Босс. - Главное, у тебя все в порядке и с тренером будет, можешь уже собирать вещи и переходить. Слушай, а ты что сегодня после всего этого делаешь?

- Делаю что-то, - уклончиво ответил Ларионов.

- Давай соберемся у меня, - предложил Босс. - Будет много толчковых людей!.. Ты думаешь, что только нога бывает толчковая? Смоктуновский будет, Харламов, Турищева. Дни рождений отпразднуем.

- А они что, в один день все родились? - спросил Вениамин.

- Да я не об этом, я о тебе. Тебя и в "Советском спорте" сняли, и в документальном кино снимают, и на Мосфильм приглашают сниматься. И у нас с тобой дружба намечается. Тысяча поводов, и всю эту тысячу надо обмыть. Надо или не надо?

- Раз надо так надо. А друзей можно пригласить? - задумчиво сказал Вениамин.

- Не только друзей, но и друзих, - улыбнулся Босс.

Они потрясли друг другу руки.

- Собери наших, - сказал Вениамин Гусю. - Мы сегодня приглашены в гости. Будут Элизабетка Тейлор и Бриджитка Бардо.

Гусь лихо сдвинул на лоб джинсовое кепи:

- Личная охрана президента. Всех оповещу. Тачка "Жигули" ждет у проходных ворот. Все, все в машину! А то эти Гуляева и Фокина...

- Договорились! - прервал его Босс.

Татьяна вновь заговорила в микрофон:

- Неизвестно, что труднее в спорте - побеждать или уметь достойно проигрывать, наслаждаться славой или быть все требовательней к себе, оставляя в стороне бури восторгов. Испытание славой - одно из самых тяжких. Кто его сумеет пройти - честь ему!

- Ну и дворик! - огляделся Босс по сторонам.

- А... а... там будет... эта? - шепотом спросил у Гуся Вениамин.

- Кто эта?

- Ну, как ее... - кивнул на Стеллку Ларионов.

- Ты что, это же девочка Босса, - прошипел Гусь.

Татьяна обернулась к Гуляевой. Та уже о чем-то совещалась с Фокиной за соседней "статуей".

- Неужели не видите и не слышите: нашего Ларионова похищают! В гости зовут! С этой... Стеллкой!

- Как похищают? - разом спросили Елена и Надежда.

- Ну, уводят!.. - волновалась Татьяна.

- Это ужасно! - сказала Елена.

- Это прекрасно, - сказала Надежда.

А Веня спрашивал у Гуся:

- Можно Виту с собой взять?

- Даже нужно! - послал ему Гусь воздушный поцелуй.

- А Толкалина?

- Можно, но не нужно, - отрезал Гусь.

- Вита, едем с нами! - позвал Вениамин Левскую, поливавшую цветы под окном в узеньком палисаднике.

- Да, но... но у меня вечером свидание в Большом зале консерватории.

- Какое совпадение! - воскликнул Вениамин. - У меня тоже. Едем!.. Успеем!..

- Тогда и мы с вами! - выскочили из-за фигур богов и атлетов Елена с Надеждой.

- Очень нужны нам синие чулки! - высокомерно заметила Стеллка.

- Но все это должно происходить при нас! И на нашем дворе! непреклонно сказала Лена.

- Что это? - оторопел Босс.

- Все это! - ответствовала Елена.

- Это почему же все при вас? - уперла руки в бока Стеллка.

- Потому что мы должны управ... - начала Надежда.

- ...лять! - закончила Светлана.

- Со... - снова начала Надежда.

- ...бытиями, - снова закончила Светлана.

- Мы должны их направ...

- ...лять!

Махнув рукой, Стеллка побежала со двора. Босс зашагал за ней, оборачиваясь и делая Ларионову знаки руками: сматывайся, мол, поскорей.

- Витка, на тебя вся надежда! - взмолилась Елена. - Регулируй уличное движение!

- Ладно! - сказала Вита Левская.

- Чего вы волнуетесь? - успокаивал всех Вадим. - Мы же решили, что Ларионов должен попасть в плохую компанию.

- Да, но не в такую же плохую! - ужаснулась Елена.

- Ну, уж и не в такую плохую... - возразила Надежда. - Гусь же дал нам расписку.

- Гусь-то дал, а вот эта, как ее, Стеллка, не дала нам расписку. Да еще этот Босс. Нет, я все-таки волнуюсь! Милиция! Позовите милицию! - прокричала Елена.

И совершенно неожиданно во двор вошел милиционер.

- Здесь милиция! - пробасил он.

- Ее только не хватало! - растерянно пробормотала Елена.

- Кто здесь будет Гусев?.. - спросил милиционер.

- Его здесь нет... - испугалась Надежда.

- А где он? - придирчиво оглядел ребят милиционер.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

И достаточно ли безумна эта

идея, чтобы быть правильной?

Итак, пока закончилась первая половина встречи с читателями и "олимпийские игры" по марафон-прыжкам в высоту взяли тайм-аут, вернемся обратно в Древнюю Грецию, оставаясь одновременно и у себя дома. Как будто и не прошло двух с половиной тысяч лет.

Дело в том, что и в Древней Греции и у нас, может, примерно в одно и то же время и даже в одном и том же месяце (к примеру, в июне), разбирались два очень похожие друг на друга дела: в Древней Греции бегун Астил из города Кротона выдал себя за сиракузянина (разумеется, не бескорыстно!) и бежал на результат за чужую команду. А у нас в это же время разбиралось дело футболиста, назовем его Эдуардом Селивановым (имя и фамилия в данном случае, как вы сами догадываетесь, роли особой не играет) - дело о нарушении спортивной этики. А нарушение это заключалось в том, что член добровольного спортивного общества "Динамо", вышеупомянутый Селиванов, незаконно выступил за добровольное спортивное общество "Спартак".

Как видите - два совершенно друг на друга похожие дела: одно неэтичное по отношению к своему родному городу, другое - по отношению к своей команде, и дела эти так похожи, что кажется, что не могло быть между ними расстояния в две с половиной тысячи лет, тем не менее эти два дела не высосаны автором из пальца, а, как говорится, это - исторический факт. Ну конечно, судили и Астила и Селиванова. С Астилом общественное мнение кротонцев обошлось довольно мягко: постыдили, пожурили, сказали, что "ай-ай-ай, Астил, ты такой молодой, такой талантливый спортсмен, а так нехорошо себя ведешь", - сказали и дисквалифицировали Астила на два забега, и все, кажется. А вот с Селивановым судейская коллегия обошлась круто. Но сначала вы представьте себе обычное современное судебное заседание. После краткого совещания судьи возвращаются в зал и оглашается приговор:

Член добровольного спортивного общества "Динамо" футболист Селиванов (повторяю, что фамилия в данном случае роли не играет), незаконно выступивший за добровольное спортивное общество "Спартак", приговаривается к пожизненному изгнанию из родного дома. (Мало того, еще и из родного города изгнали навсегда и еще статую постановили свалить, что поставили Селиванову за прошлые победы.)

Перечитал я написанное мною и сначала даже не понял, что произошло. Что за статуя футболисту Селиванову, которую разрушили, где это у нас за неэтичное поведение изгоняли не только из родного дома, но и из города?.. Что это за фантастическое наказание в нашем спорте?.. Анекдот какой-то!..

Ах господи! Да это же все машинистка перепутала. Это наши судьи сказали Селиванову, а не греческие Астилу: "Ай-ай-ай, Эдик, нехорошо, такой молодой, такой талантливый спортсмен, а уже так зазнался, что выступаешь за чужую команду!.." А греческие судьи, те выдали Астилу, как полагается по их греческим понятиям выдавать за прискорбное поведение в спорте: статую, что была поставлена Астилу за прежние заслуги, действительно свалили, а Астила навсегда изгнали из города...

Глава 5

НОЧНЫЕ РАЗГОВОРЫ

Поздним вечером из квартиры Сидякиных спустились по лестнице и вышли во двор Леня Толкалин и Тарас.

- Может, Цветкова и этот... как его... древний Ксенофан, что ли, правы и нам действительно стоит, кроме марафон-прыжков, устроить спартакиаду Ума и Души? - И Леня прочитал с выражением:

...несправедливо,

Если искусству ума силу народ предпочтет.

Пусть и могучих кулачных бойцов не имеет наш город,

Нет ни борцов-крепышей, ни пятиборцев лихих,

Ни бегуна быстроногого (как средоточия мощи.

Что в состязаньи мужи ценят превыше всего)

И добавил: - Ты бы мог выставить свои подводные картины?

- А тебе что, понравились мои картины? - спросил Тарас.

- Очень, - ответил Толкалин, - подводный художник - это вообще что-то новое в искусстве!.. А под водой и вправду так красиво, как у тебя на картинах!

- Еще красивее, - ответил Тарас. - А ты бы мог свои стихи почитать. Мне это нравится:

Ах, вы, друзья, не спорьте,

Вы нам, друзья, поверьте,

Ах, Королева Спорта,

Ах, Легкая Атлетика!

- Мы с тобой вполне можем организовать общество взаимного восхищения, - отозвался Леонид грустно.

- Нет, правда, - заспорил Тарас, - а Вита могла бы...

- Не надо о ней, - сказал Леонид.

Сидякин и Толкалин скрылись в темной глубине двора, куда не достигал свет подъездных лампочек.

И оказалось, что в эту звездную ночь бодрствовали не только они одни.

Во двор вышли Фокина, Гуляева и Мухина.

- Ну и что? - свистящим шепотом говорила Елена.

- А и то... Все в машину и уехали куда-то опять!.. - рассказывала Светлана.

- И Витка с ними? - неприязненно спросила Надежда.

- И Витка с ними! - кивнула Светлана.

- А что было там? - полюбопытствовала Надежда.

- Где?

- Ну, куда уехали, - сказала Елена.

Светлана вздохнула:

- Если бы знать?!

Елена остановилась.

- А еще что?

Светлана затараторила:

- Ларионов уже дней пять Гуся все по ночам тренирует. Через планку с чемоданом и под милицейский свисток. Ларионов как свистнет, а Гусь как прыгнет!

- С чемоданом?.. И под милицейский свисток? - удивились подруги. - С ума сойти, до чего опустились!

Светлана продолжала выдавать информацию:

- Ларионов, значит, Гуся тренирует, а Гусь ему говорит:

"Ты, говорит, Ларионов, говорит, меня под монастырь подведешь".

- Значит, не Гусь Ларионова подведет под монастырь, а Ларионов Гуся? - уточнила Надежда.

- А под какой монастырь, не сказал? - съязвила Елена.

- Нет, под какой - не сказал, - простодушно ответила Светлана.

- Интересно, что бы это значило и с чем бы это было связано? вслух размышляла Лена.

Светлана недоуменно посмотрела на нее.

- С чем? Ясно, что с иконами. Милиционер говорит, что дедушка Гуся на него жаловался, что он у покойной бабушки какие-то бесценные иконы стибрил.

- А Ларионов-то при чем здесь? - заволновалась Надежда.

Светлана и на нее посмотрела с недоумением.

- При чем? У него отец реставратор, у него все есть для реставрации, а Ларионов может эти материалы у отца стибрить...

- Вот уже дело и до икон дошло! - забеспокоилась Елена.

- Прекрасно! - не унывала Надежда. - Когда Вениамин признает все эти ошибки, он такой мировой рекорд с новыми силами поставит!

- А с Виткой у него что, роман? - спросила Елена.

- Хуже. Она ему все время тихо так что-то говорит, что-то говорит, потом он ей все время тихо так что-то говорит, говорит, говорит, потом она каждый раз как заплачет, - вновь затараторила Светлана.

Елена прищелкнула языком:

- Значит, сразу до слез довел?

- Сразу, - кивнула Светлана.

- М-да... И ведь я видела, как он в кино с этой Стеллкой ходил, - призадумалась Надежда.

И Елена задумалась...

- Да, Надежда, ты права, тут не двойником чемпиона пахнет, а целым тройником!.. - наконец, сказала она.

- А кто орал, что мы рано все это придумали?! - осудила ее Надежда. - Боюсь, что не поздно ли?..

- Вот вам эти всякие инте... - привычно начала Елена.

- ...грации! - привычно подхватила Светлана.

- Интенси...

- ...фикации! - приняла "эстафету" Светлана.

- Акселе...

- ...рации! - закончила Светлана.

Елена вдруг узрела сидевшую на ступенях "судейской" беседки Татьяну. Еще одна полуночница!

- Кто орал, что рано?! - двинулась к ней Елена. - Что стоит ли?!

Татьяна встала и подняла обе руки вверх.

- Ну что, сдаешься? - грозно подступила Елена.

- Кто - я? - не опускала рук Татьяна.

- Ты. Руки подняла, значит, сдаешься!

- Да это я просто зарядкой занимаюсь, утром - утренней, ночью - ночной. - Татьяна стала делать наклоны. - Чтоб таких, как вы, победить, с вашим идиотским здоровьем и вашими идиотскими выдумками, знаешь, надо быть в какой спортивной форме?!

- Да ну тебя, - усмехнулась Елена.

Девочки прошли мимо Татьяны.

Самое удивительное, что в эту знаменательную ночь никто не изумлялся, увидев друг друга так поздно во дворе. Видимо, какие-то незримые чувства, по-иностранному "флюиды", не давали никому спать этой ночью. Все смешалось в сознании: день и ночь, вчера и сегодня, прошлое и будущее. А будущее, как известно, зарождается в прошлом и куется в настоящем с тем, чтобы самому когда-нибудь стать настоящим, а затем - и прошлым...

Да и честно говоря, какой тут сон, когда столько волнений, нервов и забот поставлено на карту!

- Ой, девочки! - вспомнила Светлана. - А еще что случилось! Что случилось!

- А что случилось? - безнадежно сказала Елена, уже привыкшая к ударам судьбы.

- Ужас! Сплошной ужас! - воскликнула Светлана.

- Подожди. - Елена внимательно всматривалась в окружающую темноту. Даже под скамейку заглянула. - Этот... Этот с кинохроники, я заметила, не только Ларионова снимает, но и нас всех. Говорят, скрытой камерой начал... Я с Сидякиным вчера разговаривала, смотрю, а он с крыши беседки на нас свою кинокамеру навел.

Надежда опасливо заглянула за "статую" атлета.

- А я выхожу на балкон, смотрю, этот Гиви меня с балкона Цветковой снимает прямо в упор.

- Как бы нам с этим хроникером в документальную историю не попасть, - сказала Елена. - А что у него с Мосфильмом-то?

- Ой, девочки, - опять воодушевленно начала Светлана, - режиссер вчера был, уговаривал лично Ларионова. А Ларионов: "Я еще должен подумать. Я еще раз должен прочитать сценарий".

- Господи! Все мечтают сниматься в кино, а он еще должен подумать! Зазнался! - Елена пнула ногой камешек.

- Это уж точно! - согласилась Надежда. - Если уж отказывается сниматься - это уж развоображался.

- Ну, так какой еще ужас? - деловито спросила Елена Светлану.

- Витка-то влюбилась в Ларионова по-настоящему! - торопливо сообщила Мухина.

- Ну, уж это уже перевыполнение нашего задания. В конце концов, мы ее просили только "как бы влюбиться"! А Ларионов?

- И Ларионов тоже по-настоящему влюбился, - потупилась Мухина.

- Как по-настоящему? Он же друг Толкалина?! - рассердилась Елена.

- Не должен, а влюбился.

Как и Елена, Надежда была тоже явно огорошена.

- Так ведь он с тремя встречается: со Стеллкой, со Степанидой и с Витой.

- Ну, это просто моральное разложение, - простодушно разъясняла Светлана. - Раньше он на девчонок и внимания не обращал, а теперь сразу за тремя ухлестывает. Вчера идет пьяный, шатается и поет: "Парней так много холостых, а я хочу женатым быть!.."

Надежда так и ахнула:

- С ума сойти! Неужели и выпивать начал?

- Своими глазами видела, как Ларионов шел и шатался.

- А Гуся все тренирует по ночам? - спросила Елена.

- Тренирует! - ответила Светлана.

- И все под свисток? - не унималась Елена.

- Под свисток!

- И все с чемо... - начала Елена.

- ...даном! - подхватила Светлана. - С чемоданом. Мало того, что Гуся тренирует прыгать с чемоданом, так еще и сам с чемоданом прыгает. Мало того, что с чемоданом прыгает, еще и танцульки завел! Раньше, бывало, на школьном вечере подойдешь: "Веня, потанцуем?" А он: "Я не танцую!" А теперь...

- Какие танцульки? - впервые услышала Надежда.

- Вот так, потренирует Гуся, потренирует, а потом танцевать начинает то со Стеллкой, то с Витой Левской! А Гусь говорит, и зачем, говорит, полярная ночь шесть месяцев в Арктике, а не здесь, в Москве. И Цветков с ними тренируется.

- Кошмар! Видно, целую шайку сколачивают! - подытожила Надежда.

- Вот и выпивать начал. Ужас какой!.. - сокрушалась Елена.

- И жениться хочет! - вставила Надежда.

- Ты все это в историю болезни записала? - сказала Елена Светлане.

- Конечно, записала. Я же олимпийская медсестра!

- Еще что нового?

Светлана знала все.

- Гусь-то жить уже переехал к Ларионову!

- Да не может быть! - опешила Надежда.

- Вот тебе и раз! - только и смогла вымолвить Елена.

А Светлана продолжала:

- Видно, и отца Ларионова хотят втянуть в свои дела.

Надежда насторожилась.

- В какие дела?

Светлана словоохотливо пояснила:

- А в такие, какими уже милиция заинтересовалась: у покойной бабушки Гуся уникальная коллекция икон была, а Гусь теперь с ними какие-то шахеры-махеры делает. А отец Ларионова, наверно, перед этим их реставрирует.

Елена даже головой повертела:

- С ума сойти! И Толкалин еще воспевает его в своих стихах! Так!.. Кто говорил, "рано зазнавать Ларионова"? Рано!.. Поздно!.. Еще раньше надо было зазнавать, раньше! Гораздо раньше!.. А теперь я уж и не знаю, не опоздали ли мы?

- Да... - протянула Надежда, - здесь уже не двойничком чемпиона попахивает, а... может быть, и семерничком или даже восьмерничком!..

- Все это хорошо, - отмахнулась Елена, - но... почему он не выступает хуже, чем обычно? Больше того, он даже значительно улучшил свои результаты.

- Сама удивляюсь! - удивилась Надежда.

Девочки вновь повернули к беседке.

Татьяна сидела на ступеньках уже не одна. Рядом с ней пристроился Леонид Толкалин с гитарой. Он взял несколько аккордов и откашлялся.

- А-а-а, нахально-инструментальный ансамбль? - сказала ему Елена. - Что нового?

- Три-четыре! - по-дирижерски взмахнула Татьяна руками. И Леня тихонечко запел:

Спортсмен выжимает железа тонны,

Так, что спины слышны тяжкие стоны,

Здесь все нам ясно, и мы заявим прямо:

Решают здесь доли секунды и грамма.

Чтобы быть здоровым и чтобы быть смелым,

Зарядок много есть для тела,

И все зарядки хороши,

А где зарядки, ты мне подскажи,

А где зарядки для души?

Вот в чем вопрос

И вот в чем дело!

Чтоб наши души не мучила ревность,

Чтоб мы дружны рекордно были,

Чтоб верной любви мы рекорды били,

Вот для чего нужна и важна нам,

Вот для чего важна и нужна нам

Душ наших верность и наших душ задушевность!

- Души нет! - засмеялась Светлана.

- Правильно, нет! - саркастически заметила Татьяна. - У кого души нет, у того ее нет, а у кого она есть, у того она есть! Пошли, чего с ними разговаривать!..

К ним, запыхавшись, подбежали Тарас Сидякин и Вадим Масюков.

- Ну, все, девчонки, все! - возбужденно жестикулировал Тарас. - Ларионов согласился выступать за чужую команду и под чужой фамилией. Сейчас он мне сам об этом сказал!..

- Раз, говорит, надо, значит, надо! - поддакнул Вадим.

- Слышала? - торжествующе повернулась к Татьяне Лена. - Ну, что твой ДОТ Ларионов?.. За чужую команду согласился выступать!..

Но Татьяну не так-то легко было убедить:

- Ну и что, что согласился? А в последнюю минуту, может, передумает!..

- Строишь из себя какой-то страшный суд, - неприязненно сказала ей Елена.

И тут мимо беседки прошла новая компания полуночников: сам Ларионов - в черном костюме, Стеллка - в бальном платье, Гусь - с тяжелым чемоданом и транзистором.

- Как говорится, миру - мир, а пиру - пир?! - сказал на прощание ошеломленным "олимпийцам" Гусь.

Вся компания скрылась в воротах... Затем послышался шум отъезжающей машины.

Надежда беспомощно опустилась на скамейку:

- Мне худо...

- Кажется, наша затея кончится тем, что этим Ларионовым "Интерпол" заинтересуется, - со значением сказал Вадим.

- Какой еще "Интерпол"? - слабо отозвалась Надежда.

- Интернациональная полиция. Вот вам ваш херувимчик-любимчик! Вот вам ваш Ларионов, ваш атлет-аскет-оглы сызмала-рекорд-бей. По-моему, он побьет все существующие на свете рекорды безнравственности.

- Чем-чем, а уж вашими авантюрами Интерполу... или там угрозыску давно пора заинтересоваться! - сказала Татьяна.

Глава 6

ОЛИМПИЙСКОЕ СПОКОЙСТВИЕ

Над "судейской" беседкой висел написанный маслом портрет Вениамина Ларионова в большой багетной раме. Дворовые "олимпийцы" азартно соревновались на спортплощадке по прыжкам в высоту, а болельщики, как и положено болельщикам, весело горланили.

Голос Виктора-диктора, комментирующего соревнования, гулко разносился из усилителя по всему двору:

- Итак, первая часть олимпийских марафон-прыжковых игр подходит к своему разгару! Участники наших игр сделали почти по сто тридцать пять прыжков! Осталось предварительно определить только чемпиона по прыжкам в высоту. Среди претендентов Вениамин Ларионов, Вадим Масюков и Геннадий Цветков. Как сказал бы Грибоедов: "...который же из двух, то есть, который же из трех?.."

Рев, свист, крики: "Ла-ри-онов! Ма-сю-ков! Цвет-ков!"

Комментатор продолжал:

- Если Ларионов возьмет первое место по марафон-прыжкам в высоту, тогда это будет мировое достижение! Мировое, конечно, не в смысле мировое, а в смысле замечательное! Сейчас к прыжку готовится соперник Ларионова Вадим Масюков. Он заметно волнуется. Слишком даже заметно. А что же делает в это время Ларионов? Как всегда, улегся на траву и читает книгу своего любимого писателя...

Вита сидела на скамейке и что-то писала в блокноте.

К ней подошел Леонид и заглянул через ее плечо:

- Оказывается, ты пишешь ему записки и без меня?

- Не подсматривай, - подняла голову Вита.

- Вита, нас с тобой обманывают. У него роман со Стеллкой и ее сестрой Степанидой.

- Тогда почему это обманывают нас? - рассердилась Вита. - Ты хочешь сказать - меня!

В это время Татьяна, держа под мышкой какую-то доску, окликнула Елену:

- Товарищ Гуляева, вы не разрешите мне прибить к стене дома вот эту мемориальную доску?

- Это что еще за мемориальная доска?

- А вот... - Татьяна показала ей доску.

Елена медленно прочитала надпись:

- "В этом дворе прыгал и допрыгался..." Это кто допрыгался, уж не Ларионов ли? - возмутилась она.

- Ну, я же не написала фамилию. Вот кто допрыгается, я и допишу, а пока так повешу. В назидание потомкам.

- Только попробуй!.. - И Лена сожалеюще сказала Фокиной: - А вообще-то, как мы сами не догадались про доску? Сидякин, сделай сейчас же мемориальную доску Ларионову!

- Слушаюсь! - щелкнул каблуками Тарас.

Стеллка бродила по двору, кого-то разыскивая. Увидев Виту, она спросила:

- Слушай, девочка, а где Веня?

- Уже Веня, - Вита демонстративно отвернулась.

А невдалеке от них Гиви Мебуке устанавливал свою кинокамеру и восторгался:

- Нет, какая погода, какое солнце! Приготовиться к съемкам! Тишина на площадке! Мотор! Кадр 384-й, дубль 1-й! Начали! Где Ларионов?!! Я спрашиваю, где Ларионов?

Татьяна огляделась по сторонам:

- Был где-то здесь.

Гиви ринулся в толпу болельщиков, все время спрашивая: "Где Ларионов?"

- Ничего не понимаю, - сказала Стеллка Татьяне, - вот у меня есть любимый мальчишка - чемпион мира по прыжкам в ширину. И машина у него есть, а тянет меня сюда, к Вениамину, а он еще и не чемпион мира, и машины у него нет, и дачи. Что значит это? Как ты думаешь?

- Это значит... любовь это значит... - ревниво отозвалась Татьяна.

- А как же мой жизненный принцип, чтобы любовь с первого взгляда, но по маленькому расчету? - растерялась Стеллка. - Чтобы он был знаменитый и с машиной...

- А ты дай расчет тому своему чемпиону в ширину, и будет у тебя любовь по его расчету, - посоветовала Татьяна.

- Умница! Дай я тебя поцелую, девочка!

- И отбей его у всех от этой дурацкой затеи, а то у меня что-то не получается, - грустно посмотрела на нее Татьяна.

А Елена продолжала развивать бурную деятельность.

- Ты написал статью о Вениамине? - дернула она за рукав Цветкова.

- И перепечатал на машинке... Вот. Называется: "Ларионов чемпион, но... кому много дано, в скобках, от природы, с того много и спросится!.." - подчеркнул Геннадий.

- Хорошо! Но я надеюсь, ты его в статье не хвалишь? Он, конечно, уже чемпион многих соревнований, но звездная болезнь... уже должна в чем-то проявляться... Вот что, давай переделаем название статьи... Вот так: "Ларионов - чемпион, но... результаты могли бы быть лучше!.." Хотя, куда уж лучше? - Она заглянула в блокнот Фокиной: - Я ничего не понимаю, - результаты Ларионова не только не ухудшились, а даже улучшились?!

- Я сама ничего не понимаю! - призналась Надежда.

Все нервничали... Но, наверное, больше всех нервничал Вадим. Он ходил вокруг беседки и бормотал себе под нос:

- Итак, у меня десять прыжков по один метр семьдесят, восемь по один метр шестьдесят, два...

- И десять по рубль с полтиной!.. - не без ехидства заметила ему Татьяна.

- Ты! - рассвирепел он. - Не каркай под руку!.. То есть под ногу!

А диктор Виктор продолжал вещать на весь двор:

- А мы том временем вернемся на спортплощадку к нашим "играм". Вот Масюков готовится к прыжку... Вадим Масюков внимательно рассматривает дорожку для разбега. Вот он собрал камешки и бросил их в сторону. Подняв высоко ногу, сделал первый шаг...

- Полный вперед!.. - крикнула ему вдогонку Татьяна. - Стельки не потеряй, Сальери!

Масюков разбежался, прыгнул и... сбил планку.

Виктор-диктор объявил:

- Итак, предварительно места первой половины марафон-прыжка распределяются так: к удивлению судейской коллегии, вне конкуренции идет Вениамин Ларионов, затем Геннадий Цветков, и на третьем месте - Вадим Масюков.

Вадим Масюков достал из сумки банку с мазью и принялся натирать ноги.

- Химичишь? - сказала Татьяна.

- Тигровая мазь. Это можно. Все марафонцы перед бегом натираются этой мазью.

- Можно всем, а натираешься один... И почему расписку взяли с одного Гуся?

Комментатор Виктор продолжал:

- Ларионов прыгнул за первую половину олимпийских игр по марафон-прыжкам на 262 с половиной метра. Высоко, конечно, но ниже, чем мы от него ожидали. Его соперник, конечно, друг и соперник, Масюков, вероятней всего, на этот раз перепрыгнет своего вечного соперника. Масюков преследует лидера, но, может быть, это чисто тактический ход Ларионова. Прыгать придется около месяца, и на такой марафонской дистанции, может быть, самое главное - это распределить свои силы. Вот в сектор для прыжков в высоту выходит Вениамин Ларионов. Это стройный и длинноногий паренек. Он расслабленно трясет кистями рук, делает маховые движения то левой, то правой ногой. Следом за ним идет Тарас Сидякин с мольбертом, большой золотой рамой на плече и со съемочной камерой в руках.

Татьяна недоуменно смотрела в сторону сектора для прыжков.

- Ничего не понимаю, никто не прыгает, Ларионова нет, а репортаж идет?.. Гуляева!.. - громко позвала она. (Из-за беседки возникла Елена Гуляева.) - Извини, мать-начальница, у вас там на площадке никто не прыгает, Ларионова нет, а репортаж о его прыжках идет?!

Но Елену это не удивило:

- Ну и что такого, что никто не прыгает?

- Как что такого? Начнутся прыжки, и все ведь будет по-другому! - доказывала Татьяна.

- Не бойся, Цветкова, - заверила Елена, - у нас по-другому не будет. У нас будет все, как в репортаже. Виктор! - крикнула она.

- Дяла! - иронически протянула Татьяна и крикнула в сторону: Виктор!

К ней подбежал диктор Виктор с микрофоном в руках, за ним тащился провод.

- Ты хоть смотришь, что происходит на площадке или нет? постучала Татьяна ему пальцем по лбу. - Где сейчас прыгает Ларионов? Он уже, кажется, допрыгался...

- А вообще-то, где Ларионов? - спохватилась Елена. - Почему он не готовится к прыжкам?

- А его вообще нет на стадионе! - почесал затылок микрофоном Виктор.

- Как нет? Что это за безобразие?! Что это за премьерство: когда хочу - ухожу, когда хочу - прихожу!.. - распетушилась Елена.

К Елене подскочила Светлана Мухина и выпалила:

- Ларионова в милицию забрали - своими глазами видела! Его, Гуся и отца Ларионова!.. - перечислила она.

- Не может быть! - не поверила Елена.

- Своими глазами видела! - повторила Светлана. - Часа полтора назад.

- Что же ты молчала? - сказала Елена.

- Я боялась тебя расстроить.

- Боялась!.. Ну, Ларионов! Все перевыполнил! Все! Надо же его вызволять оттуда!.. Это же может сорвать все наши "игры"! Взять на поруки, что ли?.. А за что их всех?..

Светлана пожала плечами.

К Гуляевой торопливо подошел Босс.

- Где Ларионов? - спросил он Елену.

- И он еще спрашивает, где Ларионов?.. Ларионов там, куда вы его устроили по знакомству...

- По знакомству с чем?.. - не понял Босс.

- По знакомству с кем?.. По знакомству с вами!.. - злорадно сказала Елена.

- Мы же с ним договорились!.. А куда я устроил его?

- На Петровку, 38...

Босс нервно закурил и осведомился у Надежды:

- А Гусь где?

- И Гусь там... - ответила она.

- Этого только не хватало! - забеспокоился Босс. - А вдруг расколется?.. - И он ринулся со двора на улицу, чуть не столкнувшись с Гиви Мебуке.

- Не стая воронов слеталась!.. - язвительно заметила Татьяна.

- Девочка, ты не знаешь, где Ларионов? - спросил Гиви Мухину.

Она неопределенно махнула рукой:

- Он там.

- Там?.. Где там?..

- В тюрьме... то есть еще не в тюрьме, но где-то рядом с ней, в милиции... на Петровке...

Гиви, присвистнув, переглянулся с Татьяной и озабоченно сдвинул кепку с затылка на нос.

Среди болельщиков и судей бродила Валентина Сергеевна, тоже разыскивая Ларионова.

- Здравствуйте, олимпийские тигры, - сказала она. - А где ваш главный тигр Ларионов?

- Все интересуются Ларионовым! Все!.. Даже милиция, - пробормотала Елена и поспешно ответила: - Ларионов, Валентина Сергеевна, он, понимаете ли, занят...

- И как долго он будет занят?

- От некоторого времени до... пятнадцати суток, - намекнула Светлана. - Если все кончится сравнительно хорошо!

- А где же он все-таки? - взглянула на часы Валентина Сергеевна.

- Если бы знать... - сказала Лена.

Во двор вбежали веселые и оживленные Вениамин и Гусь. Ларионов чуть прихрамывал и морщился от боли.

- А вот и мы! - воскликнул Гусь.

- Извините, задержали в милиции... - потрогал колено Вениамин и спросил Гуся: - На сертификаты, думаешь?

Гусь скептически сдвинул брови:

- На сертификаты?! Тут поднимай выше, тут пахнет, как при Иване Грозном, - Валютой Скуратовым!

- При Иване Грозном пахло не Валютой Скуратовым, а Малютой, невольно рассмеялся Вениамин.

- Это неважно... Важен результат... в смысле... - Гусь потер большим пальцем о средний, - пети-мети...

- Сертификаты!.. Ах, валюта... Ах, слова-то какие!.. раскудахталась Светлана.

- А что это вас там задержало, в милиции? - пронзительно спросила Елена.

- Да так... дела, - уклончиво ответил Гусь.

- Уголовные, да? - тут же встряла Светлана.

- Господи, что это с вами? - Надежда первая заметила то, что никто сгоряча не заметил.

- А что такое? - сказал Гусь.

Тут же и Татьяна увидела:

- У вас же у обоих фонари под глазом?!

- А... это по Блоку: аптека... улица... фонарь... - вновь рассмеялся Вениамин.

- Это чтоб ночью прыгать было виднее, - подсказал Тарас.

Гиви нацелился в Ларионова объективом кинокамеры.

- Да, с такими нервами и вправду можно стать чемпионом мира по любому виду спорта: и в милиции, и из милиции со спокойным выражением лица. Между прочим, а куда в это время смотрели лица друзей, лица судей и прочие лица?

Он навел кинокамеру и на Гуляеву с Фокиной. Они отвернулись. Ларионов стянул с себя тренировочный костюм. Достал из сумки "спортивки" и начал их сгибать и разгибать, сев на траву.

Валентина Сергеевна так ничего и не поняла: что же произошло?! Но дело есть дело, ей некогда было выяснять подробности происшедшего.

- По просьбе режиссера приглашаю вас... - деловито начала она, обращаясь к Ларионову.

- Нет, Валентина Сергеевна, я в вашем фильме сниматься не буду, - отрицательно покачал он головой.

- Но почему? Все так мечтают в вашем возрасте сняться в фильме, и пробы у вас просто замечательные!

Она достала из портфеля несколько фотографий Ларионова: вот он улыбается, разговаривает с очень красивой девушкой, прыгает через планку и т.д. и т.п.

- Пробы, конечно, неплохие, - мельком взглянул на снимки Вениамин. - Сценарий неважный.

- Неважный? - оскорбилась Валентина Сергеевна.

- Потому, что он глупый, опять, как некто зазнался и как исправился. Сколько можно об этом. Я вообще не видел умного фильма о спорте. Смотришь кино, и такое впечатление, что спортом одни дураки занимаются. И потом, почему спортивная комедия? В спорте, по-моему, ничего смешного нет. Спорт - это, по-моему, драма, вечная драма!..

Валентина Сергеевна протянула Ларионову руку, помогая встать, и так за руку отвела его в сторону, точно маленького.

- Ты говоришь, сколько можно о том, как зазнался спортсмен? А ты знаешь, что про тебя ребята говорят? - негромко сказала она.

- Что?

- Как раз то, что ты уже зазнался, что ты и режим нарушать начал, и с подозрительными личностями якшаешься... и... Много что о тебе говорят.

Но ее слова никак не подействовали на Ларионова.

- Ну, это как смотреть на все, что обо мне говорят. Знаете, есть такое выражение: угол зрения... это, когда у человека зрение сужается в угол. А должно быть наоборот... и потом, я где-то читал, что беда людей в том, что они судят о людях по поступкам, а не по мотивам поступков. Вы меня извините, конечно, что я у вас отнял столько времени.

Он вернулся к скамейке, достал из сумки сценарий и вернул его Валентине Сергеевне.

- Ничего, может, еще надумаешь...

У Валентины Сергеевны был богатый опыт работы в кино. Она считала, что он просто пижонит перед товарищами и не сегодня-завтра прибежит на киностудию и станет упрашивать: "Возьмите меня, пожалуйста! Я тогда неудачно пошутил!" Примерно так он скажет, надеялась она, или нечто в этом роде.

- Ларионов, после Цветкова прыгаешь ты, - предупредила Елена.

- Я только расслаблюсь по системе йогов... Ногу сильно потянуло...

Помассировав колено, он присел на пьедестал и замер.

- Никаких расслаблений! - заявила Лена. - Никаких йогов!.. Прыгает Цветков. Приготовиться Ларионову! Почему Ларионов не готовится к прыжку?

- А он заснул, - во все глаза глядела Светлана на спящего Ларионова.

- Как заснул?.. В такую минуту?!

- Знаешь, если начнешь нарушать ре... - начал Вадим.

- ...жим... - привычно подхватила Светлана.

- И трени... - продолжал Вадим.

- ...ровки... - закончила Светлана.

- Конечно, будешь спать, если три свидания будешь назначать сразу! И ногу потянешь на три свидания бегать! - сказала Надежда со знанием дела.

- Вот это нервы! - позавидовал Вениамину Тарас.

- Совести у него нет! - устала возмущаться Елена.

- Вот это кадр! - навел на Ларионова кинокамеру Гиви.

- Просто Ларионов умеет, как никто, расслабляться, вот и весь секрет, - спокойно ответила Татьяна.

А Гиви снимал себе и снимал Ларионова.

- Картина будет называться... "Олимпийское спокойствие"...

На что Татьяна сказала:

- Документальный сатирический снимаете? Или сами являетесь участником фильма под названием "Допрыгался"? Учтите, что все сценаристы и участники фильма привлечены будут к ответственности.

- Слушай, девочка! - заметил ей Гиви. - Как в тебе, такой маленькой, помещается такой большой язык? Я снимаю фильм "Прыжок в известность".

- Известность тоже бывает всякая, - не осталась Татьяна в долгу.

- Обрати внимание, где лежит у чемпиона голова, - показал Геннадий Сидякину.

- Где? На возвышении.

- "На возвышении"... Не на возвышении, а на первом месте... а ноги на третьем... Символика!

Валентина Сергеевна взяла лежащую на скамейке "мемориальную доску" и прочитала вслух:

- "Во дворе этого дома прыгал, и тренировался, и побеждал всех в юности чемпион мира по прыжкам в высоту Вениамин Ларионов!"

- А почему и мне с вами не попрыгать, пока чемпион спит? - вдруг сказал Гиви, положив на скамейку кинокамеру. - В конце концов, нам, людям объективным, сила нужнее нужного. Держать в руках камеру - это вам не вечную ручку!..

Он снял с себя куртку, джинсы и убежал на спортплощадку, в сектор для прыжков.

- Игры продолжаются! - тихо сказала Елена. - Прошу не расслабляться! Пока Ларионов спит, пусть отпрыгают свою норму Цветков, Сидякин и Масюков! Или нет... пока Ларионов спит и пока у него нога болит... Вадим, попробуй наверстать упущенное. Сегодня Ларионов хороших результатов не покажет.

Гуляева, Фокина и Масюков ушли на спортплощадку.

Леонид, оставшийся один, задумчиво произнес с видом Гамлета:

- Игра ума, игра чувства, спортивная игра, игра на скрипке... Может, все в жизни игра?.. И просто одни играют честно и талантливо, а другие жульничают и бездарничают... Ах, вы наше Сиятельство Медалей и Улыбок!.. Ах, вы наше Страдательство Падений и Ошибок! - И вдруг деловито сказал в пространство: - Вот завалю все наши олимпийские игры гениальными стихами! Вита еще пожалеет, кого потеряла!.. Читайте, завидуйте!..

Перед спортплощадкой Масюков приотстал от Надежды с Еленой, вынул из сумки толстые стельки и засунул их в шиповки.

Гусь насмешливо наблюдал за ним:

- По-моему, одни стельки у тебя уже есть?

- Иди ты! - И Масюков убежал.

- Эй, ты! Стельки не потеряй! Стелька Разин!

Масюков стремительно мчался по дорожке.

Голос диктора Виктора вновь заполнил двор:

- Как сказал бы Пушкин: "И вдруг прыжок! И вдруг летит! Летит, как пух от уст Эола!.." Со двора доносится шум, свист, крики: "Чепчик! Мазила!" У Цветкова есть еще двести попыток. А сейчас свой девяносто девятый прыжок сделает Вадим Масюков.

Увидев Гиви, Масюков остановился.

- Ну как, присмотрелся ко мне? - гордо развернул плечи Вадим.

- Присмотрелся. - Гиви после неудачного прыжка повторить попытку раздумал и теперь одевался, спеша выступить в более удачной и привычной роли - кинооператора.

- Как к Терешковой, присмотрелся? - приставал Вадим.

- Как к Терешковой.

- Теперь пленки у тебя на меня хватает?

- Теперь пленки у меня на тебя хватает, теперь у тебя не хватает... - Гиви водрузил на плечо киноаппарат.

- Чего у меня не хватает? - почуял Вадим что-то неладное.

- Сходства с Терешковой у тебя не хватает.

- Смотри, пожалеешь! - сказал ему вслед Вадим. Обернулся... Перед ним стояли Лена и Надежда.

- Главное - помни про стрелки: на часах без пяти шесть!.. Так и ноги!.. Маленькая стрелка - толчковая нога, большая стрелка маховая... тихо и гипнотически внушительно бубнила Лена. - Масюков, на тебя смотрят все ребята... и даже взрослые из окон. И твой папа смотрит... И твоя мама... Ну, перепрыгни ты этого Ларионова!.. Ну, что тебе стоит!

- Слушай, Гуляева, что он тебе, шина, что ли, что ты его все накачиваешь? - усмехнулся Тарас Сидякин.

Но Лена пропустила его слова мимо ушей:

- Сейчас ставить рекорд только за счет одаренности и силы становится все труднее. Скорость, техника атаки на базе развитых специальных средств!..

- Да не мешай человеку прыгать! - вмешался Тарас.

- Главный судья соревнований не может мешать! - заявила Гуляева.

- Может! Еще как может! - уверенно сказал Тарас.

Вадим побежал к сектору для прыжков. Елена Прекрасная, в скобках наставница, продолжала бежать рядом с Масюковым, продолжая наставлять изо всех сил своих убедительных слов, внушая Масюкову: "Физические возможности человека еще не раскрыты полностью, рекорды обновляются, а главное - это вера в себя... " Тарасу показалось, что с этими словами Гуляева оторвалась перед самой планкой вместе с Масюковым от земли и, взлетев гораздо выше Масюкова над планкой и в воздухе, продолжала с высоты своего тренерского положения давать Масюкову свои драгоценные тренерские советы: "Когда-то знаменитый негр Джесси Оуэнс подбежал к маме и сказал: "Мама, я буду чемпионом!" И ребята и я верим, что Масюков, а не этот зазнавшийся Ларионов, тоже когда нибудь подбежит к своей маме и скажет: "Мама, я буду чемпионом!"

Впрочем, оставим всю эту картину не совсем художественного воображения на совести этого подводного художника Тараса Сидякина, мало ли что может вообразить его бурная фантазия...

Глава 7

ЗДЕСЬ ПРЫГАЛ И ДОПРЫГАЛСЯ...

Позволим себе небольшое отступление, дорогой читатель. Об этом "безумном мире" одного двора можно рассказывать по-разному: как говорится, впрямую, вкривую, опосредованно... И даже со стороны! Со стороны тех, кто сидит то, что мы не видим. Показывая видимое, мы показываем то, что мы видим. А слыша то, что видят другие, мы видим то же самое глазами других. Не правда ли? - как говорят англичане, великие субъективисты, подразумевая тем самым, что не в одной только правде дело.

...- Вот Масюков разбегается... - сказал диктор Виктор. - Рядом с ним на этот раз молча бежит его тренер Гуляева. Что?.. Что-то помешало ему сделать прыжок. Он возвращается обратно... Очевидно, не рассчитал шаги... Снова разбегается!.. Толчок!.. Прыжок... Мимо!.. Не взята высота! - сказал диктор.

- Не взял! Не взял!.. - И Елена тихо запела: "Ах вы наше Сиятельство и кубков, и медалей, с победой привезенные нами издали из дали!.."

Вита с любопытством смотрела на незнакомую девчонку со скромной прической и очень простенько одетую. Лицом она напоминала Стеллку, с которой стерли косметику и переодели со вкусом.

- А вам чего еще здесь надо? - сказала Вита.

- Не чего, а кого. Ларионова надо.

- Его сейчас нельзя отвлекать. Он спит, - предупредила Вита.

- Это вам его нельзя отвлекать.

- Минуточку, ваше лицо мне очень знакомо. По-моему, я вас здесь уже видела? Вы не Стеллка?

- Это вы мою близнецовую сестру видели, она у нас действительно Стеллка, а я Степанида, меня зовут Тихая пристань, - хорошо улыбнулась девочка.

- Пристань?.. Это уж не от слова ли "приставать" к чужим мальчикам! - всполошилась Вита.

- Нет, это от слова, что ко мне чужие мальчики охотно пристают. - И Степанида ушла с независимым видом, рассматривая фанерные "статуи".

Вениамин мгновенно проснулся:

- Все! Я готов!

Он вскочил и тут же присел.

- Ой!.. Гена, - попросил он, - помассируй, я ногу потянул...

Цветков начал массировать Ларионову ногу со словами: "Для хорошего человека и рубля не жалко".

Все с криком окружили Ларионова. Гусь растопырил руки:

- Тихо! Тихо! Не все сразу! Не все! Не делайте хора! Когда отдохнет, чемпион ответит на все вопросы и только в порядке живой очереди. Прошу тихо-тихо установить очередь.

К Ларионову, держа под мышкой мемориальную доску, быстро подошла Цветкова:

- Веня, хочешь, я дам тебе что-то почитать?

- Хочу, - согласился Вениамин.

- Читай!

Вениамин взял доску:

- "В этом дворе прыгал и допрыгался..." А кто допрыгался-то? Тут у тебя фамилии нет, - сказал он Тане.

- А кто допрыгается, я того фамилию здесь и напишу, - она забрала мемориальную доску.

- Таня! А почему мемориальная доска пишется обязательно в прошедшем времени: "Здесь жил и работал... поэт такой-то?" Будь моя воля, я бы писал: "Здесь живет и работает замечательный писатель... или поэт... или спортсмен... или просто хороший человек..." посоветовал ей Вениамин.

- Здорово! А я бы написала: "Здесь живет замечательный парень, которого я люблю..." Чао...

Она пошла прочь и тут же вернулась, потому что к Ларионову протиснулась Стеллка.

- Я тебе забыла сказать, что я все достала!.. Ты только скажи, тебе нравится расцветка? - она раскрутила рулон и показала Ларионову.

- Ничего, ярковато немного, - сказал он.

- Сто метров нужно для танцевальной юбки.

- С ума сойти! - ахнул Вениамин. - Ну ладно, зови Степаниду.

Но Стеллка не унималась:

- Я тебе еще капрон не показала. - Она достала из сумки небольшой кусочек капрона: - Как паутина. Я думаю, он подойдет для реставрации икон?

- Что надо! Где достала? - сказал Ларионов.

- Где? В комиссионке через знакомых. Да, там, где ты говорил, теперь по правилам и судьи будут.

- Молодец! - похвалил Вениамин. - Зови Степаниду!

Стеллка побежала искать сестру.

"Вот тебе на! - подумала Татьяна. - На Ларионова и материальчик, кажется, уже завелся... в сто метров... и капрон из комиссионки... и судьи будут... Неужели Гуляева и Фокина правы, и у каждого чемпиона есть двойник?.."

- Тебе что сыграть для настроения? - застенчиво спросила Вениамина Вита. - Сама знаю: ты - Моцарт прыжков, значит, что-нибудь из Моцарта?

Вынув из футляра скрипку, Вита заиграла, плавно водя смычком. А Гиви снимал это все на пленку.

Леонид ревниво прошептал Вите:

- Минуточку, это еще что за новости?.. Так мы не договаривались!.. Получается какой-то музыкальный культ личности.

- А мы договаривались, - прекратила играть Вита.

- А мне почему не играешь? Я протестую!

- Потому что бывают Моцарты прыжка, а бывают и Сальери! - спрятала скрипку в футляр раздосадованная Вита.

Татьяна провозгласила через усилитель:

- Между прочим, в Древней Греции к чемпиону Олимпийских игр приставляли человека с флейтой. Когда спортсмен шел по городу, то флейтист шел за ним и свистел о том, что вот, мол, идет великий спортсмен! Ах, обратите, пожалуйста, внимание на великого атлета!.. С годами ни к чему хорошему этот художественный свист, конечно, не привел!..

Леонид мрачно взглянул на Гуся:

- Достал пистолеты?

- Конечно, достал. Дома лежат.

- А когда?.. - встрепенулся Леонид.

- Получишь от меня за пять минут до дуэли, - успокоил его Гусь.

- Ладно, а вызывать можно?

- Хоть сейчас, - с готовностью ответил Гусь.

- Я немного подожду, вдруг все сообразуется... А может, лучше выбрать холодное оружие?.. Самое холодное оружие на свете - это слово "нет", - никак не мог решиться Леонид.

- Да отрави ты его мороженым, как Чацкий Софью... - посоветовал Гусь.

- Чацкий Софью мороженым не травил, это Арбенин отравил Нину мороженым... - машинально поправил его Леонид.

- Это неважно, кто кого, важен результат... и качество продукции... - заметил Гусь.

- Приготовиться к прыжку Ларионову, - объявила Елена.

Кто-то отодвинул Цветкова, массирующего колено Ларионову, в сторону.

- Это не массаж, а самодеятельность, - широко улыбнулся ему Босс. И сам принялся за массаж. По всему было видно, что у него в этом деле немалый опыт. - Ну, что же ты, мы же договаривались в двенадцать, - упрекнул он Ларионова. - Скоро и начало соревнований.

- Да... задержались... - замялся Вениамин.

- Задержались или задержали?.. - уточнил Босс. - Милиция, что ли?

Гусь переглянулся с Ларионовым:

- Да ты что, какая милиция? Нас дружинники задержали.

Босс достал из спортивной сумки икону, незаметно сунул ее Гусю:

- А синяки?

Гусь быстренько передал икону Ларионову.

- Да с Жоркой-Интеллигентом подрались. Почему трафарет на майке не сделал?.. То да се!..

- Вас там не обыскивали? - поинтересовался Босс.

- Да нет, слава богу!

- А богоматерь принес? - спросил Босс.

Гусь вновь переглянулся с Ларионовым:

- Да забыл.

Веня внимательно рассматривал икону:

- Хорошая копия...

- Какая еще копия? Копии мы... продаем... - совсем как Гусь, обиделся Босс. - Ну все, - закончил он массаж. - Значит, твоя фамилия Перцуленко. Зовут Костя... По машинам!..

Он быстро устремился со двора. Следом поспешил Ларионов, затолкав тренировочный костюм в сумку. Гусь следовал в арьергарде.

- Ларионов, ты куда?.. - завизжала Елена на весь двор. - Ребята! Ларионов убегает с олимпийских игр, под чужой фамилией и за чужую команду прыгать.

Гиви навел кинокамеру на Ларионова:

- Крупным планом - Ларионов... спортсмен с большой дороги!..

На крик Елены Гуляевой сбежались все олимпийцы:

- Что случилось? Почему Ларионов не прыгает? Что здесь происходит?

- Л то, что ваш хваленый Ларионов, ваш атлет-аскет-оглы сызмала-рекорд-бей договорился и за чужую команду, и под чужой фамилией выступать! - вскричала Елена.

- Как под чужой фамилией?.. За какую команду?.. Вот это да!

- Мы еще не знаем точно, за какую команду и под чьей фамилией будет выступать Ларионов, но мы это выясним! - громко сказала Елена. - Ну, что твой хваленый Ларионов?! - пренебрежительно посмотрела она на Цветкову. - Кто кричал, что мы не тем колесо фортуны смазывали и не туда это колесо поворачивали?!.. Ларионов сам не тем смазал колесо и сам не туда его повернул!..

Татьяна вдруг расплакалась:

- Этого не может быть, потому что этого не может быть... чтобы Ларионов!.. Тут что-то не так!.. Это какой-то дурной сон!

Подобно тому, как, не имея шкалы Рихтера, очень трудно было бы определить силу землетрясения, так трудно было бы описать, что творилось с каждым участником олимпийских игр, если не вообразить себе предположительную шкалу, назвав ее "шкалой переживания". И, взяв за отсчет самую высокую высоту переживаний Татьяны Цветковой, в самой нижней ее черте поместить фальшивые и демагогические выкрики Вадима Масюкова, тогда читатель сам легко распределит всех остальных участников всей этой истории, приближая их к Цветковой или удаляя их от нее и приближая к Вадиму Масюкову, который именно в эту минуту кричал, кося взглядом в сторону Цветковой:

- Рано орали! Рано! А оказалось поздно! Прошляпили такого парня!..

Молодой человек в черном костюме, необычайной худобы, высоты и угловатости, держа под мышкой черный футляр, чем-то похожий на самую большую в мире готовальню, вошел во двор. Увидел он на дворе нечто странное: все, что он увидел, напоминало маленький дворовый стадион, стилизованный подо что-то древнегреческое: статуи, беседка с портиком, орнаменты, шрифты и т. д. Еще более странным было то, что, судя по всему, одни разбирали украшения стадиона, а другие мешали это делать. И у Эйфеля (таково было консерваторское прозвище молодого человека в черном костюме. Это сокращенно от Эйфелевой башни!) было впечатление, как если бы среди празднующих какой-то праздник произошли сумятица и неразбериха. Одни решили, что праздник кончился и пора снимать всякие транспаранты и украшения и прочие причиндалы, а другие убеждены в том, что праздник продолжается и пусть все висит, как висело. Изо всех знакомых у Эйфеля во дворе был всего один человек - Тарас Сидякин. К нему и подошел торопливо Эйфель в то самое время, когда Тарас мешал какой-то девушке снять со стены беседки портрет красивого загорелого юноши, исполненный маслом в золотой шикарной раме.

- В конце концов, это я себя выставил, свою работу, и Ларионов здесь ни при чем!

- Тарас, я пришел, - сказал Эйфель, сильно наклоняясь, но не падая, как и подобает Эйфелевой башне, - за кем ходить и что играть?

И Тарас и Лена оторопело посмотрели на пришельца.

- Наконец-то, - сказал Тарас, расплываясь в ненужной улыбке и объясняя Гуляевой: - Это тот флейтист, который согласился на древнегреческий вариант.

Более неуместного появления музыканта, вероятно, невозможно было придумать.

- Вы к нам шли не из Древней Греции? - спросила Елена молодого человека, поднимая взгляд от ботинок, ужасно больших, по длинным брюкам, которые все продолжались, все продолжались, потом долго продолжался пиджак. "С ума сойти, какой он длинный", - подумала Елена, а молодой человек все продолжался. - Это какой-то дурной сон, сказала она.

- Я подобрал кое-что из Моцарта... из "Волшебной флейты". Сейчас я сыграю...

Молодой человек стал раскрывать футляр, но Елена замахала руками, что можно было понять, как "Сидякин, сам с ним теперь и разбирайся". И побежала туда, где слои олимпийской атмосферы, выражаясь современным языком, были наиболее плотными. Собравшиеся в плотный кружок участники олимпийских игр продолжали обсуждать случившееся.

- Сон... Действительно, дурной сон, - думала Елена на ходу. Но почему я не сказала ему во сне, что он мне нужен и такой?! Почему?!.. Ничего, - утешала она себя, - все идет к тому, что я это... - она подчеркнула про себя слово "э-т-о", - я скажу это ему наяву!..

Глава 8

РАЗОБЛАЧЕНИЯ ВЕЛИКИЕ И МЕЛКИЕ

Однажды ночью Елене Гуляевой, за день или за два до конца всей этой истории, приснился многообещающий, как ей показалось, сон. Она зачиталась допоздна книжкой "От эллинов до наших дней", той самой, что вдохновила меня на коротенький рассказ перед второй частью этой книги: ну, помните, где машинистка еще перепутала наказания за проступки грека Астила и футболиста Селиванова...

Елене Гуляевой снилось, что будто бы она не она, а все та же богиня Победы - Ника Самофракийская. И будто бы перед ней и перед всем олимпийским кворумом и форумом стоит Ларионов, совершивший несметное количество спортивных проступков, но с лавровым венком на голове, и что будто бы она срывает с головы Ларионова этот самый венок и говорит: "Таких, как ты, в Древней Греции изгоняли из города!" При этом она стоит в хитоне уже, как Афина, рожденная, по преданию, из головы Зевса, и снова говорит Ларионову: "Вон!" - и показывает рукой направление своим указующим перстом. Потом в этом же сне два стража в милицейских фуражках, тоже в хитонах и сандалиях на босу ногу будто бы повели Ларионова куда-то в одежде, похожей не то на тунику, не то на купальный халат. Повели, повели и привели его в дом с колоннами, на котором висела вывеска "ЖЭК". Древнегреческий управдом в кепочке из льна и набедренной повязке достал домовую книгу и вычеркнул из нее Ларионова. Потом Ларионова во сне снова повели по улице в венке уже из чертополоха... Все расступались перед ним, а он все брел и брел к городским воротам, которые были закрыты на засов. Греческие ремесленники, в тогах и подпоясанные ремнями с пряжкой ПТУ, пробили в стене узенький лаз. Ларионов ввинтился в этот лаз... Затем у стены вдруг появились Гусь, Стеллка и тот самый парень по кличке "Босс". Они стали отталкивать друг друга, протискиваясь вслед за Ларионовым, выкрикивая наперебой: "Я за Ларионовым готов хоть на край света!.." "Странно, - подумала Елена, взлетая в воздух, взмахнув руками, - это же я готова за Ларионовым хоть на край света, а они-то здесь при чем?.. " К этому времени вся компания во главе с Ларионовым была уже по ту сторону городской стены. Перед ними лежала темная степь... Ларионов оглянулся и посмотрел на Лену. Ремесленники заложили за ним в дыре последнюю щель. Ларионов громко крикнул Гуляевой Елене, стоявшей к этому времени на городской стене с ларионовским лавровым венком в руках: "А что будет с моим лавровым венком?" - "А мы его в суп!.." - крикнула Елена на всю греческую степь звонко и пронзительно... И проснулась...

Все участники олимпийских игр толпились во дворе. У каждого в руках была пачка листов, отпечатанных на машинке. Это история "звездной болезни", которую скрупулезно вели Фокина и Гуляева.

Никто, кроме судей, не знал подоплеку всего, и поэтому такое внезапное разоблачение вызвало предельное возмущение.

Все кричали, перебивая друг друга:

- Судить его! Дисквалифицировать на все игры! Дисквалифицировать на всю жизнь. Мы все будем его судьями! Пусть эта скамья будет скамьей подсудимого Ларионова!

Кто-то устанавливал посреди двора скамью, кто-то тащил стол, кто-то срывал полотнище со словами "Дадим Родине чемпиона мира по прыжкам в высоту!", кто-то застилал стол...

И в этой суматохе никто не заметил, что во дворе появились и спрятались за беседкой Ларионов и Гусь.

- Мемориальную доску получит: "Здесь прыгал и допрыгался Вениамин Ларионов!" - кричал Тарас.

- Я отказываюсь участвовать в играх, - сказал Вадим, - если в них принимают участие такие личности, как Вениамин Ларионов! Мало того, что он сам бог знает что натворил, он и на других действовал аморально!

- Это на кого, например? - спросила Татьяна.

- Например, на Гуся. Мало того, что Ларионов сам попал в дурную компанию Гуся и Босса, так еще научил Гуся технике бега и прыжка, чтобы Гусь получше убегал от милиции.

- Да бог с ним, с Гусем, - вяло сказала Елена, - важно то, что он бросил наши олимпийские игры по марафон-прыжкам имени его самого... и... предал их. И вместе с ними предал всех нас. Вот тут наша судейская коллегия составила обвинительное заключение...

Надежда уточнила:

- Вернее, заключительные обвинения Вениамину Ларионову! - И потрясла бумагами в воздухе: - Вот они, дела будущего чемпиона мира!

- Мы думали и ожидали, - продолжала Елена, - что Ларионов немно-о-о-го зазнается, а он такого натворил... у вас у всех целый список, что натворил наш эталоныч, наш атлет...

Надежда подхватила:

- ...аскет-оглы-сызмала-рекорд-бей! Мы здесь отдаем все свои силы честной спортивной борьбе, а он там...

Вениамин спокойно вышел из-за беседки:

- Почему там?.. Я здесь.

Все притихли.

Гиви навел кинокамеру на Ларионова:

- Крупным планом: "Возвращение блудного сына"!

- Прощения не будет!.. - сказала Елена.

Вениамин все так же спокойно подошел к спортивной скамейке и начал переодеваться:

- Я уходил, потому что бывают дела важнее прыжков в высоту. Я...

Его прервал ураган голосов:

- И он еще собирается прыгать! Не позорь спортивную форму! Судить его!

Вениамин поднял руку:

- Или мне послышалось, или вы и вправду собираетесь меня судить?

- Судить! Судить! И Гуся судить! - зашумели олимпийцы.

- И Стеллку на скамью!.. - добавила Вита. - Это она затянула нашего Ларионова в свою компанию.

Вперед выступила Степанида:

- Я с удовольствием сяду на любую скамью рядом с Ларионовым. И села с ним рядом на скамейку.

- Парочка! Гусь да гагарочка! - сказала Светлана.

- А ты Стеллка или Степанида? - подозрительно спросила Вита.

- Я... это я!.. Судите! - заявила Степанида.

- Судите, а я пока буду переодеваться, - Вениамин достал из сумки спортивную форму.

- Не позорь спортивную форму! - выкрикнул Вадим. - Только что выступал за чужую команду, под чужой фамилией и...

- Стыд и позор! - вновь загомонили все. - Дисквалифицировать Ларионова! Говори честно, прыгал нечестно за чужую команду и под чужой фамилией?

- Это первое заключительное обвинение! - грозно и торжественно отметила Елена.

Ларионов встал. Все смотрели на него.

- Прыгал!.. Но... Но, во-первых, я прыгал не за чужую команду, а за нашу, и под своей фамилией. Я вышел и сказал: "Я вам никакой не Перцуленко, я Ларионов Вениамин с Арбата. Говорят, у вас есть парень, который прыгает так же хорошо, как я. Если это так - я готов с ним сразиться". Вы меня извините, ребята, но мне неинтересно с вами прыгать. Борьбы настоящей нет, понимаете, а расти можно только в борьбе с настоящим соперником, понимаете?..

Наступило молчание...

Влетевший во двор Босс бросился к Ларионову чуть ли не с кулаками:

- Ах ты гад! Мне сказал, что согласился, а сам?! И еще девчонок у других отбиваешь?!

Выскочивший из-за беседки Гусь оттеснил Босса от Вениамина.

- Дайте мне этого, я сейчас его толчковую ногу в протез превращу!.. - бесновался Босс.

Гусь потряс его за плечи:

- Между прочим, есть толчковая нога, а есть и толчковая рука. Гад такой! Брал бабушкины иконы, говорил - срисовать, а сам толкал их иностранцам за валюту, а мне возвращал копии! Да простят меня древние греки, народный контроль и гражданин начальник отделения милиции за некоторое отступление от расписки!..

Приподняв Босса за лацканы пиджака от земли, Гусь унес его за беседку. Послышались сдавленные крики, шум борьбы... Через некоторое время Гусь вернулся один. В руках у него был рукав от пиджака Босса. Гусь внезапно захохотал:

- Как ящерица, в заборную щель ускользнул. Только вместо хвоста оставил пиджаковый рукав!.. Так... первая статья обвинения не состоялась! - констатировал он.

Все опять было зашумели, но Лена повысила голос:

- Второе заключительное обвинение: ты отбил у своего лучшего друга девушку! Виту у Лени ты отбил? Или ты не отбивал? - все так же грозно и торжественно сказала она.

- Я отбил? У Лени? Виту? - растерялся Вениамин.

- И свиданья ей назначал, - затараторила Светлана. - И в консерваторию с ней ходил.

- Левская, ты ходила на свидание с Ларионовым? И в консерваторию? - обратилась Елена к "свидетелю" Вите.

- Ходила...

- Что вы делали на свидании с Ларионовым? - продолжала допрос Елена.

- Разговаривали... А в консерватории слушали музыку...

- А говорили о чем?

- Ларионов мне рассказывал, какой хороший парень Толкалин и какая я плохая девушка... - Она помолчала. - Жаль только, говорит, что он классическую музыку не любит. Леня и вправду не любит классику...

- И это все? - теперь растерялась Елена.

- Все.

- И второе заключительное обвинение не состоялось! - ликовал Гусь. - Так?!

Елена продолжала уже менее грозно и менее торжественно:

- Ты попал в отвратительную компанию к Боссу и Гусю!.. Гусь, извини за прямоту! Попал и других в эту компанию втягивал!.. Было?

- Было! Было! - зашумели все, но уже не так шумно.

- Я почему к Боссу в компанию рвался? - признался Ларионов. Потому, что я считал и считаю, что чем больше нас среди них, тем меньше их среди нас!

Опять наступила тишина.

- А ведь Ларионов прав, - неожиданно сказал Тарас.

- Ты лучше расскажи, как вчера поздно ночью возвращался домой пьяный! - затараторила Светлана. - Как ты шел и шатался из стороны в сторону и как пел: "А я хочу женатым быть..." Ты шел вчера поздно ночью? Ты пел?

- Шел!.. И пел!.. - улыбнулся Вениамин.

- Ты шатался из стороны в сторону?

- Шатался.

- Так... От вина или от водки? - вопрошала Светлана.

- Не от вина и не от водки. Вчера вечером я был пьян от счастья. Девушка, которую я полюбил... Вот Степанида сказала, что она меня любит!.. А тебя, Светлана, мне жалко.

- Это почему?

- Потому что ты никогда в жизни не будешь пьяна ни от вина и ни от счастья.

- Это уж точно! - кивнул Тарас.

- Браво, Ларионов! - зааплодировала Татьяна.

Елена растерянно перелистывала "Историю звездной болезни".

- Но режим-то нарушал? Нарушал! Нарушал! Тут уж не отвертишься. Спать ложился позже, чем надо, а вставал и того раньше. И на танцульках стал пропадать со Стеллкой.

И на это обвинение Вениамин дал честный и прямой ответ:

- Пропадал я со Стеллкой, то есть со Степанидой, не на танцульках, а на спортивных танцах, если вы о таких слышали, а насчет режима... режим я нарушал. Что было, то было... Надо было тренироваться днем, а я тренировался и днем, и ночью.

Все одобрительно зашумели.

Елена беспомощно рылась в бумагах:

- Да, вот еще... еще...

- Сниматься отказался в кино, - мстительно подсказала Светлана. - Государственное мероприятие хотел сорвать!

- А если сценарий халтурный?! - возразил Ларионов. Но Светлана еще не собиралась складывать оружие:

- Ларионов, а почему ты Цветкова за деньги тренировал? По рублю за тренировку брал?

- Я... за деньги? Ты с ума сошла!

- Не сошла, не сошла, ты тренировал, а деньги за тебя Масюков брал. Вот!

- Масюков?! Да не может быть! - удивился Ларионов. - Да если бы я знал об этом... Ребята! Да я... Где Масюков? - Вениамин поискал глазами Масюкова, сжав кисти рук в кулаки. - Ну, попадись он мне! Это же... Это же просто подло!..

Шум голосов, возмущенных и разгневанных, поддержал Ларионова. И в шум этот вплела Татьяна Цветкова звонкую нить своего голоса:

- Ну что, Гуляева, как это ты проповедовала? - передразнила: "В каждом человеке знаешь сколько бывает человеков. Самое меньшее - это два. Каждый человек сам себе двойник! А бывает и тройник! И четверик! Вот он зазнается, вот он раскается, вот он покается!.." Суди их, Ларионов, суди всю судейскую коллегию.

- Это не я говорила, не я, не я, и идея не моя! - защищалась Лена. - Это Фокиной идея! Фокиной! Фокиной!

- Здравствуйте, моя! Это все Масюков придумал. И безумная идея эта его!.. - отчаянно возразила Надя.

Татьяна облегченно выдохнула не без юмора:

- Сейчас все на Нильса Бора свалят! А я что говорила? В настоящем человеке нет никакого двойника, ни тройника! В настоящем человеке бывает только один настоящий человек! Суди их, Ларионов, торжественно приказала она.

- И этот настоящий человек - Ларионов! Качать Ларионова! - призвал всех Гена.

Светлана схватила усилитель и истерически закричала:

- Не качать! Не качать! Может быть, и есть люди, у которых нет внутри двойника, но не может быть, чтобы ничего аморального не было. Пусть Ларионов все-все про иконы и про милицию объяснит. И еще пусть объяснит, почему он встречался то со Стеллкой, то со Степанидой?! Пусть объяснит, тогда я поверю, что на свете есть такие люди, как Ларионов.

Ларионов рассмеялся:

- Степанида и Стеллка - это одно и то же лицо.

- Значит, она никакая не сестра? - пискнула Светлана.

- Никакая не сестра, - сказала Степанида.

- А как же это тебе удалось ее так изменить в такую симпатичную сторону? - недоверчиво спросила Светлана.

- Со мной сколько раз в детской комнате милиции разговаривали и про моральный облик, и про передовую молодежь, и про равнение на передовых... Все мимо. Вениамин сказал мне в первый же вечер: если человек умеет делать очень хорошо что-то плохое, значит, он так же хорошо может делать и хорошее! - сказала Степанида.

- А про иконы, про иконы! - вновь завелась Светлана.

- А что про иконы? Гусь свои иконы подарил Третьяковский галерее. Отец их подреставрировал, между прочим, с помощью Гуся. Вы знаете, какой Гусь художник?! Правда, ему Босс пытался подменить пару подлинных икон копиями, но я думаю, что он их вернет, - сказал Вениамин.

- С божьей помощью, - заулыбался Гусь.

- Или с помощью милиции, - заулыбался Вениамин.

Весь двор взорвался аплодисментами.

Гусь шутливо раскланялся и даже сделал книксен:

- Большое русское мерси!.. Да хватит об иконах! Я, ребята, чего хочу. Я хочу ту расписку, что дал вам, переписать с олимпийских игр на всю жизнь. Вот, - он вынул из кармана листок бумаги и прочитал всем: - "Я, Гусь, то есть Гусев Виктор Михайлович, даю расписку в том, что я на всю жизнь завязываю все, что я делал раньше, в чем и подписываюсь... Виктор Михайлович Гусев".

- Разреши и я тоже подпишусь под этим за компанию. - И Степанида тоже расписалась под листком.

- И вообще, - продолжал Гусь, изображая на лице хитрейшую гримасу из хитрейших, - мне ваша мать-начальница Гуляева предлагала на вашем вечере самодеятельности по примеру древних греков сбацать вальс-чечетку, я сначала отказался, а сейчас подумал: а почему бы мне действительно не сбацать эту самую чечетку?.. И еще, у вас Цветкова какую-то викторину олимпийскую хотела устроить, я и в ней тоже...

- Ты в викторине? - удивился Тарас.

- А почему бы нет? - сказал Гусь. - Вот ведь у этих эль-греков были не одни олимпийские спортивные игры, ведь у них и еще были... как это они назывались?.. Панафи... панафи... Забыл... Подскажи, Тарас, какие еще были Олимпийские игры в Греции?..

- Какие, какие еще? - ответил Тарас, чувствуя какой-то подвох в словах Гуся, - были у них и еще Олимпийские игры...

- Значит, и еще и еще... Эх, ты, знаток... Может, Тарасу кто подскажет, на каких еще священных праздниках состязались греки?..

Все молчали, смущенно переглядывались, даже изобретатели инициативы проведения олимпийских игр но марафон-прыжкам в высоту. Одна Цветкова знала ответ на вопрос Гуся, но и она молчала.

- Кроме Олимпийских игр, древние греки состязались на панафинейских, немейских, пифийских, истмийских и других священных праздниках, - сказал Гусь и затем коротенько и с полным знанием дела изложил суть и смысл, разницу и единство всех этих состязаний. Затем он почитал стихи наизусть из раннего Эренбурга, из среднего Вознесенского, из позднего Евтушенко... Затем он попросил спросить у него, есть ли жизнь на Марсе и на других планетах... Затем он... впрочем хватит и этого.

Если бы вместо всего этого Гусь заказал бы такую высоту, которую может заказать только шестовик, а именно: установить планку на высоте пять метров шестьдесят сантиметров, и, заказав бы ее, взял бы эту высоту безо всякого шеста, а с помощью одних своих ног, то и это бы поразило всех на дворе гораздо меньше, чем поразило их то, что они услышали своими ушами из уст Гуся: и про панафинейские, немейские, истмийские игры и т.д. и т.п., и услышанные ими стихи раннего Эренбурга, среднего Вознесенского и позднего Евтушенко, и обещание Гуся ответить на вопрос, есть ли жизнь на Марсе. Поэтому вопрос Светланы Мухиной:

- А как же: "И как Цезарь с своей Нифертитою, на приемы в посольство ходить"?

- А как же Отелло, который отравил свою Дездемону мороженым? И этот вопрос, заданный Надеждой Фокиной, и вопрос Светланы Мухиной вдруг показались почему-то неуместными и даже глупыми. Тем более, что в воздухе, как бы все еще продолжали гореть неоновым светом строчки из среднего Вознесенского:

...Рим гремит, как аварийный

отцепившийся вагон.

А над Римом, а над Римом

Новый год, Новый год!

- А как же, а как же, - передразнил кого-то с достоинством Гусь. - А так же. Там, где я был, там ценится, что Отелло отравил Дездемону мороженым, а здесь, где я сейчас, ценится, что Отелло из ревности задушил свою Дездемону...

Впечатление, произведенное и Ларионовым, и Гусевым на всех присутствующих, пожалуй, лучше всех выразил Гиви Мебуке, который с криком "Вах!" выскочил на середину площадки, держась за грудь, как будто бы ему вонзили два кинжала.

- Это что же происходит?! - закричал он в самых расстроенных чувствах. - Это что же я наделал?! - Он попросил Сидякина: - Слушай, мальчик, надень эту пушку себе на плечо и сними меня. У меня, кажется, метров шесть пленки осталось... Вот так... Средний план...

- А что будет? - спросил Тарас.

- Это будет художественно-документальный короткометражный фильм под названием "Идиот". Я буду показывать его своим детям, буду показывать и говорить: смотрите, дети, этот идиот, он ваш папа, вместо того, чтобы снять уникальный, единственный в мире художественно-документальный фильм под названием "Прыжок в известность", он снимал идиотский научно-популярный фильм "Балконы". Граф Балконский! С тринадцатого этажа с балкона тебя сбросить, идиот несчастный! - стукнул он себя кулаком в грудь.

Все засмеялись.

- А разве вы не снимали? - спросил Тарас.

- Да я же один вид делал... - На этот раз Гиви ударил себя по голове. - Идиот!.. Вот тебе! Вот тебе!

- Веня, друг, прости! - обнял Леня Ларионова. - И как я только мог подумать про тебя такое! - И они закружились, тиская дружески друг друга в объятиях. Налетевшая на них Таня Цветкова разняла их, но они снова налетели друг на друга и на Таню и вместе, втроем, положив руки на плечи, стали отплясывать что-то вроде болгарского танца Хоро.

- А ты все-таки, Ларионов, прав: ты все-таки! В какой-то мере! Действительно Геракл! - Цветкова просто захлебывалась восклицательными интонациями. - Это надо же! В колыбели разгадал замысел своих врагов! И двух змей с их безумными идеями победил! И Масюкова разгромил! Он, конечно, не Немейский лев, но все же! И эту многоголовую гидру Босса разбил вдребезги и Гуся человеком сделал! И Степаниду! И главное, что ты, Веня, весь живой! Без сахара! И даже с солью! И с перцем!.. - И все это взахлеб говорила Таня, радуясь и пританцовывая, хлопая Ларионова рукой но плочу и кружась. И никто в эту минуту но мог перерадоваться больше, чем она, и перекричать ее, только что разве голос Мебуке, пронзившего общий шум своим голосом, как кинжалом:

- Итак, по случаю того, что все статьи всех обвинений против моего лучшего друга отпали, физкультурная команда просит дать маленький физкультурный бал.

Вита заиграла на скрипке Олимпийский вальс. Эйфель, галантно склонившись над Витой, как падающая пизанская башня, подсвистывал ей на флейте. Ее соловьиные трели обвивали туго натянутую мелодию скрипки, как вьюнок обвивает нить, указывающую ему направление.

- Кавалье, - крикнул Гусь, - ангаже Нотр Дам!

- Нотр Дам, - поправил его Сидякин, - это собор Парижской богоматери.

- С одной стороны, Нотр Дам - это действительно собор, согласился Гусь, - с другой стороны это "нотр" можно перевести и в смысле наших Дам!..

- Вотр! Нотр! Наших! Ваших! - согласился Тарас с Гусем.

- Слушайте, - восхитился Толкалин, - это же прекрасная строчка! - Он поднял вверх руку, как Александр Пушкин на картине Репина: "Пушкин читает стихи на выпускном вечере в Царскосельском лицее", и воскликнул, несколько подвывая, как это делают при чтении некоторые известные поэты, имеющие право на некоторые подвывания: - Разрешите пригласить вас на вальс, Нотр Дам! Здесь, в Париже, на площади места нам хватит!..

Олимпийский вальс зазвучал громче.

- Чур, вальс белый! - пискнула Цветкова, делая пригласительный книксен перед Вениамином.

- Белый вальс бывает в конце бала, - сказала Степанида, кладя руку на плечо Ларионова.

- Тогда вальс с отхлопом, - настаивала Цветкова, - дамы меняют кавалеров!..

- Люблю конец в начале бала, - засмеялся Гусь, утешительно протягивая руки Тане Цветковой.

А в углу двора, за пустыми ящиками магазина "Фрукты-овощи", присев на пустую тару с цветной наклейкой на ребрах "Цитрусы Ямайка!", плакала Елена Гуляева, она же Ника Самофракийская, она же богиня Победы, потерпевшая сокрушительное поражение. Плакала от горя и от радости. С горя, что не в руку был вещий сон, в котором суровые судьи изгоняли из города Вениамина Ларионова с терновым венцом на голове через специально сделанный пролом в стене, который потом пэтэушники в древнегреческих хитонах заложили камнями. А от радости, что Вениамин Ларионов обманул ее лучшие, точнее, худшие надежды, что парнем он оказался еще лучшим, чем она предполагала, и что достоин был любви самой прекрасной Елены на свете, даже, наверно, прекраснее той Прекрасной Елены из Спарты, из-за которой началась война. И еще она плакала о том, как случилось, что Ларионов в конце концов оказался не хуже худших предположений, а лучше лучших, Елена понять не могла. Всем ведь казалось, глядя на его поведение, что летит он, как лыжник-слаломист, с горы их безумной идеи, летит, сшибая один контрольный флажок за другим, то и дело падая и поднимаясь, получая одни штрафные очки, а он, оказывается, не только не сбил флажки, он их даже не задел! Он, оказывается, не только не проиграл этот гигантский спуск, а еще показал всем лучшее время своей жизни на этом отрезке времени. И вообще оказалось, что он совсем никуда не спускался, а поднимался все выше и выше! Еще она плакала о том, почему такие хорошие парни обращают внимание на таких, как Стеллка?! И еще она плакала от того, что знала, что на этот вопрос никто никогда не даст ей вразумительного ответа... И слезы, про которые можно сказать, как про бриллианты, что они были чистейшей воды и чистейшего горя, капали на праздничное Ленино платье, на которое Лена возлагала столько надежд, сколько и на всю эту затею с безумнейшей идеей из идей!..

Она то кусала кулачок, то била им по колену, приговаривая: "Это несправедливо! Несправедливо! Ну чем я хуже Стеллки? Чем?" Ах, милая, милая Леночка! Ты еще не знаешь, что для любви не существует этих вопросов: "Чем она лучше?!" или "Чем я хуже?!" В любви существует никем не разгаданное почему?.. Почему этому мальчишке нравится эта девочка?!.. И почему этому мальчишке эта девочка не нравится?!

А головокружительная воронка вальса все раскручивалась, и уже достигла места изгнания Лены Гуляевой, и начала и ее втягивать в себя, и уже подняла ее с ящика, и уже повлекла с невысохшими слезами к музыкальной центростремительной оси своего вращения. Торопливо шагая к танцующим, Лена попыталась утешить себя такими мыслями:

"А может, он не такой уж и хороший, - утешала она себя, - просто ему Танька растрепала все про идею, а он делал вид, что ничего не понимает, а сам просто всех нас разыграл?.. " Думая так, Лена вместе с тем прекрасно знала и была уверена, что кто-кто, а Цветкова боролась с их безумной идеей за свою разумную идею честно и ничего Ларионову не растрепала.

Убыстряя шаг, Лена приблизилась к танцующим, когда все успели по нескольку раз обменяться не только кавалерами, но и головокружительными, как сам вальс, разговорами:

- Леня! - восторженно сказала Таня Толкалину. - Веня твой самый большой на свете друг. И он взял! Уже взял! Такую несусветную высоту, что мне даже страшно. Теперь я понимаю, почему все наши девчонки в него влюблены.

- Опять все! - ревниво сказал Леня.

- Кроме Виты! Кроме Виты!..

- А я-то, дуреха, - сказала Света Сидякину, - знаешь,

что я сказала Ларионову?

- Что? - спросил Тарас.

- "Ларионов, - сказала я, - если бы ты снял очки со своими очень темными стеклами, ты бы увидел, как ты зазнался, Ларионов!.."

- А я, сестра моя Танечка, лично все-таки рад всему, что произошло, - сказал Гена Цветков, - и спасибо Нильсу Бору за безумную идею и его последователям: Елене, Надежде, даже Вадиму Масюкову!..

- Интересно, интересно! - ответила с подозрением Таня, - чему же тут можно радоваться?..

- Как чему?.. - удивился Гена. - Ведь эта история, она как проявитель в фотографии... Она во многих проявила то, о чем мы и не подозревали и в плохом смысле и в хорошем. Теперь мне, например, абсолютно ясно, кто есть кто! И что есть что!..

- А вообще-то, может, ты и прав насчет проявителя, - задумчиво согласилась Таня с братом.

- Теперь всю эту историю надо опустить в закрепитель, - предложил Гена, - и все будет в порядке!

- Что мы и сделаем, - заговорщицки подмигнула Таня брату...

- Все это произошло потому, что эта Гуляева все время в движении, - сказала Мухина Сидякину. - Она даже завтракает, расхаживая с чашкой чая по комнате, и обедает с тарелкой в руках... А я ей сколько раз говорила: "Лена, прежде чем затевать это все, остановись! Посиди! Подумай!.."

- И никогда не выходи из себя, - сказала Степанида Ларионову.

- Почему? - удивился Веня. - Бывает, что приходится ненадолго выйти.

- Однажды я вышла из себя, а когда хотела вернуться, то оказалось, что заблудилась и потеряла к себе дорогу, - улыбнулась Степанида и добавила со счастливым вздохом: - Хорошо, что ты заметил, что я потерялась и организовал мои розыски...

- Гусь, а почему ты на меня так смотришь? - спросила Таня.

- Потому, что у меня к тебе чистолюбие, - ответил Гусь.

- Чего, чего? - спросила Таня.

- Чистолюбие, - подтвердил Гусь.

- Это еще что такое? Да ты знаешь, что значит слово "честолюбие"?

- Чистолюбие? - задумался шутливо Гусь. - Конечно, знаю - это значит чистое любие...

Таня постучала пальчиком по лбу своего партнера и спросила:

- А не на слишком ли быстрых нейтронах у тебя работает реактор, товарищ Гусь?..

- А ты не заметила, каким я стал спортсменом-тружеником под влиянием Вениамина? - спросил Геннадий свою сестру.

- "Вечный труженик, а мастером никогда не будет". Знаешь, о ком так сказал Петр!?

- О ком?

- О поэте Тредиаковском!..

- Неудачник я в спорте! Брошу! Перестану заниматься! - сказал в сердцах Сидякин.

- Бросишь, тогда в старости будешь заниматься спортом доходяг: кто быстрее достанет валидол из кармана, кто быстрее накапает 30 капель валокордина!.. - пригрозила Таня Тарасу.

- Леня, - сказала Вита, - а ты можешь сейчас сразу стихи про высоту Ларионова?..

- Конечно, могу, - ответил Леня. - Когда ты со мной рядом, я все могу... Подскажи рифмы!

Вита наморщила лоб и сказала:

- Ну... высота... скажем, звезда... скажем... пути, скажем... что... впереди, скажем...

- Пожалуйста, - сказал Леонид и продекламировал тихо:

Высота, высота, высота, высота

Это вечно зовущая в небе звезда.

И в космической дали на Млечном Пути

Высота будет вечно у нас впереди!

Потому что для нас высота, высота

Это вечно манящая в небе звезда,

Нас все выше и выше зовущая в небе звезда.

- Вот кончится вальс... - сказал Гусь.

- И что? - спросила Таня.

- И Гусь совершит на твоих глазах прыжок на большую дорогу.

- Только без всяких этих "на большую дорогу", - пригрозила Таня, улыбаясь.

- Так я же имею в виду "большую дорогу спорта"!

- Все равно!..

- Ну, совершу прыжок в известность! Как только кончится вальс!

- Это другое дело, - согласилась Таня.

И вальс закончился...

- Итак, Проявитель с большой буквы закончился! Начинается Закрепитель с большой буквы! Как удачно выразился единственный раз в жизни мой брат Геннадий, - прокричала Татьяна в микрофон усилителя, потрясая кипой бумаг. - Это значит, - громогласно продолжала она, - что это такое, я объясню потом, а сейчас олимпийские игры по марафон-прыжкам продолжаются! Первым прыгает по протоколу Цветков, приготовиться Ларионову! Цветков заявляет высоту!

- Я заказываю... - начал Геннадий.

- А ты кто такая, чтобы командовать? - запротестовала Елена, прерывая Цветкову и промокая платком чуть припухшие глаза.

- Я - главный судья олимпийских игр по марафон-прыжкам!

- Это почему же ты главный судья? - вконец растерялась Лена.

- Она и адвокат, она и судья! - вскипела Надежда.

- Да, и Адвокат, и Судья! Потому что я больше всех вас верила в Ларионова!

Все дружными криками поддержали слова Татьяны.

- Если ты главный судья, то кто же тогда я? - глухо спросила Лена.

- Моим секретарем поработаешь, потом посмотрим, - сказала Татьяна. - А ты, мать-послушница-подслушница, подме... - подала она метлу Светлане.

- ...ти... - подхватила Светлана.

- Сек... - продолжала Таня.

- ...тор, - подхватила Светлана.

- Для прыж... - продолжала Таня.

- ...ков... - закончила Светлана, перехватив и вскинув метлу на плечо. Пробегая мимо Ларионова, она шепнула ему: - Веня, может, ты хоть храпишь по ночам? - попыталась она отыскать в нем какой-нибудь недостаток, хоть напоследок.

- Нет, Света, я ночью не храплю, - засмеялся Вениамин. Светлана развела руками и убежала подметать спортплощадку.

- А я кто же? - настойчиво спрашивала Надежда Татьяну.

- Ты махалой будешь, - Татьяна вручила ей красный и белый флажки.

- Итак! - крикнула Цветкова как бы на весь мир - таким пронзительным был ее голос. - Да здравствуют полные олимпийские игры! Игры Тела и Души! Силы и Ума! Долой поговорку: сила есть - ума не надо! И да здравствует Сила, полная Ума! И да здравствует Ум, полный Силы!.. В общем, кто хочет проявить спортивность своего не только спортивного таланта, пусть записывается у Геннадия Цветкова. У меня вот здесь в этой сумке лежат золотые медали спортсменов искусства, сделанные по эскизам Тараса Сидякина!

- Опять золотые, - сказал Гусь, шутливо хватаясь за лохмы своих длинных волос.

- А пока марафон-игры по прыжкам в высоту продолжаются, - весело объявила Цветкова.

- Первым прыгает Масюков, приготовиться Ларионову, Масюков заявляет высоту, - сказал диктор Виктор.

- Я готов! - успел переодеться Вениамин. - Иду на два метра двадцать!

- Масюков, на какую высоту идешь? - завертела головой Надежда, разыскивая его.

- Да сбежал он! Зря кричишь! - сказал Тарас.

- Вот тебе раз! А кто же будет конкурировать с Ларионовым? Весь график игр нам сорвал, - вновь засуетилась Елена.

- Гусь будет с Ларионовым конкурировать, - веско сказал Веня.

- Как Гусь? У него же нет в зачете ни одного прыжка.

- Все сто пятьдесят попыток и все в зачете, - ответил Веня. Можете поверить моему честному слову. - Он достает из кармана куртки блокнот: - Вот его результаты ста пятидесяти прыжков в высоту... В итоге всего на метр ниже меня. - И передал блокнот Леониду.

Лена с недоверием рассмотрела:

- И это взято все без чемодана?

- И даже без свистка, но, правда... под покровом темной ночи... Но в нашем уставе не сказано, что прыгать надо обязательно днем.

- Гусь, то есть Гусев, заказывай высоту! - успокоилась Елена.

- Я иду... на два метра и... очко сантиметров... э... извините, не очко, а на двадцать один сантиметр!.. - натянул майку Гусев.

Болельщики закричали и засвистели в ожидании.

- Ну, ребята, жить становится интересно!.. - воскликнул Вениамин.

Гусь вышел на разбег. Все притихли... Он сосредоточился, долго покачиваясь на одной ноге, затем стремительно сорвался с места и побежал. Он бежал по двору вокруг сектора для прыжков, легко подпрыгивая над землей, словно мифологический бог греческой торговли Гермес, у которого, согласно дошедшей до нас скульптуре, к ступням ног были прикреплены маленькие крылышки.

- Странный разбег, - сказал Тарас.

- У каждого свой, - объяснил Ларионов. - Гусев считает: чтобы хорошо прыгать, надо хорошо разбежаться.

К этому времени Гусь легко взлетел над планкой и взял высоту с первой попытки. И по сравнению с тем, чем уже удивил всех Виктор Гусев, это уже никого особенно не удивило. И хотя Татьяна Цветкова и до прыжка, и во время прыжка, и после повторяла и слышно, и чуть слышно, и совсем неслышно: "Ну, Гусь! Вот Гусь!.. Ну, Гусь!.. И кто бы мог подумать?!", но все это относилось к чему-то, о чем знает одна Цветкова.

- Приготовиться к прыжку Гераклу! - громко крикнула она и тут же поправилась: - Я хотела сказать - Ларионову!.. "Хотя то, что совершил Ларионов - это тоже кое-что, - думала она. - Съехать с горы, как в слаломе, и сбить на глазах судей и болельщиков все флажки! Ну, почти все! А оказывается: не сбить ни одного. А что? - подумала она еще. - Живи Геракл сейчас, он, может, вот так и начал бы свою жизнь... А подвиги, что ж, они все впереди. У кого, у кого, а у Ларионова-то..."

Ларионов, раскачиваясь на одной ноге, готовился к прыжку.

- А планку видишь одну? - тихо из-за спины спросил его Леонид Толкалин.

- Одну! - ответил Ларионов.

- Значит, преодолел переутомление?

- Преодолел.

- Я тебе говорил, что тебе надо влюбиться в девушку!

- Но ведь в свою девушку, а не в чужую, так? - сказал Ларионов.

И что-то совсем новое почудилось Татьяне Цветковой в этих мальчишках, взлетающих над планкой вместе со стихами раннего Эренбурга и позднего Евтушенко. "Нет, Гусь! Ну, Гусь! Вот Гусь!.." И вся эта безумная идея в духе Нильса Бора. И черт с ним, с этим Масюковым, что все это он придумал из зависти к Ларионову. И что еще будут соревнования и по стихам и песням, и что Лена Гуляева будет выступать с художественной гимнастикой, и что Толкалин будет читать свою поэму "Пересеченье". И Татьяна повторила про себя понравившиеся строки из этой поэмы: "...главное в жизни имеет значение пересечение, пересечение, словно в кроссворде слово сквозь слово снова рождает понятие новое, так вот и в жизни имеет значение пересечение, пересечение. Пересекаются всюду зачем-то кто-то когда-то и где-то и с кем-то..." И что Тарас Сидякин выставит на конкурс свои картины, и что при всем при этом будут присутствовать древние греки, вернее, их изображения: Дискобол, Геракл, Апоксимен, Дорифор, Зевс-громовержец - и что еще этот поэт Ксенофан тоже будет вроде как бы участник всего этого. И он сам и его стихи:

Пусть и могучих кулачных бойцов не имеет наш город,

Нет ни борцов крепышей, ни пятиборцев лихих,

Ни бегуна быстроногого (как средоточия мощи,

Что в состязаньи мужи ценят превыше всего),

Но все равно в благоденствии город цветущий пребудет,

Радости мало для всех, если в упорной борьбе

Стать победителем в играх удастся кому-то:

Город весь наш оттого станет едва ли сильней.

...несправедливо.

Если искусству ума силу народ предпочтет...


***

сообщить о поврежденном файле
Добавить свое объявление
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru